С т е н о г р а м м а парламентских слушаний на тему: Стратегия развития геологической отрасли Российской Федерации до 2030 года

 

 

 

 

С т е н о г р а м м а парламентских слушаний

Комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологиина тему:

"Стратегия развития геологической отрасли Российской Федерации до 2030 года"

 

Здание Государственной Думы. Малый зал.

24 июня 2014 года. 11 часов.

 

 

Председательствует председатель Комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии В.И.Кашин.

 

 Председательствующий. Уважаемые товарищи, коллеги!

Значимость обсуждаемой сегодня темы не вызывает ни у кого сомнения и прежде всего скажу несколько слов о значении геологической отрасли Российской Федерации.

Россия занимает лидирующее положение в мире по разведанным и прогнозным запасам нефти и газа, черных металлов, минеральных удобрений и других полезных ископаемых.

Геологическая отрасль обеспечивает минерально-сырьевую, энергетическую и экономическую безопасность Российской Федерации.

Добыча полезных ископаемых обеспечивает более половины доходов федерального бюджета и свыше 70% экспортных поступлений.

При этом на работы по воспроизводству запасов полезных ископаемых тратится менее половины процента от общей суммы доходов бюджета.

Однако большинство месторождений полезных ископаемых найдены и разведаны еще в прошлом веке советскими геологами, обеспечившими страну минерально-сырьевой базой на десятилетия вперед.

Вместе с тем необходимо отметить, что Правительство Российской Федерации в последние годы уделяет значительное внимание формированию нормативно-правового обеспечения в сфере геологического изучения недр и воспроизводства минерально-сырьевой базы.

Стратегия развития геологической отрасли Российской Федерации до 2030 года, утвержденная распоряжением Правительства Российской Федерации  от 21 июня 2010 г. № 1039-р, наряду с государственной программой Российской Федерации «Воспроизводство и использование природных ресурсов» (подпрограмма «Воспроизводство минерально-сырьевой базы, геологическое изучение недр») являются ключевыми документами  стратегического планирования геологоразведочных работ.

Реализация этих документов обеспечивает получение результатов, характеризующих значительный вклад геологоразведочной отрасли в экономику страны, ее минерально-сырьевую безопасность, перевести геологическую отрасль на качественно новый уровень.

В 2013 году в результате проведения геологоразведочных работ открыто 30 месторождений углеводородного сырья и 75 месторождений твердых полезных ископаемых. За 2013 год достигнуто воспроизводство минерально-сырьевой базы по наиболее значимым для национальной экономики видам сырья, таким, как нефть, газ, уран, железные руды, медь, золото, серебро, платиноиды.

Проделана значительная работа по обоснованию и установлению исключительного права России на ресурсы недр и морского дна в Охотском море. В результате Российская Федерация получила исключительное право на освоение природных ресурсов, в том числе полезных ископаемых, расположенных на территории данного анклава.

Подводя итог, можно уверенно сказать, что за последние несколько лет отрасль развивалась, обеспечивая потребности экономики страны.

В то же время повышение степени изученности нашей страны, обострение мировой конкуренции в области энергоресурсов ставят перед геологической отраслью все более сложные задачи. Для их решения необходимо совершенствовать сам инструмент воспроизводства минерально-сырьевой базы России как совокупности информационных, научных и сервисных организаций, работающих в данной отрасли.

Именно этому посвящена Стратегия.

Государство во всем мире берет на себя региональное изучение и начальные стадии поискового этапа. Бизнес отвечает непосредственно за поиск, оценку и разведку месторождений -  наиболее капиталоемкие и рискованные стадии.

Таким образом, геологическое изучение недр выполняется двумя взаимозависимыми секторами - государственным и коммерческим. Один не может существовать без другого, они в совокупности и образуют геологическую отрасль.

Конечно, при реализации стратегии геологической отрасли необходимо учитывать специфические черты геологоразведочных работ, такие как наукоемкость, исследовательский характер, сезонность, многоэтапность и многостадийность, вероятностный характер результатов работ, необходимость обеспечения совместимости результатов исследований, полученных на разных стадиях,

Учитывая это, важно принимать меры законодательного характера для повышения инвестиционной привлекательности геологического изучения недр и воспроизводства минерально-сырьевой базы.

Так, в целях повышения инвестиционной привлекательности геологоразведочных работ принят Федеральный закон «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О недрах» №227-ФЗ от 23 июля 2013 г. (увеличен срок геологического изучения недр в удаленных и труднодоступных регионах Восточной Сибири и Дальнего Востока с 5 до 7 лет).

В целях повышения инвестиционной привлекательности разработки шельфовых месторождений принят Федеральный закон от 30 сентября 2013 г. № 268-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с осуществлением мер налогового и таможенно-тарифного стимулирования деятельности по добыче углеводородного сырья на континентальном шельфе Российской Федерации», в соответствии с которым предусматривается реализация комплекса мер стимулирования разработки шельфовых месторождений.

Также с целью стимулирования разработки новых месторождений принят Федеральный закон от 23 июля 2013 г. № 213-ФЗ «О внесении изменений в главы 25 и 26 части второй Налогового кодекса Российской Федерации и статью 3.1 Закона Российской Федерации «О таможенном тарифе».

Принят Федеральный закон от 30 сентября 2013г. № ФЗ-267 «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации в части стимулирования реализации региональных инвестиционных проектов на территориях Дальневосточного федерального округа и отдельных субъектов Российской Федерации», устанавливающий нулевую ставку по налогу на прибыль, налогу на имущество и налогу на добычу полезных ископаемых для крупных инвестиционных проектов.

В целом комплекс законов направлен на активизацию вложения частных инвестиций в геологоразведочную деятельность, так как предусматривает для недропользователей существенные льготы - введение налоговых каникул по НДПИ на Дальнем Востоке по твердым полезным ископаемым, дифференциацию ставок НДПИ при разработке трудноизвлекаемых запасов нефти, установление особого налогового режима при добыче углеводородного сырья на континентальном шельфе.

Несмотря на положительную динамику, за последние 20 лет в геологической отрасли образовался целый перечень проблем.

Из-за постоянного недофинансирования геологоразведки изученность территории Российской Федерации значительно ниже, чем в развитых странах.

Расходы России в общемировых затратах на геологоразведочные работы (ГРР) по твердым полезным ископаемым, по экспертным данным, составили всего 3% (Канада–16%, Австралия-12%, США– 8%, Мексика  - 6%, Чили - 5%, Китай – 4%).

Истощение накопленного за десятилетия поискового задела – участков недр, готовых для предоставления в пользование инвесторам связано с недофинансированием государством геологоразведочных работ начальных стадий, которое, начиная с 2008 г., составило около 40 млрд. руб.

Федеральным законом «О федеральном бюджете на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов» по подпрограмме «Воспроизводство минерально-сырьевой базы, геологическое изучение недр» объемы бюджетных ассигнований уменьшены в 2014 году на 2,1 млрд. рублей, в 2015 году – на 2 млрд. рублей, в 2016 году – на 3,2 млрд. рублей.

На этом слайде мы видим динамику затрат федерального бюджета на геологоразведку углеводородного сырья за последние 10 лет.

А этот слайд показывает динамику затрат недропользователей на геологоразведочные работы по углеводородному сырью с 2004 года.

С 2005 года прирост запасов нефти, газа, превышает объемы добычи. Однако основные объемы прироста получены на ранее открытых месторождениях. Крупных, по-настоящему значимых открытий практически не совершается. В частности, по нефти в последние 15 лет ежегодно открывалось в среднем около 55 месторождений со средними запасами в одном объекте от 2,5 до 6,0млн. тонн. Тем самым «свежих» запасов приращивалось от 140 до 330 млн. тонн, из них по промышленным категориям всего 25-40 млн. тонн или около 5% от годового прироста.

Геологоразведочная отрасль в целом и, как следствие, воспроизводство минерально-сырьевых ресурсов в настоящее время находятся под воздействием следующих основных негативных факторов:

Внутренние факторы:

Причины:

•        затягивание сроков реализации ключевых мероприятий «Стратегии развития геологической отрасли РФ до 2030 года»;

•        недофинансирование из федерального бюджета ранних стадий геологоразведки, низкий уровень инвестиций и инноваций.

Следствия:

•        Исчерпание поискового задела вследствие нарушения баланса между локализацией прогнозных ресурсов, приростом разведанных запасов и добычей полезных ископаемых.

До настоящего времени несформирован предусмотренный Законом Российской Федерации «О недрах» федеральный фонд резервных участков недр по стратегическим и дефицитным видам полезных ископаемых.

Нетрадиционные и трудноизвлекаемые виды и источники углеводородного сырья практически не изучаются и не опоисковываются. Отсутствует система геолого-технологического доизучения и вовлечения в промышленное использование огромных объемов накопленных отходов горно-обогатительного производства.

•        Крайняя неравномерность и недостаточность геологической изученности территории Российской Федерации, Геологическая изученность Российской Федерации, в основе которой лежат государственные геологические карты мелкого среднего и крупного масштабов, крайне недостаточна и значительно уступает изученности развитых стран (США, Канады, Западной Европы и др.), где современным высокотехнологичным геологическим картированием охвачено 100% территории.

Средств, которые выделяются в рамках реализации программы картирования территории России в масштабе 1:200 000 по каждой отдельной площади, участку, достаточно лишь для того, чтобы собрать воедино и проанализировать данные, полученные ранее, большинство работ реализуются камерально, новые полевые исследования почти не проводятся.

Плотность сети поискового бурения и сейсморазведки на углеводороды в России в 2-5 раз ниже, чем в США, Англии, Норвегии, Китае.

•        Разобщенность первичной геологической информации по регионам, отсутствие единой цифровой платформы хранения, обработки, анализа и интерпретации геологических данных, отсутствие централизованных государственных кернохранилищ для долговременного хранения и обработки каменного материала.

•        Низкая степень изученности и, как следствие, инвестиционной привлекательности участков недр, выставляемых Федеральным агентством по недропользованию на аукционы.

В связи с отсутствием единой системы системы классификации запасов, гармонизированной с международными стандартами, недропользователи дополнительно обременяются прохождением дополнительных экспертиз и аудитов, что снижает их интерес к развитию отрасли.

Внешние факторы:

Причины:

•        обострение международной обстановки и риск прекращения поставок остродефицитного минерального сырья, а так же технологий, оборудования и программного обеспечения зарубежного производства, необходимого для геологоразведочных работ;

•        риски искажения геологической информации о недрах Российской Федерации иностранными компаниями вследствие активной экспансии на рынок геологоразведочных услуг.

Без достоверной геологической информации невозможны эффективные инвестиции в поиск, разведку и разработку месторождений нефти и газа. Цена ошибочных решений, принятых на основе неполных или некачественных исследований, может выражаться сотнями миллиардов рублей.

На российском рынке сервисных услуг в сфере геологии активизировали свою деятельность зарубежные компании, снижается уровень национального контроля за использованием геологической информации. Доля на сервисном рынке ГРР, и особенно в высокотехнологичном сегменте растет. В 2000 г. на компании с иностранным участием приходилось лишь 5% отечественного рынка геологоразведочных работ, в 2012 – 27%, по экспертным оценкам рост иностранного присутствия может привести к 2020 году к контролю 50-60% рынка зарубежными концернами.

Следствия:

•        Зависимость высокотехнологичных отраслей промышленности от импорта стратегически важных и остродефицитных полезных ископаемых (алюминий, марганец, уран, хром, олово, титан, ванадий, редкоземельные элементы, и др.),.

•        Риск утраты и/или искажения первичной геологической информации и ее несанкционированной утечки за рубеж.

•        Критическая зависимость отечественных геологоразведочных компаний от поставок оборудования, технологий и программного обеспечения импортного производства. Конкурентоспособность отечественных геологических компаний зависит от поставок импортного оборудования и программных средств: в сейсморазведке - около 90 процентов, электроразведке - более 70 процентов, буровом оборудовании - более 30 процентов.

•        Предельный износ морально устаревшего геологоразведочного оборудования государственных геологических компаний составляет в среднем 70%.

•        Низкая обеспеченность кадрами организаций геологического профиля.

Дефицит и старение высококвалифицированных кадров, снижение престижа профессии геолога. Средний возраст основной части сотрудников составляет 50-65 лет.

По данным последних лет, от 30 до 50 процентов выпускников-геологов работают не по специальности. Дефицит молодых инженеров, экономистов и управленцев, а также других специалистов с высшим образованием в геологической отрасли составляет свыше 20 тыс. человек.

Причины дефицита высококвалифицированных геологических кадров известны, они отражены на слайде.

Избежать потери контроля над стратегической для России отраслью и гарантировать постоянное восполнение минерально-сырьевой базы страны можно только через модернизацию основных фондов, финансирование научных разработок и внедрение инновационных технологий.

Наш Комитет постоянно работает над решением проблем отрасли через законотворческую деятельность.

Государственной Думой приняты в первом чтении законопроект № 371615-6, уточняющий отнесение участков недр к участкам недр федерального значения и законопроект № 116807-6 «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О недрах» и в Федеральный закон «О соглашениях о разделе продукции» о геологической информации.

Уже в июле будем принимать во втором чтении законопроект №348208-6  «О внесении изменений в статью 34 Закона Российской Федерации «О недрах» (о праве на государственное денежное вознаграждение за открытие месторождения полезных ископаемых) и законопроект №392336-6 «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О недрах» и статью 2 Федерального закона «Об отходах производства и потребления» (о совершенствовании правового регулирования разработки месторождений углеводородного сырья в части квалификации вод, попутно добываемых и используемых при добыче углеводородного сырья

Основные задачи, которые нам надо решить при реализации Стратегии геологической отрасли показаны на слайде. В нем несколько основных направлений:

-повышение инвестиционной привлекательности ГРР,

-снижение административных барьеров;

- повышение достоверности запасов и ресурсов

- повышение роли государства в сфере геологического изучения недр и воспроизводством МСБ.

Необходимо соблюсти условия эффективного реформирования в сфере геологической отрасли, создать оптимальные условия сотрудничества недропользователей и государства, обеспечить стабильный, предсказуемый и законодательно закрепленный режим, использовать мировой опыт. Это позволит создать эффективный инструмент управления минерально-сырьевым комплексом страны, обеспечить геополитические интересы Российской Федерации и сырьевую безопасность в условиях быстро меняющегося мира.

Спасибо. (Аплодисменты.)

Слово для доклада предоставляется Валерию Анатольевичу Пак, заместителю Министра природных ресурсов, природопользования и экологии и руководитель Федерального агентства по недропользованию. Подготовиться товарищу Сибагатуллину.

