Для реализации планов нефтедобычи в Арктике у России не хватает оборудования и флота

Чтобы сохранить к 2030 году объемы добычи нефти в России на уровне 525 миллиона тонн в год, необходимо увеличить добычу ресурсов на континентальном шельфе втрое, при этом особая надежда возлагается на российскую Арктику. По словам представителей Минэнерго, разработку месторождений откладывать нельзя, иначе страна потеряет свое место на энергетическом рынке. Между тем, финансовые и политические реалии приводят к тому, что те или иные работы откладываются. Эти и многие другие вопросы обсуждались в рамках конференции RAO/CIS Offshore, посвященной освоению ресурсов нефти и газа в Арктике и на шельфе. Планы на Арктику В данный момент добыча нефти в российской Арктике ведется на одном месторождении - Приразломном, в разработке находятся еще 13. К концу 2015 года объемы добычи топлива здесь достигнут 1 миллиона тонн, в 2020 году - 3 миллионов тонн, к 2025 году - 7 миллионов тонн, в 2030 году - 22 миллиона тонн, в 2035 году - 33 миллиона тонн. Суммарная добыча нефти на шельфе, включающем помимо Арктического шельфа еще Дальневосточный шельф и шельф Южных морей,  в этом году достигнет 17 миллионов топлива, а в 2035 году - 50 миллионов тонн, считают в Министерстве энергетики. При этом общий потенциал российского шельфа – и по нефти, и по газу – в данный момент оценивается в 126 миллиардов тонн. По некоторым оценкам, это 22% всех запасов нефти. По словам заместителя министра природных ресурсов и экологии РФ Дениса Храмова, альтернативы арктическим ресурсам в данный момент нет, потому что традиционные месторождения истощаются. - Нужна ли нам нефть шельфа? Если мы посмотрим на стратегические документы, которые мы положили в основу развития страны, мы со всей очевидностью увидим, что альтернативы по запасам и добыче нефти до 2035 года в наших программных документах просто нет. Истощаются традиционные регионы добычи. Если мы хотим добывать 525 миллионов тонн в 2035 году, если у нас будет продолжаться добыча на действующих месторождениях, если мы отработаем технологии извлечения трудноизвлекаемых залежей, тогда у нас добыча значительного объема ресурсов будет расположена в континентальном шельфовом месторождении, - отметил он. Условные планы Цифра в 126 миллиардов тонн - условная: точно оценить объем энергоресурсов можно будет только после проведения геологической разведки. Сейчас даже не ясно, чего там больше – нефти или газа. - Мы находимся на развилке: цифра в 126 миллиардов в очень небольшой части подкреплена, только около 10% запасов - 14,3 миллиарда тонн - достоверны. Из них, по оценкам наших геологов, около 80% - это газовые фракции, около 14% - нефть. Подтвердится ли потенциал в 126 миллиардов тонн или нет? Если подтвердится, то это будет газ или нефть? От ответа на эти вопросы будет зависеть большой пласт государственной политики, стратегических решений, то, сможем ли мы серьезно на обозримую перспективу рассматривать континентальный шельф в качестве резерва, какие отрасли у нас будут развиваться, и так далее. Ответы могут дать только геологоразведки, - сказал замминистра. Монополия на шельфе Сейчас геологоразведку осуществляют только компании с госучастием, получившие лицензии. В данный момент работать на шельфе могут всего лишь две компании - «Роснефть» и «Газпром». Уже лицензировано около 1700 квадратных километров – это почти четверть от всей площади континентального шельфа, принадлежащей России. При этом из 122 выданных лицензий 51 лицензия – у «Роснефти», 40 – у «Газпрома», в течение месяца правительство передаст этим компаниям еще четыре участка. По словам Дениса Храмова, лицензии этих двух компаний охватывают более 90% всех залицензированных акваторий. Что касается объемов ресурсов, которые в будущем смогут получить компании, то здесь картина соответствующая: около 38% от всех суммарных ресурсов принадлежат «Роснефти», порядка 12% - у «Газпрома». Вопрос о допуске к геологоразведке в Арктике частных компаний обсуждался, но вдруг затих. Как заявил представитель Минэнерго, на ближайщем заседании комиссии это обсуждаться не будет. Ранее президент «Роснефти» Игорь Сечин негативно отозвался о такой инициативе, заявив, что в условиях санкций и ограничений привлеченные частные компании вряд ли смогут реализовывать декларируемые планы. Между тем, некоторые компании, в частности, «Лукойл», в работе на шельфе очень заинтересованы. Чужие инвесторы Вице-президент норвежского классификационного общества DNV GL AS Нильс Андреас Масви, приглашенный на конференцию по Арктике, раскритиковал монополизацию на российском арктическом шельфе. - Чем больше операторов приглашают, тем больше инвестиций. Я думаю, чем