Стенограмма парламентских слушаний на тему: "Совершенствование мер государственной поддержки аквакультуры в Российской Федерации" 06.11.14

С Т Е Н О Г Р А М М А

 парламентских слушаний Комитета Государственной Думы

по природным ресурсам, природопользованию и экологии

на тему: "Совершенствование мер государственной поддержки аквакультуры в Российской Федерации"

 

Здание Государственной Думы. Малый зал.

6 ноября 2014 года. 11 часов.

 

Председательствует председатель Комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии В.И.Кашин

 Председательствующий. Уважаемые товарищи! Сегодня на повестку дня вынесен крайне актуальный вопрос, который на фоне текущей внешнеполитической обстановки, мирового экономического кризиса приобретает особую значимость.

Учитывая, что Российская Федерация вынуждена импортировать продовольствие на сумму 50 млрд. долларов – сумму, равную всей оцененной продукции, которую производит наш агропромышленный комплекс, включая личные подсобные хозяйства, - вопросы обеспечения продовольственной безопасности страны встают особенно остро.

Ситуация усугубляется тем, что структура внутреннего рынка продовольствия на территории Российской Федерации препятствует доступу отечественного товаропроизводителя к потребителю. Проще говоря, продукты, которые мы производим, мы просто не можем реализовать, и аквакультуры эта проблема касается не в меньшей степени.

Кроме того, вынесенный на обсуждение вопрос также несет в себе важнейшую социальную функцию. Развитие аквакультуры, помимо решения части продовольственных вопросов, позволит также дать импульс для развития целого ряда других направлений. Это и сельское хозяйство, и транспорт, и переработка. В конце концов, это рабочие места, которых катастрофически не хватает, в первую очередь, на селе, где возможностей для осуществления аквакультуры великое множество.

В целом, биологические ресурсы играют важнейшую роль для выживания человечества. Тем не менее, рассматривая данную тему в отрыве от вопросов экономических, законодательных, научных, политических, управленческих, выработать хоть сколь ни будь эффективные решения, мы не сможем.

Биологические ресурсы, в отличие от других видов природных ресурсов, имеют уникальную способность к самовоспроизводству. Более того, при грамотном управлении биоресурсный потенциал может не только поддерживаться бесконечно долгое время, но и наращиваться. Однако при хищнической эксплуатации ресурсных популяций и сообществ живых организмов, при стрессовых техногенных воздействиях неизбежно снижение репродуктивного потенциала живых систем, что чревато масштабными изменениями условий жизни людей.

Это тем более актуально сегодня, когда рыболовство подошло к той черте, за которой наращивать объемы вылова крайне сложно. Доступная сырьевая база отечественного рыболовства ограничена величиной в 4,5 - 5 млн. тонн. По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединенных Наций (ФАО), общий объем мировой рыбной продукции (добыча и разведение) увеличился за последние пять лет на 11 млн. тонн и достиг 158,3 млн. тонн. При достаточно стабильно сохраняющемся мировом объеме добычи водных биоресурсов в размере 91 млн. тонн. рост получен исключительно за счет аквакультуры, которая сегодня производит около 68 млн. тонн или 44% от общего объема мирового производства рыбопродукции.

В глобальном масштабе аквакультура практически сравнялась с промышленным рыболовством по объему производства. При этом Российская Федерация по этому направлению развивается вразрез с мировыми тенденциями. Так, в общем объеме отечественного производства рыбной продукции доля товарного рыбоводства не превышает 3,5 %.

Мировыми лидерами производства продукции аквакультуры являются Китай (67,3 %), Индия (5,4 %), Вьетнам (2,6 %), Таиланд (2,6 %), Индонезия (2,3 %), Бангладеш (2,1 %), Япония (1,7 %), Чили (1,5 %), Норвегия (1,4 %).

Китай за последние 20 лет утроил объемы производства и довел их почти до 43,0 млн. тонн. Важнейшим фактором этого роста явилась широкомасштабная государственная поддержка развития аквакультуры. В этой связи принята государственная программа, которая предусматривала субсидирование создания производств по выращиванию рыбы и производства кормов, освобождение их от налогов на 5 лет, безвозмездное предоставление участков водоемов на 50 лет и водных ресурсов (воды) для целей аквакультуры.

Показателен также опыт государственной поддержки предприятий в Норвегии, которая является лидером мировых технологий по выращиванию морских объектов - семги, форели, трески. Государство обеспечивает хозяйства посадочным материалом, выращивание которого проводится в государственных и частных питомниках, обеспечивает борьбу с заболеваниями и их профилактику, частично компенсирует затраты на корма, осуществляет финансирование научных исследований, связанных с разработкой и совершенствованием технологий, селекцией, генетикой объектов аквакультуры.

В нашей стране пик развития товарной аквакультуры пришелся на 80-е годы прошлого столетия за счет широкого внедрения передовых технологий, принципов и систем ведения хозяйства. Ежегодное увеличение производства товарной рыбы в этот период составляло 10-15 %, что являлось одним из лучших показателей в мировой аквакультуре. Объемы выращивания товарной рыбы в 1980-х гг. доходили до 200 тыс. тонн в год.

Впоследствии, к 1996 году (по сравнению с 1989 годом) производство рыбы и других водных биоресурсов в России снизилось в 4 раза.

Сегодня производство продукции российского товарного рыбоводства колеблется на уровне 130,0 - 140,0 тыс. т., а продукция марикультуры не может преодолеть барьер в 10,0 тыс. т. И это при том, что возможности данной отрасли России оцениваются в 2,8 млн. тонн.

Рыбохозяйственный фонд внутренних пресноводных водоемов России включает 22,5 млн. га озер, 4,3 млн. га водохранилищ, 0,96 млн. га сельскохозяйственных водоемов комплексного назначения, 142,9 тыс. га прудов и 523 тыс. км рек. Площадь морских акваторий в Баренцевом, Белом, Азовском, Черном, Каспийском и дальневосточных морях, пригодная для развития марикультуры, составляет порядка 0,38 млн. км2.

Вместе с тем, для производства товарной аквакультуры рыбоводными хозяйствами используется не более 110 тыс. га прудов, общая площадь производственных мощностей садковых и бассейновых хозяйств составляет более 500 тыс. м2, современная площадь акваторий морских побережий, используемых для выращивания морских гидробионтов, не превышает 25 тыс. га. В этой связи очевидно, что отечественная аквакультура в настоящее время не в полной мере реализует имеющийся потенциал.

В чем же причины?

Основными, на наш взгляд, являются:

- недостаток программных документов по развитию аквакультуры;

- недостаточно эффективная финансовая государственная поддержка рыбоводства;

- слабо развитый механизм страхования рисков в аквакультуре;

- устаревшие производственные мощности и материально-техническая база рыбоводных предприятий;

- дефицит качественного отечественного рыбопосадочного материала;

- импортозависимость по кормам для аквакультуры;

- отсутствие финансирования научно-исследовательских работ в области рыбоводства (аквакультуры);

- недостаток квалифицированных специалистов - рыбоводов с профильным образованием.