Пак В.А. Уважаемый Владимир Иванович, уважаемые коллеги! После доклада, базового доклада Владимира Ивановича приходится быстро пересматривать свою презентацию, потому что он достаточно квалифицированно затронул практически многие аспекты статей геологической отрасли.

Но я хотел бы начать своё выступление с краткой характеристики той ситуации, которая сложилась в геологической отрасли в преддверии принятия статей. Спасибо.

В 2010 году существенно сократился резерв объектов, на которые, возможно, получение значительных приростов запаса интенсивно добываемых полезных ископаемых. Высокие административные барьеры негативно сказывались на инвестиционной привлекательности геологического изучения недр и воспроизводства минерально-сырьевой базы.

Не в полном объёме выделялись средства федерального бюджета. Стихийный процесс приватизации геологических предприятий поставил под угрозу сохранение научно-технического и кадрового потенциала отрасли. Поэтому назрела острейшая необходимость принятия Правительством Российской Федерации статьи стратегического документа "Развитие геологической отрасли".

Такой документ был принят в 2010 году. И на самом деле сегодня он является программным документом, в том числе и для Федерального агентства по недропользованию, практически мы следуем вот этому основополагающему документу.  Чётко были определены цели стратегии, выделены приоритеты поставленной задачи.

Ключевое значение для развития отрасли принадлежит финансированию геологоразведочных работ как за счёт средств федерального бюджета, так и за счёт средств недропользователей. Ну достаточно серьёзно, на 35 процентов выросли бюджетные ассигнования, но при этом достаточно серьёзно выросло и финансирование геологических, геологоразведочных работ недропользователями. То есть, по сути, частными инвестициями.

Если вы обратите, если посмотрите на представленный график, вы увидите, что фактически на 1 рубль государственных вложений приходится 9 рублей инвестиций, вложенных компаниями-недропользователями.

Были определены также этапы в стратегии. Первый этап, который завершился, по сути, в 2012 году, он был достаточно короткий, его цель была - создание первоочередных нормативно-правовых и экономических механизмов развития отрасли.

По сути дела, он выполнен. В этот же период было создано Государственное акционерное общество "Росгеология", которое также явилось одним из мероприятий в стратегии. 

Второй этап - до 2020 года. Реализация стратегии будет осуществляться в рамках Государственной программы Российской Федерации о производстве и использовании природных ресурсов и сопровождаться завершением институциональных преобразований.

На третьем этапе вклад недропользователя в воспроизводство минеральной сырьевой базы будет определяющим, а средства федерального бюджета в больших объёмах будут направляться на региональные геологические исследования. По сути дела, три базовых этапа развития стратегии, которая была утверждена Правительством Российской Федерации.

Кратко, не буду, наверное, я останавливаться на данном слайде, здесь, собственного говоря, показана динамика прироста запасов, всё, что связано с воспроизводством, по основным видам она выполняется. Владимир Иванович также сказал об этом в своей презентации.

И более подробно, может быть, не подробно, но в своём выступлении я бы просил, Владимир Иванович, представить своего руководителя ГКЗ о вот этих спорных вопросах, которые у нас возникают с пересчётами, там реальностью запасами, тогда и дать слово руководителю ФБУ "ГКЗ" Шпурову Игорю Викторовичу.

Осуществление планомерного изучения территории Российской Федерации, её Континентального шельфа в соответствии с изданием, с составлением и изданием государственной геологической ... и 200-тысячного масштаба. Это одна из задач.

Она также выполняется, и также было рассказано о том, что действительно очень знаменательное событие произошло в этом году - это, по сути дела, утверждена наша заявка на шельф Российской Федерации, прирощенная территория без войн, а путём, собственно, геологической ..., действий наших, общего действия наших ведомств, прирощенных на территории Российской Федерации.

И успех по Охотскому морю - это репетиция к выполнению нашей главной задачи - установление российской юрисдикции на участок площадью свыше 1,2 миллиона квадратных километров в Северно-Ледовитом океане, по которому завершена подготовка российской заявки при предоставлении в комиссию ООН. И в конце этого года планируется передать эту заявку в комиссию.

Важное значение в деятельности министерства придаётся охране рационального использования недр. На слайде показаны результаты контрольно-надзорной деятельности, утилизации попутного нефтяного газа, которые также успешно решаются, и приведены данные по мониторингу опасных геологических процессов и явлений.

Наиболее ярко значение мониторинга проявилось на сочинской Олимпиаде, по сути дела, мы без особых проблем, проведя соответствующую подготовку и наладив мониторинг, с нашей частью всё было выполнено и, как вы знаете, прошла успешно Олимпиада как с точки зрения спортивных достижений, так и отсутствия негативных изогенных процессов.

В стратегии развития геологической отрасли определены зоны ответственности государства и бизнеса за реализацию всех этапов и стадий геологоразведочного процесса. При этом самый ответственный и рискованный этап геологоразведочной цепочки и, может быть, наиболее, скажем, инвестиционноёмкий с точки зрения рисков, в поиске оценки полезных ископаемых частично выпадает и становится ... звеном геологоразведочного процесса.

Для стимулирования развития работ на поисковом этапе необходимо создать экономические и административные условия. В частности одной из мер усиления поисково-разведочного этапа явилось создание ОАО "Росгеология", объединившего 37 геологических производственных предприятий.

Создание Росгеологии, в результате которого была остановлена бесконтрольная приватизация государственных геологоразведочных организаций, явилось только первым этапом оптимизации организационной структуры геологической отрасли. Сейчас осуществляется второй этап консолидации государственных организаций, в ходе которой министерством подготовлены предложения по дальнейшему усилению Росгеологии за счёт 10 государственных геологических предприятий, включённых в план приватизации, и созданию в ведении Роснедр сети федеральных бюджетных учреждений, участвующих в реализации возложенных на агентство полномочий.

Очень важным условием качественного проведения работ государственного акционерного общества является докапитализация Росгеологии с целью технического перевооружения. Не секрет для многих присутствующих здесь, что оборудование, которое было закуплено в 2000 годах, достаточно серьёзно устарело, и государственное акционерное общество должно быть: а) конкурентоспособным; б) в состоянии выполнять как госзаказ, так и возможные частные заказы на достаточно высоком качестве и технологическом уровне. Также этот вопрос актуален для федеральных бюджетных учреждений.

Предусматривается, что создаваемая сеть подведомственных Роснедрам бюджетных учреждений будет включать организации научно-аналитического и информационно-экспертного блока. Научно-аналитический блок отрасли предполагается создать через организацию, подведомственную геологической организации, специализированных федеральных бюджетных учреждений. Реализация полномочий Роснедр в сфере геологического изучения недр и государственного управления фондов недр с участием ФБУ будет осуществляться по следующим направлениям.

Комплексное геолого-картографическое изучение недр - ФГУП ..., ФГУП ... геология, ФГУП .... Геологическое изучение воспроизводства минерально-сырьевой базы углеводородного сырья - ФГУП ..., ФГУП "ЗапСибНИИГГ". Геологическое изучение и воспроизводство минерально-сырьевой базы твёрдых полезных ископаемых - ВИМС ...

Такая структура, по сути, является прототипом государственной геологической службы, аналогичной геологическим службам ведущих сырьевых стран мира, что позволит сохранить и развить научно-производственный и технологический потенциал российской геологии. Для реализации данной части стратегии необходимо приостановить акционирование вышеперечисленных предприятий с целью создания федеральных бюджетных учреждений, подведомственных Роснедрам.

Этот слайд, он, по сути дела, освещает всё, что сделано в нормотворческой деятельности, я хотел бы ещё раз поблагодарить за поддержку Государственной Думы и Совета Федерации, которые действительно очень заинтересованы и творчески, инициативно работают в этом направлении. Останавливаться подробно на каждом законе я не буду, Владимир Иванович в своём докладе это отразил.

Экономическое стимулирование. Экономическое стимулирование недропользования нацелено на привлечение внимания недропользователей к изучению и освоению континентального шельфа Российской Федерации, территории Дальневосточного федерального округа, вовлечению в освоение трудноизвлекаемых запасов нефти.

На наш взгляд, назрели решения по поддержке недропользования в части установления вычетов затрат на геологоразведку из НДПИ, а также включить рассрочку разового платежа. Эта льгота предполагается на стадии именно поисковой и поисково-оценочных работ.

Особое внимание стратегии уделено совершенствованию системы сборов и предоставления геологической информации. Вообще это базовое направление, которое, собственно говоря, одна из базовых задач и стратегий федерального агентства. Понимаете, информация является основным результатом труда геологов, и чем больше геологов будет пользоваться информацией, чем она доступнее будет среди геологического сообщества, тем у нас больше вероятности новых открытий и новых научных работ и так далее.

За это время отменена плата за геологическую информацию, рассекречены данные Госбаланса по нефти и попутному газу. Сейчас во втором чтении находится закон, поправки к Закону "О недрах",  предусматривающие единый геологический фонд информации, а также уход, не уход, а передача информации со сроком использования более 5 лет государству, и по сути дела гриф "конфиденциальность" на информации, которая с датой ее получения более 5 лет становится открытой. Это тоже очень важное направление.

Здесь мне хотелось бы, чтобы все понимали, что в 1992 году, когда формировался Закон "О недрах" предполагалось, что геологическая информация и ее конфиденциальность послужит неким продуктом обеспечения геологической отрасли дополнительным финансированием, но это не произошло. И так же как атавизм, являлась секретность на геологическую информацию по балансу запасов, таким же атавизмом сегодня является вот этот гриф "коммерческая тайна", которая по сути всем мешает работать, не дает возможности серьезного обобщения материалов и затягивает эти процессы. Поэтому принятие этого закона очень важно для развития геологической отрасли.

Я не буду тоже останавливаться на внедрениях и научных достижениях. Здесь очень много представителей научных организаций. Я думаю, в своих докладах они более подробно осветят это направление.

Следующий слайд посвящен кадровому обеспечению отрасли кадрами. Владимир Иванович также подробно осветил эту тему. Я единственное хотел добавить.

Я считаю, на данном этапе очень важно развитие детско-юношеского движения геологов. Потому что мы перешли немножко в другое, как бы в другое время и воспитывать геологов, но хотя это было и раньше, нужно с детских пор, потому что геология очень часто являлась потомственной. И создание и поддержка этого движения дает нам очень большие надежды, что эти ребята придут потом в институты, а в дальнейшем и пополнят ряды геологов Российской Федерации.

Второе направление, которое сегодня очень важно, оно и было тоже, но сегодня придается ему большое значение - это послевузовская подготовка, это специализация уже непосредственно в компании, такие примеры есть.

То есть вот этот комплекс совместных работ общественности, образовательных институтов и предприятий позволит нам как раз добиться притока кадров достаточной высокой квалификации.

Несмотря на то, что потенциал минерально-сырьевой базы России продолжает оставаться привлекательным, мы не можем игнорировать целый ряд рисков, оказывающих влияние на ситуацию с воспроизводством минерально-сырьевой базы. Условно мы выделяем макроэкономические, это сырьевые риски и риски регулирования.

Макроэкономические риски определяются состоянием мировых экономических тенденций, и мы по сути на них влиять не можем, в то же время они влияют, конечно, на инвестиционный процесс, в том числе и в геологической отрасли.

К отраслевым рискам можно отнести уменьшение размера открываемых месторождений в районах традиционной добычи полезных ископаемых, ухудшение качества и уменьшение содержания полезных компонентов руд, недостаточная изученность удаленных и труднодоступных регионов страны, где развитие широкомасштабной геологоразведки за счёт средств недропользования, ограничивается отсутствием инфраструктуры, включение в прогнозный план приватизации подведомственных Роснедрам научных организаций, участвующих в реализации полномочий агентства в области государственного управления недрами.

Также следует признать наличие регулятивных рисков, затрудняющих работу отрасли, в частности введенный в 2008 году институт участков недр федерального значения очевидно требует настройки, потому что у предприятий, которые ведут геологические исследования, нет 100-процентной гарантии, что в дальнейшем они получат право использовать данный участок, и это основополагающий фактор.

В нашем законодательстве отсутствуют экономические меры, целевым образом стимулирующие геологоразведку, их на сегодняшний день вообще нет. В то время как такие механизмы предусмотрены законодательством практически всех стран, где минерально-сырьевая база является важным компонентом национальной экономики. При этом если макроэкономические риски в основном находятся вне нашего влияния, устранять сырьевые и регулятивные риски – наша прямая обязанность.

Для нивелирования отраслевых рисков необходима концентрация бюджетных средств на проведение ГРР наиболее перспективных территорий по важнейшим видам минерального сырья, а также расширение участков недропользователей, участие недропользователей в проведении поисковых работ за счёт введения механизма экономического стимулирования.

Для углеводородного сырья территориям, где велика вероятность открытия средних и крупных месторождений нефти, были выделены пять зон. В этих зонах ожидается прирост запасов углеводородного сырья преимущественно за счёт новых открытий, доля которых в сложной структуре прироста запаса пока не велика. В целом структура прироста запасов, я уже говорил, вызывает много вопросов, но здесь в своём докладе пояснения даст Игорь Викторович.

Основные меры по снижению регулятивных рисков лежат в сфере совершенствования законодательства и в первую очередь направлены на  снятие административных барьеров, совершенствование института участников недр федерального значения.

Уважаемые коллеги, в заключение отмечу, что реализация Стратегии развития геологической отрасли идёт в соответствии с намеченными планами и в установленные сроки.

Анализ сложившейся в отрасли ситуации выявил негативные тенденции. Эти тенденции обусловлены отраслевыми макроэкономическими рисками, требуют принятия мер по целевому стимулированию геологоразведочных работ недропользователей посредством специальных экономических механизмов, формированию сети подведомственных Роснедрам ФБУ на базе научных организаций, участвующие в реализации функций агентства по геологическому изучению и управлению фондом недр, совершенствованию законодательства с целью создания благоприятной среды для поисково-оценочных работ.

Совершенствование законодательства, в свою очередь, необходимо сфокусировать на снижении административных барьеров, развитии ... движения, изменении критериев для участков недр федерального значения, а возможно, необходимо уже и посмотреть в целом на список стратегических объектов или сырья, потому что ну вот, с нашей точки зрения, пришло время и пересмотра в целом этого списка объектов федерального значения.

Благодарю руководство профильных комитетов Федерального Собрания за предоставленную возможность рассказать о ситуации в геологической отрасли, достигнутых результатах, назревших проблемах ...

