Круглый стол на тему: на тему: "Законодательное обеспечение отрасли редких, в том числе редкоземельных металлов". 07.04.2014г.

С Т Е Н О Г Р А М М А

 

"круглого стола" Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии

на тему:  "Законодательноеобеспечение отрасли редких, в том числе редкоземельных металлов"

 

Здание Государственной Думы. Зал 830.

7 апреля 2014 года. 11 часов.

 

 

Председательствует первый заместитель председателя Комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии В.А.Язев.

 

Председательствующий. Как раз вовремя. Коллеги, время, по моим часам: равно 11.00. Да, начинаем работу. Два слова по регламенту: я думаю, уложиться в два часа, без перерыва.

У нас два основных докладчика - это Михеев Алексей Александрович, директор Департамента металлургии и тяжёлого машиностроения Министерства промышленности и торговли. И Алексеев Геннадий Фёдорович, первый заместитель гендиректора ОАО "Росгеология". Им дадим до 15 минут, остальным выступающим в 5,7, 8 минут просим укладываться.

Сегодня мы собрались обсудить очень актуальную для страны тему: "Развитие редкометалльной и редкоземельной отраслей промышленности", ну подотраслей, скажем так.

Что мы, располагая значительным объемом балансов и запасов, на втором месте после Китая, полезное использование редких и редкоземельных металлов остаётся на чрезвычайно низком уровне.

Причин несколько. Главная фундаментальная причина - нет внутреннего рынка, потому что мы не производим высокотехнологичную продукцию в стране в необходимых масштабах, а импортируем её и импортируем там 10-15 тысяч тонн, наверное, в этих изделиях редких земель.

Редкометалльная отрасль тоже неразвита, так что ведёт и к стагнации технологий, нет нужды развиваться на разных переделах и к отставанию в целом мире. И возникают конфликты между добычными предприятиями и перерабатывающими. 

Но область применения была бы чрезвычайно широка, если бы, ещё раз говорю, масштабное было высокотехнологичное машиностроение в стране. Но этого пока нет.

И это касается не только отрасли редких металлов, а практически всех сырьевых секторов России, наверное, за исключением нефти и газа, угля и чёрного металла первых переделов, да и цветного тоже, поэтому технологии играют важнейшую роль. А для того чтобы внедрять современные технологии, нужны экономически эффективные, окупаемые бизнес-проекты. А они сегодня с учётом низкого спроса, как бы не очень развиваются.

В рамках сегодняшнего "круглого стола" мы рассмотрим преимущественно проблемы вольфрамовой подотрасли, но в ней, как в капле воды отражаются и все проблемы редкометалльной и редкоземельной, в той или иной степени, остроты.

Надо сказать, что в прошлом году постановлением Правительства Российской Федерации на руды и вольфрамовые концентраты была установлена 10-процентная ставка таможенной вывозной пошлины сроком на один год, на временной основе.

С начала текущего года подкомиссией по таможенно-тарифному регулированию при Министерстве экономического развития РФ было принято решение установить её на постоянной основе. Это вызвало беспокойство в ряду вольфрамо добывающих предприятий, которые до недавнего времени экспортировали большую часть своей продукции за рубеж.

 При этом переработчики сырья одновременно заявили о справедливости введённой пошлины в связи с острой потребностью в концентрате низкой загружённостью заводов, развивать производство на внутреннем рынке или поддерживать добывающие предприятия.

Сегодня мы заслушаем представителей обеих сторон и попробуем найти компромиссники для решения этой проблемы.

В проекте рекомендаций, которые вы все получили, мы собрали, я просто говорю, что это проект (подчёркиваю), собрали предложения Минпромторга и представителей бизнеса.

Наибольшую дискуссию у всех вызывает формулировка "рекомендации по таможенным пошлинам на вольфрамовые руды и концентраты". Но это вопрос, по которому, думаю, многие докладчики сегодня выскажутся.

Мы, по итогам "круглого стола", здесь большая группа депутатов присутствует Комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии: первые заместители комитета, заместители председателя комитета. Мы подведём итоги на комитете и попробуем принять на комитете взвешенный для нас взгляд, с точки зрения интересов государства, бизнеса, рекомендаций и направим их в соответствующие органы власти Российской Федерации, представителям бизнеса, в РСПП, то есть во все заинтересованные структуры.

Мы приступаем к работе, регламент установили. И я предоставляю слово директору Департамента металлургии и тяжёлого машиностроения Министерства промышленности и торговли Российской Федерации - Алексею Александровичу Михееву. Пожалуйста, Алексей Александрович.

Михеев А.А. Уважаемые коллеги, уважаемые участники сегодняшнего заседания! Выступлю с небольшим докладом, надеюсь, будет достаточно ёмким по текущей ситуации в отрасли.

Минпромторг России уделяет постоянное внимание развитию промышленности редких и редкоземельных металлов. В рамках государственной подпрограммы "Развитие промышленности и повышение её конкурентоспособности" разработана и утверждена распоряжением правительства подпрограмма "Развитие промышленности редких и редкоземельных металлов", которая осуществляется в два этапа.

Первый этап реализации подпрограммы стартовал в прошлом году и в 2013 году проведены конкурсы по НИОКР. В 2014 и 2016 годах за счет бюджетных средств будут профинансированы геологоразведочные работы. В краткой и среднесрочной перспективе будет осуществлен ряд инвестиционных проектов по освоению месторождений и созданию производства редкоземельных металлов.

Россия располагает значительными балансовыми запасами редких и редкоземельных металлов и по объему сырьевой базы находится на втором месте в мире после Китая. Несмотря на то, что сырьевая база редких и редкоземельных металлов в России велика, она используется в незначительной степени.

Актуальной проблемой является также отсутствие или недостаточность действующих производств глубокой переработки сырья с высокой добавленной стоимостью, как индивидуальные оксиды РЗ, металлы и сплавы редких и редкоземельных металлов и продукция на их основе.

Значительная часть редких металлов распоряжением правительства отнесена к стратегическому минеральному сырью. Одним из таких металлов является вольфрам, имеющий важное значение для промышленности и обороноспособности страны. Отмечу, что в США и ЕС вольфрам также отнесен к категории критических металлов. На сегодняшний день Российская Федерация является одной из стран с наиболее крупными запасами вольфрама и обладает отраслями добычи, переработки и изготовления конечных изделий из вольфрама и его сплавов.

Производство концентратов вольфрама на территории Российской Федерации осуществляется пятью компаниями: ГРК "АИР", Новоорловский ГОК, "Старательская артель "Кварц", Лермонтовский ГОК и Закаменск. Объем производства вольфрамового концентрата в пересчете на триоксид вольфрама составил в 2013 году 4 тысячи 600 тонн. Крупнейшим производителем концентрата вольфрама на территории Российской Федерации является ГРК "АИР", на ее долю приходится около 50 процентов объемов производства.

Основными потребителями, переработчиками данной продукции является завод "Гидрометаллург" в городе Нальчик (Кабардино-Балкария) и Кировоградский завод твердых сплавов в Свердловской области. Общие перерабатывающие мощности этих двух предприятий рассчитаны на переработку не менее 7 тысяч тонн вольфрамового концентрата в год.

Основные объемы, производимые на территории России концентрата вольфрама, поставляются на экспорт. В период 2010-2013 годов на экспорт поставлялось не менее 50 процентов вольфрамового сырья, при этом в 2012 году на экспорт было поставлено более 70 процентов. На внутренний рынок поставки осуществляются по остаточному принципу.

В целях ограничения вывоза необработанного вольфрамового сырья с территории Российской Федерации и повышения более глубокой переработки готовой продукции постановлением правительства от 19 ноября 2012 года сроком на 1 год была установлена ставка вывозной таможенной пошлины на руды и концентраты в размере 10 процентов.

В первом полугодии 2013 года после введения 10-процентной таможенной пошлины объем экспорта вольфрамового концентрата снизился на 23 процента по сравнению с аналогичным периодом 2012 года. Загрузка мощностей переработчиков, например, "Гидрометаллург" в этот же период выросла с 22 до 34 процентов, но это все равно не достаточно для устойчивой и рентабельной работы отрасли.

Для обеспечения стабильного функционирования развития производства загрузка переработчиков должна находиться на уровне не менее 60 процентов, при этом рынок готовой продукции в полной мере готов потребить всю производимую продукцию. Постановление правительства от 21 декабря 2013 года 10-процентная таможенная пошлина была введена на постоянной основе.

Таким образом, Министерство промышленности поддержало введенную и принятую ранее меру. По итогам 2013 года загрузка мощностей "Гидрометаллург" концентратом вольфрама составила 31 процент (1870 тонн). Загрузка с учетом вторичного сырья 59 процентов (3 тысячи 550 тонн). При этом поставки вторичного сырья являются трудно прогнозируемыми, и использование, увеличивать стоимость конечной продукции.

Экспорт концентрата вольфрама по итогам 2013 года снизился на 32 процента. Основной объем производимых на территории Российской Федерации более поздних переделов поставляются на внутренний рынок. В 2013 году на территории Российской Федерации было произведено 3 тысячи 550 тонн оксида вольфрама, из которых на экспорт поставлено 40 процентов (1425 тонн).

Таким образом, мы видим, что рынок готовой продукции является ориентированным на внутренний рынок, но с достаточно большой частью в 40 процентов экспортной составляющей, но, тем не менее, это продукт более высокого передела.

Потребности внутреннего рынка в оксиде вольфрама российскими переработчиками удовлетворяются полностью, при этом в значительной степени за счет привлечения вторичного сырья, порядка 47 процентов.

Необходимо отметить, что на сегодняшний день ни одним из недропользователей не были реализованы или запланированы проекты по налаживанию производства вольфрамовой продукции более высоких переделов. Единственным предприятием вольфрамовой промышленности, введенным за последние 20 лет на территории Российской Федерации, является завод тугоплавких металлов в городе Унеча, Брянская область. Объем инвестиций составил около 15 миллионов долларов. Данный завод является первым и единственным, за последние 20 лет, вновь введенным предприятием по переработке вольфрама. Основная добавочная стоимость вольфрамовой промышленности в настоящее время формируется за счет добычи сырья и производства вольфрамовой продукции низких переделов. В этой связи представляется целесообразным постепенное введение мер поддержки регулирования, направленных на повышение степени глубины переработки вольфрамового сырья.

В отношении введения вывозной тарифной квоты сообщаем, что, по мнению Минпромторга, введение данной меры является нецелесообразным, так как в настоящее время российские переработчики имеют производственные мощности, позволяющие полностью перерабатывать весь производимый в Российской Федерации концентрат.

Учитывая, что 10-процентная пошлина позволяет сохранять недропользователям экспортную ориентацию поставок, данная мера приведёт к росту экспорта концентрата вольфрама, снижению загрузки производственных мощностей переработчиков и окажет негативное воздействие на инвестиционную привлекательность налаживания производства вольфрамовой продукции более поздних переделов.

На проведённом в Министерстве промышленности и торговли России 13 марта 2014 года совещании по вопросу разработки мер по стимулированию развития добычи и переработки вольфрамосодержащего сырья, на котором присутствовали практически все и здесь присутствующие представители компаний, в целях стабильных поставок необходимого для переработки внутри страны объёма вольфрамоконцентрата было рекомендовано выработать согласованную формулу цены с учётом качества извлечения сырья и стоимости его переработки.

Отмечу, что лично мной проводились неоднократно совещания по решению данной проблемы. Однако совершенно очевидно, что точки сближения между переработчиками и производителями, они хоть по сутевой части достаточно близки, но какого-то всё-таки стимула не хватает ещё нашим собственникам предприятий, чтобы сесть и на этом этапе договориться.

Поэтому, по нашему мнению, 10-процентная пошлина, которую мы ввели, я так понимаю, это будет являться основным камнем преткновения в сегодняшней дискуссии, это мера, которая позволяет сырьевикам продолжать ориентацию на экспорт с учётом внутреннего рынка и в то же время даёт более-менее, ну, скажем так, стабильную загрузку нашим российским предприятиям более высоких переделов.

Таким образом, Минпромторг направило в Правительство Российской Федерации доклад мер по комплексу мер стимулирования развития добычи и переработки вольфрамосодержащего сырья. Часть из этих мер я уже обозначил, мой доклад закончен. Спасибо большое за внимание.

Председательствующий. Спасибо, Алексей Александрович. Позиция Минпромторга достаточно ясно изложена.

Алексеев Геннадий Фёдорович – первый заместитель генерального директора ОАО "Росгеология". Пожалуйста.

Алексеев Г.Ф. Спасибо. Уважаемый Валерий Афонасьевич, уважаемые коллеги, ну, во-первых, хотелось поздравить всех, кто имеет отношение к геологической отрасли, с прошедшим вчера праздником – Днём геолога, пожелать здоровья, успехов, большой геологической удачи.

Теперь что касается темы сегодняшнего заседания комитета. Значит, действительно редкие металлы, редкоземельные металлы – это большая и важная проблема, но только надо понимать, что на самом деле это колоссальное количество, скажем так, отдельных элементов в таблице Менделеева, каждый из которых отличается по содержанию, по стоимости, по эффективности извлечения. Поэтому хотелось бы вот так вот немножечко систематизировать.

Итак, значит, редкие металлы, которые образуют рудные скопления – это как бы одна группа.

Редкие металлы, редкоземельные элементы, которые извлекаются в процессе попутной добычи в составе комплексных руд – это вторая тема.

Ну и третья, отдельная тема, которой касался и предыдущий докладчик, – это так называемые техногенные месторождения, которые образовались в рамках горнопромышленных отходов, которые были накоплены в предыдущие десятилетия и которые ждут своего часа.

Если посмотреть с точки зрения наличия или отсутствия собственника, то все месторождения редких и редкоземельных металлов делятся опять-таки: те, которые имеют своего недропользователя, находятся в распределённом фонде недр и работают так.