В этой связи, признание на высшем государственном уровне роли аквакультуры в обеспечении продовольственной безопасности, реальное упрочение правового статуса отрасли, введение льготного кредитования, поддержка аквакультуры со стороны региональных органов государственной власти, в том числе программными методами, совершенствования правовой и административной сферы, должны открыть широкие перспективы для увеличения объемов производства в секторе. При этом определенный прогресс в верном направлении все-таки прослеживается.

К примеру, в соответствии с новой редакцией государственной программы «Развитие рыбохозяйственного комплекса» выделены дополнительные бюджетные ассигнования на реализацию подпрограммы «Развитие аквакультуры». Расходы на мероприятия по осуществлению работ по искусственному воспроизводству водных биоресурсов, осуществлению работ по сохранению водных биоресурсов, развитию системы государственной поддержки субъектов аквакультуры в 2015 году составили 860,0 млн. рублей, в 2016 году - 797,0 млн. рублей, в 2017 году - 629,8 млн. рублей.

В целом, рассматривая проблему финансового обеспечения отрасли, очевидно, что названные средства не могут быть признаны достаточными в текущей ситуации. В рамках проекта Госпрограммы необходимы дополнительные ассигнования на развитие аквакультуры, в том числе на субсидирование процентных ставок, экономически значимые региональные программы, а также экосистемные исследования по подпрограмме «Развитие аквакультуры». На эти цели только в 2015 году требуется 1 046,9 млн. рублей. Из них на субсидирование процентных ставок по кредитам – 413,4 млн. руб., на софинансирование экономически значимых региональных программ – 296,6 млн. руб., на стимулирование научно-исследовательской деятельности (разработка технологий выращивания, новых объектов, рецептур кормов)– 336,9 млн. руб.

Без этого финансирования эффективность развития товарного рыбоводства и расширения объемов потенциального вылова (разведанных запасов) сомнительна. Тем более, что нам необходимо нарастить объемы производства собственной товарной рыбной продукции и увеличить объемы добычи водных биоресурсов, создав благоприятные условия для импортозамещения рыбной продукции на внутреннем рынке.

В этой связи отмечу, что Комитет ведет планомерную работу по обеспечению отрасли необходимыми бюджетными средствами.

При рассмотрении проекта бюджета 2015-2017 мы критически отметили, что законопроект в рамках Государственной программы Российской Федерации «Развитие рыбохозяйственного комплекса» не предусматривает подпрограмму «Развитие осетрового хозяйства» с соответствующими мероприятиями и объемами финансирования. Такая подпрограмма должна быть, в том числе в целях исполнения поручений Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации в части необходимости сохранения и увеличения запасов осетровых видов рыб и обеспечения создания условий для развития товарного осетроводства.

Депутатами Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии в проект бюджета ко второму чтению внесены соответствующие поправки с целью выделения необходимого финансирования на развитие осетрового хозяйства. Мы отстаиваем свою позицию жестко и аргументированно.

Одновременно необходимо отметить, что на федеральном уровне рыбоводству оказывается поддержка, в том числе, посредством государственных программ «Развитие сельского хозяйства и регулирование рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013 - 2020 годы», а также «Развитие рыбохозяйственного комплекса».

Обобщенно можно выделить целый комплекс обеспеченных бюджетным финансированием видов такой поддержки, но, в первую очередь, это субсидирование процентных ставок по привлеченным кратко- и долгосрочным (на 5 и 8 лет) кредитам. Данный вид стимулирования реализуется в соответствии с Правилами предоставления и распределения субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации на возмещение части затрат на уплату процентов по кредитам, полученным в российских кредитных организациях, и займам, полученным в сельскохозяйственных кредитных потребительских кооперативах.

Это направление государственной поддержки также развивается. К примеру, в рамках реализации Госпрограммы «Развитие рыбохозяйственного комплекса» Минсельхоз России подготовил проект постановления «Об утверждении правил предоставления и распределения субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации на возмещение части затрат на уплату процентов по инвестиционным кредитам, полученным в российских кредитных организациях юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями независимо от их организационно-правовой формы, на развитие аквакультуры (товарного рыбоводства)» (далее – проект постановления). В нем предусмотрено предоставление субсидий рыбоводным хозяйствам по кредитам, заключенным с 1 января 2013 г. на срок:

- до 3 лет в случае приобретения кормов и рыбопосадочного материала;

- до 10 лет при покупке техники, судов, оборудования, а также строительстве и реконструкции объектов аквакультуры.

Вступление в силу данного вида поддержки предполагается с 1 января 2015 г. после прохождения процедуры согласования проекта постановления с заинтересованными ведомствами.

Что касается господдержки товарного рыбоводства в части проведения противоэпизоотических мероприятий в области ветеринарии и выделения субсидий на поддержку племенного рыбоводства, то они осуществляются по аналогии с иными видами животноводства на основании соответствующих положений сельскохозяйственной госпрограммы.  

В 2013 году из федерального бюджета было выделено по этим направлениям соответственно 100, 136 и 75,1 млн. рублей.

Индивидуальная поддержка рыбоводам-товарникам оказывается также в рамках Правил распределения и предоставления субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации на поддержку экономически значимых региональных программ развития сельского хозяйства субъектов Российской Федерации.

Существуют и косвенные виды поддержки рыбоводного производства, например, через программы привлечения квалифицированного персонала и стимулирования их заинтересованности. Так, специалисты-рыбоводы вправе получить на определенных условиях жилые помещения или улучшить свои бытовые условия в рамках ФЦП «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014-2017 годы и на период до 2020 года».

Повторюсь, проблема финансового обеспечения отрасли крайне остро стоит на повестке дня. Ее необходимо решать комплексно, используя все имеющиеся правовые механизмы и рычаги управления. Без этого элемента эффективное развитие рыбоводства невозможно.

Далее считаю необходимым заострить Ваше внимание на научной составляющей вопроса.

На протяжении последних 20 лет объем финансирования науки для целей аквакультуры не превышает 4% от общего объема финансирования отраслевых исследований.

В результате такой «поддержки» со стороны государства научное сопровождение характеризуется фрагментарностью, дублированием, слабым приборным и технологическим оснащением, старением научных кадров. В этой связи положительная динамика объемов производства продукции аквакультуры в стране отсутствует.

Кроме того, в плачевном состоянии находится рыбохозяйственный научно-исследовательский флот, осуществляющий, в том числе, мониторинг состояния запасов осетровых видов рыб в Российской Федерации. Резерв его работы, к примеру, в бассейне Каспийского моря, оценивается не более чем 5-10 лет, а с учетом возникновения конкуренции со стороны прикаспийских государств, располагающих НИС недавней постройки, - даже меньший период.