На самом деле я от души, Владимир Иванович, благодарю вас, потому что это, может быть, не совсем такая заметная в публикациях или где-то тема. Но сегодня мы все знаем, что минерально-сырьевая база – это основа Российской Федерации, а геология на самом деле – основа этой минерально-сырьевой базы, и уделять внимание этому направлению просто необходимо.

Надеемся и в дальнейшем на плодотворное взаимодействие с законодательной властью в решении проблем геологической отрасли, но я вообще в этом не сомневаюсь. Вот Владимир Иванович действительно сделал  достаточно такой серьезный и объемный доклад, и чувствуется, что комитет Думы очень серьёзно занимается этой проблематикой. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое.

Слово для выступления предоставляется Сибагатуллину Фатиху Саубановичу – председателю подкомитета профильного по углеводородам и недропользованию.

Подготовиться товарищу Панову.

Сибагатуллин Ф.С. Уважаемый президиум, уважаемые участники!

Уже выступающий с докладом Владимир Иванович  сказал о том, что отрасль стратегическая, геофизическая отрасль, геология - стратегическая. Да, это обеспечивает в дальнейшем безопасность страны и обороноспособность страны. Но об этом мы пока не все понимаем или недопонимаем. Сегодня  докладывают о том, что работаем неплохо и есть успехи, особенно на шельфе, то, что очень много у нас наших запасов. Я не против. Очень даже хорошо на шельфе, на Ледовитом океане у нас большие запасы. Надо сделать там и разведку, и оконтуривание, и дальше-дальше.

Я считаю, у нас очень много запасов и на суше. Открываются в последние годы на суше, но их мало, правда, есть и крупные месторождения, есть и средние. Вот скажем, в частности, в Якутии толоканские месторождения. Товарищ Богданов, "Сургутнефтегаз", хвалит, не нахваливается, 40 тонн ... А если сравнить с Татарстаном, в Татарстане ... относится скважина 3,8 тонн. Говорим, там суровые условия, в Якутии, но не в десять же раз.

Я к чему это говорю? Потому что "Татнефть" ищет месторождения то в Ираке, то в Ливии. И сколько потеряли средств? Знаете, там какая обстановка. В последнее время вынуждены были тоже выйти в Ирак. Там ведутся переговоры с Курдистаном. А я обращался и к прежнему генеральному директору "Татнефти" Тахаутдинову, сейчас уже новый, Марганов. Они говорят: пожалуйста, предлагай, где. Мы работали, можем работать, осваивали западносибирские месторождения, самотлорские месторождения, Лангепас это чисто наш..., вот строители Татарстана, нефтяники Татарстана построили. То есть нам лететь-то до Сургута или до... сегодня мы говорим, надо разведать в Восточной Сибири, до Иркутской области, Красноярского края, до Якутии на два часа меньше, чем от Москвы лететь. Вахтовым методом они, как говорится, освоили. Вот в этом  вопросе у нас пока недопонимание.

Или же, почему сегодня "ЛУКОЙЛ" вынужден строить ветряки на территории Болгарии? Они же у нас, как говорится, матёрые нефтяники. Они из ветровой энергии получают там электроэнергию, строят там в полном смысле ветряки. Здесь, я думаю, какое-то взаимопонимание, организация, особенно в геологоразведке и по предоставлению месторождений. Здесь большая, я считаю, у нас недоработка.

И вот говорим о подготовке кадров, тоже вроде неплохо, вот если посмотреть данные. В последние годы всё больше теряет престижность профессия геолога... нет такого звучания нашей молодости. Правда, в Татарстан сейчас каждый год шлют юных геологов, проводится и в этом году оно будет проводиться 1 июля. Но юные геологи, когда ещё станут геологами, необходимо ждать много-много лет. А вот то, что звучание "экономист" сегодня, "юрист", "менеджер"... Раньше ведь была романтика,  песни сочиняли о геологах.  Здесь просто, я думаю, и у нас нет идеологии и пропаганды, с одной стороны, с другой стороны - оплаты труда. Оплата труда, сегодня средняя оплата труда геолога около 30 тысяч рублей на геологических работах. За 30 тысяч рублей вряд ли после окончания института поедет в леса и болота молодой человек. Об этом пока мы думаем мало.

С чем она связана, оплата труда? Почему она такая низкая осталась в геологии или в геофизике? Потому что всё больше и больше становится затрат на материально-технические средства. У нас планируемые объёмы работ, они не так быстро повышаются, стоимость работ геологических, а материально-технические ресурсы, они, как говорится, геометрически профессии повышаются. Что мешает повышать заработную плату?

Хотя бы возьмём дизтопливо, бензин. Буквально за пять лет оно стало ровно в два раза дороже. А вот, когда планируемая геологическая работа, мы не закладываем там, в два раза оно не увеличилась в два раза. Оно увеличилось в 1,3 раза только. Вот это всё за счёт оплаты труда.

Низкая оплата труда - считайте, это уже приводит к обесцениванию рабочей силы, ухудшению социально-экономических условий на производстве, к снижению стимулирующей роли заработной платы. Это один из моментов.

Дальше - геофизика. Технологическое оборудование геофизических работ, оно у нас явно устаревшее. Вот из-за этого к нам, извините за такое выражение, лезут иностранцы на своих усовершённых, новых технологических оборудованиях. И у нас около 70 процентов работ выполняют нам иностранцы.

Поэтому первичная обработка данных должна проводиться у нас на местах, на территории Российской Федерации. Вот это ещё один момент.

Дальше, последнее. Отсутствует у нас закон о геологоразведочных работах. Мы говорим: мы много за последние годы принимали в закон "О недрах" изменений, дополнений, добавлений. Их сегодня уже перечислил Владимир Иванович. Но нам необходимо, если мы считаем эту отрасль стратегической, обязательно у нас должен быть закон о геологоразведочных работах.  Необходимо выработать концепцию закона о геологоразведке. А на основе этого создать законопроект, возможно, на конкурсной основе. Пусть принимают участие и производственники, которые знают лучше всех процесс геологоразведки. Посмотрим на конкурсе, какой закон лучше, обсудим с вами вот тогда, как говорится, мы уже примем закон. Спасибо за внимание. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо.

 Слово предоставляется Панову Роману Сергеевичу, генеральному директору "Росгеология". Подготовиться Орлову.

Панов Р.С. Добрый день, уважаемые коллеги! Спасибо за то, что дали возможность на этой высокой трибуне высказать о тех проблемах, которые сегодня стоят перед холдингом. Владимир Иванович уже о ряде проблемных вопросов и о необходимости укрепления позиции холдинга  на рынке, сегодня говорил. Я остановлюсь в своём докладе на тех вопросах, которые сегодня уже выполнены, сделаны и о тех проблемах, которые, по мнению руководства компаний, стоят сегодня в первоочередных мерах.

Следующий слайд, пожалуйста.

Решение о создании холдинга было принято ещё в 2009 году на уровне Правительства Российской Федерации.

В 2011 году был издан указ Президента Российской Федерации о создании открытого акционерного общества "Росгеология".

И мы видим, что холдинг создан в целях обеспечения комплексного геологического изучения недр и воспроизводства минерально-сырьевой базы Российской Федерации, я хочу подчеркнуть, на основе передовых геологических, геофизических и геохимических технологий, а основными направлениями деятельности предприятия определены: геологические изучения и выявления ресурсного потенциала перспективных территорий Российской Федерации, перспективных, её континентального шельфа, акватории внутренних морей дна мирового океана Арктики и Антарктики, локализацию и оценку ресурсного потенциала не распределённого фонда недр, также государственный мониторинг состояния недр. Что по факту было консолидировано на безе предприятия, 37 активов, большая часть из которых расположена в центральной и южной частях Российской Федерации. 37 активов, которые расположены по общему объему только в 3,4 процента общего рынка объема ГРР Российской Федерации, который сегодня оценивается в 300 миллиардов рублей.

На сегодняшний момент завешена консолидация активов предприятий, однако предельное старение оборудования достигает 80 процентов.

Мы видим, что серая зона на карте показывает отсутствие там, полное отсутствие там, предприятия холдинга.

Следующий слайд, пожалуйста.

Сегодня часто задают мне вопрос о том, а что сделано сегодня и что собой представляет предприятие Росгеология, насколько оно устойчивое и способно решать стратегические задачи, стоящие перед холдингом.

Да, действительно, предприятие сформировалось на базе 37 активов, которые находятся в разной степени производственной и научной готовности, однако за последний год концептуально изменилась позиция холдинга как финансовая, так и производственная.

Консолидированные активы, общая выручка по 2014 году предполагает средний рост на 16 процентов, сформирован полностью корпоративный центр, обеспечена постановка единой системы управления холдингом, начинаются процедуру корпоративного преобразования.

Особое внимание уделено решению задач по трудно извлекаемым запасам, они стоят на начальной стадии, однако сегодня на базе холдинга создан координационный центр при Министерстве природных ресурсов, именно по этой проблематике.

Налаживается взаимоотношение с регионами Российской Федерации. На сегодняшний момент с 28-ю субъектами, ключевыми с точки зрения недропользования, уже подписаны соответствующие соглашения и ведётся работа.

Следующий слайд, пожалуйста.

Для того чтобы решить концептуально-стратегические задачи, принципиально нужно изменить отношение и позиционирование холдинга на российском рынке. Для того чтобы соотношения участия холдинга в объеме геологоразведочных работ стало паритетным и сопоставимым на уровне основных западных компаний, представленных на российском рынке, доля компаний должна составлять не менее 20 процентов от общего объема рынка геологоразведочных работ.

Для того чтобы обеспечить сегодня реализацию инвестиционный программы, рентабельность по чистой прибыли должна быть не ниже среднеотраслевой и составлять 8,6 процента.

Общий объем инвестиций, рассчитанный в инвест-программе холдинга на минимально необходимом уровне для того, чтобы достигнуть показателей износа оборудования на уровне 30-50 процентов, должен составить 22,6 миллиардов рублей.

Соотношение объемов собственных средств и средств частных недропользователей при реализации проектов ранней стадии геологоразведки должно быть обеспечено на уровне 25 процентов к 75-ти процентов.

Привлечённый объём инвестиций по проекту геологоразведочных работ должны составлять не менее 10 процентов от объёма выручки холдинга.

И концептуально необходимо изменить подход к работам в части научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Сегодня такая доля в общем объёме выручки составляет всего лишь 0,2 процента. Если к 2020 году удастся достигнуть хотя бы 6 процентов, мы можем считать, что это хороший показатель. Следующий слайд, пожалуйста.

Сегодня разработана модель, утверждена стратегия развития холдинга советом директоров, которая предполагает концептуальное изменение позиционирования холдинга на рынке путём консолидации активов государственных, подлежащих приватизации в соответствии с прогнозным планом приватизации, утверждённым Правительством Российской Федерации в 2013 году, и которая призвана обеспечить тот мультипликативный эффект, о котором Президент Российской Федерации нам говорил на комиссии по ТЭКу, в части влияния на смежные отрасли и обеспечения отраслевого заказа. Следующий слайд, пожалуйста.

Если мы несколько шире посмотрим на те проблемы, о которых сегодня уже коллеги говорили, то надо сказать, что, безусловно, стратегия реализуется, но выполнение её в определённых элементах затягивается. Темпы роста рынка геологоразведочных работ сегодня - одни из самых высоких в экономике Российской Федерации, они составляют до 14 процентов в год.

При этом при такой динамике консолидации и развития государственных геологических активов мы объективно не успеваем за сложившимися и эффективно работающими на российском рынке конкурентами. Это объективные обстоятельства, это данность, с которой сегодня надо считаться. И если мы такими же темпами и дальше будем заниматься консолидацией активов, то доля холдинга на рынке будет не увеличиваться, а снижаться. Следующий слайд, пожалуйста.

При интенсивной работе и реализации стратегии по консолидации активов Росгеология должна обеспечить соответствующее позиционирование в системе взаимодействия как с недропользователями, с основными конкурентами, так и с государственными органами власти, обеспечив все виды работ геологического профиля в объёме не менее 20 процентов от общего объёма ГРР, должна стать специализированным институтом развития, обеспечивающим привлечение частных инвестиций на ранних стадиях геологоразведочных работ, а также обеспечить реализацию государственных задач в части межправительственных соглашений по международному взаимодействию и присутствию Российской Федерации на рынках зарубежных стран в части геологоразведки. Следующий слайд, пожалуйста.

Консолидация активов позволит сформировать по принципу научно-производственных объединений, это было реализовано Мингео СССР в своё время, по следующим ключевым направлениям: по геофизике, бурению, работам на шельфе, съёмке, поиску и мониторингу, и формированию научно-производственного кластера. Следующий слайд, пожалуйста.

Задачи, которая стоят, они комплексные, сложные, но состояние сегодняшнее технических средств, износ их недопустимо высокий, а говорить сегодня о практической конкурентоспособности возможно только по отдельным направлениям деятельности.

С этой точки зрения необходима опережающая докапитализация холдинга соответствующими средствами, направленными целевым образом на модернизацию. Ещё раз, это тот механизм, который позволит обеспечить мультипликативный эффект производства качественного геофизического, бурового и другого сопутствующего оборудования, которое производить сегодня ещё пока российский промышленный комплекс способен. Следующий слайд, пожалуйста.

Необходимы, безусловно, меры господдержки в этом направлении, и решать эту задачу только с позиции холдинга невозможно, здесь нужна работа и Министерства природных ресурсов, и Министерства энергетики, и Министерства экономического развития, и Министерства промышленности и торговли Российской Федерации. Такую работу сегодня ведём, но нужны целевые программы. Сегодня стимулированием реализации таких программ, например, по линии Минпромторга, является софинансирование 2/3 ставки рефинансирования Центрального банка. При этом реального эффекта для обеспечения модернизации и пополнения парка оборудования фактически это не даёт.

Председательствующий. Давайте, завершайте. Дайте ещё 2 минуты. Завершайте.

Панов Р.С. Спасибо.

Следующий слайд, пожалуйста. Один из вопросов, который сегодня стоит перед отраслью в целом, это трудно извлекаемые запасы. Сегодня мы уже об этом говорили, Валерий Анатольевич сказал много об этой проблеме, поэтому лишь хочу сказать, что 65 процентов извлекаемых запасов сегодня – это те самые трудно извлекаемые запасы, которые требуют концептуального развития технологий и оборудования. И это одна из ключевых проблем, на которую нужно обратить именно государственное внимание. Требуется разработка отдельной государственной программы, которая бы обеспечивала софинансирование этой работы.