Вторые – это также имеют своего недропользователя, но находятся на консервации до лучших времён, и эти недропользователи имеют очень серьёзные проблемы с контролирующими органами, которые постоянно угрожают изъять у них лицензию за невыполнение основных условий лицензионного соглашения.

И таким образом как бы бизнес находится в такой двоякой ситуации. Первое. Если не будешь вкладывать деньги, то у тебя лицензию отберут.

А второе. Как вкладывать деньги, когда ... колоссальное количество рисков и факторов неопределённости, о которых я скажу чуть ниже.

И третье. Это нераспределённый фонд, который опять-таки делится на две категории. Первая – это запасы, уже официально зафиксированные ГКЗ. И второе – это прогнозные ресурсы.

Совершенно справедлива важность и необходимость развития промышленности редких металлов и редкоземельных элементов, поэтому очень хорошо, что в госпрограмме есть такая подпрограмма развития промышленности редких и редкоземельных металлов.

Но на самом деле, конечно же, надо ответить на вопрос, а почему собственно промышленность редких и редкоземельных металлов, которая в советское время была в такой эффективной работе, а сейчас она, по сути дела, полностью дезинтегрирована, её, по сути дела, не существует.

Первое, это, конечно, то, что я сказал, риски и факторы неопределённости. Ведь это такая, скажем так, достаточно длинная и жёсткая технологическая цепочка, где каждый зависит от эффективности деятельности следующего, начиная от поиска, разведки, добычи, комплексного извлечения, объёмов и сроков потребления и выпуска готовой продукции, которая имеет своего потребителя.

В той связи, что вся эта технологическая цепочка, все хозяйственные связи были порваны, поэтому как наиболее уязвимая и узкая, вы на рынке никому не продадите эти редкие и редкоземельные металлы, они нужны только в узком, специфическом таком сегменте, она, так сказать, и находится в таком достаточно плачевном состоянии. Поэтому в первую очередь что необходимо делать, необходимо повысить привлекательность этого вида бизнеса, для того чтобы по каждому разделу можно было бы привлекать частные инвестиции.

Для этого, на наш взгляд, необходим комплексный подход, и обеспечить привлечение частных инвестиций другим способом, как активно использовать механизмы и инструменты государственно-частного партнёрства в сегодняшней ситуации, на наш взгляд, достаточно сложно.

Что касается первой части развития промышленности редких и редкоземельных металлов, это геологическое изучение, поиск и разведка полезных ископаемых, на наш взгляд, необходимо провести, я прошу включить это в проект рекомендаций, на наш взгляд, необходимо провести комплексную геолого-экономическую экспертизу и даже технологическую экспертизу всех тех месторождений и запасов редких и редкоземельных металлов, которые есть сегодня у нас в Российской Федерации. Так как то, что было включено в запасы и считается ресурсами, в условиях сегодняшней экономической ситуации может быть достаточно серьёзно, потребует достаточно серьёзной ревизии и изменения статуса.

Поэтому проведение геолого-экономической экспертизы и технологической экспертизы, на наш взгляд, чрезвычайно важная и фундаментальная основа для повышения привлекательности всего этого вида бизнеса, начиная от начала до самого конца и до технологической цепочки. И здесь Росгеология готова с соответствующими научно-исследовательскими институтами ... принять самое активное участие в выполнении этой задачи.

Причём я хотел бы подчеркнуть, что здесь даже вопросы, касающиеся выполнения 44-ФЗ с точки зрении конкурентных процедур, я бы сказал, что необходимо их как-то немножечко отодвинуть в сторону, потому что здесь важен именно государственный подход и государственная оценка запасов и ресурсов редких и редкоземельных металлов.

Второе. Это необходимо обеспечить надёжность и уверенность, что вся технологическая цепочка будет работать и везде, по всей технологической цепочке будут распределены риски, риски между государством и риски между бизнесом. Причём эта важнейшая задача может быть выполнена за счёт принятия закона, о котором в Госдуме идёт речь достаточно долгое время, по балансу производства и потребления. Мы говорили об этом недавно на парламентских слушаниях по нефти и газу. По редкоземельным и редким металлам это ещё более важно, чтобы был чётко понятен баланс производства и потребления долгосрочный.

И, конечно же, опять-таки в этой отрасли очень важно стратегическое планирование, поэтому в Государственной Думе находится проект федерального закона о государственном стратегическом планировании, в скобках, управлении, как его сейчас говорят. На наш взгляд, это тоже очень важный фундаментальный закон, который позволит обеспечить развитие этой отрасли.

Теперь что касается конкретных предложений ещё. Необходимо решить проблемы со статусом отходов горнопромышленного производства и горнопромышленных отходов, о чём есть в рекомендациях, звучит немножечко. Это важная тема, она звучит постоянно на многих слушаниях и дискуссиях, однако пока не сдвигается с мертвой точки. Для активизации освоения тех самых техногенных месторождений необходимо ещё применить меры  стимулирования комплексного извлечения ценных компонентов при переработке таких отходов, определение собственника бесхозных горнопромышленных отходов и упрощение законодательства, регулирующего отношения в сфере техногенных месторождений.

Также хотелось бы... посмотрите, может быть, предложить обсудить вопрос, касающийся внесения изменений в закон "О недрах", чтобы установить такой вид пользования, как проведение мониторинговых мероприятий на нераспределённом фонде недр при консервационных и ликвидационных работах, а также на техногенных грунтах, образовавшихся в результате накоплений отходов горно-перерабатывающего и связанного с ним производств. Учёт этого предложения позволит не только существенно снизить риск аварийных и катастрофических проявлений, но и извлечь пользу для получения дополнительной геологической информации о редкоземельных элементах, которые содержатся... большая вероятность содержания их в таких горнопромышленных отходах.

Третье. Это дополнить  Закон Российской Федерации "О недрах" нормами, которые предусматривали бы предоставление лицензии, так называемой генеральной лицензии, на пользование несколькими нерентабельными, каждый по отдельности, участками недр, содержащими полезные ископаемые, для разработки их единым горно-перерабатывающим комплексом. Есть целый ряд таких месторождений, которое каждое по себе является непривлекательным, потому что затраты на то, чтобы обеспечить его эффективную деятельность, не окупаются в связи с тем, что этих запасов достаточно мало.  Тем не менее в непосредственной близости друг от друга, если расположены эти месторождения, и недропользователь готов взять лицензию генеральную на эти 5, 10, 11 месторождений, каждое по себе небольшое, и в лицензионном соглашении  зафиксировать, скажем так,  периодичность, и сроки, и объёмы разработки этих месторождений, тогда по совокупности эти месторождения, объединённые в генеральную лицензию, позволят уже создавать горнопромышленное производство, имея в виду и длительность, и объёмы, и сроки последовательного освоения этих месторождений. На  мой взгляд, это очень важно, для того чтобы повысить привлекательность для недропользователей.

Мы обязательно предоставим наши предложения в проект рекомендаций официальный. Ещё хотел бы, опять-таки возвращаясь к необходимости комплексного развития этой отрасли, хотел бы подчеркнуть, рассмотреть возможность и целесообразность развития такого восточного редкоземельного кластера. Ведь, посмотрите, там Якутия, конечно же, впереди и по объёмам, и по видам, и по качеству редких и редкоземельных металлов, но также там, на востоке страны, Забайкальский край, Хабаровский край, северо-восточная часть, Красноярск, Новосибирск, Урал в качестве переработки и производства оборудования. Таким образом, мне кажется, можно было бы рассмотреть возможность  формирования такого кластера редких и редкоземельных металлов, тем более что первый шажок уже в этом направлении сделан. Есть корпорация "Редкие металлы Сибири", которая организована была недавно, может быть, как-то уже её... Ну и я знаю, что Ростехнологии проявляют активную заинтересованность в освоении и формировании этой технологической цепочки. Поэтому вопрос, касающийся создания такого кластера редкометальной промышленности, мне кажется, это был бы один из способов опять-таки распределения рисков и повышения инвестиционной привлекательности важнейшей для Российской Федерации отрасли. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое, Геннадий Фёдорович.

У меня к вам просьба. Вот вы здесь очень много предложили законодательных инициатив, которые необходимы для совершенствования этой отрасли, и более детально и предметно нам тогда в рекомендации, чтобы мы...

Ну мы опять же будем рекомендовать их Правительству Российской Федерации. То есть пока, я понял, на уровне правительства эти темы не обсуждались, это пока достояние Росгеологии?

Алексеев Г.Ф. Ну не совсем. Мы их достаточно активно обсуждаем в Министерстве природных ресурсов и экологии Российской Федерации, ну и с рядом депутатов в депутатском корпусе мы его обсуждали так же активно. Ну и, конечно же, с регионами, с региональными законодательными органами и с исполнительными мы также эту тему активно обсуждаем. Поэтому уверены в том, что мы поддержку определенную получим в этом направлении.

Председательствующий. Спасибо большое. Ну ещё раз подтверждаю готовность депутатов нашего комитета, если у вас через правительство сложный и тернистый путь проведения законодательных инициатив отдельных министерств и ведомств, мы готовы их рассматривать и в качестве субъекта права законодательной инициативы подписывать, чтобы они уже пришли законопроектами в правительство. Так бывает путь короче.

Мы заслушали два основных доклада, спасибо большое докладчикам, и приступаем к обсуждению. У нас есть 13 записавшихся. Остальным, кто ещё не включен в список, если будет время, мы предоставим слово на основе письменных заявлений.

Сейчас слов предоставляю Цыганову Андрею Геннадьевичу, заместителю руководителя Федеральной антимонопольной службы России. Пожалуйста, Андрей Геннадьевич.

Цыганов А.Г. Большое спасибо! Большое спасибо, Валерий Афонасьевич.

Я хотел бы кратко рассказать о том, что мы волею судеб оказались в некотором роде специалистами в области вольфрамовых концентратов в настоящее время. За последние несколько лет нам пришлось глубоко погрузиться в эту тему как с точки зрения вопроса, связанного с введением вывозных таможенных пошлин на временной, а потом и на постоянной основе на вольфрамовый концентрат, так и с точки зрения оценки ситуации на этом рынке через призму соблюдения норм антимонопольного законодательства.

Я хотел бы сказать в двух словах, что, с моей точки зрения, эта отрасль, она очень интересная, любопытная, и отрасль редких металлов в целом, и вольфрамовая в особенности. Потому что всё-таки это уникальное сырье. Оно совершенно правильно отнесено к стратегическим. За этим сырьем будущее. Я могу сказать об этом совершенно точно. И для меня под большим вопросом остается то, почему за последние 20 лет отношение к этой отрасли было совсем иным. Я думаю, что многие из вас знают, в какой ситуации сейчас находятся предприятия первого передела, которые добывают вольфрамовые руды и делают из них концентрат. Прекрасно понятно, что и последующие переделы могут обеспечить спрос Российской Федерации, могут внести небольшой вклад в удовлетворение мирового спроса на эти товары, но они не обеспечивают прорыва российской экономики вперед.

Мировой рынок очень емкий, мировой рынок очень разный. Экспорт вольфрамового сырья и продуктов его переработки последующих переделов, как вы все понимаете, осуществляется на всех переделах. В разные годы он был разным. И концентрат поставляется на внешний рынок. И паравольфрамат аммония поставляется на внешний рынок. Причем, как мы сегодня услышали, эти поставки составляют более 40 процентов от объема производства в Российской Федерации.

Я хотел бы сказать, что в прошлом году по заявлению ряда хозяйствующих субъектов Федеральная антимонопольная служба проводила камеральные проверки деятельности предприятий первого передела, всех без исключения. И результаты этих проверок известны. Мы не выявили нарушений антимонопольного законодательства в деятельности предприятий, которые осуществляют добычу вольфрамовых руд и их первичную переработку. Нет отказов от заключения и исполнения договоров, которые заключались с потребителями этого товара. Нет признаков установления монопольно высоких цен. Нет в последнее время импорта этого сырья, что ещё раз свидетельствует о том, что ситуация на внутреннем рынке в достаточной степени стабильна.

Мы сейчас находимся в процессе такого внутреннего обсуждения, обсуждения с участниками рынка вопроса, связанного с тем, и с нашими коллегами по правительству, вопроса с тем, как осуществлять ценообразование на этот продукт.

Здесь у нас есть две основных проблемы, которые являются как раз предметом обсуждения, - это некий ориентир, то, что сейчас модно называть бенчмаркенгом, какую цену мы можем взять за ориентир для того, чтобы строить, исходя из неё, цены внутреннего рынка. И по какой формуле те или иные ориентиры приводить к ценам, которые будут использоваться при заключении контрактов.

Я хотел бы ещё раз подчеркнуть, что эти вопросы сейчас находятся в процессе обсуждения. Безусловно, в наши полномочия не входит диктовка тому или иному участнику рынка о том, как должны формулироваться условия его деятельности и по какой цене он должен заключать контракт. Но тем не менее вы прекрасно знаете, что мы приветствуем формирование хозяйствующими субъектами, в первую очередь занимающими доминирующее положение на рынке, но и другими тоже формулирование и опубличивание так называемых торгово-сбытовых политик, маркетинговых политик и так далее. Мы считаем, что подобного рода раскрытие информации о том, как и по каким принципам осуществляют эти компании свои взаимоотношения с контрагентами, прежде всего, с покупателями и это полезно для рынка, полезно для общества.

И я хочу сказать, что в течение 2013 года все компании, которые занимаются добычей вольфрамосодержащих руд и их первичной переработкой, подобного рода торговые политики представили в Федеральную антимонопольную службу, и они после определённых обсуждений и корректировок были нами одобрены.

Я хочу сказать ещё о двух вещах и на этом завершить своё выступление.