Для перехода к более позитивному сценарию развития отрасли необходимо в корне пересмотреть подходы к государственной поддержке научной составляющей. Проведение стратегических, обобщающих и мониторинговых исследований, а также разработка крупных инновационных проектов в области аквакультуры должны быть включены в госзаказ.

В этой связи целесообразным видится систематизировать организационную структуру научных исследований в области аквакультуры. Необходимо создать новые, либо на базе уже существующих научно-исследовательских организаций, научные центры, под чье начало положить все фундаментальные и прикладные научные исследования для получения наиболее эффективных пород рыб и иных объектов аквакультуры, разработки широкого ассортимента технических средств для товарного рыбоводства, а также инновационных технологических решений.

Необходимо существенное увеличение финансирования НИОКР по направлению аквакультуры. Причем это финансирование должно быть целевым (в рамках новой отраслевой программы), направленным на модернизацию (создание) экспериментальной базы отраслевых институтов, включая их оснащение современным технологическим и научным оборудованием.

Далее. В рамках научных исследований особое внимание необходимо уделить совершенствованию селекционно-племенной работы - выведению высокопродуктивных объектов аквакультуры.

Генетика, селекция и племенная работа являются одним из ключевых элементов аквакультуры. Использование передового племенного материала позволяет без дополнительных затрат увеличить выход продукции в среднем на 40-50%, а также значительно расширить спектр пищевой рыбной продукции.

Одновременно в приоритет должны быть возведены цели по разработке и тестированию новых рецептур кормов и новых методик кормления. В Российской Федерации достаточно предприятий, готовых выпускать рыбные корма, но все упирается в отсутствие качественных компонентов для их производства, рецептур для производства стартовых кормов. В этой связи стартовые корма, используемые для выращивания посадочного материала, в общем объеме производства занимают около 0,3%, а для таких видов как лососевые, сиговые и осетровые практически отсутствуют.

Эту задачу нам необходимо решать в сжатые сроки. В противном случае нам не удастся увеличить объемы производства продукции аквакультуры при одновременном снижении ее себестоимости.

Еще одной важнейшей задачей для нас является разработка основ и введение повсеместного мониторинга хозяйств аквакультуры по опасным инфекционным заболеваниям, их зонирования в соответствии со степенью благополучия, а также профилактика заражения диких рыб. Болезни водных животных очень быстро распространяются по воде, в том числе при неконтролируемых перевозках.

Следующее, на чем хотел бы заострить Ваше внимание – это слабый технический и технологический уровень развития предприятий аквакультуры. Применение устаревших способов выращивания рыбы определяет низкие экономические показатели деятельности этого сектора рыбного хозяйства и, соответственно, его малую инвестиционную привлекательность.

В этой связи необходимо проводить системную работу, включая мониторинг действующих хозяйств и предприятий, анализируя эффективность их работы с учетом наилучших технологий содержания, разведения и выращивания объектов аквакультуры. Необходимо разрабатывать новые технологии выращивания объектов аквакультуры с обязательным последующим практическим применением на действующих хозяйствах и предприятиях.

Далее. Отдельной большой проблемой сегодня является критический уровень запасов осетровых видов рыб вследствие нарушения условий их размножения и нагула, возросшего масштаба браконьерства, нерациональной хозяйственной деятельности, которая ведется без учета интересов этого направления рыбного хозяйства.

К числу основных причин следует отнести отсутствие единой государственной системы управления запасами особо ценных видов рыб, недостаточный контроль за освоением научно обоснованных квот вылова и установленных мер регулирования рыболовства, браконьерство в море и на путях миграций производителей.

Отдельно заострю внимание на том, что значительный урон отрасли наносит также несогласованность действий органов государственной власти. Ярким примером является наша энергетика и связанное с ней регулирование стока рек, когда после сброса воды огромное количество икры просто погибает. Интересы рыбной отрасли также не учитываются при строительстве гидротехнических сооружений, когда просто-напросто отсекаются пути естественной миграции рыб.

Отмечу, что в 1930-1970-х годах у нас был успешно внедрен и эффективно функционировал целый комплекс научно-обоснованных решений по сохранению и воспроизводству осетровых видов рыб. Были предусмотрены меры по улучшению кормовой базы, регулированию промысла (исключению морского промысла осетровых, а после и запрещению прилова осетровых в море), созданию предприятий искусственного воспроизводства и решения по сохранению их естественного воспроизводства осетровых (в том числе решения по недопущению строительства Нижневолжской ГЭС, решения по мелиорации нерестилищ осетровых) в условиях гидростроительства на Волге (прекратившего полностью или частично пропуск производителей к местам нереста). Это позволило обеспечить хорошее состояние запасов осетровых и их рекордные уловы на рубеже 1970-1980-х годов до 27 тыс. тонн в целом по СССР. Некоторое снижение уловов в последующем обусловлено ухудшением экологического состояния среды обитания в условиях бурного развития промышленности, начинающимся переловом вследствие браконьерства, а также постепенной утратой государством контроля над эксплуатацией запасов осетровых видов рыб.

Распад страны в 90-е годы, всплеск браконьерства и иных видов ННН-промысла, в том числе со стороны получивших суверенитет молодых прикаспийских стран, вызвал резкое снижение запасов осетровых видов рыб.

Продолжающееся в начале XXI века снижение запасов привело к необходимости введения в России моратория на коммерческий промысел сначала белуги (2002 год), а затем и других осетровых (2005 год).

В настоящее время в нашей стране легальная добыча осетровых разрешена только в целях искусственного воспроизводства, научных и контрольных целях. Научная деятельность в значительной степени ведется в рамках неповреждающих исследований, после которых рыба может быть возвращена в среду обитания, в которую возвращают и особей, заготовленных для целей искусственного воспроизводства, но не подходящих по рыбоводным показателям.

Воспроизводство осетровых сегодня в значительной степени обеспечивается работой осетровых рыбоводных заводов, которых на территории России по номинальной мощности достаточно для насыщения осетровыми. Вместе с тем, физический износ сооружений и оборудования таких заводов составляет до 80,0%. Усугубляющим фактором также является моральное устаревание применяемых технологий, оборудования и материалов, поскольку такие производственные мощности сооружались до 1980 года. Все это в определенной степени осложняет внедрение современных инновационных решений.

Отдельно отмечу, что распад СССР привел в 90-е годы к масштабным утечкам за пределы страны как технологий и биотехник искусственного выращивания осетровых (в целях воспроизводства и товарной аквакультуры), так и биологического материала - производителей, икры и молоди осетровых видов рыб. Это в значительной степени способствовало стремительному росту товарных хозяйств в странах Западной Европы, США, Ближнего Востока, Восточной и Юго-Восточной Азии, продукцией которых выступает как мясо осетровых, так и икра.