Следующий слайд, пожалуйста. Консолидация таких усилий позволит объединить уже сегодняшние имеющиеся наработки и соединить их с потребностями реальных недропользователей.

Следующий слайд, пожалуйста. Предложения "Росгеологии" соответствующим образом внесены в профильный комитет Государственной Думы, заключаются концептуально в следующем. Это рекомендовать правительству ускорить принятие решений о дальнейшей консолидации на базе холдинга соответствующих подведомственных предприятий различной принадлежности, рассмотреть возможность внесения в уставной капитал денежных взносов в части докапитализации компаний, направленных целевым образом на модернизацию. Рекомендовать разработать подпрограмму изучения и освоения трудно извлекаемых и нетрадиционных видов углеводородов и разработать меры господдержки и стимулирования импортозамещения оборудования, технологий и программного обеспечения для отечественных производителей оборудования соответствующего профиля.

Спасибо, Владимир Иванович. Спасибо, уважаемые коллеги. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо, Роман Сергеевич.

Слово предоставляется Орлову Виктору Петровичу, президенту Российского геологического общества.

Пожалуйста, подготовиться товарищу Шпурову.

Орлов В.П. Добрый день, уважаемые коллеги! Мы с вами рассматриваем стратегию развития геологической отрасли. Этот вопрос поднят был в 2008 году в постановлении Совета Федерации. Откровенно говоря, мы об этой отрасли имеем довольно ориентировочное представление, поскольку располагаем более или менее конкретными данными о её качественном, количественном и другом составе, техническом вооружении не только по предприятиям, относящимся к государственному сектору и выполняющим примерно около 15 процентов общих объёмов геологоразведочных работ в стране. И в этих предприятиях работает около, опять подчёркиваю, 25 тысяч человек.

А основную-то погоду и основные объёмы работ выполняют другие сектора, о которых у нас очень мало сведений. Это в частности, частный сервисный сектор, представленный примерно тысячами предприятий и фирм различного масштаба и назначения, это и корпоративный сектор, представленный геологическими подразделениями добывающих компаний, в основном крупных компаний. Поэтому об их качественном составе, об их технической вооружённости мы можем судить только косвенно, ориентируясь на учтённые объёмы геологоразведочных работ.

Но если в целом говорить о состоянии отрасли, то, по моей оценке, она ещё не вышла из состояния кризиса после 2009 года, и это не голые слова. Рекордные 272 миллиарда рублей объёмов выполненных работ в прошлом году в сопоставимом виде это всего 86-87 процентов от 2008 года. О каком рекорде можно говорить о финансировании, если в сопоставимом виде это ниже? Это подтверждают и физические объёмы работ. В частности, объёмы поискового разведочного бурения на нефть и газ, а это важнейший показатель, это примерно 45-50 процентов общих затрат, они составляют всего 82 процента от уровня 2008 года.

Поэтому то же самое можно говорить и по количеству открываемых месторождений, всё ниже. И единственное что радует и надёжно – это устойчивый прирост запасов. Да, здесь мы научились кое-чему, но он у нас уже, это уж так, ремарочка, почти не зависит от объёмов, физических объёмов работ, идет и идёт, вроде как сам по себе.

Проблем в отрасли, я вот чуть-чуть только назвал, кое-какие моменты, много. Прежде всего проблема - выйти на докризисный уровень. Это ближайшая проблема. И мы не видим её, надо, потребуется два-три года.

Вторая задача уже стратегического направления и более долгосрочная. Часть из проблем, которые сегодня уже подняты, обсуждались совсем недавно на "правительственном часе" в Совете Федерации. Часть проблем было затронута на межведомственной комиссии Совета Безопасности, Всё это, буквально, в прошедшем месяце. И, естественно, значительная часть их нашла отражение и в проекте рекомендаций, которые по этим нашим нынешним слушаниям.

Принципиально важное значение имеет проблема государственного сектора геологии. Вот на ней как раз я и хотел остановиться и заострить внимание. Мы как-то её постоянно обходим, не придавая ей важнейшего значения.

Этот вопрос у нас имеет длительную историю формирования. Я просто напомню вам, что ещё в 1994 году в самом начале массовой приватизации в стране вышел указ президента 942 от 15 мая, в котором был утверждён перечень государственных геологических предприятий, запрещённых к приватизации. Это был первый шаг к формированию государственного сектора геологической службы.

Но продолжения не последовало. Вместе с тем во всех развитых странах, на которые мы любим ссылаться, такие службы существуют, как государственные национальные геологические службы. Они чётко разграничивают обязанности и полномочия государства и бизнеса, то, чего у нас нет пока. У нас вот некоторая такая расплывчатая граница.

По похожему принципу, между прочим, пошли наши соседи. Ну вот упоминали мы сегодня Украину, так Украина ещё в 2000 году приняла закон "О государственной геологической службе" и этим законом утвердила и органы управления, и его структуру, и обозначила производственную часть этой службы в виде открытого акционерного общества "Недра Украины", в которую вошли все государственные предприятия и научно-исследовательские организации, и которые единолично выполняют государственный заказ по геологическому изучению недр, а не так, как у нас: даже Антарктиду, мы вынуждены проводить конкурсы, кто будет изучать? Вот до чего дожили.

Казахстан тоже создал государственное открытое акционерное общество, в которое включил основные предприятия, выполняющие работы по заданию государств.

Вот мы в своё время когда рассчитывали на то, что мы пойдём этим же путём и будет сформирована такая национальная служба геологическая, неоднократно выходили с предложениями, обозначить её нормативно-правовым или законодательным актом.       

Ну в самом деле, седьмая часть суши, пятая часть минерально-сырьевого потенциала мира не имеет законодательно-защищённого нормативно-правового акта, законодательно защищающего службу, которая её должна постоянно мониторить, изучать, доизучать, курировать и так далее, и давать соответствующую информацию в государственные органы управления.

Если мы ссылаемся на закон "О недрах", то мы тут ошибаемся. С 2008 года, то есть с момента принятия постановления о создании, о разработке Стратегии геологической отрасли принято 23 закона, в которые внесено, которыми внесено около 40 с небольшим существенных поправок в закон "О недрах". Но из них всего четыре основных, касающихся геологического изучения недр не то, что, значит, основных, отмена платы за пользование геологической информации, предоставление права субъектам Федерации геологического изучения общераспространённых полезных ископаемых.

Сами понимаете - это копейки, это несущественные меры. А все-то ведь основные - это поправки по использованию недр. Получается, что мы правовому обеспечению геологоразведочных работ уделяем недостаточное внимание. И это определённо.

У нас из тех (второе), как следствие, из тех 76 предприятий, которые указом президента в 1994 году запрещены к приватизации, сегодня 20 ликвидированы или переориентированы в процессе приватизации, присоединены к другим государственным предприятиям - 12, то есть они организованы и включены в состав акционерного общества "Росгеология" - 20 и остаются в ранге госпредприятий и госучреждений - 22.

Неопределённость со структурой государственной геологической службы, несмотря на запрет, создаёт риски рассредоточения остатков предприятий по ведомствам и государственным компаниям.

Например, в декабре прошлого года распоряжением правительства все государственные геологические предприятия, в том числе научно-исследовательские институты включены в прогнозный план приватизации на 2014-2016 год.

Вот я себе задаю вопрос: у нас есть иерархия принимаемых нормативно-правовых актов? Распоряжение правительства игнорирует указ, действующий указ президента, запрещающий, и вносит их в список приватизированных предприятий. Как это называется? Сложный вопрос.

Второй пример. Это выходит поручение правительства о передаче головного научно-исследовательского института, который будет ядро составлять будущей геологической службы, переподчинение уже вузу, высшему учебному заведению, естественно, другому ведомству, министерству или ведомству.

Ещё один пример. В 2011 году, после создания указом президента Росгеологии, включено в него в сего 37 предприятий из более чем 70-ти. Почему? Почему не все? Почему не большинство, хотя на этом настаивают? Да потому, что одна из уважаемых добывающих компаний претендует на полтора десятка из этих государственных предприятий, говорит: это моё, отдайте мне.

Вот понимаете, я привожу эти три примера только для того, чтобы убедить вас в том, что отсутствие нормативно-правового акта, защищающего государственный сектор геологической службы, приводит вот к такому, будем говорить, броуновскому движению в отношении наших оставшихся мощностей геологических.

У руководства министерства и федерального агентства и геологической общественности единая точка зрения на... (Микрофон отключён.)

Председательствующий. Дайте минуту, пожалуйста.

Орлов В.П. ...единая точка зрения на структуру государственной геологической службы, состоящей из трёх: управленческого, научно-аналитического или обеспечивающего и производственного. И всё это в зародыше есть. Надо только издать соответствующий акт. Либо это будет закон, о чём мы сегодня уже говорили, о геологическом изучении недр, либо это будет специальная глава в действующий закон "О недрах", либо на начальном этапе должен быть нормативно-правовой акт правительства, запрещающий или ограничивающий, во всяком случае, тот сектор от посягательств со стороны других министерств, ведомств и, в том числе, компаний.

Достаточно просто подход: из списка, подлежащих приватизации государственных предприятий, исключить десять необходимых для обеспечения деятельности Роснедр, и перевести в госучреждения с последующим переводом их в автономные госучреждения, а остальные приватизировать, в смысле, акционировать сто процентов минус одна... (Микрофон отключён.)

Председательствующий. Спасибо, Виктор Петрович.

(Аплодисменты.)

Спасибо большое.

Слово предоставляется Шпурову Игорю Викторовичу - генеральному директору Государственной комиссии запасов.

Подготовиться товарищу Конторович.

Пожалуйста.

Шпуров И.В. Здравствуйте, уважаемый Владимир Иванович, Валерий Анатольевич! Здравствуйте, уважаемые коллеги!

Я бы хотел в своём докладе коснуться только одного из полезных ископаемых, а именно нефти, потому что, с одной стороны, это вид полезных ископаемых вызывает наибольший интерес, и, с другой стороны, большое количество вопросов, иногда даже спекуляций.

На балансе Российской Федерации сегодня числится 18 миллиардов запасов нефти по промышленным категориям "А-1", "В-1", "С-1", и около 10 миллиардов предварительно оценённых запасов категории "С-2".

Основной объём запасов нефти, как вы здесь видите, содержит недра Западно-Сибирской нефтегазоносной провинции и Урало-Поволжской нефтегазоносной провинции. Основной объём прироста запасов, а это примерно 80 процентов от ежегодного прироста запасов, идёт как раз по этим регионам.

В последние годы прирост превышает добычу ориентировочно процентов на 30 ежегодно. И как вы видите вот из этого слайда, как правило, превышает 600 миллионов тонн ежегодно.

Важно пояснить, что же это за приросты, о которых много говорят.

Ну вот вы здесь видите, что приросты 2006-2007 года -это в основном связано с открытиями на шельфе, это вот красная часть, и открытиями в Восточной Сибири, где были достаточно большие, сосредоточены большие геологоразведочные работы, это вот синяя часть вот этого пирога, что называется, а Урало-Поволжье и Западная Сибирь остаются достаточными стабильными. Но  тем не менее  открытие в этих регионах и в Урало-Поволжье и в Западной Сибири это, собственно говоря, результат внедрения новых технологий, как и на шельфе, как и в Восточной Сибири. А именно, в первую очередь, это открытие пропущенных залежей, уточнение геологического строения месторождений и за счёт этого новое поисковое бурение на окраинных частях месторождения и открытие пропущенных залежей, как за периметром месторождения,  так и по глубине. И это, в первую очередь, как я уже сказал, технология и сейсморазведки (3Д), которая стала очень активно применяться с начала 2000-х годов, и это различные технологии геофизики, геофизических исследований скважин, как, между прочим, российские, так и зарубежные. В частности, например, технология, вы её прекрасно знаете,  углеродно-кислородного картажа СО, который позволяет как раз  вот определять вот эти пропущенные залежи нефти. И именно за счёт этого во многом сохраняется такой прирост и по Урало-Поволжью и по Западной Сибири.

Вот этот слайд следующий, он такой очень хороший пример той структуры прироста запасов нефти по категории АВС1, который в данном случае приведён за 2013 год, показывает, что основной объём, а именно, объём прироста получен за счёт геологоразведочных работ - 522 миллиона тонн. Это то, о чём я говорил. За счёт переоценки, то, в чём зачастую упрекают и комиссию по запасам, и Роснедра и так далее, составляет всего  154. Хотя на самом деле это тоже прирост, связанный и с переоценкой параметров, и с переоценкой коэффициента нефтеотдачи, появляются новые технологии и так далее. Но тем не мене доля этого прироста значительно мала и составляет не более 16-17 процентов в общей структуре прироста запасов нефти.

Проблема,  конечно, есть, и проблема заключается вот в той части, которая идёт под названием "открытие". То есть всего лишь 12 миллионов тонн - это открытие новых месторождений. Вот если мы возьмём общий прирост, то мы видим, вот зеленые столбики, это прирост за счёт геологоразведочных работ. И вот вы здесь достаточно чётко видите, что прирост за счёт геологоразведочных работ полностью компенсирует добычу нефти и немножко превышает. Вот синенькая - это прирост за счёт переоценки. Да, действительно, в 2007 году он был достаточно большой, а в остальные годы он не превышает 16, 17, 18 процентов. То есть это такая величина, которая, в общем-то, и должна быть, потому что появляются новые технологии извлечения нефти и так далее.

Собственно говоря, переходя к проблемной части прироста запасов, это открытие новых месторождений. Вот здесь вы видите месторождения нефти, открытые впервые и поставленные на учёт на последние десять лет. Конечно,  открываются месторождения, ну вот видите, в 2011 году 51 месторождение, в 2012-м - 49, в 2013-м - 32, но при этом прирост очень маленький, потому что сами месторождения небольшие, и средние запасы на вновь открытых месторождениях, как хорошо видно из этого слайда, составляют около 4 миллионов тонн нефти.

На наш взгляд, это связано с тем, что на этом этапе, на современном, технологии поиска пока недостаточно совершенны и часто не соответствуют требованиям современного этапа. Ведь вы помните, что значительные открытия в Западной Сибири в 60-70-х годах были связаны не только с большим объёмом геологоразведки, о чём там вспоминают часто и с удовольствием. Но мы забываем о том, что там появились новые технологии поиска, а это в первую очередь 2Д, технология общеглубинной точки, ОГТ, которая и позволяла достоверно выделять те перспективные ловушки, которые с успехом бурились, открывались крупные месторождения.