Во-первых, рынок вольфрама останется для нас, с точки зрения соблюдение антимонопольного законодательства, сложным всегда. Потому что количество покупателей, количество продавцов на нём предельно ограничено.

Более того, когда мы говорим о том, что у нас существует несколько рудников, которые могут поставлять сырьё на несколько перерабатывающих заводов, мы не упоминаем ещё одну вещь. Дело всё в том, что ведь определённые рудники, они привязаны к определённым заводам, которые только эту руду могут переработать, а другая для них не подходит. Поэтому мы видим на нашем российском рынке сейчас вот то, что мы называем "...". Эти ..., по крайней мере, две. Одна пригодна для того, чтобы использовать шаилитовые руды, а другая пригодна для того, чтобы использовать вольфрамитовые руды в своей переработке.

И если говорить о пошлине на вывоз вольфрамового концентрата, то она утверждена в установленном порядке решением Правительства  Российской Федерации сначала на временной основе, потом на постоянной основе. И, мне кажется, того срока, в течение которого она применяется, явно недостаточно для того, чтобы говорить сейчас о результатах её применения и о том, действительно ли те мотивы, с которыми приходили в правительство хозяйствующие субъекты для того, чтобы эта пошлина была установлена, сыграли и что эта отрасль, действительно, стала работать лучше.

Естественно, что при установлении пошлин на тот или иной товар проводятся на постоянной или на регулярной основе, по крайней мере, наблюдения за тем, как меняется ситуация на рынке. Мы в процессе этого наблюдения участвуем и, естественно, будем внимательно следить к тому, как развивается ситуация для того, чтобы пресечь или предупредить возможные проявления злоупотреблений доминирующим положением или антиконкурентных соглашений, для которых этот рынок очень хорошо приспособлен в силу особенностей своей структуры.

Ещё одна вещь, о которой я хочу сказать, это то, что, как вы знаете, к сфере ведения Федеральной антимонопольной службы относится контроль за осуществлением иностранных инвестиций в хозяйственные общества, которые имеют стратегическое значение для обороны страны и безопасности государства. Все без исключения месторождения редкоземельных руд и руд цветных металлов входят, точнее, все хозяйствующие субъекты, которые занимаются разработкой и разведкой этих руд, являются нашими клиентами.  Поэтому все сделки, которые происходят или могут происходить с участием иностранных инвесторов в случае установления контроля за подобного рода месторождениями, должны проходить в порядке, установленном российским законодательством, то есть быть согласованными правительственной Комиссией по контролю за осуществлением иностранных инвестиций, которую возглавляет Председатель Правительства Российской Федерации.

Это ни в коей мере не усложняет проблему привлечения инвестиций в этот сектор, потому что, с нашей точки зрения, процедура прохождении согласования правительственной комиссии, она понятна всем участникам рынка, она достаточно проста, и система, без лишней скромности скажу, работает, как часы.

Спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо большое, Андрей Геннадьевич.

На мой взгляд, предельно ясно изложена позиция ФАС по интересующим нас вопросам, и в целом по проблемам редкометалльной, редкоземельной отраслей.

Жиряков Степан Михайлович - член Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию.

Пожалуйста, Степан Михайлович.

Жиряков С.М. Добрый день, коллеги!

Я бы хотел дополнить Геннадия Фёдоровича вот по теме редкометалльного кластера и по редким металлам Сибири пройтись.

Есть возможность использования производственных мощностей Забайкальского горно-обогатительного комбината как раз в возрождении российской редкометалльной промышленности.

Мне довелось в свои 40 с лишним лет, то, что я проработал в горнорудной отрасли, я большую часть своей жизни проработал как раз на Забайкальском горно-обогатительном комбинате, поэтому считаем своим долгом доложить вам сегодня о тех возможностях, которые имеет этот комбинат.

В советское время ЗабГОК располагался на трёх площадках.

Это центральная площадка в посёлке Первомайском (благоустроенный посёлок был на 20 тысяч жителей) на базе Завитинского редкометалльного месторождения. Здесь выпускался до 1997 года литиевый сподуменовый концентрат с содержанием до 5 процентов, наибольший объём по выпуску был достигнут по литию в 1992 году, 92 тысячи тонн было произведено концентрата, и весь концентрат поставлялся на Красноярский химико-металлургический завод, где производили уже гидроокись и поставляли на новосибирский завод химконцентрата. Также производился там бериллиевый концентрат с содержанием в концентрате бериллия до 5 процентов, выпускалось порядка 5 тысяч тонн. И поставлялось всё на Ульбинский металлургический завод (Республика Казахстан). Также производился танталовый концентрат в объёме в год 8 тонн по металлу в виде 60-процентного химконцентрата. Ну, поставлялся также на Ульбинку. Добывали мы и олово в виде концентрата 6 тонн по металлу. На Новосибирский оловянный завод отправляли. И попутно производили также порядка 110 тысяч тонн кварцполиошпатового концентрата, который потреблялся на 32 стекольных и фаянсовых заводах Советского Союза.

Вторая площадка была в Республике Бурятия. Это посёлок Новокижингинск. Также был благоустроен посёлочек. Это на базе Ермаковского фенакит-бертрандитного месторождения. Пожалуй, это сейчас самое богатое в мире по содержанию. Там по бериллию, по окиси бериллия более 1 процента содержания. Перевозка этой богатой руды была по железной дороге на нашу центральную площадку, где производился уже бериллиевый концентрат с содержанием до 10 процентов. В годовом объёме мы выпускали этого концентрата 10 тысяч тонн, ну, плюс флюоритовый концентрат порядка 15 тысяч тонн. Концентраты поставлялись, конечно, на Ульбинский металлургический завод.

Третья площадка началась, и начинала работать уже, это посёлок Золотореченск также в Забайкальском крае, также был построен посёлок благоустроенный на 9 тысяч жителей, вот на базе Текинского танталониобиевое месторождение. Содержание, правда, было бедноватое в руде по танталу и по ниобию. Но тем не менее в то время считалось, что оборона страны превыше всего, и я считаю, что в данной ситуации, которая сейчас у нас складывается, так сказать в геополитическом таком пространстве, нам тоже порой надо вспоминать об обороне, а не о том, что произвел, продал, купил и так далее, а перейти уже более к таким государственным задачам и целям при отработке месторождений. В том числе, может быть, даже вернуться к той теме, что планово-убыточные предприятия могут быть.

Там добывалось также открытым способом карьерам рудам, перерабатывалось на гравитационной фабрике с производительностью 350 тысяч тонн в год по руде. Выпускался низкосортный танталнеобиевый концентрат, то есть коллективный концентрат, содержанием до двух процентов. А дальнейшая переработка этого концентрата уже производилась на центральной площадке, на гидрометаллургическом заводе. Годовая мощность которого 70 тонн по танталу во фтортонталате калия и с 100 тонн ниобия в 95-процентной его окиси. Танталовый поставлялся у нас на Ульбинку в Казахстан, а ниобий на Глазовский завод Республики Удмуртия.

В 1997 году комбинат получил лицензию на недропользование Кергинского уранового месторождения. В настоящее время все лицензии по недропользованию выше указанных месторождений, о которых я говорил, к сожалению, были сданы в связи с нерентабельностью отработки из-за низкого качества сырья в недрах.

Лицензия на богатое Ермаковское месторождение сейчас принадлежит "Метрополю". Лицензия на Катугинское редко метальное месторождение в 2005 году, на мой взгляд, была с нарушениями перерегистрирована и продана банку "Акрополь". Поэтому, Геннадий Федорович, есть просьба, посмотрите еще раз внимательно как это проходило переоформление Катугинской лицензии. На мой взгляд, незаконно было сделано всё.

Таким образом, на комбинате нет сейчас рентабельно-сырьевой базы. Но, на центральной площадке комбината в поселке Первомайском все есть для получения и переработки черновых концентратов с богатых редкометальных месторождений, таких как: Томтор, Читуконская, Катугинскя и так далее.

Для этого может быть использована следующая инфраструктура. Это обогатительная фабрика с производительностью по первой секции это 1 миллион тонн руды в год, вторая секция – 200 тысяч тонн руды в год. Опытная обогатительная фабрика производительностью 30 тонн руды в сутки и неплохая была центральная научно-исследовательская лаборатория. Она, в принципе, готова тоже к работе.

Был также построен завод, о котором я уже напоминал, гидрометаллургический завод построен был под выпуск 70 тонн тантала во фтортанталате и 10 тонн ниобия в 95-процентной окиси. При этом для ГМЗ и обогатительной фабрики имеется все необходимое, я имею в виду склад кислот, реагентов, кластохранилища, на все имеется лицензия, разрешение и при организации вот какого-то пионерного производства, будем даже так говорить, кадры можно также обеспечить, которые сейчас еще пока имеются здесь на комбинате. И, к сожалению, которые сейчас работают на различных рудниках, гидрометаллургических заводах вахтовым методом, то есть выезжают из поселка. А это примерно 1200-1400 человек, уже подготовленных квалифицированных работников.

Поэтому на начальном этапе освоения Тамторского месторождения, как раз предлагается использовать инфраструктуру … Для начала организовать хотя бы опытно-промышленную переработку тамторской руды с годовой производительностью 20-30 тысяч тонн по руде. Капитальные затраты будут минимальными. А в результате, это и денежные поступления и отработка технологий.

Теперь немножко по вольфраму. … также занимался переработкой вольфрамовых концентратов, комбинат работал с артелью "Кварц". И был получен неплохой результат по получению триоксида вольфрама. Это уже гораздо и цена выше, по-моему, раза в три, точно не помню, но, по-моему, в три раза выше цена уже на триоксид, чем просто концентрата.

Поэтому можно возродить вновь эту работу на комбинате, причем как говорится, отнюдь не с чистого листа.

Теперь немножко о том, ради чего мы собрались. Это о законодательном обеспечении отрасли редких, в том числе редкоземельных металлов. Я предлагаю дополнить раздел рекомендаций Федеральному Собранию, то есть добавить пункт 1.2. Буквально на днях мы с Геннадием Федоровичем вернулись из Якутска, где рассматривали вопросы по законодательному обеспечению и подготовке предложений по совершенствованию законодательства Российской Федерации по вопросам развития Дальнего Востока и Байкальского региона.

Все эти предложения как раз вписываются в то, что необходимо нам сделать по законодательному обеспечению вот этой отрасли - редких металлов и редкоземельных металлов. То есть закончить до окончания весенней сессии подготовку предложений по совершенствованию законодательства Российской Федерации по вопросам развития Дальнего Востока и Байкальского региона. В первую очередь, конечно, это касается законопроекта федерального закона "Об особых условиях ускоренного развития Дальнего Востока и Байкальского региона". И внести все законопроекты в Государственную Думу для рассмотрения.

То есть нам нужно принять весь пакет законов до конца этого года, чтобы с 1 января 2015 года они уже работали. И, честно говоря, бизнес не пойдёт на нашем месторождении, всё-таки климатические условия, природные условия сложные для получения высокорентабельного производства. Поэтому надо помочь бизнесу, чтобы он шёл и работал там. То есть я говорю о государственно-частном партнёрстве.

Такой законопроект в Госдуме имеется, он прошёл даже первое чтение, федеральный закон "Об основах государственно-частного партнёрства", но лежит, как говорится, под сукном, не рассматривается. К нему я тоже предлагаю вернуться, рассмотреть его вот совместно с тем пакетом законов, о которых я уже говорил, ведь примеры у нас такого государственно-частного партнёрства есть, вот взять тот же Сочи, олимпийские объекты, ведь построены и сделаны. Но для этого нужна какая-то, я бы так сказал, государева воля, чтобы принять этот закон и чтобы этот закон начал работать. Открыть дорогу бизнесу на наши крупные месторождения, крупные инвестиционные проекты.

Мы начали такой проект государственно-частного партнёрства в Забайкальском крае по освоению юго-востока нашего Забайкальского края. Совместно с "Норильским никелем" у нас строится дорога...

Председательствующий. Степан Михайлович, сколько вам ещё нужно? Регламент закончился.

Жиряков С.М. 30 секунд.

Председательствующий. Спасибо.

Жиряков С.М. С учётом того, что меня прервали, поэтому я буду говорить ещё минуту. Поэтому, дорогие коллеги, то, что вот я просил включить наши материалы, наши рекомендации, прошу учесть и принять их в учёт в работе. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое. При доработке рекомендаций мы обязательно учтём ваши пожелания и дельные предложения. Коллеги, напоминаю ещё раз о регламенте, потому что обиды начнутся, там не все успеют выступить. Нам рассказал очень важную и интересную историю, но это в прошлом, надо о будущем думать.

Ковалёв Леонид Николаевич, председатель Государственного комитета Республики Саха (Якутия) по геологии и недропользованию. Пожалуйста, Леонид Николаевич.

Ковалёв Л.Н. Уважаемые депутаты Государственной Думы, уважаемые участники нашего заседания! Я хотел бы остановиться на двух коротких вопросах, но они очень важные. Первое, я хотел сказать, что Республика Саха (Якутия) семь лет добивалась того, чтобы по месторождению "Томтор" был объявлен аукцион или были проведены торги.

Нужно было два раза зайти к Президенту Российской Федерации нашему президенту, и так далее. Учитывая то, что мы там рядом с Китаем и всё остальное, информация быстро идёт, и что, как говорится, происходит со всех сторон. Вот это семь лет только на то, чтобы был сделан толчок по "Томтору", а потом уже с конца 2012 года, в 2013-м зашевелилось всё остальное. В прошлом году была принята подпрограмма развития редких и редкоземельных металлов.

В этой подпрограмме три основных направления, я не говорю о развитии переработки и всё остальное, я думаю, что это следующий вопрос. Первый вопрос - это состояние базы и лицензирования объектов. "Томтор" у нас опять же стоял на 2013 год, сегодня уже аукцион объявлен, заявки идут до 24 апреля, и итоговое заседание комиссии 27-го должно быть. Я просто говорю, как очень медленно всё у нас идёт.