Все это свидетельствует о том, что в вопросе сохранения осетровых видов рыб нам необходимо как можно скорее переходить от слов к реальным действиям.

Во-первых, до сих пор отсутствует четко понимание о количестве и точном местоположении естественных нерестилищ осетровых видов рыб.

Научным рыбохозяйственным институтам под руководством Росрыболовства необходимо в первоочередном порядке устранить указанный пробел и провести соответствующие работы, выявить все наиболее важные места на водных объектах, которые нуждаются в максимальной охране.

Во-вторых, давно назрела необходимость провести инвентаризацию всех имеющихся государственных рыбоводных заводов, проанализировать их деятельность и принять незамедлительные меры по оптимизации с целью достижения наиболее эффективных показателей устойчивого увеличения запасов водных биологических ресурсов, включая осетровые виды рыб.

Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» предусматривает механизм защиты таких мест – создание рыбохозяйственных заповедных зон, на которых может быть запрещена хозяйственная и иная деятельность.

Федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях» позволяет создавать особо охраняемые природные территории различных категорий, в пределах которых не только ограничивается хозяйственная деятельность, но и исключается само присутствие человека.

Таким образом, в российском законодательстве уже есть механизмы для создания условий сохранения осетровых видов рыб. И в современных условиях мы не должны ими пренебрегать.

Следует также отметить, что Росрыболовство является Административным органом СИТЕС в отношении осетровых видов рыб. В соответствии с международными документами в этой сфере государства-участники должны внедрить универсальную систему маркировки икры осетровых видов рыб, основанную на использовании одноразовой маркировки на каждом первичном контейнере, которая применяется для всей икорной продукции, изготовленной как из дикой, так и выращенной в аквакультуре рыбы, для коммерческих и некоммерческих целей, для продаж как на внутреннем рынке, так и на международном.

Также предусмотрено, что каждое импортирующее, экспортирующее и реэкспортирующее государство должно создать систему регистрации предприятий - изготовителей икры, включая предприятия аквакультуры, а также предприятий по переупаковке, расположенных на его территории, компаний-экспортеров, и представлять Секретариату СИТЕС список таких предприятий и их регистрационные коды.

Убежден, необходимо совместными усилиями Минсельхоза России, Росрыболовства и профильных Комитетов Государственной Думы провести работу по созданию отдельного законодательного акта, формирующего действенные механизмы определения законности происхождения осетровых видов рыб и продукции из них, универсальную систему контроля продукции из осетровых видов рыб. Только это позволит в полном объеме обеспечить надлежащий контроль за состоянием запасов осетровых и оборотом продукции из них.

Переходя к вопросу нормативно-правового обеспечения аквакультуры, отмечу, что ряд проблем можно решить только через внесение изменений в законодательство.

Это и проблема использования земель лесного фонда для нужд аквакультуры, льготное налогообложение на ввозимые в Российскую Федерацию корма для объектов аквакультуры, племенной материал рыб, предоставление рыбоводным хозяйствам права долгосрочного безвозмездного пользования землями, занятыми водными объектами, находящимися в федеральной собственности и используемыми в прудовом рыбоводстве, введение стимулирующих механизмов для пользователей водными биоресурсами (в том числе при осуществлении научной деятельности), способствующих использованию разрешенного прилова в целях переработки в рыбную муку и рыбий жир, предназначенных для производства комбикормов в аквакультуре и животноводстве и др.

Комитет совместно с профильными органами государственной власти, субъектами Российской Федерации ведет активную работу по этому направлению. Успех ее напрямую зависит от слаженности работы всех ветвей власти на каждом этапе реализации полномочий.

Немаловажную роль в этом процессе также играет экспертное и бизнес-сообщество как опытные правоприменители.

В этой связи, завершая свое выступление, призываю всех участников слушаний, неравнодушных к настоящему и будущему нашей страны в вопросах аквакультуры, активно включаться в эту работу.

Только совместными усилиями мы сможем добиться требуемого результата. Благодарю за внимание.

(Аплодисменты.)

Слово для доклада предоставляется Илье Васильевичу Шестакову, заместителю Министра сельского хозяйства Российской Федерации - руководителю Федерального агентства по рыболовству.

Подготовиться Киташину.

Шестаков И.В. Добрый день, уважаемые участники парламентских слушаний!

Прежде чем начать своё выступление, может быть, по теме, хотел бы сказать и поздравить всех, кому не безразличен рыбохозяйственный комплекс, хоть мы сегодня и начали разговор о деньгах и о поддержке, то в целом можно сказать, что наша государственная программа – одна из немногих, которая в рамках сложного бюджетного процесса получила дополнительное финансирование. И, насколько мне известно, одно из самых больших – более 30 процентов прироста к 2014 году. Поэтому наша основная задача сейчас – это эффективно и рационально определить те направления развития рыбохозяйственного комплекса, которые не только получат дополнительное финансирование, но и обеспечат дополнительный прирост производства или создадут задел для будущего роста.

Я постараюсь в своём выступлении быть кратким, говорить предельно откровенно и давать чёткие определения, поскольку у нас 18 выступающих, и я боюсь, что иначе мы можем достаточно надолго растянуть наши слушания.

Сейчас, надо признаться, слава богу, уже не возникает вопрос о целесообразности поддержки аквакультуры, важности развития этого направления, хотя если вспомнить недавнее прошлое, а это буквально 3-4 года назад, аквакультура вообще была нежеланной золовкой. Минсельхоз считал, что это функция и задача Росрыболовства, Росрыболовство считало, что поскольку аквакультура – это сельскохозяйственное производство, что это задача Министерства сельского хозяйства, понятно, что в таких условиях вообще было сложно говорить о каком-то росте или о развитии. Сейчас чётко определено, что Росрыболовство отвечает за эту подотрасль и Росрыболовство координирует все направления, связанные с развитием аквакультуры.

Изданный в прошлом году Федеральный закон "Об аквакультуре" определил основные понятия, порядок осуществления деятельности, установил правовые и экономические основы в этой области. Сейчас в Министерстве сельского хозяйства завершают принятие необходимых подзаконных актов в развитие этого закона, и мы надеемся, что со следующего года аквакультурным предприятиям это позволит работать уже полностью в правовом поле. Четыре постановления правительства уже приняты, одно согласовано, и я думаю, в ближайшее время – в ноябре месяце, будет принято последнее постановление в области аквакультуры. Идёт разработка приказов Министерства сельского хозяйства, часть из них уже принята, часть находится уже на регистрации в Минюсте, часть из них ещё проходит процедуру согласования.