И сейчас возможность открытия крупных месторождений связана с проведением поисковых работ в гораздо более сложных условиях - это и шельфы, и Восточная Сибирь, и окраинные части Западной Сибири, окраинные части провинции западносибирской. И это гораздо более сложные геологические условия, чем раньше, чем там в 70-х и даже в 80-х годах, а это собственно требует применения принципиально новых технических и технологических решений.

Давайте посмотрим месторождения нефти, открытые после 2000 года, то есть за последние 15 лет. Здесь они приведены, посмотрите, то есть это три месторождения в Восточной Сибири, это четыре шельфовых месторождения, в том числе три каспийских месторождения, и это Западная Сибирь.

И вот если мы их положим на карту, то мы увидим, что это как раз те самые сложнейшие в геологическом отношении районы, где старые технологии и те технологии, которые применялись, они достаточно сложны сегодня для открытия новых месторождений, и требуются новые подходы, новые технологии, в частности и в региональных исследованиях, и такие технологии, например, как бассейновое моделирование, и так далее.

Видите, вот в Западной Сибири месторождения открыты в основном на периферийных частях провинции. И вот как раз на этом бы я и хотел закончить, на том, что геологоразведка сегодня у нас сосредоточена в изученных частях, известных частях, и очень много открывается новых запасов, и эти новые запасы - это результат внедрения новых технологий разведочных и новых технологий разведочного бурения. Но, к сожалению, открытие новых месторождений требует такого же шага в региональных исследованиях. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое.

Слово предоставляется Канторовичу Алексею Эмильевичу, академику Российской академии наук. Подготовиться товарищу Прокопьеву.

Канторович А.Э. Уважаемый Владимир Иванович, члены Государственной Думы и Совета Федерации, участники совещания!

Благодарю за приглашение выступить на этих слушаниях. Без малого 60 лет я нахожусь на службе геологической отрасли Советского Союза и России, и возможность выступить перед вами по стратегическим проблемам развития этой отрасли для меня большая честь. Спасибо.

В силу своей профессии я буду говорить о стратегических проблемах нефтегазовой отрасли. Здесь уже многое и важное было сказано, и учитывая регламент, я бы сначала сделал, как и делали некоторые мои коллеги, некоторую ретроспекцию, а потом просто обозначил те проблемы, которые мне кажутся важными для завтрашнего дня нашей отрасли.

Я думаю, что с гордостью за наших учителей и старших товарищей геологов, родившихся в 10-20-е годы прошлого столетия, и за поколение моих сверстников - геологов, родившихся в 30-е годы, - имею право сказать, что наши ближайшие по возрасту предшественники и моё поколение создали уникальную сырьевую базу нефтяной и газовой промышленности нашей страны, которая 70 лет надёжно обеспечивает страну нефтью и газом.

В сентябре этого года страна должна отметить 70-летие великого подвига башкирских геологов во главе с тогда, по нынешним меркам, молодым специалистом 33 лет, а в дальнейшем легендарным академиком Трумцумком, которые в суровые годы Великой Отечественной войны открыли девонскую нефть Урало-Поволжья и сделали гигантским Тоймазинское месторождение. В день этого открытия, 70 лет назад, Советский Союз, Россия стали великой нефтяной державой.

За этим последовало открытие в 1948 году самого крупного в Волго-Уральской провинции Ромашкинского месторождения в Татарстане. В 60-е годы была открыта уникальная нефтегазоносная провинция Западной Сибири. Эти открытия навсегда связаны с именами Эрвье, Салманова, Ровнина и тысяч других геологов. В конце мая этого года скромно и незамечено ни руководством страны, ни средствами массовой информации, ветераны отметили 50 лет начала промышленной добычи нефти в Западной Сибири. А в конце 70-х, в 80-е годы были открыты большие нефть и газ Восточной Сибири и Якутии. Замечу, эти нефть и газ самые древние на нашей планете. В таких древних слоях и в таких геологических условиях нефть и газ никто в мире до советских, российских геологов не открывал с пуском нефтепровода Восточная Сибирь - Тихий океан, и они служат Родине.

Для любителей всё делать по западным меркам замечу, все эти глобального уровня результаты являются достижением российской науки, выполнены по российским технологиям и на российском оборудовании. Нам тоже есть, чему учить наших зарубежных коллег и на Западе, и на Востоке. Каждое из этих открытий по значимости и наукоёмкости можно поставить в один ряд с освоением космоса.

В эти дни, когда в ваших стенах нередко обсуждаются вопросы эффективности российской науки, в частности, академической, замечу, что наука стояла у истоков и сопровождала все эти великие открытия. Академики: Архангельский, Губкин, Трофимук, Гранберг, Пузырёв, Сурков, Черский, члены-корреспонденты: Наливкин, Нестеров, Сакс, Фатиади, профессора: Казаринов, Ростовцев, Гурари, Золотов, Самсонов, Семенович и многие, многие другие обосновали все эти открытия, создали теоретические основы и методику поиска этих месторождений. Именно их труд является эталоном эффективности учёного.

Я слежу за своим индексом цитирования, но убеждён, что открытие и освоение трёх уникальных нефтегазоносных провинций является более веским доказательством эффективности работы российских учёных, чем количество ссылок на их труды в американских или западноевропейских журналах.

Каждый день я вижу по телевидению рекламу со словами "Газпром - национальное достояние России" и это правильно. Добавлю, что национальным достоянием являются также такие компании, гордость нашей страны, как "Роснефть", ЛУКОЙЛ, "Сургутнефтегаз" и другие. С горечью добавлю, что разрушенная в трудные 90-е годы "ГлавТюменьгеология" была и останется навсегда лучшей и самой эффективной геологоразведочной компанией в мире. Нам есть кем и чем гордиться. Но я жду, и боюсь уже не дождусь, когда страна по достоинству воздаст славу учёным, геологам, геофизикам, буровикам, инженерам, лётчикам, учителям и врачам, которые первые шли в Сибирь, в Заполярье, непроходимые болота и тайгу, в края, где мороз за минус 50 - это норма.

                   . Воздадим нашими аплодисментами, хотя бы. (Аплодисменты.)

Кандорович А.Э. Вечная слава... Я и хотел сказать, вечная слава этим замечательным людям, этим героям - национальному достоянию России!

Я на этом закончу читать и буду говорить теперь телеграфно. Стратегические вопросы развития нефти и газа, геологии нефти и газа, в первую очередь связаны, конечно, у нас будут с Западной Сибирью. Здесь у нас есть четыре важных объекта, которые я выделю, как приоритетные.

Первый - это работа на ... полуострове, региональный аспект, где будут получены хорошие открытия. Три следующих - это геологические объекты. Первый и главный - это Баженовская свита. Вот сейчас все шумят, у всех на устах сланцевая нефть и все говорят о том, какие умные американцы.

В 1961 году советский геолог Гурари, а в 1967 году советский геолог, его аспирант, Фарман Салманов первыми открыли сланцевую нефть Баженовской свиты и это настоящие герои, и это настоящая наука, и геологоразведочная практика.

К сожалению, за эти полвека хорошие методики ведения поисковых и разведочных работ, подсчёта запасов и что не менее важно разработки месторождения Баженовской свиты мы не создали. Сейчас надо направить на это главные усилия.

"Роснедра" поставило такую работу. Ведут такую работу и наши ведущие компании. Надо объединить усилия, убрать барьеры и решить эту проблему уже в ближайшие счёты. По моим оценкам... (Микрофон отключён.)

Председательствующий. Добавьте минуту. Завершайте.

Кандорович А.Э. Да. Извлекаемые запасы нефти Баженовской свиты превышают 20 миллиардов тонн.

Ещё одна проблема Восточной Сибири – карбонатные коллектора, это очень сложный объект, там будут большие запасы, это вторая очередь ВСТО, но она не менее трудна, чем Баженовская свита. На них надо сосредоточить научные усилия.

И далее. Я поднимаю несколько конкретных вопросов стратегии ведения геологоразведочных работ и проектирования их, их законодательного обеспечения. Соответствующий документ я в полном объёме передам в комитет Государственной Думы, надеюсь, что он поможет вам в формировании стратегии.

Если правительство, Государственная Дума и Министерство природных ресурсов сочтут целесообразным, то члены Российской академии наук готовы участвовать в разработке такой стратегии. Нас в последнее время на эти действа не приглашают. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Алексей ..., спасибо. Будем учитывать это,  очень важное выступление.

Прокопьев Владимир Михайлович, вам предоставляется слово,  председатель постоянного комитета Государственного Собрания (Ил Тумэн), Республика Саха (Якутия), по земельным отношениям, природным ресурсам и экологии.

Прокопьев В.М. Добрый день.

Председательствующий. Подготовиться Варламову.

Прокопьев В.М. Владимир Иванович, не обессудьте за форму одежды, в Якутии у нас жара 35 градусов, я прилетел, чуть не замерз.

Социально-экономическое развитие Якутии неразрывно связано с состоянием и использованием минерально-сырьевой базы. В отраслевой структуре валового регионального продукта добыча полезных ископаемых составляет львиную долю. Государственным балансом полезных ископаемых по республике учитывается более 2 тысяч месторождений полезных ископаемых по почти 60 видам минерального и углеводородного сырья. Кроме этого, имеется свыше 16 тысяч проявлений различных видов минерального сырья, степень геологической изученности подавляющего большинства которых невысокая, и они представляют первоочередной резерв для дальнейшего геологического изучения.

Ежегодное финансирование составляет порядка 20 миллиардов, из них 10 процентов за счёт федерального бюджета, остальная часть обеспечивается за счет собственных средств недропользователей. Но, несмотря на это, в целом геологическая изученность территории республики, самого крупного по площади субъекта Российской Федерации, является одной из самых низких в стране и не отвечает темпам развития горнодобывающей промышленности.

Считаем, что в Стратегии развития геологической отрасли страны должно быть учтено проведение обобщения и актуализации сведений о геологическом строении территории на современном уровне знаний как минимум раз в 25-30 лет.

Кроме этого, необходимо возобновить геологоразведочные работы масштаба 1/50000, 1/200000 именно за счёт федерального бюджета, в том числе глубинное геологическое картирование платформенных областей.

Для реализации приоритетных направлений развития геологической отрасли, обозначенных в Стратегии развития геологической отрасли до 2030 года, предлагаем следующее.

Во-первых, так как существующая система государственных закупок не позволяет обеспечить непрерывное финансирование полного цикла геологоразведочных работ в течение нескольких лет, вот необходимо пересмотреть процедуру проведения конкурсов именно на геологоразведочные работы с предоставлением предприятиям, выполняющим научные региональные геологосъемочные специализированные работы, статуса единственного поставщика либо вообще сделать общий государственный заказ на геологоразведочные работы.

Считаем, что из федерального бюджета должны финансироваться не только крупномасштабные объекты, но и объекты, которые могут иметь региональное или муниципальное значение и вносить вклад в социально-экономическое развитие того или иного региона или района, например, на поиск топливно-энергетического ресурса для муниципальных образований, источников подземных вод для нужд населения и так далее.

Геологоразведочные предприятия, базирующиеся на территории Дальнего Востока и Забайкалья, учитывая наши особенности, сложные особенности должны иметь ряд налоговых преференций. Необходимо принципиально решить вопрос обеспечения геологической отрасли молодыми квалифицированными кадрами, путем прямого распределения на предприятии и по закреплению их на местах, путем включения в различные государственные программы, предусматривающие получение доступного и комфортного жилья.

Требуется конкретное законодательное регулирование участия недропользователей социально-экономического развития территорий. Обучение и привлечение местного населения в промышленное производство по проектам освоения минерально-сырьевой базы. Необходимо утвердить порядок предоставления горных выработок, отвалов вскрышных пород для последующего пользования каковых у нас очень и очень много. Упростить, необходимо упростить процедуру получения лицензий для геологического изучения разведки и добычи общераспространенных полезных ископаемых. Сегодня оно у нас практически приравнено к более серьезным месторождениям полезных ископаемых.

Необходимо обеспечить возможность свободного рыночного оборота поисковых лицензий и снижения начальных платежей за лицензию на проведение геологоразведочных работ. Упростить процесс продления сроков пользования лицензией при выполнении условий пользования недрами и необходимости дальнейшего продолжения поисковых оценочных и разведочных работ.

При внесении изменений в Закон "О недрах", который в обязательном порядке требуется, предлагается пересмотреть не совсем оправданно высокую концентрацию управления недропользованием на федеральном уровне. Восстановить принцип совместного ведения участками недр. Делегировать часть полномочий в области недропользования, касающиеся небольших месторождений на региональный уровень, так как вообще одним из факторов современности, сдерживающим развитие экономики, является излишняя централизация полномочий.

Время требует вновь вернуться к проблеме диспропорции налоговых платежей, хотя это из отдельной песни, но, тем не менее, поскольку все это связано. Для этого необходимо предусмотреть дифференцированно по зонам особые налоговые режимы, а также пересмотреть соотношение расщепления налоговых доходов по уровням бюджетов. Это касается налога на добычу полезных ископаемых в части углеводородов, бонусных платежей, НДС и налога на прибыль, часть которых регион мог бы направить на именно геологоразведочные работы. Спасибо за внимание. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо большое, Владимир Михайлович.

Слово предоставляется генеральному директору нефтяного института товарищу Варламову Алексею Ивановичу.

Подготовиться товарищам из... Так, где у нас Прокуратура генеральная? Да, вот. Акопджанова Марианна Олеговна. Пожалуйста.

Варламов А.И. Спасибо, Владимир Иванович. Уважаемые члены президиума, уважаемые коллеги.

Считаю, что тема сегодня, она одна из основополагающих для экономики всей нашей страны и хочу остановиться именно на моментах, которые изложены в стратегии развития геологической отрасли, которая является основным документом для деятельности Роснедр и соответствующего департамента Министерства природных ресурсов.

Там записан, как основной, принцип реализации программно-целевого подхода.

Могу с удовлетворением отметить, что, вступая в силу ФЗ-44, это уже выгодно отличается для реализации этого подхода от предшествующего 94-ФЗ.

Значит, Роснедра делают здесь большие шаги. И в последнее время организуется составление программы геологоразведочных работ Российской Федерации. Выделены приоритетные поисковые зоны, сконцентрированные объёмы в этих зонах. И я думаю, что это и будет после получения такой программы документ, который позволит перейти от слов к делу, то есть к практической реализации программно-целевого подхода при организации геологического изучения недр. Это очень отрадно заметить.

С другой стороны, в стратегии развития геологической отрасли существуют досаднейшие промахи.

