Строительство на Рыбинском водохранилище завода по производству целлюлозы (ЦБК)

В Госдуме создадут рабочую группу по строительству ЦБК в Череповецком районе

Возглавить группу предложили Вячеславу Позгалеву.

Как сообщает пресс-служба областного правительства, в конце прошлой недели в комитете по природным ресурсам, природопользованию и экологии Государственной Думы прошло совещание по вопросам экологической безопасности целлюлозного завода, который группа компаний «Свеза» планирует построить в Череповецком районе. 

Участниками совещания стали председатель комитета Госдумы по природопользованию Владимир Кашин, его заместитель Олег Лебедев, член комитета Госдумы по промышленности, член экспертного совета по ЛПК Вячеслав Позгалев, эксперты-экологи, представители вологодского правительства, а также сотрудники российского подразделения финской компании «Пеуру», давшей оценку воздействия нового предприятия на окружающую среду. На совещании были приглашены и представители общественности, обеспокоенные нанесением возможного ущерба экологии Череповца и Череповецкого района, а также Шекснинского плеса Рыбинского водохранилища

По предложению Вячеслава Позгалева, при комитете по природопользованию может быть создана рабочая группа, в состав которой войдут депутаты Госдумы, представители исполнительной власти Вологодской области, экологи, эксперты, а также общественные активисты. В частности, в рабочую группу могут влиться и участники группы общественного контроля, созданной полгода назад в Череповце. Возглавить объединение было предложено Вячеславу Позгалеву. Группа проведет общественное обсуждение, в котором примут участие все заинтересованные стороны. Будет проведена необходимая экологическая экспертиза проекта строительства и изучены цифры и факты, гарантирующие экологическую безопасность проекта.

http://www.cpv.ru/modules/news/article.php?storyid=63609

  

Компания «Свеза» готова приступить к строительству целлюлозного завода в 2017 году. Проект Алексея Мордашова уже получил одобрения президента Владимира Путина. Сейчас «Свеза» совместно с правительством Вологодской области готовит документы для создания в поселке Суда особой экономической зоны. Благодаря этому в Череповецком районе появится не только современное экологичное предприятие по производству целлюлозы, но и другие заводы по глубокой переработке древесины. А сама Суда станет крупным промышленным посёлком. 

Правильно построенный завод, который будет правильно использоваться, не будет наносить вреда экологии. Именно такой завод собирается построить компания «Свеза» в Вологодской области. Несколько экологических экспертиз уже позади. Сейчас воздействие предприятия на Шекснинский плёс изучают учёные Института биологии внутренних вод в посёлке Борок Ярославской области. Институт сам находится на берегу Рыбинского водохранилища. Пока выводы учёных — завод не окажет вреда на экологию водного объекта. Экспертиза продолжается. Параллельно продолжается работа с правительством России по созданию на Вологодчине особой экономической зоны. Резолюция на проекте президента Владимира Путина «Рассмотреть и поддержать», по словам Алексея Мордашова, не значит немедленную господдержку. Проект ещё предстоит защитить. 

«Без инвестиций государства в инфраструктуру зоны, попросту говоря, в развитие железной дороги, шоссейной дороги, развязки, электроэнергии, и т.д. Без получения нами госгарантий по кредитам, что позволит нам привлечь кредиты по льготной ставке, экономические параметры завода становятся совсем невыгодными», — рассказывает председатель совета директоров компании "Свеза« Алексей Мордашов. 

Не собираются в компании «Свеза» отказываться от общественного контроля за проектом. Конструктивная критика, которая идёт в основном в социальных сетях, принимается и обсуждается. Если критика конструктивная. 

«И если мы слышим серьёзные аргументы, то мы к ним прислушиваемся. На счёт выбросов в воду или выбросов в воздух... Мы внимательно анализировали и многое обсуждали, но часто мы слышим критику, которая направлена не на экологическую составляющаю, а на то, что не надо нам никаких заводов. С нашей точки — это не аргумент», — подчеркивает Алексей Мордашов. 

В тех же соцсетях посчитали, что на территорию завода каждые полторы минуты будет заезжать лесовоз, значит — прощай, хорошие дороги. 

«Сырье будет поставляться не только по автодороге. Поэтому те расчёты, которые я видел в соцсетях, они не соответсвуют действительности. Часть сырья будет поставляться по воде, часть -железнодорожным транспортом. И с этой точки зрения там будет построен причал и проведены дноуглубляющие мероприятия», — пояснил заместитель генерального директора компании "Свеза" Борис Френкель.