Теперь в этой программе есть раздел "Развитие геологоразведочных, научно-исследовательских и прочих работ". На 2014 год предусмотрены солидные средства - 500 миллионов рублей. Но что касается геологоразведки и научно-исследовательских работ прикладного характера, до сих пор никто ни одного документа по проведению конкурсов в рамках, мы будем работать с 44-го закона, по этим объектам ещё не сделано.

Если учитывать, что по геологоразведке стоят фланги Томторского опять же месторождения, северный и южный, то наш зимник заканчивается в мае там. И если мы хотим какие-то геологоразведочные работы проводить, то мы должны уже иметь на руках контракт по 44-му закону, проводить организацию, работу и так далее. То есть я о чем говорю? Что вот эта программа уже с самого начала начинает тормозить и начинает срываться. Первая часть геологоразведки. То же самое касается научно-исследовательских работ прикладного характера. Пока ещё практически в этом плане ничего не сделано. Вот это в той части, которая касается редких и редкоземельных,  и в части Томтора, потому что вся баня у нас загорелась, если вернуться назад, с Томтора.

Дальше в развитие вольфрама и прочего-прочего. Ну, республика располагает двумя серьезными месторождениями ..., они расположены в крупной зоне, переходной от благородных металлов к цветным и редким, и эта зона располагает ещё значительным потенциалом. Мне хотелось бы, чтобы с возбуждением этой темы там продолжались региональные и прочие работы, потому что к тем 100 тысячам, которыми мы там располагаем разведанных запасов, можно прибавить ещё значительный объем и создать новый район, ну, который, может быть, там после 30-го и прочего создаст нам надежную базу. Чисто вот этот вопрос, поскольку я понимаю, что геологоразведочные работы на вольфрам в том районе надо проводить гораздо позже.

Значит, поэтому мне хотелось бы предложить в решение нашего совещания вот пункт 2 записать в следующей редакции. "Ускорить организацию и проведение в 2014 году конкурсов на геологоразведочные работы и на научно-исследовательские работы". Ну, дальше по тексту. То есть, есть задача в программе в 2014 году, её надо выполнять. Не хотелось бы, чтобы это было так, как было с лицензированием. Я просто об этом говорю.

Теперь пункты 2.1. и 2.2. В принципе, они неплохие пункты, что касается техногенных месторождений, но, к сожалению, я вам скажу, что практически ни в одном научном сборнике, в словаре и прочее нет такого термина "техногенные месторождения". Есть в Законе "О недрах" - отходы горного производства, которые расположены в пределах лицензионных участков, которые расположены на участках, которые брошены и которые расположены в хвостохранилищах так называемых. Так давайте мы ими будем заниматься. Закон, в принципе, для того, чтобы заниматься отходами горного производства, ничего не надо. Нужно делать дальше законодательство, в этой части развивать само. Закон "О недрах", он написан у нас с отсылочными нормами, и в этом плане, я считаю, что по самому закону... Ну хорошо, давайте введем ещё один термин "техногенные минеральные образования". Но для этого мы обратимся в ГКЗ, они нам скажут, сколько техногенных... у нас минералогическое образование есть, они скажут практически ноль, потому что по территории республики это составляет менее одного процента от всех учтенных запасов. То, что есть, по идее, закон позволяет нашим добывающим предприятиям учитывать у себя по бухгалтерскому балансу. Но дальше надо за это отвечать, надо платить и хранить. В советское время это была масса брошенных вещей. Значит, разделено хвостохранилище. Они ликвидируются совершенно по другой программе, которую ведет МПР. Это мы прекрасно с вами знаем. Хвостохранилище, которое находится у недропользователей, они ведут сами. Ну а которые, как говорится, брошенные и ещё не учтены, ну давайте мы их учтем. Но техногенные месторождения, я как человек, 40 лет у меня стаж, 20 лет из них геологического, и 20 - управленческого, ни разу я с ним не сталкивался в своей жизни, с техногенным месторождением. Сегодня оно техногенное месторождение рентабельное, потому что цена очень высокая, если уж так утрированно говорить, завтра техногенное месторождение нерентабельное, потому что цена на это сырье упала. Опять будем говорить "техногенное месторождении"? Да ни одно месторождение не является чисто техногенным. Есть отходы, которые после фабрики, есть оставленные у нас в целиках, и есть недоработанные - технология не позволила. Сегодня технология поменялась, и месторождение все равно комплексное. Вопрос в том, кто сегодня? Если не распределенный фонд, ответственность несет государство. Распределенный фонд - ответственность несет недропользователь. Вот и всё в этом плане. Давайте здесь границу проведем. К закону "О недрах" нужно сделать подзаконные акты, которые будут регулировать этот вопрос. Вот и всё. Я считаю, что эти два пункта нужно записать совершенно по-другому. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое, Леонид Николаевич. Мы учтём ваши рекомендации. Но вы своим ярким выступлением как раз подтвердили необходимость совершенствования законодательства в этой области, потому что нет чётких определений. Понятийный аппарат неопределённое толкование допускает, поэтому нужно здесь дорабатывать. Тем не менее мы вас услышали.

Но что касается "Томтора", и ФЦП, и 15 подпрограммы, там всё нормально идёт. Мы в своём решении не будет отражать эти вопросы. Надо просто повнимательнее посмотреть все конкурсы и аукционы, которые идут, что моё мнение, я у истоков, в том числе, ФЦП этой стоял, "Томтор" отнюдь не был катализатором или инициатором появления подпрограммы по ..., редкоземельной отрасли. Скорее, наоборот, вспомнили о "Томторе", когда решили возрождать редкоземельную отрасль. И, на мой взгляд, понятно, для Якутии - это суперпроект, а для страны он не очень востребован сегодня именно "Томтор" разрабатывать.

У нас есть месторождения более доступные, более хорошо разведанные. Тем не менее решение принято. ФЦП утверждена, и она будет выполняться.

Я предоставляю слово Пельц Александру Давыдовичу - генеральному директору ОАО "Кировоградский завод твёрдых сплавов". Я земляк его, много раз бывал на этом заводе и, пользуясь случаем, хочу сказать, что мы в своей депутатской деятельности многие регионы посещаем, многие производственные комплексы. Вот у него в смысле технологий, в смысле модернизации я бы поставил пять с половиной баллов. И это пионер сегодня у нас машиностроения, особенно в такой чёткой сфере, очень чувствительной, резонансной, как твёрдые сплавы.

Потом очень интересная позиция Александра Давыдовича, ваша, как раз на проблему, которую мы обсуждаем. Пожалуйста.

Пельц А.Д. Кировоградский завод твёрдых сплавов, действительно, основан в 1941 году. Сейчас перед вами слайд. Я попытаюсь очень быстро говорить, а слайд будет подтверждением моих слов.

Действительно, в течение последних 15 лет мы очень серьёзно вложились в перевооружение. И закупленное нами оборудование... Пожалуйста, перелистайте, это вот то, что было в 1941-м, да, а вот сегодня, картинки видите.

Мы вложились очень серьёзно. К сожалению, всё оборудование, которое используется в производстве твёрдых сплавов ни в Советском Союзе, ни в России не выпускается. Может быть, это и правильно, потому что отрасль очень специфична. Поэтому основные поставщики нашего оборудования - это Германия, Япония, Швейцария, Бельгия. Есть немножко американского оборудования, к сожалению, но тем не менее есть.

За этот период времени мы вложили сумму, которая уже приближается более чем 100 миллионов долларов.

Пожалуйста, листайте быстрее, если можно. Я не уложусь.

Вот картинка завода. Он очень компактный и расположен. Вот он здесь есть. Основные материалы, которые мы используем, - это вольфрам, тантал, ниобий, титан, хром, ванадий, кобальт, никель, молибден. Твёрдые сплавы состоят на 80 процентов из вольфрама, а, точнее сказать, из карбида вольфрама.

Наши основные потребители сейчас, их около 7 тысяч предприятий. Выпускаем мы более 10 тысяч наименований продукции. Практически, нет отрасли, которая не пользуется твёрдыми сплавами. 80 процентов нашей продукции используется в России, 20 процентов уходит за пределы России, причём, мы не поставляем продукцию второго передела. Я имею в виду паровольфрамат, правду говорю, да, оксиды вольфрама, порошки. Это вы видите немецкую печку, которая здесь есть. Мы поставляем готовую продукцию.

Основные наши потребители, я назову известные вам заводы, это, допустим, "Уралвагонзавод", ВСПО "Висма", объединение "Салют", завод Калинина, "Уралтрансмаш" и так далее. Это предприятия вам известные.

Инвестиции, я уже назвал, сколько составляют. К сожалению, я должен назвать, и хочу вам зачитать письмо, которое получил два дня назад. В связи с тем, что оборудование, которое мы используем, в основном не наше и материалы, которые нам приходится покупать за рубежом, тоже ограничены. Вот письмо, которое я получил из Германии, действительно, два дня тому назад.

Послушайте внимательно: "Поскольку теперь практически все материалы для вашего применения попали в список контроля при экспорте, нам необходим весь перечень  заказов, на основании которого  мы сделаем вам окончательное предложение. Поэтому мы просим вас представить, и даём вам  образец заполнения сертификата конечного пользователя". В связи с этим я очень сильно опасаюсь в ограничении поставки целой серии материалов, которые позволяют выпускать твёрдые сплавы.

И ещё одна информация, это по теме "АРМАТО". Мне трудно сейчас сказать, достаточно 10 процентов или недостаточно, это отдельный разговор. Но нам предстоит в течение этого года определиться с объёмом потребления под тему "АРМАТО", поскольку установочная партия должна пройти в ближайшие два-три месяца и объём потребления станет ясный. Вот насколько мы сможем обеспечить выполнение госзаказа под "АРМАТО", и явится основанием для принятия решения. Вот практически та информация, которую я успел дать за пять минут.

Председательствующий. Спасибо большое, Александр Давыдович.

                   . (Не слышно.)

Пельц А.Д. Нет. В Советском Союзе было постановление, которое запрещало категорически отгружать вольфрам и вольфрамосодержащие продукты за пределы Советского Союза.

Председательствующий. Вопрос риторический, понятно, что было в советское время. Спасибо большое.

Третий уровень санкций, третья волна санкций экономических последствий ещё и непонятна потому, что и сами масштабы этих санкций до конца мы не представляем. Ну, вот одна из первых ласточек действительно, о которой Александр Давыдович сказал, она бесследна для российской экономики и особенно для высокотехнологичной, конечно, не пройдёт, надо быть к этому готовыми.

Пельц А.Д. Одну фразу забыл сказать я.

Председательствующий. Пожалуйста.

Пельц А.Д. В связи с изменением последних у меня участились случаи обращений целой серии предприятий с просьбой освоить определённую номенклатуру для их производства. Вот, видимо, тоже они  почувствовали какие-то...

Председательствующий. Называется, нет худа без добра. По вашей последней фразе, может быть, встрепенёмся и начнём высокотехнологичную продукцию выпускать в России, а не зависеть на 95 процентов от импорта.

Спасибо ещё раз, Александр Давыдович.

Антропов Михаил Васильевич - председатель Комитета по экономической политике и хозяйственной деятельности Мурманской областной Думы.

Ну, я должен сказать, что у Мурманской областной Думы, у правительства Мурманской области тема редкоземельная и редкометалльная, она всегда была под особым вниманием. Знаем, что в советские времена ... озеро, Ревда, Соликамский магниевый и так цепочка строилась технологическая, в ... потом  уходили. И вот о сегодняшних оценках по мурманским проблемам в редкоземельной тематике, я так понимаю, Михаил Васильевич, у вас выступление. Пожалуйста.

Антропов М.В. Спасибо.

Уважаемые участники "круглого  стола"! Я представляю Мурманскую областную Думу, то есть регион, в котором не только расположены богатые залежи полезных ископаемых Кольского полуострова, в том числе и редкоземельных  металлов, но  и обладающий опытом разведки, разработки технологий добычи и переработки, имеющий производственную базу и кадровый потенциал для реализации проектов в этой сфере.

На Кольском полуострове размещено 70 процентов разведанных запасов - РЗМ, причём примерно 43 из них на Левозёрском месторождении. В советское время было создано предприятие по добыче и переработке, которое обеспечило растущие потребности страны. С развалом Советского Союза цепочка выпуска конечной продукции оказалась разомкнутой, и основной передел окончательного выпуска оказался в Эстонии. В России в настоящее время нет практически производства редкоземельных металлов. Однако уникальное месторождение продолжает осваивать Левозёрский ГОК. Хотя один рудник Умбазёрский уже потерян за эти 20 лет, поскольку оказался затоплен, и произошло обрушение внутренних сводов. Это самое большое техногенное обрушение в истории нашей страны.

Несколько слов о проблемах и предложениях областных органов власти, Кольского научного центра, наших специалистов в этой отрасли по освоению Левозёрского месторождения редкоземельных металлов с целью обеспечения и национальной безопасности, и экономической эффективности при реализации проекта строительства Кольского химико-технологического комплекса по производству редких земель в Мурманской области. Речь идёт о месторождении липарита и эвдиалита ... или недалеко расположенном африканском месторождении.

Хочу напомнить, что неоднократно перед органами государственной власти Российской Федерации нами ставился вопрос о необходимости восстановления производственной цепочки по выпуску редких земель в нашей стране. Последний проект – создание кольского химико-технологического комплекса или кластера другими словами по производству металлов из разведанных месторождений Мурманской области обсуждается почти пятилетку.