Что же мы предлагаем сделать в рамках государственной программы и на что выделить дополнительные средства? Дополнительно на 2015 год мы предлагаем направить на поддержку проектов в области аквакультуры 400 миллионов рублей, в 2016 году – 609 миллионов рублей и в 2017 – 600 миллионов рублей, включая поддержку аквакультуры в области осетроводства. Здесь можно говорить, конечно же, о том, что этих денег недостаточно и можно было бы больше из дополнительных средств направить на поддержку аквакультуры, но давайте не будем забывать тот факт, каково было освоение предыдущей программы ФЦП развития рыбохозяйственного комплекса, она была ниже среднего, и здесь надо очень чётко нам подходить и определяться. Мы пока должны собрать базу этих проектов и только после этого уже выходить, я надеюсь совместно с депутатским корпусом, на возможности увеличения этого финансирования. Нельзя шапкизакидательски подойти и опять не освоить эти средства, потому что те средства, которые выделяет правительство в следующем году в рамках, как я уже сказал, сложного бюджетного процесса, если мы и их не освоим, то я вам могу сказать, что больше средств, конечно, дополнительных мы уже ни на какие направления выделить не можем.

Но при этом в средствах, выделяемых на рыбохозяйственную науку и что, мне кажется, очень важно, о чём Владимир Иванович говорил, мы предусмотрели выделение средства и на развитие аквакультуры, с точки зрения научных подходов. Считаем важным создать на базе ряда наших подведомственных НИИ центры по развитию аквакультуры, которые могли бы осуществлять для бизнеса научное и консультационное сопровождение проектов, то, чего сейчас действительно не хватает бизнесу и то, о чём нас бизнесмены просят. Поскольку действительно опыта в аквакультуре у нас не так много и научного сопровождения всех этих проектов у нас до сих пор не осуществлялось.

Мы сейчас спасаем наш подведомственный институт ВНИИПРХ, который находится в Московской области. На следующий год мы запланировали дополнительное финансирование. И надеемся, что вот на базе ВНИИПРХа мы создадим центральный куст, который будет заниматься вот именно научной поддержкой и консультационной поддержкой аквакультурных проектов центральной части. Ну и также сейчас в рамках совета директоров научно-исследовательских институтов Росрыболовства мы определяем другие центры, где будут выстроены вот именно такие взаимоотношения с бизнесом.

Здесь очень важная задача, которую мы также должны определить, всё-таки наука и наши научно-исследовательские институты, наши рыборазводные заводы, они сейчас все являются бюджетными учреждениями и могут осуществлять только проекты, связанные именно с государственным заданием. И если мы будем говорить о воспроизводстве как о точке роста ещё для производства мальков для товарной аквакультуры, то, мне кажется, что это не совсем, конечно же, правильно, поскольку идёт сразу же у нас смешение бизнес-процессов и процессов, связанных с воспроизводством водных биологических ресурсов.

Я считаю, что этот вопрос, он требует дополнительного ещё определения. Мы должны совместно с нашими ассоциациями и, я думаю, и с депутатским корпусом посоветоваться по этому вопросу. Но в целом вот это смешение, когда произошло в рамках наших воспроизводственных предприятий, смешение бизнеса и государственного задания, оно ни к чему хорошему, можно понять, не приводит. Идёт смешивание просто денег. И за счёт бюджетных средств идёт поддержка непрофильной деятельности для этих предприятий.

Но в то же время могу сказать, что когда мы говорим о вопросах аквакультуры, уже сейчас мы видим возможные точки роста. И эти точки роста, они значительные. Мы не говорим о каких-то конкретных крупных проектах. Мы говорим о том, что мы собрали с регионов потенциальные, возможные инвестиции и потенциальные проекты, которые в регионах сейчас обсуждаются. Так вот, если суммировать их по всей стране, то на следующие годы заявлено проектов на 50 миллиардов рублей.

Понятно, что средств, которые мы заложили на субсидирование процентных ставок, на субсидирование краткосрочных кредитов, конечно, их будет недостаточно. И здесь нам необходимо будет ещё совместно работать.

Как я уже сказал, средства планируется направлять по следующим направлениям, это предоставление субсидий субъектам аквакультуры, включая товарное осётроводство. Это предусматривать субсидирование в части затрат на уплату процентов по кредитам сроком до 3-х лет, это на оборотные средства, и до 10 лет на строительство и реконструкцию объектов аквакультуры, смолтовых и комбикормовых заводов, приобретение оборудования.

Заканчивая своё выступление, хотел бы сказать, что есть ещё некоторые направления, которые нам необходимо будет решить в ближайшее время, и Владимир Иванович тоже уже много об этом сказал.

Первое, это, конечно же, вопрос статистики. До сих пор мы не можем чётко определить, что у нас происходит, с точки зрения развития аквакультуры. И это вопрос, который действительно очень важен, и мы собираем данные, которым не можем доверять. И для того чтобы потом оценивать эффективность бюджетных инвестиций, мы должны, бюджетных вливаний, мы должны, конечно же, чётко понимать, что мы имеем по итогам.

Эту проблему, я прошу, чтобы мы включили тоже вот уже в решение наших парламентских слушаний. Росстату совместно с Росрыболовством, Владимир Иванович, надо поручить всё-таки этот вопрос как-то окончательно решить.

Второй вопрос и очень важный, с которым столкнулись многие страны, который мы не можем сейчас игнорировать, когда находимся в начале пути по развитию аквакультуры, и он очень важный. Он погубил ряд стран. Погубил их, с точки зрения аквакультуры, это ветеринарный вопрос.

Ветеринарные правила у нас в области аквакультуры требуют модернизации. Если мы будем развиваться достаточно интенсивными темпами, то необходимо все эти ветеринарные правила пересматривать, брать опыт иностранных наших коллег, смотреть, потому что уже сейчас есть случаи, мы только в начале пути, у нас уже есть предприятия, которые в ветеринарном плане небезопасны.

И те инвестиции, которые они потратили немаленькие, уже сейчас они не окупятся, и неизвестно что будет с этими предприятиями. Если мы этот вопрос не решим на долгосрочную перспективу, то, конечно же, здесь у нас будут большие проблемы.

Есть и другие нерешённые вопросы. Они более частного характера, но которые тоже необходимо решить в ближайшее время, это вопросы, связанные с тем, что делать с действующими лососевыми рыборазводными заводами, часть из которых построена на Сахалине за собственные средства, часть из которых передана в аренду. Как оформить нам взаимоотношения в дальнейшем, связанные с рыбопромысловыми участками, с промвозвратом. И здесь недостаточно только именно нормативно-правовое регулирование. Здесь необходимо в рамках, я имею в виду действующего закона "Об аквакультуре", здесь необходимо будет дополнительные какие-то меры регулирования принимать. Сейчас мы по этому вопросу активно работаем. Мною даны поручения. И я думаю, что в ближайшее время такое решение, которое бы комплексно оценивало все риски, которые могут возникнуть, и те преимущества мы могли бы представить уже нашим предприятиям, которые занимаются рыборазводом лососевых на Сахалине, на Камчатке, но и в других территориях Дальнего Востока.