Так, если там записана компетенция государства и недропользователя в отношении твёрдых полезных ископаемых, что допускается со стороны государства организация поисковых работ и даже в крайних случаях разведочных работ, то для углеводородного сырья, которое является основной нашей экономики, только региональные работы.

И вот тот слайд, который демонстрировал Валерий Анатольевич сегодня, где это разрыв вот в поисковых между региональными и в поисковых работах наблюдался, я хочу продемонстрировать вот на этом слайде.

Если в Российской Федерации, значит, государство, то есть Министерство геологии СССР, оно отвечало за региональные работы, за поисковые работы и наполовину разведочные работы, то сейчас у нас только отнесены к региональным региональная стадия компетенции государства и частично только поисковые в области твёрдых полезных ископаемых.

Компании, это наследники миннефтепрома, они прекрасно занимаются своим основным делом, то есть эксплуатацией, добычей, и прекрасно работают в области разведки.

Анализ результатов исполнения лицензионных соглашений показывает, что в области разведки компании, как правило, перевыполняют все планы по геологоразведочным работам, в частности, 3D сейсморазведки и разведочного бурения практически, а по поисковым работам хронически недовыполняют. Ну нельзя насильно компании заставить заниматься тем, чем они не хотят и не могут, нет такого инструмента.

А в государственной программе геологического изучения недр и воспроизводства минерально-сырьевой базы записана корпоративная ответственность, все цифры там сведены. Причём уже указывалось в предыдущих докладах, что 90 процентов ассигнований - это затраты компаний и только 10-ть федерального бюджета.

Если мы посмотрим на эту карту, то мы увидим, что у нас из перспективных территорий охвачено работами всего пятая только часть.

И вот четыре пятых перспективных территорий охватываются работами за счёт федерального бюджета, которые носят региональный характер.

Как можно надеяться на серьёзные открытия здесь, мне кажется, нет.

Поэтому я предлагаю, первое, пересмотреть в стратегии развития геологической отрасли отнесение поисковой стадии в компетенцию государства. Это очень серьёзный шаг, и потребует, конечно, изменения серьёзных документов и нового подхода, но без этого шага, коллеги, мы не получим воспроизводство таких видов, как нефть, в основном нефтегаз, да, вот в тех объёмах, которые требуются для выполнения народнохозяйственных задач наших.

Значит, здесь вот показана структура, в левой нижней части, сырьевой базы. И мы видим, даже в развитых провинциях у нас запасы категории "А-1", "В-1", "С-1" и даже "С-2" составляют меньше половины, а половина - это ресурсы. Причём одна четверть из всех ресурсов - это перспективные категории "С-3" или "D-0", как сейчас в новой классификации, а остальное - это прогнозные ресурсы, которые необоснованны зачастую региональными работами, недообоснованы. Это говорит о том, что у нас с вами даже на континентальной части и на шельфовых акваториях огромная задача для геологоразведочных работ.

Поэтому я полностью поддерживаю то, что говорил Виктор Петрович в плане обязательного закона о геологическом изучении недр или о государственной геологической службе. И предлагаю Госдуме поддержать, всячески содействовать тому, чтобы реализация того плана реорганизации предприятий подведомственных, которую представил Валерий Анатольевич, она была бы реализована, потому что это как раз остатки государственной геологической службы, то, что предлагается сделать эти ФБУ. Если ФБУ не останется, коллеги, это опять мы теряем целую отрасль. Трудно себе представить последствия без этой реорганизации.

Далее могу сказать, ну пропущу несколько слайдов, время очень ограничено. Вот структура цены на разведку и добычу западносибирской нефти. Геологоразведочная работа – это голубой кубик, который в левой самой части. Понимаете, он составляет первые проценты у нас. И если объективно мы, значит, оставим этот показатель, во-первых, он в несколько раз меньше чем в зарубежных компаниях, с которыми сравниваться мы очень любим.

И во-вторых, ну совершенно недостаточно для того, чтобы воспроизводство солевой базы обеспечить на тех огромных территориях. Есть механизмы, как это сделать. Если заинтересует комитет Государственной Думы, мы можем прислать соответствующее предложение.

Благодарю вас за внимание, доклад окончен. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо большое.

Слово предоставляется Акопджановой Марианне Олеговне, Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Подготовиться товарищу Попкову. Нет. Тогда Николай Корнеевич, председатель ЦК профсоюзов, пожалуйста. Подготовиться Сибирскому институту, руководителю.

Попков Н.К. Уважаемые коллеги, я всегда говорил, что в принципе геологию губит интеллект и понимание ситуации. Вот и сегодня, получается, говорим обо всём, но забываем самое главное. Мы пришли к выводу о том, что нужен центральный геологический орган на федеральном уровне. Поясняю почему, это старая песня.

1994 год, захожу в кабинет к Виктору Петровичу, бывшему председателю тогдашнему, председателю Комитета по геологии Российской Федерации. Ну сидим, курим, он и говорит: Слушай, а не создать ли Министерство природных ресурсов? Ну да, - говорю, - нормальная мысль. А, вообще-то, ты, - говорю, - уверен, что будет каждый министр из геологической среды? Да ну, это не обсуждается.

Теперь дальше уже не говорю, когда пришли времена Артюхова, когда профсоюз весь встал на дыбы в 2002 году, собрали 12,5 тысяч подписей, начиная от Камчатки и кончая Питером и далее, и каким-то образом попытались свергнуть эту личность что ли или этого политика. Дело-то ещё в чём, наша болячка? Вот все эти политики, которые приходят в геологию, ведь когда назначают человека на это место, ну хоть бы спросил сам себя, по крайней мере, смогу ли я чего-то в этом плане сделать, ну если так, по большому счёту, для страны, не говоря уже о другом?

Так вот, просто простой пример. Идёт коллегия, обсуждают гравиметрические вопросы. Ну гравики, есть гравики, на своём сленге говорят: да, гравика там, туда, сюда. И он и говорит так вроде, важно: да, гравий нам нужен. Ну и чего вот такие специалисты на сегодняшний день наделают?

Дело-то в другом, дело в том, что на сегодняшний день я не хочу сказать, кидать камень в огород Донского, Паку, который да, геологи сидят, но которые повязаны сегодня той структурой, которая есть. Я как председатель ЦК профсоюзов, будучи ещё когда, когда был комитет, потом Министерство природных ресурсов, и там были специалисты-геологи Орлов, Яцкевич, на Яцкевиче всё и закончилось, заходил в этот кабинет не за мятными пряниками, но по уму всегда, заходил без всяких задержек. Что сегодня? Я – председатель ЦК профсоюзов, опять же камень в огород не кидаю, но говорю как статист, мимо проходной, мимо приёмной пройти не могу министра, забаррикадировано всё. Прихожу к Валерию Анатольевичу: "Давай то, давай - другое". - Он же говорит: "Ты же понимаешь?" - "Я понимаю". Вот я и говорю: для того, чтобы понимать и делать, нужен нормальный орган федерального значения по геологии. Это раз.

Второе. Тогда мы не будем говорить на сегодняшний день о финансировании. Вот сегодня из пустого в порожнее: да вот у нас финансирование. Какое финансирование? В 2012 году захожу, вернее, в 2010 году захожу к Яцкевичу, Яцкевич сидит и говорит: слушай (это последний министр, нормальный министр, который в геологии разбирался), захожу, а он говорит: слушай, 12 миллиардов на год (2010 год, подчёркиваю), но в принципе это нормально.

Так сейчас в пересчёте на инфляцию чего? Вокруг болтаемся: 20-25 миллиардов на сегодняшний день, говорим: финансирование. Какое это финансирование? Нет на сегодняшний день финансирования. А отсюда, будем говорить, сколько пива, столько песен.

Поэтому мы и говорим сегодня о какой ... программах, а всё прочее и прочее. Мы говорим, что геология - наукоёмкая отрасль, да слово-то убрали "отрасль", как таковое, нет теперь понятия "отрасль". Это легко и просто убрать. Нет понятия "отрасль".

Теперь дальше. Сегодня обсуждаем, ну и где хотя бы слово по социальной направленности в Стратегии развития до 2030 года? Нигде. Мы говорим: метры, мы говорим: проходка, мы говорим: курение, километр... Кто это делает? Да, я должен отстаивать эти интересы, потому что представляю интересы трудящихся. Это раз.

Но а вообще-то по уму, если так разобраться: активность вся вот эта и говорить: почему президент, почему командующий или министр обороны говорят о военном персонале, о военных, что им нужны квартиры, детские садики, больницы и так далее. Сегодня что: молодой специалист приходит и чего? Носом тыкают: всё, свободен, вот тебе зарплата 15 тысяч и свободен. Так вот как раз когда у нас будет орган, какой-то орган нормальный, не какой-то, а государственный, тогда там и будет заложена, по-моему понятию, социальная программа.

Помните социальную программу, допустим, даже по Тюмени, тот же Салман? Салман, да. ...Салман. Он же как вырос до замминистра геологии? Да, потому что у него социальная программа была поставлена без всяких проблем, потому что деньги были, но организаторский талант, само собой, разумеется. Сегодня руководители ничего не могут сделать.

Ну и ещё один момент - это я говорил по части финансирования. Дальше по закону "О геологии" или "О геологической службе". И вот опять, почему прицепились к этому закону "О недрах"? Да, сидели и тогда, когда Виктор Петрович тоже начинал всё это дело, надо было закон. Ничего умного не могли придумать: закон "О недрах", казалось, умное. Чьё сегодня недропользование? Чего такое недропользование? Это одно из направлений в геологии. А мы зацепились: недропользование, недропользование. Это не основа геологии. Основа - закон "О геологической службе". Это я понимаю.

Тогда не будет на сегодняшний день таких решений, когда Дворкович сегодня подписывает, вы только вдумайтесь: есть институт, основополагающий институт ... в Питере, там здание. Я понимаю: Литвиненко, он, вообще-то, знакомый, так, будем говорить, не будем говорить, кого, но тем не менее.

Но тем не менее на сегодняшний день раскатал губу, ребята, по-другому то не скажешь. Это как так присоединить Моську к слону, а не наоборот? А вот надо как раз наоборот: тот институт присоединить к "Роснедрам" или к тому же, опять же к федеральному органу по геологии. Это другой вопрос получается.

Ну и последнее. Отошли мы на сегодняшний день, а если касается вопроса по институту. ЦК профсоюза написал письмо именно президенту с просьбой рассмотреть этот вопрос.

Думаю, может всё-таки дойдёт, что это неправильный шаг, а неправильный шаг, потому что его принимают, опять же не буду называть фамилию зампредседателя правительства, о котором я уже говорил на съезде геологов, но я грубо тогда сказал, но примерно так. Я тогда сказал: ни ..., ни рыла в геологии. Ну и примерно... Вот неприятно говорить, он нормальный человек, я всё понимаю, но не лезьте туда, где не понимаете.

Ну и последнее. Восстановление ставок МСБ. Ну ведь были ставки, было всё нормально. Нет, похоронили. Так вот мне кажется, что это тоже надо восстанавливать. Ну а в целом будем говорить, что надо вообще восстанавливать всю геологию. Спасибо. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо.

Слово предоставляется Ефимову Аркадию Сергеевичу, генеральному директору Сибирского научно-исследовательского института геологии, геофизики и минерального сырья.

Подготовиться товарищу Кузнецову.

Смирнов М.Ю. Здравствуйте, уважаемые коллеги, Владимир Иванович.

Меня зовут Смирнов Максим Юрьевич, первый заместитель генерального директора Аркадия Сергеевич Ефимова. Я сделаю за него доклад.

Председательствующий. Хорошо, не возражаем.

Смирнов М.Ю. Вообще, разведка освоения потенциала Восточной Сибири, Дальнего Востока является стратегически важной задачей, которая, безусловно, должна решаться, основываясь на программно-целевом подходе, который должен учитывать как опыт предыдущих исследований аналогичных, так и специфику региона.

В своём докладе я кратко остановлюсь на опыте программно-целевого исследования Восточной Сибири и определю некоторые наши видения, как это исследование должно продолжаться далее.

Вот, с 2005 года на территории Восточной Сибири, Саха (Якутия), Дальнего Востока действует программа, нацеленная на обеспечение ресурсного потенциала для работы нефтепровода Восточная Сибирь - Тихий океан.

Значит, за время действия программы, вот на дальнем слайде приведена динамика изменения ресурсов и запасов.

Хочу обратить ваше внимание, что за эти девять лет суммарные ресурсы, суммарные запасы С1 и С2 выросли примерно в три раза, от примерно полутора миллиардов до 3,5. Значит, что уже сейчас обеспечивает, конечно, работу, потенциально обеспечивает работу нефтепровода ВСТО, но не в должной мере и, безусловно, необходимо дальнейшее вложение.

На данном слайде приведены данные по газу. Как видно, запасы категории С1 уже сегодня позволяют обеспечить планируемый газопровод "Сила Сибири".

За время действия программы на территории Восточной Сибири открыто достаточно много новых месторождений, вот они более тёмным цветом показаны на данном слайде. Значит, здесь вы видите численные показатели результатов действия программы, я их зачитывать не буду, чтобы не тратить наше время.

В целом программа рассчитана до 2020 года. Здесь вы видите основные показатели, которые должны быть в итоге достигнуты. И, безусловно, они должны быть учтены при разработке последующей программы, о которой мы здесь, которую мы здесь обсуждаем.

Дальнейшее исследование Восточной Сибири, учитывая сложность строения, безусловно, должна базироваться на геолого-экономической оценке, которую мы сейчас выполняем.

На данном слайде приведены результаты определений инвестиционной привлекательности сибирского региона, Восточной Сибири в первую очередь и Саха (Якутия). Значит, здесь цветом показаны удельные доходы в рублях с территорий, которые мы предлагаем к исследованию.

Значит, ну и в заключение хотел бы остановиться на том, что на сегодняшний день, мы ещё не до конца отстали от зарубежных разработок в области приборостроения.

У нас достаточно большой опыт разработки как сейсмического, так и электроразведочного оборудования и, безусловно, это надо продолжать развивать.

У меня всё. Спасибо за внимание.

(Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо большое.

Слово предоставляется Кузнецову Олегу Леонидовичу, президенту Российской академии естественных наук.

Подготовиться товарищу Хавкину.

Кузнецов О.Л. Глубокоуважаемый президиум, глубокоуважаемые коллеги. Я хотел бы от имени, определённой команды российских и советских геофизиков, разведчиков, высказать ключевые болезни современной разведочной геофизики, которая является важнейшей подотраслью фактически всей геологической службы.