В 2013 году губернатор нашего региона Марина Васильевна Ковтун вынуждена была обращаться даже к президенту с данным предложением, поскольку проект обеспечивал выполнение задач выпуска продукции, имеющей стратегический характер в соответствии с постановлением правительства номер 210 от 2 апреля 2002 года иттриевая группа отнесена к стратегическому виду полезных ископаемых, но имел серьёзную экономическую выгоду. Ориентировочная стоимость завода в нынешних ценах – 10 миллиардов рублей, срок окупаемости при нынешней конъюнктуре цен от 3 до 5 лет. Если бы это было осуществлено несколько лет назад, началось строительство, то оценки были даже до одного года срок окупаемости этого завода.

На 2011 год имелись положительные заключения основных федеральных ведомств: МЭР, Минприроды, Минпромторга, госкорпорации "Ростехнологии", и прежде всего "Росатом", причём последняя, конечно,  больше всех проявляет интерес к этой сфере, что неудивительно, поскольку, как говорят специалисты, применение редкоземельных металлов, например, при производстве твэлов атомных станций может повысить их основные характеристики к тысячу раз.

Но проект не сдвинулся с мёртвой точки, причина, по-моему, сегодня об этом говорили коллеги, – отсутствие внятной, разумной промышленной политики в государстве, отказ от стратегического планирования развития собственного производства, поскольку единственная сформулированная министерствами причина торможения вот проекта... кольского проекта, – это невозможность прогнозирования внутреннего спроса на редкоземельные металлы на длительную перспективу, что, в общем-то, согласуется с тезисом, с которого Валерий Афонасьевич начал сегодняшний "круглый стол".

Одной из важных составляющих проблемы является реализация апатитового концентрата. Практически 100 процентов его производства тоже расположено на кольской земле без учёта наличия и, соответственно, стоимости редких земельных металлов, которые там есть, это порядка 20 тысяч тонн. За границей даже построены специальные заводы, предприятия по выделению РЗМ из нашего концентрата. Наконец лёд тронулся, и как стало известно, ... совсем недавно начавший собственное производство P2O5 в нашей области на месторождении Олений ружей, начнёт до конца нынешнего года извлечение редких земель из апатита.

До сих пор несмотря на внешние угрозы, санкции после "крымской весны" Правительство Российской Федерации сохраняет свои ... стратегии в экономике, основанные на дальнейшем уходе государства из экономики, продолжении политики приватизации, в том числе и стратегически важных предприятий. С таким подходом проблемы развития останутся в рамках вечных проектов.

По мнению специалистов, даже при выделении средств по нынешним меркам, понадобится не менее семи лет для запуска такого предприятия: 3 года на доразведку, 2 на проектирование и 2 на строительство.

Иностранные инвесторы, прежде всего немцы, готовы после обвала международного рынка редких земель китайскими производителями принять участие в этом проекте. Но, насколько мне известно, у нас действует запрет на ГЧП по стратегически важным ресурсам. Получается замкнутый круг: строить казённые заводы не хотим, а привлечь иностранцев не можем.

По поручению Мурманской областной Думы должен поднять ещё другую тему, которая, может быть, несколько в стороне находится, – это сохранение стратегических запасов флогопита из уникального Ковдорского месторождения слюды в Мурманской области, где находятся 80 процентов разведанных запасов флогопита страны. Напомню, что флогопит относится к группе щелочных и щелочноземельных металлов, я просто эту тему упоминаю потому, что буквально 22 марта 2014 года Мурманская областная Дума вынуждена была обратиться к председателю правительства Дмитрию Анатольевичу Медведеву, потому что предприятие, которое работает на этом месторождении, продолжает не развиваться, а деградировать. Уже вторая волна приватизации, вернее, вторая волна банкротства, банкротства этого предприятия, которое работает на этом месторождении. Дело дошло до того, что возникает просто экологическая катастрофа в случае затопления подземного рудника, экологическая катастрофа для моногорода Ковдор с 22-тысячным населением, поскольку нет даже средств для того, чтобы обеспечивать живучесть этого месторождения. И по оценкам специалистов, в случае затопления будет нанесён государству ущерб порядка 1,5 миллиарда рублей, только если будет уничтожено 115 тысяч тонн отбитые уже флогопитовой руды.

Поэтому можно сделать вывод о неэффективном управлении этим стратегическим сырьём со стороны частных компаний, владевших лицензией, которые не нашли в течение более двух десятков лет эксплуатации советского наследства, необходимых 300 миллионов рублей для модернизации предприятия и обеспечения конкурентности выпускаемой продукции.

В полученном заключении по данной проблеме от академика и секретаря отделения наук по земле РАН, по запросу депутата Бориса Сергеевича Кашина, который подтверждает тезис о необходимости принятия срочных мер по сохранению запасов этого месторождения: флогопита и вермикулита для экономики и обороны страны.

И дошло дело того, что представитель государства в Совете директоров ОАО "Мурманское морское пароходство", которое фактически является управлением, вот разработкой этого месторождения, блокирует выделение минимальных средств на поддержание жизнедеятельности предприятия на срок поиска нового частного инвестора или принятия мер со стороны владельца данного стратегического запаса руды, то есть государства. 

Сформулирую предложение: скорейшее принятие законов о стратегическом планировании и тесно связанного с этим закона "О промышленной политике в Российской Федерации". Потому что только стратегическое планирование без чёткой промышленной политики, ну это будет, в общем-то, половинчатое решение, которое рассматривается в настоящее время Государственной Думой, и в которых были бы обозначены государственные приоритеты развития стратегических для экономики и обороны отраслей и предприятий, способы развития собственной производственной базы формирования долгосрочных планов их развития.

Второе. Расширение перечня стратегических материалов, подлежащих разведке, учёту. Напомню, что ранее было около 90 позиций, сейчас только восемь осталось. И главное - формирование резервов для надёжной работы отраслей, отвечающих за экономическую и военную составляющую национальной безопасности для выполнения цели, строить предприятия завершённого цикла по производству стратегических материалов как на основе частно-государственного партнёрства, так и казённых предприятий.

Правительству Российской Федерации принять решение о поддержке проекта "Строительство Кольского химико-технологического комплекса в Мурманской области", предполагающего строительство предприятий по производству РЗМ на базе месторождения Алуайф ... рудного тела или африканского месторождения.   

С учётом возможности осуществления полного цикла производства редких земель с высокой добавленной стоимостью, в том числе и с учётом решения проблемы безопасного захоронения радиоактивных отходов ториевых компонентов.

Законодательный орган Мурманской области просит правительство признать флогопит стратегическим материалом и взять его под государственную опеку, сохранение запасов необходимых для атомной энергетики, электроники и оборонки, сырья. Спасибо за внимание.

Председательствующий. Вам большое спасибо, Михаил Васильевич.

                   . Вы были только что в Германии, я думаю, эта тема обсуждалась там. 

Председательствующий. Да.

Когда он говорит, Михаил Васильевич: африканская, там ещё буква "д" есть. Потому что я когда первый раз услышал, всё думал: африканская, африканская, чего вдруг на Кольской земле? Африкандское.

Что касается окупаемости, ну вы правильно сказали, только вот у вас прозвучало по-другому, что если бы начали раньше, за год бы окупилось. Но нельзя планировать бизнес-процессы с горизонтом - три года и пять лет. Цены, цены в 10 раз выросли с 2005-го по 2011 годы и сейчас упали опять в четыре раза, а дальше, как прогнозировать, если Китай 127 миллионов тысяч тонн добывает и похоронил все проекты в Австралии, в Америке и в Канаде. Надо учитывать, вот эту мега-конъюнктуру, а не текущие тут какие-то флюктуации ценовые.   

Значит, по ТВЭЛам, здесь физики присутствуют, я вот иронические улыбки увидел, я тоже физик-атомщик, вы знаете, да? Конечно, ... стойкость ТВЭЛов в тысячу раз улучшить нельзя применением редкозёмов, тем более в советские времена, о которых мы говорим, страна производила где-то 12 тысяч тонн, из них 7,5 как раз это в ... золота проводил "росатомовский", и всё, что можно, доработать в ТВЭЛы, с точки зрения использования редкозёмов - уже сделано, уже ничего там в этой части не поправить.

Абсолютно правильно вы говорили по гипсам, которые 0,6, где-то или 1 процент редкозёмов, средние группы там примерно, ... носитель технологии по изучению, Рычков Володя, физтех тоже.

У нас в России действуют уже установки, вы правильно сказали, и "Рохим", и Фосарго" опытно-промышленной установки. Не так глобальная это задача, потому что один и тот же концентрат, разные технологии произведённого удобрения у нас в России, например, у нас, вернее, извините, в Белоруссии, в Белоруссии нет редкозёмов в отвалах. Вот такая конъюнктура.

То есть эта тема глубоко исследуется сейчас недропользователем. И, конечно, она интересная, более комплексное извлечение материалов из полезных ископаемых. У атомщиков есть комплекс "Далур", который вот по этой технологии идёт: в одну трубу уран, а в другую - другие материалы. Очень интересное выступление у вас.

Ну и про Германию вы сказали. Я должен всем передать, вот мы только что провели конференцию Российско-Германского сырьевого форума в Дрездене, такую масштабную, на фоне в принципе сворачивания сотрудничества германо-российского со стороны немцев: они отменили консультации на высшем уровне, межправительственные консультации, Санкт-Петербургский диалог.

Мы провели свою конференцию, я сопредседатель с российской стороны, и приняли решение, что весной следующего года она будет в Мурманске.

Поэтому я всех приглашаю сразу официально, если есть желающие. Конечно, мы там не обойдем вниманием и редкоземельную тематику, и я уже раз, вы помните, чартером приводил из Берлина 60 человек германских политиков, бизнесменов, это было в ходе выборной кампании в 2011 году, и там эти контакты продолжаются. И вот сейчас привезем их весной следующего года для решения практических вопросов по редкоземельной тематике.

Конечно, они интересуют всю Европу и Германию, в том числе, но они не хотят в риски в наши входить. Они говорят: давайте мы у вас купим все, что вы добудете, все концентраты редкоземельные. Но когда их приглашают в месторождения, у нас разрабатываются, то есть разделить риски. Они говорят: а зачем нам это надо. Давай, мы у вас купим, согласуем цену, Китай цены задал, будем у вас брать для диверсификации, а разрабатывать не хотят.

Я предоставляю слово Плетеневу Ефиму Николаевичу - исполнительному директору ЗАО "Вольфрам". Пожалуйста, Ефим Николаевич.

Плетенев Е.Н. Добрый день, уважаемые участники "круглого стола".

Российская Федерация обладает развитой вольфрамовой подотраслью, перерабатывающее минеральное и вторичное сырье и продающее всю номенклатуру готовой продукции из вольфрама.

Российские предприятия, продающие вольфрамовую продукцию высокой степени готовности, обеспечивают занятость более 3 тысяч человек. Два предприятия расположены на территории северокавказского федерального округа, в том числе обеспечивая выполнение задач снижения социальной напряженности в регионе. Бюджеты всех уровней получают сотни миллионов рублей налога в год. Вольфрам является металлом двойного назначения. Вольфрамовая подотрасль страны в полном объеме обеспечила выполнение гособоронзаказа.

Ключевым предприятием подотрасли является "Гидрометаллург". Это предприятие расположено в городе Нальчик (Кабардино-Балкарская Республика), численность персонала 400 человек. Завод производит переработку минерального и вторичного сырья до химически чистых соединений вольфрама.

Технология переработки одна из современнейших в мире, основанная на экстракционных методах очистки раствора. Переработка сырья включает в себя более 15 основных этапов от двухстадийного автоклавного вскрытия концентратов в преодолении около 40 атмосфер, до многоступенчатой очистки от примесей, и в конечном этапе получение химически чистых оксидов вольфрама с содержанием основы компонента около 99,99 процентов.

В ... году впервые в СССР и в России освоено серийное производство синих оксидов вольфрама, так впервые добилась, удалось нам добиться. Основные проблемы завода, несмотря на наличие хорошего спроса на продукцию является хроническая незагруженность завода сырьем. Уровень загрузки составляет от 30 до 50 процентов. В 2012 году составил менее 30 процентов.

Основная причина недозагрузки - это экспортная направленность реализации первичного сырья вольфрамового концентрата связана с глобальным дефицитом в мире вольфрамового сырья и сложившейся по этой причине квазирыночной ситуации ценообразования.

Как многим известно, в 2004 году Китай запретил экспорт вольфрамовых концентратов в полном объеме из страны. И в последствие весь концентрат, который был в мире произведен, просто сейчас скупается всеми крупнейшими их потребителями.

Приведу простой пример, значит, ну, на примере компании Sandvik, которая для обеспечения гарантий поставок себе сырья, при цене изделия в Европе от 300 до 10 тысяч долларов за килограмм, покупает сырье по цене, там, ну, условно, от 30, где-то от 35 долларов и цена ей не принципиальна, ей главное обеспечить выполнение своих заказов. И эта схема применима для крупнейших фирм-потребителей в Германии, Японии, США.

Наша же подотрасль вольфрамовая испытывает очень серьезную конкуренцию со стороны мирового монополиста Китая, который с момента закрытия экспорта, построил мощнейшую подотрасль, производящую всю номенклатуру вольфрамовой продукции. При этом китайские производители вольфрамовой продукции покупают сырье по ценам на 15-20 процентов ниже, чем наша подотрасль.

В результате в Российской Федерации возник реальный риск экспорта из страны всего объема, производимого вольфрамового концентрата и остановки всей производственной цепочки выпуска готовой продукции высокой степени готовности, имеющей стратегическое значение для страны.

В результате Правительство Российской Федерации приняло решение об установлении 10-процентной пошлины на экспорт. Введенная мера позволила в прошлом году увеличить нагрузку завода, но вне достаточной степени для рентабельной работы завода.

Поэтому требуются дополнительные меры по увеличению ввозной таможенной пошлины и перенаправлению потоков сырья российским предприятиям.