 За время строительства — это три года — компания собирается на 26 миллиародв рублей закупить товаров и услуг только в Вологодской области. Затем ежегодно это цифра составит 15 миллиардов. В Суде намерены построить социальные объекты для работников предприятия. Детский сад, дом культуры, спортивный комплекс. Кроме того, даже несмотря на налоговые льготы, построенный завод будет делать солидные отчисления других налогов и выплат в бюджет области. Строительство предприятия компания собирается начать в 2017 году.

http://www.35media.ru/news/2015/04/17/sveza-gotova-nachat-stroitelstvo-cellyuloznogo-zavoda-na-vologodchine-v-2017-godu

 

Проектная мощность позволит заводу выпускать 1.2 млн тонн в год сульфатной беленой целлюлозы — такой объем возможет только на одном российском ЦБК — Котласском в Архангельской области.

Инвестиции в строительство должны составить 60 млрд рублей, расчетные налоговые поступления — более 2.5 млрд рублей в год, из них почти 2 млрд — в бюджет Вологодского региона.

Предполагается, что за счет бюджетных денег (федеральные плюс областные) в районе ЦБК будут построены коммуникации. Планируется также создание замкнутого цикла лесопереработки, который, в общей сложности, обеспечит работой примерно девять тысяч человек.

Сейчас идет процесс проектирования, активная фаза начнется в 2017 году.

Впрочем, начнется ли строительство — зависит не только от планов Мордашова и его компаний, не от желания вологодского губернатора, и даже не от денег, которые сегодня обесцениваются в рублях.

Против строительства ЦБК на берегу Рыбинского водохранилища выступили жители Череповца, прибрежных районов Вологодской области, Рыбинска и даже Ярославля. Общественность видит в предприятии угрозу экологии.

Размах общественного движения впечатляет. Это и митинги, и общественные слушания, и сбор подписей. Есть, правда, одно «но» — масштаб предполагаемой экологической катастрофы никто обозначить не может.

Однако резон у населения есть. Вода в Рыбинском водохранилище по многим параметрам вызывает опасения экологов. В Волге — тем более. В районе Рыбинска уже много лет запрещено купаться в реке, а очистка питьевой воды рыбинским МУП «Водоканал» занимает немалую долю его в себестоимости.

Главная цель общественников — проведение референдума. Он возможен, когда инвесторы определятся с точным местом строительства. Называют районы Череповецкий, Великоустюгский, Шекснинский и Сокольский. Однако самым «называемым» стал поселок Судец под Череповцом, там, где река Судец впадает в Рыбинское водохранилище.

— Если мне память не изменяет, здесь собирались строить целлюлозно-бумажный комбинат еще десяток лет назад, когда многие регионы, где есть лесной потенциал, хотели иметь в своем промышленном секторе ЦБК, — говорит генеральный директор рыбинского предприятия «Техническая бумага» Дмитрий Романов.

Романов — единственный эксперт в Рыбинске в целлюлозно-бумажной промышленности. Его образование химика и опыт работы позволяют ему высказать мнение, к которому стоит прислушаться. Что, собственно, мы сегодня и сделаем.

— Тогда рассматривались Московская, Костромская, Тюменская области, республика Коми, Вологодская область, — вспоминает Дмитрий Романов.

— Где-нибудь построили?

— Нет. Нигде и ничего.

— А как выбирали места для строительства?

— Где есть запас леса и транспортные возможности. Вологодская область в этом отношении — хороший вариант.

— Хороший, может, с точки зрения логистики. Но лес, став сырьем, восстановится не скоро, если вообще восстановится.

— Ну, не забывайте, что технологии движутся вперед. Раньше требования к древесине у ЦБК были высокие, сегодня в переработку идет и листва, и низкосортное сырье. Лес, вырубая, будут чистить, а не ждать, когда он очистится самостоятельно.

— Как это?

— Скажем, с помощью пожаров. Это тоже вариант самоочищения леса.

— А что вообще с лесом не так?

— Он зарос, его уничтожают насекомые, он захламнел сухостоем — за лесом ведь не ухаживают. В том числе, и в Вологодской области.

— О каких объемах потребления сырья идет речь на будущем комбинате?

— 500 тонн целлюлозы — это миллион кубометров леса. Считайте сами.

— Вырубят быстро и не восстановят.

— Сегодня прирост расчетной лесосеки — лет на 20 вперед. Какой-то период рубить можно. Ну и думать, как восстановить.

— А будут думать?

— Придется. Сырье-то выгоднее брать рядом, а не везти за тридевять земель.

— Как все же быть с экологией. ЦБК ассоциирует с высокотоксичными выбросами и стоками.

— Ассоциирует. Правильно. Но опять вспомним о технологиях очистки стоков в водоемы и атмосферных выбросов.

— Они есть в России?