больше компаний будет одобрено на российском континентальном шельфе, тем больше денежных средств и технологических предложение мобилизуется на этих местах, - сказал он во время своего выступления В качестве примера Нильс Андреас Масви привел опыт Норвегии: для разработки норвежского континентального шельфа были приглашены даже компании из России - «Лукойл» и «Роснефть». Благодаря инвестициям извне эта страна уже давно эффективно осваивает арктические территории. Для сравнения, в России пробурено 287 поисково-разведочных скважин, в Норвегии – 1538. С 2012 по 2014 год у нас было открыто 4 месторождения, сейчас в разработке 13 месторождений, тогда как в Норвегии было открыто 52 месторождения, в разработке - 80. По мнению вице-президента DNV GL AS, российский шельф смог бы заинтересовать иностранных инвесторов, если бы Россия пересмотрела свое налоговое законодательство. - Норвежский континентальный шельф более привлекателен для инвесторов, чем российский континентальный шельф, и одна из главных причин – налогообложение: в России налогообложение фиксировано на производство. Если бы на российских арктических территориях производство не облагалось налогами, то конкурентоспособность и привлекательность для инвесторов была бы выше, потому что тогда инвесторы бы знали, что только после того, как проект будет прибыльным, они начнут платить налоги, - резюмировал спикер. Справка: На шельфе и на транзитных зонах сейчас открыто 68 месторождений, из них 17 - это подводные продолжения прибрежных месторождений. По акваториям уже отработано более полутора тысячи километров в технике 2D и 36 тысяч квадратных километров в технике 3D, пробурено 287 скважин. Своих денег нет Отсутствие денег извне – как дешевых кредитов, так и инвесторских средств – уже дает о себе знать. Представитель Минэнерго признал, что уже многие компании подают заявки об изменении сроков и объемов проведения геологоразведочных работ. - В настоящий момент мы идем навстречу компаниям, но это не может нам нравиться, потому что изменение сроков проведения геологоразведочных работ не только лишает нас определенности в среднесрочной перспективе, но еще усугубляет ситуацию в судостроительной отрасли: судостроители не понимают, сколько им нужно строить судов и в какие сроки. Я уже не говорю о том, что задержка ввода в эксплуатацию месторождение может привести к тому, что перспективные рынки, на которые госкомпании строят свое развитие (я имею в виду Азиатско-Тихоокеанский регион), могут схлопнуться под давлением других факторов, - пояснил замминистра природных ресурсов и экологии РФ Денис Храмов. Еще до девальвации рубля министерство оценило стоимость всех работ по выданным лицензиям в 50 миллиардов долларов до 2020 года. - Усугубляется ситуация целым рядом рисков. Есть риски геологические: для того, чтобы окупить скважину на шельфе, минимальный объем добычи должен составлять от 50 до 60 миллионов тонн нефти. Каждая неуспешно пробуренная скважина увеличивает порог рентабельного открытия на 25-30%. Есть риски и технологические: зачастую нужно будет бурить в тех местах, где еще никто никогда не бурил. Также существуют риски экологические: сложно представить масштаб катастрофы, которая может произойти. И, естественно, - риски финансовые: финансовые обязательства очень дорогие, в санкционных условиях трудно находить большие средства. Все эти риски приводят к тому, что накапливаются проблемы, - добавил спикер. При этом представитель министерства сообщил, что с начала прошлого года было удовлетворено уже 35 заявок на перенос сроков выполнения лицензионных обязательств по геологоразведки: окончание работ было продлено на два-три года. Оборудования и судов нет Что касается оборудования, то, по словам Дениса Храмова, имеющихся мощностей достаточно для осуществления сейсморазведки 2D и 3D. А вот для выполнения запланированных годовых объемов бурения и сейсморазведки потребуется дополнительная техника. В данный момент не хватает современных буровых установок для морского бурения самоподъемного и полупогружного типов, а также вспомогательного и ледокольного флота, пояснил замминистра. Напомним, ранее компании «Роснефть», «Газпром», «Газпром нефть», «Лукойл» и «Сургутнефтегаз» попали под технологические санкции США: ограничения коснулись поставок оборудования и предоставления услуг для глубоководной разведки и добычи нефти, работы в Арктике и на месторождениях сланцевой нефти в РФ. Кроме того, компании «Роснефть», «Газпром нефть», «Транснефть» и «Новатэк» попали под финансовые санкции: последний попал только в списки США, а первые три - еще и в списки ЕС.


Автор  Гелла Литвинцева

Источник: http://провэд.рф

Меню

Новости экологии

Яндекс.Метрика