Вторым важнейшим предприятием подотрасли является ОАО "Победит", расположенное в городе Владикавказ, Республика Северная Осетия. Численность персонала около 1100 человек.

Основное направление деятельности завода - это производство широкой номенклатуры вольфрамовой продукции: металлические порошки, штабики, твёрдые, тяжёлые сплавы, проволока, электроды. Более чем 70 процентов продукции этого завода направляется на предприятия оборонной промышленности.

Учитывая последние события в Крыму и масштабное вольфрамо-перевооружение и освоение новых видов вооружений, загрузка завода с каждым годом растёт.

Как, наверное, многим известно, как пример, Рособоронэкспорт заключил контракт на поставку в Индию бронебойных боеприпасов, это было примерно где-то 3-4 апреля, сердцем такового снаряда является вольфрамовый сердечник, который как раз производится на заводе "Победит".

У предприятия только военных потребителей более 200 предприятий, производящих боеприпасы, ракетное оружие, самолёты, корабли, танки и многие другие виды вооружений.

Продукция "Победита" производится из химически чистых оксидов вольфрама, выпускаемых "Гидрометаллургом". Соответственно, естественно, закрытие "Гидрометаллурга" автоматически остановит и "Победит" тоже.

Также введён в эксплуатацию завод ... металлов в Брянской области, который создан на принципиально новом уровне, в принципе, для ... предприятий, с применением последних технологий, также потребляет оксид вольфрама производства "Гидрометаллурга".

Также крупное предприятие ... , расположенное в городе Тула, это ОАО "Полема", которое производит вольфрамовый прокат, вольфрамовые тигли также в основном военного назначения, тоже численность больше 1000 человек.

Таким образом, в настоящий момент Российской Федерации обладает развитой вольфрамовой подотраслью, стабильная работа которой зависит от "Гидрометаллурга", предприятия, существующего и развивающегося в сложных условиях мирового дефицита сырьевого вольфрама.

Поэтому у нас есть конкретные предложения по поддержке всей вольфрамовой подотрасли, они, в принципе, были направлены и в Минпромторг, мы готовы предоставить, в общем-то, в рамках рекомендаций "круглого стола".

Председательствующий. Спасибо большое, Ефим Николаевич.

                  . Можно один вопрос?

Председательствующий. Пожалуйста.

                 . Я хочу вам задать вопрос.

Скажите, пожалуйста, в процентом отношении, сколько вашей продукции вольфрамовой уходит за рубеж?

Плетнёв Е.Н. Было озвучено. По итогам 2013 года около 40 процентов примерно.

                 . Спасибо.

Председательствующий. Спасибо.

Слово предоставляется Шингаркину Максиму Андреевичу - заместителю председателя Комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии.

Пожалуйста.

Шингаркин М.А. Спасибо, Валерий Афонасьевич.

Уважаемые коллеги!

Постараюсь кратко, в регламенте Государственной Думы.

Мы с вами понимаем, что российская отрасль редкоземельных металлов даёт национальной экономике не более 8, в пределе 10 тысяч тонн в год. Соответственно, то в десять раз, чем развитые европейские государства. Притом, что в пересчёте на основные металлы: на сталь и алюминий это ещё более низкие показатели с учётом применимости особенно вот этих сталей и алюминия с добавками на территории страны. Получается, что мы потребляем для национальной экономики крайне мало, и не только в высокотехнологичных областях. Именно я хочу сконцентрировать ваше внимание, что не в высокотехнологичных отраслях.

А какой эффект?

Смотрите, 1 тонн ниобия, который применяется в стали, это экономия 200-300 тонн стали. Прямая экономия. Притом, что такая конструкция легче на 40 процентов, а срок её эксплуатации где-то в два раза выше, чем если бы она применялась без ниобия.

Это показатель по-разному для разных характеристик разных металлов для разных лигатур будет разный. Но в каждом из этих случаев мы с вами будем иметь экономию, экономию и ещё раз экономию применяем ли мы это для трубопроводов нефтяных, применяем ли мы это для геологоразведки, применяем ли мы для несущих конструкций мостов, для зданий, сооружений, в том числе, и применяем ли мы это для автомобилестроения.

Вот применение лигатур с применением редкоземельных металлов, это отрасль, которая в национальной экономики не развита, и не разовьется, если сознательно не понуждать к ее развитию. Кстати говоря, справедливо было сказано, осознав именно эти параметры развития, Китай отказался от всяческого вида экспорта товаров, к слову говоря, и даже конечных товаров, которые содержат значительное количество лигатур, если уже, только, не совсем предельное. Имеется в виду в крупном машиностроении и в технологическом. К слову говоря, это вам упрек, вот коллега Никитчук спросил, сколько вы поставляете продукции. Я скажу, честно, поставка бронебойных боеприпасов для Индии на основе вольфрама, это буквальное раскидывание вольфрама.

Если вы вспомните, то фашистская Германия в период противостояния с Советским Союзом не могла себе позволить такую роскошь, как применять вольфрамовые наконечники. Тем более, не стоит это делать в мирное время. Безусловно, мы должны сделать так, чтобы в России сформировался рынок. Рынок ниоткуда не возьмется, и вот Андрей Геннадьевич, будучи заместителем руководителя ФАС четко объяснил, что у нас здесь и дуополе в узком сегменте, я вас уверяю, если мы шире сегмент возьмем, мы тоже увидим отструктурированный еще в Советском Союзе, в том числе разорванные экономические цепочки, которые невозможно на сегодняшний связать воедино, как они были сделаны раньше. Нужно в соответствии с формами рынка искать потребности.

Уж, коль дело у нас заходило про ядерную отрасль, действительно справедливо, Валерий Афонасьевич отметил, что, да и незачем было бы в тысячу раз надежность твелла повышать, потому что все равно через три-пять лет его выгружать, к слову говоря.

Но, с учетом того, что нам нужно вывести из эксплуатации все реакторы типа "РБМК" в ближайшее время потребуется колоссальное количество материалов с особыми свойствами, для того, чтобы построить новые контейнеры, которых по сути дела национальная ядерная отрасль не имела. И для этого потребуется и соответственно и вольфрам, и ниобий.

Потому что в сочетании с вольфрамом и ниобием, стали, алюминия мы как раз создадим комплексные контейнеры с очень надежными характеристиками, подлежащими, к слову говоря, в том числе для хранения безопасного и химически устойчивого. Потому что, как вы знаете, химические процессы, в том числе, в материалах не в выгруженных твеллах, которые в бассейны выдерживают, а в материалах, которые подвергаются разборке, в том числе во всевозможных смывах, высокоактивных …, везде мы имеем дело с очень агрессивными жидкостями. То есть, рынок он будет

Теперь тоже самое в Гособоронзаказе. Как сформировать рынок? Действительно, необходимо, но, по моему мнению, возможно на базе ФАС, возможно в союзе с ФАС необходимо сделать некую площадку редкоземельной биржи металлов. Которая должна сформировать потребности, в том числе не сегодняшнего дня.

Правильно было сказано, грубо говоря, если госкорпорацию "Ростехнология" и госкорпорацию "Росатом" видят, пусть они публично заявят о том в какие годы, в каких объемах, в перспективе они готовы покупать. Грубо говоря, существуют системы, но административная фиксация обязательств как минимум государственных корпораций по установленным размерам. И скажу сразу, считаю, что это нужно делать не только для того, чтобы производители внутри России были заинтересованы инвестировать такие сложные проекты, которые у нас сейчас есть в Якутии.

Возможно, действительно есть по другим, не по вольфраму решения, когда мы могли бы в учет как раз санкций в странах третьего мира получить доступ к редкоземельным материалам, которые разрабатываются там, на основе наилучших технологий, ввезенных в том числе там, допустим немцами или американцами, ну, США, как раз создания таких технологических цепочек, которые находятся политически, скажем так в нейтральных государствах. Позволили бы сегодня с минимальными текущими капиталозатратами не только насытить текущую потребность экономики, но и создать канал перетока технологического. Это отнюдь не отменяет стратегического движения в расширении своей базы. Но, в этом смысле, тогда и внутренний рынок должен быть защищен.

Поэтому, считаю необходимым разработать систему предварительной контрактации со стороны госкорпораций в потребности в редкоземельных материалах для нужд государственного заказа, гособоронзаказа и для других крупно планируемых функционалов. Большое спасибо.

Председательствующий. Вам большое спасибо, Максим Андреевич, за предложение по бирже. Я думаю, это сумятицу в мозги внесет, но информация для размышления есть. Большое спасибо.

Слово предоставляется Лепёшкину Сергею Викторовичу, вице-президенту ЗАО "КБ "Акрополь", которое, я помню, сегодня уже упоминалось. Пожалуйста.

Лепёшкин С.В. Моё выступление будет, постараюсь очень кратко свое видение сказать. Я выступаю от лица добычных компаний, от предприятий, которые производят первичный вольфрамовый концентрат. Как было уже несколько раз сказано, таких компаний в Российской Федерации пять. Тут много специалистов, но, тем не менее, я, может быть, для непосвященных скажу, что такое горнорудное предприятие. Извлечь можно всё что хотите.

Три основных компонента. Первый - это современные методы добычи и обогащения, раз, то бишь технология добычи. Второе - это издержки, которые то или иное предприятие несет в связи со своим производством, два. И изначальное содержание полезного компонента в единице объема. Вот три основных базисных вещи.

Все вольфрамдобывающие компании наши по первым двум параметрам, по технологии обогащения, я думаю, что они, наверное, всё-таки не дотягивают, я думаю, до современных горных производств, в частности, до компаний горнодобывающих Китая. Потому что они добывают 80 процентов всего первичного концентрата, первичного вольфрама.

По издержкам тоже можем мы только догадываться. Я думаю, что издержки китайских компаний значительно ниже.

И второе - изначальное содержание. Мы работаем все, все пять компаний в трудных районах с низким содержанием первичного компонента. Более того, хочу вам сказать ещё одну вещь, что, например, допустим, две из этих пяти работают на остаточных запасах. Вот, допустим, наша самая главная добычная компания, которая добывает первичного концентрата 50 процентов, ей осталось ... я думаю, что ... ещё выступит здесь, но в районе пяти лет существования при текущем уровне добычи.

Теперь что касается наших оппонентов, наших перерабатывающих компаний. На мой взгляд, правительство, принимая 10-процентную, вводя 10-процентную пошлину, сильно не до конца разобралось, почему и встало в споре хозяйствующих субъектов на сторону перерабатывающих компаний. Потому что для переработчиков то же самое, полезное изначальное содержание никакого значения не имеет, а технология, прежде всего, технология обогащения, технология дальнейшей перечистки, технология дальнейшей переработки. И издержки. Так вот и издержки, и технологический процесс, он не отвечает современным требованиям у наших уважаемых переработчиков. Извлечение низкое, потери высокие, а стоимость переработки на единицу объема высокая. Что этому является свидетельством? Прежде всего то, что они не могут покупать по ценам, которые конкурентны с экспортными ценами. Экспортная цена для нас - это есть ориентир некий ценовой. Комплексное исследование Федеральной антимонопольной службы показало, что ни разу за весь период продаж добычных компаний мы не продали ни одного килограмма на внутренний рынок дороже, чем на экспорт. Поэтому основной аргумент наш... Чем руководствовалось наше правительство, я не знаю, в принятии такого решения.

Я вам ещё массу могу приводить аргументов и фактов. Ну, например, уважаемый Степан Михайлович правильно говорил о развитии ЗабГОКа, и мы знаем, что это за предприятие. Но мы сегодня не добываем ни тантал, ни ниобий, ни бериллий не добываем.

Более того я вам скажу так, в прошлом году остановился Ярославский ГОК, флюорит мы не добываем. Остановилась ярославка? Остановилась. Жерекенский ГОК остановился в этом году уже или в прошлом? Остановился. У нас нет молибдена уже. У нас молибден добывал  ... мирового ресурса, одна компания "Жерекенский  и Сорский ГОК", а сегодня нет.

Опять, мы говорили, правительство уделяет огромное внимание развитию Дальнего Востока и Забайкалья. А президент говорит, давайте поможем добывающим компаниям. Где эта помощь? Пять компаний, которые находятся в зоне Забайкалья и Приморского края, они все пять там. Против нас вводится эта  10-процентная пошлина.

Уважаемые коллеги, я, собственно говоря, краток.

Ещё один последний аргумент, что наши коллеги, когда правительство принимало решение о введении пошлины... основным аргументом была нехватка сырья на внутреннем рынке. О какой нехватке сырья на внутреннем рынке может идти речь, если переработчик говорит, что он 40 процентов из поставляемого ему сырья экспортирует? Так не экспортируйте, поставляйте на внутренний рынок всё. О нехватке сырья, о которой вы говорите.

Поэтому я хочу вам сказать, первое, я не знаю, уместно ли это будет здесь, я большое спасибо Федеральной антимонопольной службе хочу сказать за последовательную и объективную позицию. На протяжении многих лет эта позиция не меняется, потому что люди действительно правильно и грамотно разбираются. Спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо большое, Сергей Викторович.

Предоставляю слово Некрасову Андрею Владимировичу - заместителю начальника отдела металлов ФБУ ГКЗ. Пожалуйста, Андрей Владимирович.

Некрасов А.В. Сразу к делу. Если взглянуть на госбаланс, то месторождений, содержащих запасы редких металлов, мы насчитаем более 200. Вместе с тем при значительных запасах, числящихся на госбалансе, российские предприятия вынуждены импортировать товарную продукцию. Основными причинами является, по нашему мнению, первое, то, что значительные запасы редких металлов сосредоточены в комплексных месторождениях. И по действующим технологиям некоторые редкие металлы теряются с хвостами обогащения, некоторые переходят, соответственно, в концентрат основного компонента, допустим, медные, свинцовые, цинковые концентраты, и лишь частично извлекаются в процессе металлургического передела.