— В России есть все, не все применяется. Но в нашей отрасли существуют примеры экологической защиты мирового масштаба. Например, Байкальский ЦБК.

— Однако его закрыли по требованию экологов!

— Подождите, разберитесь сначала. На Байкальском ЦБК добились того, что стоки сливались очищенные до норм сброса в водоем рыбохозяйственного назначения. Там были проблемы с очисткой атмосферных выбросов. Кроме этого, старые мощности порой легче закрыть, чем модернизировать. Но пример нормативных сливов отходов существует. Дальше пошел Селенгинский ЦБК. На этом комбинате впервые в мире применили технологию замкнутого водооборота. Вообще без сбросов!

— Он работает?

— Находится в стадии банкротства.

— ???

— Причины разные. На Селенге это, скорее, экономика. Когда комбинат строился, железнодорожные перевозки были копеечные. Сегодня транспортные расходы разорят кого угодно. Ну, и банкротство — это не обязательно смерть предприятия, это может быть выходом из трудного положения. Но речь не об экономических проблемах. Речь о том, что в России существуют технологии, гарантирующие экологическую безопасность при производстве целлюлозы и бумаги.

— А что за рубежом? Там строят ЦБК?

— Строят. И успешно. В том числе на крупных водоемах. Сбрасывают отходы в донные слои, а не сливают на поверхность.

— Вот у нас и будут сливать на поверхность Рыбинского водохранилища разную химию.

— Это вряд ли. Требования к экологической безопасности в России довольно высокие. Не хочешь их выполнять — плати штрафы, размер которых тебя обанкротит. Ни один собственник в здравом уме не станет сознательно нарушать экостандарты.

— Мы с этими стандартами и приплыли к тому, что в Волге в черте Рыбинска нельзя купаться.

— Это благодаря работающим предприятиям. И здесь общественность могла проявить себя во всей красе. Надо требовать привести к экологическим нормам существующие производства, многие из которых имеют систему водоочистки каких-то лохматых лет. Древние, одним словом. И, может быть, требовать проведение независимых экспертиз при строительстве новых заводов.

— А строить надо?

— Надо.

— Кому надо? Собственникам?

— Да общественности и надо! Где работать будем, где — получать зарплату? Любое новое производство — рабочие места. А ЦБК — это комплекс, которые тащит за собой лесозаготовку, переработку отходов. Каждый «хвост» в целлюлозном производстве — это сырье для лакокрасочной продукции, для изготовления кормов в животноводстве… Это новые, пусть небольшие, но, подчеркиваю, новые заводы, новые рабочие места.

— Как уравновесить в сознании потенциальный экологический вред и материальные стимулы?

— Понимать, что наличие работающих производств обеспечивает уровень жизни. Чем он выше, тем внимательнее человек относится к своему здоровью, может позволить себе качественное медицинское лечение, платное, да, а не за счет государства. Хотя и за счет государства лечение может быть качественным. Если у государства есть деньги. А деньги — это налоги работающий производств. Уловили мою мысль незатейливую?

— Уловила.

— Вот сами и думайте, что общественности надо: девственно чистая природа, или высокие доходы, которые населению может обеспечить только развитая промышленность. Ну? Надо строить современные целлюлозно-бумажный комбинат на берегу Рыбинского водохранилища? Или так и будем выступать против всего нового?

http://rybinsk-once.ru/cbk-na-rybinskom-more-ostanovit-nelzya-postroit

 

 

Сергей Бабуркин: «У каждого гражданина есть право на полную и достоверную информацию о состоянии окружающей среды»

30 и 31 марта 2015 года уполномоченный по правам человека в Ярославской области Сергей Бабуркин представил губернатору области Сергею Ястребову и председателю Ярославской областной Думы Михаилу Боровицкому свой Ежегодный доклад.

В Ежегодный доклад Уполномоченного включаются сведения о качественных и количественных показателях, характеризующих результаты деятельности Уполномоченного и состояние дел в сфере соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина в Ярославской области, в том числе права на благоприятную окружающую среду. Корреспондент НИА-Волга попросил Сергея Бабуркина рассказать о положении дел в этой сфере

- Сергей Александрович. Что из себя представляет право на благоприятную окружающую среду?

Экологические права – это, в том числе, и право на среду обитания, не оказывающую вредного воздействия на здоровье человека, и право пользоваться природными ресурсами, и право требовать возмещения вреда, причиненного здоровью или имуществу человека экологическими нарушениями. Также у всех у нас есть право на полную и достоверную информацию о состоянии окружающей среды и мерах по ее охране.

- Существует мнение, что в нашем регионе и в России в целом наиболее остро стоит проблема получения соответствующей информации. Взять хотя бы планы по строительству на территории Вологодской области крупнейшего в стране ЦБК. Информации у ярославцев по этому вопросу практически нет. Возможно, вы проясните ситуацию.