Но и то, что уже Владимир Иванович сказал, это к чему мы приступим уже в 2015 году и что тоже действительно должно поддержать развитие аквакультуры, особенно в направлении осетроводства, это прослеживаемость продукции из осетровых и осетров, потому что действительно здесь бардак, который мы все, наверное, видим. Он действительно не позволяет, в том числе и развиваться теми темпами осетроводству, именно аквакультурному, что сдерживается этим браконьерским промыслом. Мы проводили весной этого года специальные мероприятия по борьбе с браконьерами во время путины в Астраханской области. Так я могу сказать, что несмотря на всю засекреченность, которая была для этих мероприятий придана, несмотря на то что были подключены пограничные службы и Федеральная служба безопасности, МВД, всё равно браконьеры сейчас, они гораздо эффективнее на данный момент, они гораздо лучше оснащены технически, у них стоят перехватчики. Вертолет ещё не успел взлететь, уже они знают, куда он полетит, что он будет делать, на каких территориях он будет осуществлять свои мероприятия. Поэтому нам нужно бороться, если мы хотим бороться с браконьерством, конечно же, на процессе обращения этой продукции. Процесс обращения и мы можем здесь эффективно бороться с браконьерской продукцией из осетровых видов рыб.

Заканчивая свое выступление, я хочу всё-таки сказать, что мы действительно находимся в начальном этапе развития аквакультуры, но судя уже по тому вниманию, которое уделяется аквакультуре, а такого внимания не уделялось уже достаточно длительное время, я могу сказать, что у нас есть очень хорошие перспективы. Да, мы будем, наверное, должны расти поступательно, мы не сможем обеспечить сразу же 40 процентов, как в других уже странах. Но я считаю, что какие-то вот те задачи, которые мы заложили в государственной программе, те показатели, которые мы заложили в рамках текущего финансирования, а это 350 тысяч тонн к 2020 году, я считаю, что  эти показатели, они достижимы, они реализуемы. И самое что главное, они жизненные, эти показатели, которые мы действительно оцениваем исходя из того финансирования, которое сейчас есть. Это не шапкозакидательские показатели, а это показатели, которые в действительности могут быть достигнуты.

Спасибо. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо, Илья Васильевич.

Пожалуйста, следующим выступает Киташин Юрий Юрьевич - генеральный директор ОАО "Русское море-аквакультура". Подготовиться Тюкавину. Пожалуйста, до 10 минут.

Киташин Ю.Ю. Уважаемый Владимир Иванович, уважаемый президиум, уважаемые коллеги!

"Русское море-аквакультура" является одним из ведущих предприятий в области рыбоводства в Российской Федерации и специализируется на производстве лососевых рыб. Наше предприятие представляет собой пример реализации крупного проекта в аквакультуре с нуля, и поэтому мы хорошо знаем обо всех практических нюансах этого направления деятельности.

К 2018 году наше предприятие уже готово добавить примерно 50 тысяч тонн вот к тем 155, которые сегодня озвучивались уважаемыми коллегами, что представляет собой значительный объём.

Сегодня аквакультура, безусловно, является одним из перспективных направлений национальной экономики, предлагающим огромные перспективы потенциальным инвесторам и которое в состоянии занять очень важную роль в обеспечении продовольственной безопасности нашего государства. В связи с этим чрезвычайно важным является определение тех основных факторов, которые должны обусловить рост этого направления.

С нашей точки зрения, таких факторов несколько. Это и фокусирование существующих и новых компаний на потребностях рынка. Это выпуск качественной продукции, отвечающей требованиям потребителей. Наличие квалифицированного персонала. Создание отечественного производства сырья, которое включает в себя посадочный материал и рыбоводные корма. Создание инфраструктуры.

Вместе с этим для нас очевидно, что быстрое и эффективное развитие аквакультуры невозможно без адекватной поддержки со стороны государства. К сожалению, сегодня отечественная аквакультура значительно отстаёт от передовых зарубежных стран, которые опережают её как по объёмам производства, так и в плане технологического уровня отрасли.

По сути, мы в настоящее время лишь делаем первые шаги, перенимая опыт у наших зарубежных коллег, которые уже прочно стоят на ногах и успешно поставляют свою продукцию, в том числе и на российский рынок. Мы чётко отдаём себе отчёт, что при всех прилагаемых нами усилиях и стараниях наша конкурентоспособность по сравнению с зарубежными производителями оставляет ещё желать лучшего.

Действительно, наши иностранные коллеги, имея богатейший производственный опыт, развитую инфраструктуру, действующие, обслуживающие подотрасли и зачастую более благоприятные природные условия, вдобавок пользуются всеми льготами, связанными со вступлением Российской Федерации в ВТО, а также имеют доступ к дешёвому финансированию своей деятельности в своих государствах. В результате себестоимость их продукции оказывается существенно ниже, даже с учётом всех затрат на её доставку и таможенную очистку.

При этом начинающие российские предприятия аквакультуры вынуждены пройти многолетний и дорогостоящий путь становления производства и накопления опыта, нести практически все расходы, связанные с созданием инфраструктуры, обслуживанием основных средств и обучением персонала, а также брать на себя бремя расчётов на пользование дорогостоящими кредитными средствами, привлечение которых для такой капиталоёмкой отрасли практически неизбежно. Всё это делает лишь новый вклад в затраты на производство единицы продукции и соответственно ставит отечественного производителя в весьма невыгодное положение. Только государственная поддержка на этом этапе может нивелировать этот перекос в течение ближайших лет и стать гарантом превращения отечественных компаний в рентабельных и конкурентоспособных производителей.

Каким образом должна быть построена эффективная государственная поддержка предприятий аквакультуры? Прежде всего, должна, наконец, заработать программа субсидирования затрат на уплату процентов по привлекаемым в отрасль кредитам. Причём эта программа в обязательном порядке должна учитывать особенности производственного цикла предприятий аквакультуры.

В отличие от всех других областей сельского хозяйства рыбоводство имеет дело с двух- и трёхлетними циклами выращивания. Действующие правила субсидирования затрат по кредитам, полученным сельскохозяйственными организациями на пополнение оборотных средств, распространяются только на кредитные договоры длительностью до одного года. С характерными для аквакультуры двух- и трёхлетними циклами выращивания данный источник поддержки недоступен, что очень больно бьёт по развивающимся предприятиям.

В результате продуктивного диалога с Росрыболовством возможность субсидирования затрат на уплату процентов по кредитам, полученным на приобретение посадочного материала и кормов длительностью до трёх лет, была включена в проект новых правил, которые в настоящий момент проходят этап межведомственного согласования.

Однако уже не секрет, что это предложение вызывает сопротивление ведомств и правительства. И мы не исключаем того, что это право будет исключено из окончательной редакции правил. Это самым негативным образом повлияет на развитие отрасли, которая с момента выхода действующих правил, утверждённых постановлением правительства № 1460, уже два года не получает никаких субсидий. Фактически это приведёт к тому, что предприятия аквакультуры так и не будут иметь возможности компенсировать никакие затраты, связанные с уплатой процентов по кредитам, полученным под оборотные средства.