Недаром, когда мы на экранах видим, что Газпром хвастается Бованенковским месторождением, надо вспомнить, что в честь кого было названо Бованенковское. Это был советский разведчик Бованенков, начальник сейсмической партии.

Итак во всём и то, что сегодня говорил председатель ГКЗ ООО ЦО КРТЖ, это вариант импульсного нейтронного картажа. Он был сделан, кстати, в нашем институте - Всесоюзном институте ядерной геофизики, которым я руководил 26 лет.

Так вот, почему сейчас нужно говорить о геофизике, непросто о геологии, а о геофизике, как о стратегическом направлении, с точки зрения импортозамещения? Президент России Владимир Владимирович Путин только недавно говорил о том, что в условиях... Фактически страна вступила в особый период. Я думаю, ни у кого нет сомнений, что это так. В этом особом периоде мы скоро окажемся в условиях, когда нам прекратят разрешать пользоваться западным программным обеспечением для геофизики, когда  нам резко сократят импорт оборудования геофизического. И что мы будем делать, если резко не развивать отечественные... возрождать научные геофизические школы, возрождать геофизическое приборостроение, уделять огромное внимание университетскому геофизическому образованию, потому что кто будет потом работать? Кадры геофизиков, к сожалению, тоже резко постарели, но, слава богу, есть несколько ведущих университетов в Москве, в Санкт-Петербурге, в Тюмени и в Дубне, кстати, где есть прекрасные основы для создания проблемно ориентированных научных лабораторий по стратегическим направлениям разведочной геофизики.

Мне бы очень хотелось, чтобы Государственная Дума и правительство поддержали бы вот такое решение о создании сети небольшого количества проблемных научно ориентированных лабораторий, направленных на возрождение  геофизической науки, прежде всего, прикладной геофизики, и подготовке кадров, которые будут работать с новейшим оборудованием, с новейшими технологиями.

Я хотел завершить  тем, что я считаю, что сегодня вообще идёт обсуждение важнейшей проблемы для жизни  нашей страны. Острота этой проблемы резко нарастает в связи вот с этим особым периодом, в котором Россия находится сейчас. Она, я думаю, ещё будет долго находиться. И без геологии в этой ситуации, без самого пристального внимания и уважения к геологии страна будет находиться в очень тяжёлом положении.

Спасибо за внимание.

(Аплодисменты.)

Председательствующий.  Спасибо большое.

Слово предоставляется Александру Яковлевичу Хавкину - директору научного центра Института  нефти и газа.

Подготовиться товарищу... У нас иностранцы не выступали, да? Давайте мы дадим товарищу Льюису следующему.

Пожалуйста.

Хавкин А.Я. Уважаемые коллеги! Во-первых, очень рад сегодня выступить на этом обсуждении очень важном. И, пользуясь случаем, считаю необходимым передать огромные слова приветствия от имени Евгения Александровича Козловского. Мы с ним обсуждали это сегодняшнее заседание. И он просил сказать о том, что, конечно, основное направление в современной ... решении проблемы геологоразведки, это, конечно, сама геологоразведка, стратегические геологические исследования, бурение, увеличение объёмов, увеличение финансирования и так далее.

Поэтому тут, безусловно, это важнейший вопрос. Я полностью поддерживаю его позицию о том, что сегодня у нас страна живёт за счёт созданной предыдущими поколениями минерально-сырьевой базы, обеспечивая тем самым минерально-сырьевую безопасность нашей страны. Мы просто забываем, что для того, чтобы каждый из нас с вами жил, нам нужны десятки компонентов, которые находятся в недрах нашей земли. Мы просто очень часто говорим: нефть, газ, алмазы, а нам для жизнедеятельности надо, в общем-то, немножечко другие элементы. И вот всё это вместе, вместе со средствами, полученными от продажи нефти и газа, всё это составляет основу минерально-сырьевой безопасности нашей с вами жизнедеятельности. Поэтому вопрос развития  геологической деятельности в нашей стране - это важнейший вопрос нашей с вами жизнедеятельности и нашей с вами безопасности.

Что же вот касается конкретных небольших таких предложений. Во-первых, мы говорили о том, что у нас очень серьёзные новые открываются структуры. Мы говорим о том, что нужна новая наука. Безусловно, важнейший вопрос, который сегодня есть, это финансовые  вложения в развитие научных основ: геофизических, геологических и гидродинамических исследований вот тех объектов, которые мы находим. Да, может быть, для твёрдых полезных ископаемых это не так важно, но для нефти и газа это важнейший вопрос.

Вот очень часто у нас тут слышатся слова: бажен, сланцы и так далее. Но я хочу вам доложить, что, вообще говоря, наука современная нефтяная всё-таки только-только подходит к вопросу и обнаружения, и разработки таких объектов.

Скажем так, многие из здесь присутствующих знают, что есть ньютоновская и неньютоновская механика, я именно сказал, что многие, потому что абсолютно уверен, что далеко не все. Так вот, значит, а в нефтяной науке мы пришли к тому, что у нас появляется уже не просто гидродинамика, а нанофлюидика.

Мы должны уходить совершенно в другую область, потому что характерный размер пор вот в этих объектах - 10-20 нанометров. Мы почему-то вот этот момент перехода к совершенно новому в глубине исследования, это совершенно другой уровень исследований. Там никакие законы Дарси уже практически не работают. И вот этот момент мы должны понимать.

Очень важный момент, касающийся экономики. Когда у нас идёт определение экономической эффективности вариантов разработки, у нас почему-то до сих пор действует критерий накопленная дискантированная прибыль для недропользователя. Да, в советские времена были и государственные недра, и государственные предприятия, сейчас же у нас много негосударственных предприятий. Почему до сих пор выбор рационального варианта остаётся за эффективностью только недропользователя?

Наверное, сегодня стоит задача, для того чтобы развивать вот геологические исследования, потому что чтобы было выгодно потом эти найденные объекты разрабатывать, видимо, надо ставить вопрос о создании современного регламента по выбору рационального варианта разработки. Это касается и углеводородных ресурсов, это касается и твёрдых полезных ископаемых. Мы должны учитывать такой аспект, как что происходит с этими найденными минеральными ресурсами, сырьевыми ресурсами после того, как мы их нашли.

К сожалению, если вот сейчас мы ограничиваемся только месторождением, у нас очень многие технологии, современные вроде бы технологии, оказываются экономически невыгодными. И вот только учёт того, что мы потом нефть передаём на переработку или, так сказать, найденные минеральные компоненты используем в производстве, в промышленности, в пищевой промышленности в конце концов, вот только тогда у нас эти объекты становятся экономически эффективными.

Поэтому вот я просил бы записать в рекомендации наших сегодняшних слушаний, что необходимо создать регламент выбора рационального варианта разработки с учётом современных и экономических, и технологических достижений нашей страны.

И ещё один важный момент. Опять-таки говорили о том, что у нас могут быть ограничения по технологиям со стороны, так скажем, мягко, наших западных коллег. Но у нас ведь и геологическая информация тоже хранится на определённой вычислительной технике, которая создана западными компаниями. И что будет, если у нас там произойдёт потеря этой информации?

Поэтому, я считаю, один из важнейших вопросов - перевод российской геологической базы информационной на российские носители, на российскую систему, с тем чтобы мы могли это дело защитить от возможных, к сожалению, возможных проблем. Спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо, Александр Яковлевич.

Слово для выступления предоставляется Льюису Джеффри Рэндольфу, руководителю проекта в России "Амур Минералс Корпорэйшн". Подготовиться товарищу Шпильману. Уважаемые товарищи, у нас ещё три будет выступающих, и будем принимать рекомендации. Пожалуйста.

Льюис Джеффри Рэндольф. Спасибо большое, Владимир Иванович, уважаемые коллеги, за возможность сегодня коротко с вами побеседовать.

Два года назад я в этом малом зале тоже имел возможность представить проект, это был канадский проект, который открыл месторождение серебра на севере Якутии. Сейчас эта компания уже перешла на стадию детальной разведки и добычи, и всё довольно хорошо сейчас с этой компанией.

Сейчас я понял, что моя презентация по поводу месторождения Кунманья гораздо менее интересна, чем все идеи, которые уже были подняты сегодня, поэтому я, с вашего позволения, очень коротко буду представлять месторождение Кунманья, и потом перейду на свои комментарии по поводу тех идей, которые подняты сегодня. Следующий слайд, пожалуйста.

Еще хочется отметить, что за 2 года много было успехов здесь в России в законодательной базе, и которые, я думаю, нужно тоже похвалить.

Для нас с точки зрения иностранного инвестора, конечно, решения принимаются на базе нескольких факторов, именно доходность возможного объекта, конечно, номер один. И снижение налога на прибыль, и НДПИ, которые были приняты в прошлом году здесь в Госдуме, они очень-очень важные для того, чтобы инвестор решил именно здесь вкладывать деньги, а не в другой стране. Следующий, пожалуйста.

Месторождение ... находится в Амурской области в Дальневосточном округе. Мы тоже очень обрадовались, чтобы узнать, что государство сейчас большое внимание акцентирует на развитии Дальнего Востока и понимает, что, скорее всего, большинство запасов и большинство еще недоизученой земли в России находится именно в этом округе.

Наша компания уже 10 лет работает на территории Российской Федерации. Мы считаемся иностранной компанией, потому что мы привлекаем деньги на фондовой бирже Лондона, хотя основатели и многие из наших акционеров и инвесторов являются российскими гражданами тоже, так что, я не знаю, если мы все-таки чисто иностранная компания, честно говоря, мне все равно.

Расположение. Значит, как большинство месторождений на Дальнем Востоке инфраструктура, по большому счету, отсутствует. Для того, чтобы производство, конечно, открыть на этом месторождении огромные капитальные вложения потребуются, около 1 миллиарда долларов даже, на которые мы, конечно, надеемся на сотрудничество с правительством. Дальше, пожалуйста.

Это геологическая карта месторождения. За 10 лет здесь кратко говорится о том, что было сделано нашей компанией. И еще раз напоминаю, что ни копейки мы не брали из государственного бюджета, а именно все эти деньги были собраны за рубежом и потрачены здесь в России. Дальше, пожалуйста.

В 2007 году была предварительная экономическая оценка, она сейчас немножко устарела. Есть теперь новые планы, которые еще уточняются на инженерных отчетах, которые еще не закончены, и которые сейчас в разработке.

Наверное, самое главное, что я хотел вам перевести сегодня - это, что именно получит от этого рода инвестиций, что получит Россия, и что получит Дальний Восток. Почему это полезно.

Пока мы потратили около 1 миллиарда рублей, но для того, чтобы открыть производство, еще 1 миллиард долларов надо будет потратить. Это деньги, которые будут, скорее всего, не уставной или акционерный капитал, а займы и проектное финансирование от российских и, скорее всего, европейских банков тоже. И больше, чем половина этой стоимости будет в развитие инфраструктуры. Это будет новая инфраструктура, которая будет пользоваться в использовании всех жителей этого района.

И, конечно, мы говорим об обучении кадров. Это будет большое очень месторождение, тут масштабы серьезные до 1000 человек. И как уважаемый человек из Росгеологии говорил, это, конечно, именно мультипликационный эффект, и другие подряды и подрядные организации будут, конечно, нам предоставлять свои услуги, которые для нас необходимы, для того, чтобы там работать.

Собственно говоря, это все вкратце, но хотел бы еще добавить некоторые мысли о том, о чем вы думали, о чем вы говорили уже сегодня.

Во-первых, большое мужество нужно для того, чтобы признать, что есть проблемы, и что они серьезные, учитывая важность сырьевого сектора в Российской Федерации. Для меня как инвестора, как недропользователя хорошо видеть, что планы уже есть, мы больше всего поддерживаем варианты, которые выходят из Минприроды, из Роснедр, потому что они именно работают каждый день с недропользователем, они понимают современного недропользователя, как он работает и их планы для решения ситуации для нас кажутся самыми реальными.

Ещё я хотел бы сказать, что ситуация хотя тяжелая, решение не очень сложное, с нашей точки зрения, опять с точки зрения иностранного инвестора. Сейчас огромные усилия со стороны правительства, со стороны различных организаций, которые берут на себя ответственность понять вот эту отрасль. Но мы должны вспомнить, что самое простое решение всегда – это просто давать людям работать. Когда упрощение системы, когда снятие барьеров идёт, тогда люди сами рвутся со своими деньгами, чтобы работать именно здесь в России, а не в соседнем Казахстане, не в Канаде, не в Австралии. Идёт, конечно, борьба за эти деньги, и Россия уже имеет самое главное преимущество - земля и свои богатства. И все упрощения, все снятия барьеров, которые могут в будущем уже быть осуществлены, они вам в пользу, и ваша тогда задача, ну, скажем так, мы тогда вашу задачу можем выполнять за счёт наших средств, а не за счёт государственных денег. Всё, спасибо большое.

Председательствующий. Спасибо.

Александр Владимирович Шпильман – директор Научно-аналитического центра рационального недропользования имени Владимира Ивановича Шпильмана.

Подготовиться товарищу Матяш. И будем завершать.

Шпильман В.И. Здравствуйте, уважаемые коллеги. Разрешите.

Итак, в Ханты-Мансийском автономном округе всего 475 открытых месторождений нефти и газа, из них 239 находятся в разработке. Есть ещё большое количество невведенных месторождений компаниями, часть из них в распределенном, часть в нераспределенном фонде. К тому же существует огромная ресурсная база на территории Югры.

Здесь сопоставление графика, даётся добыча в Ханты-Мансийском округе - Югре и России. Округ добывает половину нефти России, поэтому все проблемы, которые возникают в округе, в том числе и в области геологоразведки, они соотносятся и с проблемами в целом России.

Мы имеем снижающуюся добычу в Югре с 2007 года с 278 до 255 миллионов тонн нефти в год, в то время как в России добыча растет. Я бы ставил вопрос не просто о геологоразведочной отрасли или о необходимости стабилизации восполнения  минерально-сырьевой базы, а вопрос сейчас нужно, видимо, ставить о стабилизации добычи нефти в России в целом, потому что ситуация с запасами крайне напряженная, в первую очередь это касается крупных месторождений, которые могли бы быть введены в течение ближайших лет, такого задела не существует в России. Мы ввели последние крупные месторождения в основном, и как теперь каким путём стабилизовать ситуацию с добычей не очень понятно.