Действительно, по намечающемуся строительству ЦБК в прошлом году в мой адрес поступило обращениепредставителей Ярославской экологической областной общественной организации «Зеленая ветвь». Причем, как выяснилось позднее, угрозой ухудшения экологической ситуации были озабочены не только жители Ярославской области, но и жители других регионов, расположенных вдоль реки Волги. Именно общественники попросили меня включиться в ситуацию грозящего ухудшения водного бассейна Ярославской области в связи со строительством на территории Вологодской области крупного комбината по производству сульфатной беленой целлюлозы (ЦБК) на берегу Рыбинского водохранилища.

- На чем основывается их беспокойство?

Они сообщили, что если комбинат будет построен выше по течению реки Волги, то появляется реальная угроза загрязнения источников пресной воды в Ярославской области. Выбросы и сбросы такого предприятия будут негативно влиять на состояние окружающей среды и здоровье населения как Ярославской области, так и других городов Поволжья, на качество питьевой воды, на развитие туризма и сельского хозяйства.

Меня также проинформировали, что жители Череповца тоже выступили против строительства Целлюлозно-бумажного комбината. Они боятся, что предприятие может катастрофически ухудшить и без того не самую благополучную экологическую обстановку в регионе. Кроме того, заявители также пожаловались на то, что публичные слушания по данному вопросу проводятся с нарушением требований действующего законодательства. К слушаниям не допустили всех желающих, оцепив место их проведения охраной: на публичные слушания не попали ни местные жители, ни представители общественных организаций, ни СМИ, ни сотрудники Дарвинского заповедника, ни помощники депутатов федерального и муниципального уровней. Последнее обстоятельство меня особенно насторожило.

- Вы предприняли какие-то действия в создавшейся ситуации?

Разумеется. Я незамедлительно связался со своим коллегой в Вологодской области. В дальнейшем мы осуществляли работу по данному обращению в тесном взаимодействии. Была организована проверка, которая не выявила в организации слушаний тех нарушений, о которых сообщали жители. И, по всей видимости, их мнение не было принято во внимание. Хотя и в Ярославской, и в Вологодской области противники строительства собрали тысячи подписей.

- Значит, комбинату все-таки быть?

Как заявил в начале 2015 года губернатор Вологодской области, решение о создании особой экономической зоны будет принято уже в апреле. И сразу же одновременно начнется проектирование и комбината, и инфраструктуры. По словам главы региона, в 2016 году начнется строительство инфраструктуры, в 2017 году начнется строительство комбината, а в 2020 году - пуск производства.

Таким образом, есть основания полагать, что проект «запущен». Жаль, что мнение такого количества заинтересованных жителей Ярославской и Вологодской областей не было услышано и учтено. Но если уж проекту суждено сбыться и в Вологодской области будет построен один из крупнейших в Европе ЦБК (так, мощность крупнейшего ЦБК в Германии вдвое будет уступать новому комбинату), то необходимо принять все меры к тому, чтобы производство на нем велось с применением экологических технологий на высочайшем современном уровне и право граждан на благоприятную окружающую среду не было нарушено.

- И все же, ярославцев очень беспокоит опасность загрязнения Рыбинского водохранилища.

Я всецело разделяю озабоченность земляков. Они просили защитить их право на благоприятную среду обитания, гарантированное Конституцией РФ. Выбор места под строительство ЦБК в непосредственной близости к Дарвинскому государственному заповеднику вызывает большие вопросы, ведь территория заповедника и акватория Рыбинского водохранилища находятся под защитой Международной конвенции ООН «О водно-болотных угодьях». Кроме того, уничтожение части лесного массива может повредить естественные условия существования различных экосистем, в том числе – систем рек. Развитие промышленности – это, безусловно, шаг в направлении прогрессивного экономического развития городов и страны в целом. Но государство всегда должно при принятии таких решений соотносить блага и выгоды от такого развития с рисками и опасностями, которые могут последовать для простых граждан, проживающих поблизости от места реализации нового технологического проекта. Экономическая выгода не может и не должна ставиться во главу угла, должны быть неукоснительно соблюдены права и интересы жителей.

Беседовал Алексей Хмаро

Сергей Александрович Бабуркин родился в 1954 году в г. Струнино Владимирской области. Окончил Ярославский государственный педагогический институт по специальности «история, обществоведение и английский язык» (1977), аспирантуру Института Латинской Америки АН СССР

(1984), докторантуру Дипломатической академии МИД РФ (1994). Доктор политических наук, профессор. 

http://www.nia-rf.ru/news/society/22259

 

 

 

 

 

Яндекс.Метрика