Между тем при крайне долгой оборачиваемости рабочего капитала в аквакультуре, составляющей от двух до трёх лет, эти затраты существенно увеличивают себестоимость. Легко прикинуть, во что это выливается, если вспомнить, что процентные ставки по этим кредитам находятся на уровне примерно 14 процентов.

Такое положение вещей нельзя считать справедливым. Поэтому мы призываем сохранить предлагаемую норму субсидирования кредитов, полученных на финансирование оборотных средств предприятий аквакультуры, и предусмотреть систематическое выделение соответствующих сумм из федерального и региональных бюджетов.

Немаловажно отметить и то, что гарантированная и своевременная выплата субсидий со стороны государства могла бы сыграть колоссальную роль в улучшении доступности кредитных средств для развития предприятий аквакультуры. На самом деле сегодня банки вообще не рассматривают право на получение субсидий в качестве положительного аргумента при рассмотрении кредитных заявок. Это происходит потому, что закон не гарантирует своевременной выплаты субсидий, а даёт лишь право на их получение, которое на практике может реализовываться долгие годы. Между тем проценты по кредитам предпринимателям приходится платить точно в срок, и никаких поблажек банки при этом, естественно, не предоставляют.

Другим чрезвычайно эффективным механизмом государственной поддержки может стать гибкая система таможенного регулирования при импорте технологий и уникального сырья, необходимого для деятельности предприятий аквакультуры.

В нашей стране пока практически отсутствует производство технологического рыболовного оборудования, многих видов посадочного материала, а также специализированных плавательных средств. На этапе становления отрасли было бы разумным и целесообразным принять решение об обнулении таможенных пошлин на эти категории товаров. Мы со своей стороны уже инициировали соответствующие процедуры и очень надеемся на принятие положительных решений со стороны уполномоченных органов Таможенного союза.

Ни одна отрасль не может развиваться без наличия стабильных, надёжных, эффективных источников сырья. Сырьём для предприятий аквакультуры главным образом служит посадочный материал и корма. Состояние их производства в нашей стране в целом оставляет желать лучшего. В стране работают единичные компании, которые способны поставлять посадочный материал определённых видов рыб, речь, как правило, идёт о карповых, осетровых, некоторых видах лососевых рыб. Но производство посадочного материала сёмги для товарного выращивания, например, нет вообще. И мы целиком и полностью зависим от его поставок из-за рубежа. Аналогичная ситуация и с заводами по производству рыбоводных кормов. Существующие в России заводы обладают недостаточной для отрасли производственной мощностью и не располагают специализированными научно-исследовательскими базами, позволяющими вести системную работу по разработке рецептур, испытанию кормов, их влиянию на здоровье гидробионтов. Мы считаем, что государству следует серьёзно поддерживать, в том числе и финансово, создание заводов по производству посадочного материала, кормов, а также научно-исследовательских центров, ведущих селекционную работу и работу в области разработки испытания рыбоводных кормов.

Говоря о развитии аквакультуры, нельзя не упомянуть проблемы инфраструктуры, её упадочное состояние зачастую серьёзно сдерживает развитие рыбоводных хозяйств. Отсутствие или плохое состояние дорог, мостов, электро- и водоснабжения, гидротехнических сооружений абсолютно не способствуют нормальной работе предприятий. Самостоятельно решать эти проблемы предприятия аквакультуры не способны. Механизм, который позволил бы обеспечить помощь государства в восстановлении и создании инфраструктуры в местах базирования крупных предприятий отрасли, был бы существенным подспорьем для её развития.

В заключение хочу заявить, что мы отдаём должное тем позитивным шагам, которые наше государство сегодня делает в сторону нашей отрасли. Нас очень вдохновляет та искренняя заинтересованность в развитии отечественной аквакультуры, которую мы сейчас видим со стороны правительства и в особенности Росрыболовства. Очень надеемся на сохранение этой тенденции и рассчитываем на поддержку государства, без которой нам будет чрезвычайно тяжело.

Спасибо за внимание.

(Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо, Юрий Юрьевич.

Я хочу сказать, что в наших сегодня решениях слушаний мы эти вопросы все включили как резолирующие вещи.

Алексей Михайлович выступает Тюкавин, первый заместитель губернатора Мурманской области. Пожалуйста. Подготовиться Глубоковской.

Тюкавин А.М. Уважаемый Владимир Иванович! Уважаемый Николай Васильевич! Коллеги!

Поскольку ООО "Русское море-аквакультура" ведут свои проекты у нас в Мурманской области, то, наверное, а мы с ними работаем достаточно согласованно, то, наверное, часть моих предложений будет совпадать с тем, что говорил Юрий Юрьевич, но это лишний раз только подтвердит, что мы поддерживаем те меры, которые необходимо предпринять для того, чтобы предприятия нормально развивались.

В Мурманской области развитию аквакультуры придаётся очень большое значение. Этот вид деятельности у нас рассматривается как одна из наиболее перспективных точек роста, способных, во-первых, успешно решать вопрос насыщения российского продовольственного рынка отечественной продукцией аквакультуры. А во-вторых, развить производственные мощности в отдалённых, зачастую умирающих посёлках, на побережье наших многочисленных бухт и заливов и наполнить, естественно, доходную часть областного бюджета.

Следует сказать, что объём выращивания товарной рыбы в Мурманской области вырос с 2009 по 2013 год в 10 раз - с 2260 тонн до 22600 тонн.

Прогноз товарного выращивания атлантического лосося и форели состоит в следующем. В 2014 году мы намерены вырастить 25 тысяч 400 тонн, на следующий, 2015 год, перейти рубеж 30 тысяч тонн, а к 2020 году поставлена задача – довести объём выращивания до 84 тысяч тонн.

Объём инвестиций в предприятия аквакультуры к 2020 году составит около 30 миллиардов рублей, при этом сумма кредитных средств составит не менее 25 миллиардов рублей от общей суммы инвестиций.

На территории области успешно развиваются два крупных предприятия аквакультуры – это компания ОАО "Русский лосось", которая с 2009 года реализует инвестиционный проект "Товарное выращивание атлантического лосося и морской форели". В мае 2014 года между правительством Мурманской области и ОАО "Русский лосось" было заключено соглашение об установлении отношений стратегического партнёрства, развития долгосрочного и эффективного сотрудничества сторон, направленного на взаимодействие в сфере развития рыбохозяйственного комплекса в Мурманской области. Мы намерены создать в Печенском заливе, где реализуются проекты, зону для развития рыбохозяйственного кластера, освободив залив от других видов деятельности, которые могли бы нанести ущерб процессу рыбовыращивания. В этом отношении следует отметить, что в действующем законодательстве об аквакультуре, к сожалению, отсутствуют нормы, позволяющие ограничивать, скажем, движение в непосредственной близости от садков крупнотоннажных судов, осуществление перевалки опасных грузов, прежде всего, нефти и нефтепродуктов. Этот пробел необходимо в самое ближайшее время устранить.