Второй момент это то, что числящиеся на госбалансе месторождения редких металлов в своём большинстве не отвечают разведанным месторождениям. То есть они не являются подготовленными к промышленному освоению. Одной из причин этого является недостаточная технологическая изученность. То есть технологические исследования проведены только лишь в лабораторных масштабах, а также по технологиям, не отвечающим современному развитию науки и техники, то есть по затратным технологиям, не позволяющим извлечь наиболее полный спектр попутных компонентов. Также уже сегодня отмечали важную проблему сбыта на территории России из-за заграничного спроса и расположения наиболее перспективных месторождений в экономически неосвоенных районах России.

В целом необходимо отметить, что горный бизнес, он активно реагирует на изменения конъюнктуры. К примеру, при повышении цен на товарные металлы, например, никель в 2007 году, в 2011 году или на золото в 2011-2012 годах резко произошла активизация недропользования, разбирались лицензии, проводились геологоразведочные работы на перспективных площадях, переоценивались ранее признанные забалансовыми по экономическим причинам месторождения. В целом положительная динамика роста на товарные металлы, она соответствующим образом сказалась и на объёме соответствующих месторождений по вот этим металлам, которые были направлены на госэкспертизу.

Вместе с тем повышение цен на редкие металлы не нашло должного отражения, должного отклика со стороны недропользования. Так за последние 10 лет на госэкспертизу поступило всего 19 отчётов по месторождениям, содержащим редкие металлы. Из этих 19 месторождений нет ни одного вновь выявленного объекта.

Основной причиной предоставления материалов на госэкспертизу, материалов ТЭО кондиции и подсчёта запасов являлась в целом необходимость выполнения условий лицензионных соглашений, а по отдельным месторождениям и госконтрактов.

Если посмотреть в разрезе видов технологических, точнее, месторождений, собственно, редкометалльные составляет всего 6 месторождений, это Левозёрское, Чуктуконское, Катугинское, Зашихинское, Орловское, Большетогнинское.

Если рассмотреть титаноциркониевые месторождения песков - это Бешпагирское, Тарское, Камбулатское. Остальные месторождения являются комплексными, в основном, действующими объектами. Три месторождения медно-колчеданных руд, где попутными компонентами являются редкие металлы и редкие земли. 5 месторождений Хибинского массива апатитно-филиновых руд, переоценка которых была проведена в 2012-2013 году, а также пограничные редкометалльно-флюоритовое месторождение и вольфрамовое месторождение с попутным компонентом редкометалльных ... - это Спокойненское. То есть, практически, за 10 лет произошла переоценка значительной доли редких металлов России.

Вместе с тем, и если взглянуть на эти месторождения, то большинство из них, за исключением, конечно, действующих месторождений, подсчитаны по временным разведочным кондициям. То есть, они являются оценёнными и не подготовленными к промышленному освоению.

Если отдельно рассматривать собственные редкометалльные месторождения, прошедшие госэкспертизу, то только одно месторождение является разведанным - это месторождение Катугинское. А Лавазёрское месторождение действующее, которое было представлено на госэкспертизу, представлялось с одной целью - получение эксплуатационных кондиций в связи с крайне тяжёлой экономической ситуацией, и получение нулевой ставки НДПИ на забалансовые запасы. Также есть титаноциркониевое месторождение только одно - это Бешпагирское, является разведанным.

Но вместе с тем даже по разведанным месторождениям, в том числе разрабатываемым, экспертиза отметила необходимость продолжения дальнейших технологических исследований с целью определения возможности и целесообразности извлечения попутных компонентов. То есть, даже на действующих месторождениях технология переработки минерального сырья не является оптимальной на сегодняшний день.

Переоценка в современных экономических условиях месторождений, содержащих редкие металлы, без проведения соответствующих технологических исследований, учитывая современное развитие науки и техники, - это, в общем-то, не недостаточно. Такая оценка может быть проведена только для предварительной оценки сырьевой базы в целях разработки соответствующих программ по её изучению.

Значительные запасы редких металлов сосредоточены в техногенных образованиях, о чём сегодня уже говорилось. Но я тоже повторю. Эти техногенные образования сформировались при переработке комплексных руд. К примеру, апатито-нефеливых руд Хибинского массива, редкометалльных флюоритовых руд, которых вела отработку на Ярославском ГОКе, ну и можно, наверное, сюда же Лавозёрское месторождение и ряд других.

При государственной экспертизе ГКЗ рекомендовало провести технологические исследования по возможности и целесообразности получения дополнительных продуктов из техногенных образований. Кроме того, это является требованием как отдельных лицензионных соглашений, так и в целом закона "О недрах" по комплексному использованию недр.

По нашему мнению, первоочередной является задача определения возможности и целесообразности вовлечения попутных компонентов из техногенного сырья с определением перечня соответствующих элементов, потребность которой может быть погашена за счёт этих техногенных образований. Необходимо, безусловно, провести технологические исследования по техногенному сырью и при положительном эффекте провести разведку техногенных образований и поставить их на госучёт.

Вместе с тем, уже тоже сегодня отмечалось, но повторимся, отношения, возникающие с использованием отходов горнодобывающих и связанных с ним производств, попадают под действие двух федеральных законов, это закон "О недрах" и закон об отходах, в которых имеются противоречия в части переработки техногенного сырья, в части необходимости лицензирования этого вида деятельности, в части права собственности и возможности свободной переуступки прав третьим лицам.

В первую очередь, по нашему мнению, эти противоречия вызваны отсутствием юридически закреплённых понятий, как техногенное сырье, техногенные месторождения, техногенные образования. Такие термины необходимо внести в правовой оборот, что поможет разграничить полномочия между двух федеральных законов. Зачастую сталкиваемся с тем, что уникальные техногенные месторождения, содержащие хорошие и запасы, и содержание полезных компонентов, передаются как отходы другим собственникам, соответственно без уплаты НДПИ и со всеми вытекающими последствиями.

Что касается, сегодня говорили о техногенном сырье, сказали, что по Якутии составляет 1 процент, но вот буквально месяц назад прошла госэкспертиза техногенного сырья отвалов куронакской группы золоторудных месторождений, это я в качестве ремарочки, то, что работа ведётся, и со стороны ГКЗ имеются соответствующие методические рекомендации, поэтому никаких преград мы здесь не видим.

С целью стимулирования переработки техногенного сырья, может быть, стоит внести какие-то дополнительные льготы, к примеру, обнулить нулевую ставку НДПИ, учитывая то, что сейчас речь идёт о редких металлах в стратегическом сырье. Необходимо большее внимание уделять соответственно технологическим свойствам, внедрять методы предварительного обогащения, что сможет снизить количество руды, направляемой собственной на передел, рассмотреть варианты извлечения попутных компонентов путём внедрения дополнительных схем собственно в процесс технологический, а не извлечения потом более затратного из техногенного сырья.

Зачастую недропользователь не заинтересован, чтобы его руды были признаны комплексными, потому что это возлагает на него дополнительную нагрузку, как необходимость дополнительного учёта, так и модернизации производства, и многое другое. Содержание действительно попутных компонентов, они зачастую являются непромышленными в рудах.

Но если взглянуть на баланс распределения запасов технологической цепочки, обогащение, в том числе металлургию, можно увидеть, что отдельные попутные компоненты накапливаются в каком-то одном из видов передела, которые могут извлекаться по действующим технологиям или же по технологиям, которые будут внедрены в ближайшее время. Поэтому вопрос о постановке на госучёт указанных попутных компонентов, он стоит очень остро, и ГКЗ этим активно занимается.

В целом разработка большинства месторождений, содержащих редкие металлы, является низкорентабельной. Это касается и разведанных месторождений, о которых я говорил, это Катугинское и Бишпагерское. Да, к примеру, Бишпагерское месторождение титаноциркониевых песков, оно экономически нерентабельно без попутной реализации нерудной продукции.

То есть в связи с этим возникает вопрос о необходимости развития частно-государственного партнёрства, о чём уже сегодня было сказано, вводить меры по стимулированию извлечения полезных компонентов. А, может быть, даже, наоборот, вводить санкции при неизвлечении попутных компонентов при наличии спроса и при наличии освоенных технологий.

Повышение рентабельности освоения месторождения также может повышаться и достигаться за счёт повышения передела конечной продукции. То есть если мы считаем рентабельность производства на концентраты, на руду - это одно, на концентраты - другое, да, на товарный металл - это уже совсем другая будет ликвидность.

И последний момент. Учитывая то, что редкие металлы входят в список стратегических видов полезных ископаемых, сведения о которых составляют государственную тайну, а также то, что месторождения, стоящие на госбалансе, содержащие редкие металлы, относятся к участкам недр федерального значения, видимо, стоит вводить какие-то дополнительные требования к организациям, осуществляющим как и разведку, так и добычу, так и переработку сырья, содержащего редкие металлы. Всё у меня. Благодарю.

Председательствующий. Спасибо большое, Андрей Владимирович. Я, как и многие тут, испытываю трепет перед ГКЗ, поэтому о регламенте вам не напоминал. Спасибо.

Мельников Дмитрий Леонидович, главный инженер Соликамского магниевого завода. Пожалуйста.

Мельников Д.Л. Уважаемые коллеги, я представляю Соликамский магниевый завод, ну, и в группе с компанией Ловозерской горно-обогатительной компанией и Российским институтом титана и магния.

Ну, и, наверное, то, что я скажу, оно пойдет несколько вразрез тому, что говорили представители Мурманской области и Республики Якутия (Саха) о том, что все-таки правильно. Наверное, правильно оба, это и развивать регионы вкупе с труднодобываемым сложным минеральным сырьем, но, наверное, не менее важно поддерживать существующее производство и углублять его.

Наше предприятие специализируется на переработке лопарита. Начало состоялось в конце 50-х годов на Ловозерском горно-обогатительном и к началу 90-х годов период рассвета ГОК состоял из двух рудников, двух обогатительных фабрик, цеха по производству высокочистых металлических калия, натрия, рубидия, цезия. Выпускал 25 тысяч тонн, поставлял этот лопарит в Силламяэский сланцевый комбинат и Соликамский магниевый завод и имел планы, увеличение производства до 46 тысяч тонн.

Сейчас остался в составе один рудник, одна обогатительная фабрика мощностью 12 тысяч тонн "Карнасурт", реально добывается 7,5 тысяч тонн. Единственное, имеется единственный потребитель Соликамский магниевый завод, у предприятия лицензия до 2027 года, запасы для существующем уровне производстве, мы оцениваем, хватит на 40 лет, но и мы сейчас сталкиваемся в фактом, что в ближайшее время придется идти на значительные расходы в связи с тем, что придется переходить на другие горизонты добычи руды потом, чтобы сохранить существующий объем производства.

Лопарит на Соликамском магниевом заводе начале перерабатывать в 1971 году и к началу 90-х годов перерабатывали 12 тысяч тонн в год с выпуском радиоактивных концентратов и их дальнейшей переработки в Казахстане.

Сейчас, как я уже сказал, мы перерабатываем 7,5 тысяч тонн, перерабатываем хлорным методом с получением оксидов и хлоридов ниобия, тантала различной частоты, суммарных карбонатов, редких земель и губчатого титана.

Предприятие является единственным в России производителем ниобия, тантала, редких земель, и при наличии дальнейших технологий переделок, в принципе, с точки зрения сырья мы вполне бы удовлетворяли потребности страны в данных материалах и сейчас, и на ближайшее, а, может, и не только ближайшую перспективу.

На двух предприятиях трудится более 4 тысяч человек и, к сожалению, по итогам 2013 года у нас предполагаемый убыток будет порядка 350-400 миллионов рублей. Почему я это все сказал? Мы, я бы хотел сказать о двух причинах.

С одной стороны - это сбыт. СМЗ является продуктом советской системы разделения производства по различным предприятиям. Вся продукция следующего высокого передела и соответственно основная прибыль производилась в Эстонии и Казахстане. В итоге сейчас в России эти переделы отсутствуют и поныне, и Соликамский магниевый завод производит, так сказать, полуфабрикаты с ограниченным спросом и стоимостью и мы можем получать высокую доходную часть только при условии роста цен на сырье, а это для наших металлов, это происходит, может быть, раз в 10 лет.

С другой стороны обратная сторона медали - это затраты. А здесь нас постоянно убивают цены естественных монополий - это электричество, газ, транспорт. Мы металлургическое предприятие с получения магния электролизом, поэтому себестоимость энергии составляет у нас около одной трети. За последние 9 лет цена на электроэнергию выросла практически в два раза с ростом от 16 до 15 процентов в год, при этом всем известно, что цены на редкометальную продукцию такой возможности счастливой не имеют, а последние годы цены просто падают.

Но и особое новое влияние на нас и на нашего соседа, это Титаномагниевый комбинат "АВИСМА" оказал карналлит, сырье для производства магния и хлора. Если в течение 2000-х годов ежегодный рост цены был в пределах инфляции, то за 2012-2013 год цена выросла в три раза.

Каковы наши предложения. Мы не просим участников "круглого стола", уважаемых депутатов, помочь в борьбе с монополистами. Это требование никогда традиционно не работает.

Но мы хотели бы организовать у себя выпуск продукции более высокого передела и стоимости, полезного и для нас, и для промышленности в целом. Поэтому мы предлагаем вам рекомендовать включить в федеральную целевую программу по редким и редкоземельным металлам реализацию проекта создания производства разделенных соединений редких земель на базе Соликамского магниевого завода. Нам кажется ошибкой, что Соликамский магниевый завод и ЛГОК забыли и не включили в эту целевую программу. Ведь мы единственные в стране производители, которые ещё выпускают эти продукты.