Это вот такой подход в целом  ... стратегию, поскольку мы рассматриваем не какой-то документ, скажем, как их сейчас модно на Западе называть "дорожные карты", а стратегию, то есть какие стратегические мы задачи решаем. И может быть, стоило бы и написать в начале этой стратегии, что мы решаем задачу стабилизации добычи нефти в России, а в конечном счёте энергетической безопасности.

Ресурсный потенциал огромен. Мы выполняли количественную оценку последнюю в 2012 году, планируется следующая Роснедра оценка. Около 15 миллиардов тонн нефти извлекаемых, не выявленных ресурсов. Вот это та ресурсная, природная основа, которая позволяет разрабатывать стратегии и, действительно, на территории вроде бы уже введённой, в основном, в разработку планировать геологоразведочные работы. И мы покажем некоторые варианты такого планирования.

Конечно, уже сейчас говорилось, что крупных осталось меньше залежей и месторождений, а мелких много. Но всё-таки даже на нашей территории мы оцениваем, что ещё несколько десятков будет открыто залежей с запасами выше 30 и даже единицы с запасами свыше 100 миллионов тонн.

Мы делали прогноз добычи, если говорить о стабилизации. Пока ситуация развивается так, что добыча нефти в Ханты-Мансийском округе, Югре, будет снижаться. Это подтверждается и фактической кривой в течение последних 6 лет. И, мы думаем, что вы выйдем на уровень 200 миллионов тонн добычи к 2030 году. Это очень высокий уровень. Он требует ресурсной обеспеченности и, соответственно, геологоразведочных работ.

Сейсморазведкой достаточно плотно уже покрыта территория. Также плотно покрыта бурением. И, казалось бы, где производить поиск? Объёмы сейсморазведочных работ 2Д основа поиска. А я полностью согласен с Алексеем Ивановичем, что выступавшим и говорившим о том, что нашу главную задачу и стратегию надо сосредотачивать на поиске, на открытии новых месторождений. Так вот, сейсморазведочные работы упали с 38 тысяч в 2001 году до 2 тысяч 200 в 2013-м. Партия делает 700-800 километров. Три партии на всю территорию почти миллион километров - это современное состояние.

То же самое и с поисково-разведочным бурением. С миллиона, более миллиона метров бурилось, сейчас бурится 300 тысяч. В этой ситуации я полностью поддерживаю предыдущих нескольких ораторов, говорящих о том, что при таком серьёзном сокращении поисковых и разведочных работ не может сохраняться устойчивое восполнение минерально-сырьевой базы. Не всё решается цифры. Цифры объёмов поисково-разведочного бурения крайне важны для оценки состояния ситуации минерально-сырьевой базы.

А то, что ресурсы существуют, показывает, например, график открытия. Мы открыли около 30 залежей с запасами больше 10 миллионов тонн на территории Югры и это реальные открытия. Они, некоторые из них, вводятся в разработку. То есть, ресурсная база реально существует.

Мы предлагаем следующую стратегию. Вот здесь чёрными точками - это скважины. Их больше 10 тысяч. А вы видите жёлтыми пятнами выделяются зоны, где такие скважин единичны, их не много, а ресурсы существуют.

Мы в своё время разрабатывали стратегию округа и выделили, назвали их "поисковые зоны". Оценили по ним плотность, обосновали необходимость работ, затем Роснедра преобразовало наши идеи и выделило такие зоны в целом по России. Их уже представил Валерий Анатольевич в своём докладе. Но я здесь показываю только на территории Западной Сибири. И мы предлагаем всё-таки эту идею поисковых зон, а головной институт в них не выделил на территории России с помощью других институтов более 20 таких зон. И вот если мы сконцентрируем работы поисково-разведочные, геологоразведочные в этих зонах, то мы получим гораздо лучший эффект.

Нельзя говорить, что надо просто куда-то идти с геологоразведкой. Надо понять, куда идти и мы знаем, куда идти. И пять зон таких согласовано и по ним Роснедра развернуло работы. Но, мне кажется, если говорить о стратегии и таких зон по всем провинциям должно быть больше, и объёмов работ по поиску и открытию новых месторождений должно быть больше.

А вот последнее открытие, о котором объявил министр в своём недавнем интервью, оно называется Оуринское, открыто месторождение с запасами 33 миллиона тонн на границе со Свердловской областью в Югре. А находится оно как раз в Карабашской зоне, в той зоне, которую мы выделили как новую для открытия новых месторождений.

Баженовский комплекс. Вот территория Бажена. Здесь я показал, буквально, только ресурсную оценку. Ресурсная оценка огромна, десятки миллиардов тонн. И мы предлагаем на этой самой перспективной территории, вот это можете сопоставить, выделить научный Баженовский полигон. То есть полигон, на котором мы могли опробовать технологии поиска, разведки и освоения, то есть разработки.

Такой вариант закона "О недрах" предусматривает создание научных полигонов, но впервые мы предлагаем этот научный полигон подземный, потому что здесь не будет ставиться целью добыча нефти, здесь ставиться будет цель - поиск технологий. И во многом внедрение отечественных технологий, то, о чём учёные, представители власти, Думы говорили всё сегодняшнее заседание.

Мы рассматривали его на совместном заседании с Российской академией наук. Я очень рад сообщить, что протокол этого рассмотрения и предложения создать полигон вчера подписал и Фортов - президент Академии наук, подписала его и губернатор Комарова Наталья Владимировна, которая инициировала создание такого полигона, поддерживают нас многие структуры.

Вот мне бы хотелось, потому что не всё заключается и в новых месторождениях, Алексей Эмильевич указал, как первейший объект Баженовскую свиту, вот мне бы хотелось, чтобы и в стратегии идея создания научных полигонов подземных для внедрения и апробации технологий, а в конечном итоге и наращивания ресурсной базы из нетрадиционных запасов, она бы нашла отражение. И я вот обращаюсь к уважаемому комитету.

Спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо, Александр Владимирович.

Николай Владимирович, вам слово предоставляется. Исполнительный директор "Горнорудного консультативного совета".

Матяш Николай Владимирович, есть?

Пожалуйста.

Матяш Н.В. Большое спасибо за предоставленную возможность выступить. Я постараюсь быстро уложиться. Понимаю, что дефицит времени, он всегда, так сказать, происходит.

Я хочу сказать, что сегодняшняя тема парламентских наших слушаний: "Стратегия развития геологической отрасли Российской Федерации до 2030 года", она перекликается с другими парламентскими слушаниями, которые проходили в этом же зале 8 ноября 2013 года, и они были посвящены законодательному обеспечению повышения инвестиционной привлекательности пользования недрами на территории Российской Федерации и континентальном шельфе.

Тогда были приняты рекомендации. Мы собрались нашими силами, нашими умами, проанализировали основные из перечисленных результатов и сопроводили их своими комментариями.

Первое. Отмечалось, что установлен режим "одного окна" при согласовании технических проектов на разработку месторождений полезных ископаемых.

На практике недропользователю необходимо пройти целый ряд инстанций, прежде чем он попадёт в "одно окно". Поэтому можно сказать, что он сегодня не работает.

Второе. Констатировалось, отменена необходимость получения отдельных лицензий на добычу общераспространённых полезных ископаемых пользователями недр для собственных нужд на своих лицензионных участках.

Федеральный закон от 30 декабря 2008 года № 309 внёс изменения в закон "О недрах", действительно отменяющих необходимость получения недропользователями отдельных лицензий на добычу общераспространённых полезных ископаемых для собственных нужд на своих лицензионных участках. Это нашло отражение в статье 19.1 закона "О недрах". Однако применить норму статьи 19.1 закона "О недрах" на практике для компаний, ранее получивших лицензию для добычи общераспространённых полезных ископаемых, представляется достаточно проблематичным в связи со сложной процедурой, установленной для прекращения права пользования недрами по инициативе недропользователя.

Для целей снятия излишних административных барьеров, на наш взгляд, необходимо прописать возможность перехода от получения отдельных лицензий на добычу общераспространённых полезных ископаемых к уведомительному и безлицензионному порядку использования общераспространённых полезных ископаемых.

Третье. Была законодательно закреплена возможность изменения границ участка недр, переданного в пользование в целях обеспечения полноты геологического изучения, рационального использования и охраны недр.

В этой связи мы можем сказать, что продолжают существовать ограничения, например, требования о наличии запасов, поставленных на государственный баланс на определённых участках и требования о том, что участки с переращиваемыми запасами не должны содержать более 20 процентов от запасов основного участка.

Законодательно закреплена упрощённая процедура предоставления земельных участков, принадлежащих государству и муниципалитетам для нужд недропользования. Вопросы вызывают положения Земельного кодекса Российской Федерации о порядке определения размера арендной платы за соответствующие земельные участки. На данный момент отсутствует документ, предусматривающий порядок расчётов арендной платы для данных участков. Необходимо установить предельные ставки арендной платы на аренду такого рода земельных участков.

И последнее, что я хотел бы сказал, что мы могли бы представить и другие комментарии и предложения, и в частности, я хотел бы выделить, что наш постоянный член – корпорация "Кинресголд" подготовила исследование, называется: "Привлечение иностранных инвестиций в горнодобывающую промышленность Российской Федерации". Данное исследование было представлено тогда премьер-министру Владимиру Владимировичу Путину 17 октября 2011 года в ходе 25-го ежегодного пленарного заседания Консультативного совета по иностранным инвестициям. Большое спасибо. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо большое.

Уважаемые товарищи, прежде чем преступить к принятию рекомендаций, мы хотели бы попросить всех записавшихся выступить. Но кому не удалось сегодня высказаться, пожалуйста, свои предложения, свои тезисы выступлений сдайте в комитет, мы будем обязательно делать соответствующую брошюру, и ваши выступления будут там размещены.

Я ещё раз хотел бы поблагодарить, кто сегодня выступал, всех, кто пришёл сегодня, Николая Корнеевича, слова благодарности нашим академикам, что вспомнили и поимённо многих выдающихся, великих наших геологов, учёных, это очень важно, потому что если не будем помнить и не чтить нашу историю, и потеряем эту преемственность и это лидирующее начало, то, конечно, будет у нас не то, что мы хотим и к чему стремимся.

Ну вот хотел бы ответить одной репликой на хорошее выступление председателя ЦК профсоюзов. Где-то 10 лет назад, даже чуть побольше, была встреча с Владимиром Владимировичем Путиным. Я два вопроса перед ним поставил. Были мы трое: Харитонов, Зюганов и Кашин. Был большой разговор, долгий, длинный, я поставил два вопроса: по лесу, в конце концов, не допустить частной собственности в лесу. И через какой-то определённой такой, неоднократной постановкой вопроса, я получил ответ, что, Владимир Владимирович говорит: "Я тоже против частной собственности леса". Понятно.

Дальше вопрос агропромышленного комплекса. Владимир Владимирович, вот у нас там беда, у нас уничтожено, у нас там, значит, от крупного рогатого скота ничего не осталось, у нас там поле 40 миллионов гектар выброшено из всего оборота, ничего не строится, ничего не делается, развал, всё там завозим некачественное, продукты питания из-за рубежа. Народ возмущается. Он мне говорит: ну вы хоть раз вот так выведите народ по-серьёзному и покажите силу крестьянина, что вы вот действительно, значит, тут боретесь и хотите, чтобы мы почувствовали.

Так и я вот, на трибунах мы иногда вот это, значит, особенно в такой благоприятной аудитории, а вот как спросить, значит, а хоть раз вывели, значит, геологов, горняков или кого-то, чтобы свои права отстоять или что-то сказать приличное, вот на какой-то акции. Мы пока видели, что профсоюзы пришли на Красную площадь и вот в один голос, значит, поаплодировали по всем делам, что всё хорошо. Мы, правда, альтернативно проводили здесь, рядом, на Площади Революции другой митинг, но это вот всё к тому же. Это я даже по 1 Мая.

В целом я, завершая ещё раз разговор, хочу сказать всем слова благодарности, и наши учёным, что они в этих сложных условиях, 14 лет я работал директором института вот в этот период развальный, Всероссийского селекционно-технологического, не понаслышке знаю, как можно было удержать в это время институты, как можно удержать советы докторские и другие, как выстоять, удержать собственность, которая есть, развить, построить и остаться на плаву и быть лучшим. Это всё сложно. Любое направление возьмём.

Как и непросто сегодня работать государственным служащим, компаниям нашим. Когда мы смотрим заработную плату, сравниваем её с интегрированными, допустим, добывающими компаниями и не только с ними, когда смотрим, как работают сотрудники в банках и в других непроизводительных, будем говорить, в какой-то степени структурах.

И я не хочу тут как-то это, мерить затраты соответствующие на том или другом направлении, но согласитесь, что труд геолога и он не менее лёгок. А я считаю, что значительно тяжелей, чем любого банкира и, с точки зрения ещё и нефизической, а с точки зрения и наукоёмкости и затрат и эмоциональных, и извилин, и серого вещества. А когда рассмотришь зарплату, она в 5, в 10, а иногда и в больше раз не в пользу того же геолога или той компании, которая этим занимается.

Поэтому мы сегодня не сотрясали здесь воздух, мы предметно говорили, что надо сделать в законотворчестве, что надо сделать в организационном плане, что - в научно-методологическом и в методическом плане надо сделать, то есть, что надо сделать в системных вопросах, связанных с финансированием? И так далее, и так далее.

То есть предметно шёл разговор по всем направлениям. Я просил бы потише там, товарищи! Фатих Саубанович, повнимательней! Вот в этом плане ещё раз хочу всем сказать слова большой благодарности. Нам следует, естественно, принять рекомендации, они розданы в ваших пакетах.

Поэтому я предлагаю принять их за основу. Кто за данное предложение? Прошу проголосовать. Против, воздержавшихся не вижу. Спасибо большое.

Мы в последний период времени выбрали такую тактику, что сегодня к этим рекомендациям было много предложений среди выступающих, поэтому вы поручаете президиуму доработать эти рекомендации с учётом предложений. Но, естественно, предложения те, которые реальные, за которые мы можем отчитаться через год. Вот я благодарен нашим товарищам, вот Николай Владимирович взял и проанализировал: а как, а для чего принимаются рекомендации, а примут ли этот закон, примут ли другой закон, а что здесь сделано?

Поэтому мы не будем каких-то вот несбыточных механизмов сюда заводить, но всё, что с напряжением реально может выполняться, мы ваши предложения обязательно также включим.

Вот с такой постановкой давайте проголосуем в целом. Кто за данное предложение? Прошу проголосовать. Против, воздержавшихся нет. Всем спасибо. Ещё раз самые добрые пожелания. (Аплодисменты.)    

 

 

 

 

Меню

Новости экологии

Яндекс.Метрика