Задача создания в стране редкометалльной отрасли полного цикла от трудной базы до конечных изделий крайне важна и крайне сложна. Очень трудно будет выполнить все её части одновременно. Поэтому было бы неправильно не воспользоваться тем, что у нас в стране уже есть. Это работающая рудная база, переработка, подготовленный персонал. Мы предлагаем использовать этот потенциал и продвигаться дальше. В настоящий момент мы реализуем программу переработки части нашей редкоземельной продукции в Казахстане на мощностях бывшего Иртышского химико-металлургического завода. Уже появились стратегические покупатели разделенных продуктов, а главное определены качественные характеристики, востребованы в современных технологиях. А на базе этих разделенных продуктов их можно направлять и на оборонное производство, и в новые какие-то технологии и материалы. Можно делать и магниты, и катализаторы, и люминофоры, и прочие материалы. Это поможет сохранить и время и, самое главное, деньги, и сохранить независимость нашей промышленность, в первую очередь оборонной, от экспорта.

В целом мы, Соликамский магниевый завод и ЛГОК, готовы предоставить бизнес-план создания производства разделенных редкоземельных элементов на базе СМЗ в соответствующие ведомства. И мы просим вас поддержать нас в реализации этого. А реализовать мы сможем. В этом уверенность есть. У нас сохранился научно-исследовательский проектный институт, имеется опытное производство, промышленный персонал. 5 лет назад мы построили и запустили производство губчатого титана, а сейчас построим и разделение редких земель. Таким образом, в этом случае, я считаю, что за три года мы сможем решить эту задачу, и страна получит в промышленных масштабах разделенные редкие земли, на базе чего можно строить уже дальнейшую политику и производство.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое, Дмитрий Леонидович. Я разделяю вашу точку зрения. У меня такая же сейчас проблема не в сырьевом обеспечении редкоземельной и редкометалльной отрасли, не в получении оксидов, а в разделении оксидов и получении чистых металлов и производстве продукции из них, там, где мы просто отстали и утратили эти способности. Но на основе Соликамского магниевого или не Соликамского, как бы ФЦП предусмотрело. Но мы вас услышали. Я думаю, мы в рекомендации тему вернуться к этому вопросу включим обязательно.

Получилось так у нас, что главное предприятие - производитель концентратов, ..., который 50 процентов выпускает концентратов Российских, завершает у нас выступление. Шагойко Владимир Гаврилович, генеральный директор ГРК "АИР". Пожалуйста. Не по значению, а наоборот, просто поздно заявку дали, не хотели выступать, а потом все же надумали. Пожалуйста.

Шагойко В.Г. Добрый день, уважаемый председатель! Добрый день, уважаемые депутаты Государственной Думы и участники данного "круглого стола"! Представляю вольфрамовый бизнес Приморья, Дальний Восток, это горнорудную компанию "АИР" и Приморский горно-обогатительный комбинат.

Хотелось бы маленько вернуться в прошлое. В Советском Союзе было 12 вольфрамдобывающих предприятий. К сожалению, в период распада Советского Союза все 12 предприятий были практически уничтожены до нуля. Остались на плаву единицы, в том  числе, после трехлетнего простоя и мы - Приморский горно-обогатительный комбинат.

На сегодняшний день мы являемся монополистами в производстве вольфрамовых концентратов, добываем более 70 процентов в России вольфрамового шеелитового концентрата. 

Считаем, что введение пошлины её, как заградительной - это ошибочная мера правительства, которое стимулирует одних хозяйствующих субъектов против других. Результатом данной пошлины, если провести аналитику 2013 года, она вот вводилась временно, на сегодняшний день, в 2014-м уже на постоянной основе.

Конкретно наша группа предприятий не доплатила в бюджет свыше 157 миллионов рублей. Аналогично не доплатили другие горнодобывающие предприятия.

И я думаю, что и следующий передел - это тоже гораздо меньше заплатили в бюджет, несмотря на 10-процентную пошлину. Почему это происходит? Нам мотивация Минпромторга не понятна.

Если сравнивать горнодобывающие предприятия и предприятия следующего передела, то по капиталоёмкости, ну их сравнивать невозможно. То есть, чтобы построить горнорудное предприятие, надо в 20-30 раз больше вложить, чем в гидрометаллургический передел.

Сравнивать, где мы находимся, и что мы добываем, с социальной точки зрения, мы находимся в дальних регионах, где нет инфраструктуры дорожной, энергетической, ну в труднодоступных вещах. И введение пошлины мотивировалось тем, что якобы данной продукции не хватает в России. К сожалению, это не так.

Представитель ФАСа здесь докладывал и есть его записка на имя министра Минэкономразвития, где говорится, что данная продукция того же ..., того же гидрометаллургического завода Нальчика - до 80 процентов поставляется на экспорт, притом цены, продаваемые на экспорт, до 40 процентов ниже, чем внутри России. Вот и всё. То есть это совершенно неправильные вещи. И считаю, что в данной комиссии всё-таки надо изменить постановляющую, рекомендательную часть и всё-таки, чтобы правительство вернулось и более внимательно рассмотрело то, что, итоги данной введённой пошлины.

Я считаю, что просто губим горнодобывающие предприятия, губим. В прошлом году мы не только не уменьшили налогодобывающую базу, но и сократили сам объём добычи из-за того, что у нас не хватает оборотных средств на горнокапитальные, горнопроходческие подготовительные работы.

Сократили выпуск продукции на 654 тонны. И результат этой ошибки и в этом году, ещё на плюс 700 тонн в плане сокращают. То есть мы рубим... И вот наши коллеги по этому вопросу, они сначала нас загубят, а потом себя. Другого варианта нет.

Поэтому, уважаемые депутаты, уважаемый председатель, прошу всё-таки вернуться к этому вопросу более внимательно и порекомендовать правительству: более объективно подойти к этому вопросу, что пошлиной надо пользоваться - это же такой тонкий инструмент, очень тонко.

И если мы остановим горнорудные предприятия, то их возобновить практически невозможно. Это нужны десятилетия. Скажу пример: наши месторождения заканчиваются через пять-шесть лет, то есть не будет этих 80. Занимаемся ближайшим месторождением... Так вот его инвестиционная составляющая свыше миллиарда долларов.

Что такое построить новый гидрометаллургический завод на тот же объём, который производим мы? Это не более 50 миллионов долларов. Вот и всё. Цена вопроса.

И добавленная, добавочная стоимость их передела, она мизерная по сравнению с концентратом, что мы делаем и руды. Поэтому за что мы...? Если за тот передел, который завод твёрдых сплавов имеет в Кировограде, да, я за тот передел, но он тоже требует больших вложений.

Всё. Спасибо за внимание.

Алексеев Г.Ф. А можно вопрос задать?

Председательствующий. Большое спасибо, Владимир Гаврилович.

Вот у Росгеологии, вопрос есть к вам.

Геннадий Фёдорович, пожалуйста.

Алексеев Г.Ф. Владимир Гаврилович, а скажите, пожалуйста, точно так же, как Сергей Викторович Лепёшкин выступал тоже против этой заградительной пошлины, а если бы отечественных потребителей вашего сырья поставить в равные условия с иностранными компаниями хотя бы с точки зрения возврата НДС на 18 процентов, который сразу же удорожает для российских потребителей вашей продукции, в сравнении с тем, что вы поставляете на экспорт, как вы думаете, это бы позволило стимулировать развитие перерабатывающего бизнеса в Российской Федерации или нет?

Шагойко В.Г. Я могу ответить, так сказать, легко на этот вопрос.

Во-первых, так сказать, как бы нам...

                   . Я отвечу на этот вопрос очень просто, что НДС... нам поставлять внутри России гораздо выгоднее при равных условиях, что цена одинаковая.

                    . (Не слышно.)

                    . Без НДС. При этом мы прожили это дело. И имеем возврат НДС через три месяца, но мы прожили. И на сегодняшний день работая, мы ежемесячно получаем этот возврат НДС. Внутри страны мы сразу имеем доминацию. То есть сразу НДС получаем. Но при этом ценовая политика внутри страны, учитывая вот введённую пошлину, как бы пытаются они, чтобы они им поставляли концентрат за минусом пошлины. То есть стоит 100 рублей, значит, 10 процентов отнимаем, значит, за 90 рублей мы должны им продавать. Хотя за рубеж мы продаём за 100 рублей. И платим пошлину в казну государеву. А тут, получается, 10 процентов отдай им. А если будет 100 процентов пошлины, то, грубо говоря, мы должны выпустить и им подарить.

Вот логика какая. Вот такие вот у нас отношения. Мы никак не можем договориться по ценовой политике.

                  . Геннадий Фёдорович, можно про НДС я вам скажу?

Председательствующий. Спасибо, Владимир Гаврилович.

Так, Сергей Викторович, тут я слово даю или не даю. А то тут ящик Пандоры похоже открыли. Вот короткий комментарий, и всё. Я всех предупреждаю.

                  . Извините, пожалуйста.

По НДС очень простая ситуация. Цены внутри России мы считаем без НДС и на экспорт без НДС. Экспортная цена, условно я говорю, близка сегодня 30 долларов за 1 килограмм триоксида вольфрама без НДС, а, соответственно, мы готовы на основе базиса 30 долларов считать им дешевле, дешевле. Мы нашим коллегам можем продать по 28. Только, когда они платят, они платят НДС сразу, а с экспортом НДС мы получаем через полгода. Вот и всё.

Председательствующий. Спасибо большое.

Коллеги, у нас не выступили ещё три или четыре записанных докладчика. К сожалению, время закончилось. Я приношу извинения. И прошу в письменном виде передать материалы нам.

Мы подводим итоги нашего "круглого стола".

Я просил бы Алексея Александровича, если есть комментарии по ходу выступлений, обсуждения, пожалуйста.

                   А.А. Спасибо большое, ещё раз.

У меня комментарий, пока свежо в памяти выступление последнего выступающего, в двух словах про ценообразование просто прокомментирую.

Мы у себя на площадке в Минпромторге неоднократно собирали представителей переработчиков и сырьевиков, и хотели всех поставить в равные сырьевые условия. И не был представлен ни один контракт, ни одно ценовое предложение от сырьевиков в наш адрес. Приезжали с предложениями 2011 года, 2013 года. А на самом деле всё достаточно просто. Ценовое предложение включает в себя качество, количество, пошлину, НДС, все условия поставки и так далее. Вот на данный момент эти предложения не представлены.

Далее. Было, конечно, очень продуктивное совещание с точки зрения представления всех возможностей Российской Федерации практически по сырьевой базе, по всем месторождениям. Но напомню вам, что формировании государственной программы и подпрограммы развития редкоземельных металлов учитывались все предложения, и были выбраны только те предложения, те месторождения, которые реально освоить и реально профинансировать, потому что всё, естественно, профинансировать за счёт государство невозможно.

Следующий момент. Что касается государственно-частного партнёрства.

Наша подпрограмма, она на самом деле является примером этого государственно-частного партнёрства. Ни один рубль, финансируемый российским государством в данную программу, не действителен без внебюджетного финансирования, оно идёт по уровню, минимум, один к одному.

Соответственно, все те предложения, которые вы высказывали, они также присутствуют в подпрограмме. Вы, если будет возможность, ознакомьтесь, пожалуйста, с текстом подпрограммы, с результатами проведённых конкурсов, там указаны все технологии: и фосфогипсовые, и технологии разделения. Тот же самый Соликамский магниевый завод, который был, изначально у нас присутствовал в этой подпрограмме, по позиции собственника текущего на тот момент  он вышел из этой подпрограммы. Точно так же вы можете участвовать в ней, точно так же вы можете возвращаться, но имейте в виду, что это мы делаем все объекты финансирования с коэффициентом один к одному, бюджетные средства к внебюджетным. Всё, спасибо большое.

Председательствующий. Большое спасибо, Алексей Александрович. Я буквально несколько слов добавлю к тому, что мы услышали все, и я по ходу выступления комментировал.

Вот вопрос глубокой переработки и добавленной стоимости максимальной или экспорта сырья, он не такой простой и неочевидный. Значит, есть Китай, в качестве примера приводили по этой резонансной отрасли, которая является отраслью редкоземельных и редких металлов. Есть Австралия, которая не пугается и живёт на экспорте сырья всевозможных направлений, концентратов, значит, и не заморачивается и не чувствует себя сырьевым придатком мировым. То есть это вопрос государственный выбора стратегии развития страны в целом социально-экономического. Поэтому эта сфера при всей её резонансности, ну и неоднозначности, я тоже не скажу, что здесь ответы на все вопросы априори уже даны, что надо добиваться всевозможно глубокой переработки и, в том числе, значит, душить экспортной пошлиной сырьевиков.

Я ровно так же не согласен с крайней позицией о том, что дайте все условия для развития рудно-сырьевой базы, значит, и пусть они развиваются, но при этом создадим условия очень тяжёлые экономические, финансовые, ценовые, тарифные для перерабатывающих предприятий, те, которые формируют продукцию, ну, с более высокой добавленной стоимостью.

Это выбор всегда у государства вот такой очень непростой, и как всегда здесь как в законодательной деятельности, так вот в конкретном примере, всегда нахождение компромисса. Если есть конфликт интересов, а ход обсуждения показал, что он достаточно острый такой конфликт интересов сегодня или, по крайней мере, участники этого бизнеса подают его очень остро. И нам ещё нужно, наверное, две-три недели на площадке Комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии, значит, доработать этот вопрос, проанализировать все предложения, которые и были в проекте у нас, те, которые прозвучали в ходе выступлений комментарии.

И я ещё раз хочу обратиться к коллегам, кто не успел выступить, передать нам в письменном виде свои предложения, мы доработаем эти предложения, ну и постараемся найти взвешенное решение, которое в целом отвечает и интересам государства и бизнеса.

Спасибо большое за участие всем присутствующим и отдельно спикерам.

Меню

Новости экологии

Яндекс.Метрика