С 2012 года начата реализация проекта развития ОО "Русское море – аквакультура" по выращиванию сёмги в Мотовском заливе Баренцева моря с использованием стандартной норвежской технологии.

Юрий Юрьевич тут рассказывал, поэтому я не буду дальше распространяться про "Русское море".

Объём инвестиций в проекты по созданию полного цикла промышленного разведения атлантического лосося в морской воде на производственных мощностях предприятий составит не менее 19 миллиардов рублей, это на сегодняшний день.

Предприятия аквакультуры в  2010-2012 годах кредитовались в российских кредитных организациях по ставке, как уже было сказано, от 13 до 15 процентов годовых. При этом часть затрат на уплату процентов по кредитам компенсировалась государством, и на эти цели за счёт средств федерального и областного бюджетов было выделено от 4,5 миллиона рублей в 2010 году до почти 45 миллионов рублей в 2014 году.

Наиболее востребованным предприятиями области является поддержка в виде как раз субсидирования части процентных ставок по кредитам на закупку рыбных кормов, оказание поддержки только за счёт средств областного бюджета. Это делается только за счёт средств областного бюджета. И на приобретение посадочного материала, так называемого, смолта атлантического лосося или сёмги и морской форели.

С 2013 года предприятия аквакультуры обращались за субсидированием части процентных ставок по кредитам на строительство, реконструкцию и модернизацию комплексов по осуществлению товарного промышленного рыбоводства.

С учётом темпов роста аквакультуры считаем необходимым не снижать объёмы государственной поддержки предприятий аквакультуры.

Необходимо предусмотреть развитие следующих направлений федеральной государственной поддержки на условиях софинансирования из федерального бюджета и бюджетов субъектов Российской Федерации: первое, субсидирование процентных ставок на возмещение части затрат на уплату процентов по кредитам, полученным в российских кредитных организациях на приобретение рыбных кормов на срок от трёх до пяти лет. Как уже было сказано, возврат или пополнение оборотного капитала предприятий, за счёт которого осуществляется закупка кормов, производится по окончанию производственного цикла – цикла выращивания рыбы, то есть через три года. Исходя из этого стоимость привлечённого оборотного капитала становится чрезвычайно значимой для развития аквакультуры.

Второе, это субсидирование процентных ставок на возмещение части затрат на уплату процентов по кредитам, полученным в российских кредитных организациях на приобретение рыбопосадочного материала сроком также до трех, до пяти лет. Здесь таким же образом: первые деньги могут возвращаться предприятием только через три года, по окончанию цикла выращивания рыбы.

Учитывая период оборачиваемости кредитных средств указанный срок кредитования позволил бы предприятиям нормально развиваться.

Наконец, третье, субсидирование процентных ставок на возмещение части затрат на уплату процентов по кредитам, полученным в российских кредитных организациях на приобретение техники, транспортных средств и оборудования для разведения, содержания и выращивания объектов аквакультуры, приобретение оборудования для переработки объектов аквакультуры и холодильного оборудования, приобретение специализированных судов, строительство, реконструкция и модернизация объектов товарного рыбоводства сроком до десяти лет. Ранее рассматривался вопрос только до 8 лет.

Увеличение сроков кредитования предприятий существенно снижает риски невозврата кредитов по окончанию первого операционного цикла и финансовую нагрузку на предприятия.

Мы с удовлетворением отмечаем, что указанные выше меры государственной поддержки уже учтены в разработанном проекте постановления Правительства Российской Федерации.

Поскольку объём выращивания атлантического лосося в Мурманской области в 2013 году существенно вырос, как я уже говорил, превысив 20 тысяч тонн, и планируется дальнейшее развитие аквакультуры, то в мурманской области назрела необходимость создания собственных заводов по производству посадочного материала и производству рыбных кормов.

Готовность реализовывать эти проекты высказали уже оба, упомянутых мною выше, предприятия. Причём ОАО "Русское море", аквакультуры, уже обратилось в правительство области по выделению конкретных земельных участков. И мы надеемся, что в ближайшее время мы подпишем инвестиционное соглашение с предприятием о намерениях в реализации данного проекта, где в том числе согласуем меры поддержки проекта со стороны правительства области.

Мы также приглашаем присоединиться к этому инвестиционному соглашению Федеральное агентство по рыболовству, поскольку мы рассчитываем, естественно, и на поддержку проекта и со стороны федерального бюджета.

Мы считаем, что в дополнение к отмеченным выше мерам государственной поддержки необходимо предусмотреть субсидирование части процентных ставок по кредитным предприятиям аквакультуры на строительство рыбоводных заводов по производству посадочного материала, рыб для аквакультуры, на строительство заводов по производству рыбных кормов для выращивания объектов аквакультуры.

Объёмы выращивания предприятиями аквакультуры области выросли настолько, что отсутствие заводов по производству смолтового материала становится ограничителем по развитию аквакультуры.

Как известно, Норвегия продаёт смолт по своим возможностям, а не по потребностям российских предприятий аквакультуры.

При перевозке смолта морем из Норвегии, с учётом плеча доставки, возможен повышенный отход или смертность малька. Для выращивания нескольких десятков тысяч тонн атлантического лосося и форели в год необходимо производство соответствующего количества специальных рыбных кормов для всех периодов выращивания рыбы.

Производство должно быть максимально приближено к местам выращивания рыбы. Но сегодня весь посадочный материал и рыбные корма предприятий марикультуры завозятся из Норвегии. Альтернативы импортным поставкам не существует, так как в России не имеется соответствующих рыбоводных заводов и заводов по производству рыбных кормов. Поэтому, конечно же, мы должны созданию этой альтернативы уделить самое пристальное внимание, и сделать всё возможное, для того чтобы эта задача была решена в самое ближайшее время.

Предлагаемые меры государственной финансовой поддержки это возможность дальнейшего развития предприятий марикультуры как альтернативного источника импортозамещения, альтернативного поставщика сырья для предприятий береговой переработки и источника обеспечения продовольственной безопасности страны.

Не хочу принижать необходимость и роль поддержки предприятий агропромышленного комплекса, однако, как показала наша практика, получаемый государством социальный и экономический эффект от финансовой поддержки предприятий аквакультуры неизменно выше и значимей. Спасибо.

(Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо большое.

Слово предоставляется Глубоковской Эльмире Гусейновне, председателю подкомитета по водным биологическим ресурсам нашего в целом профильного комитета.

Подготовиться Марченко.

Глубоковская Э.Г. Уважаемый президиум, уважаемые коллеги!

Сегодня эффективность аквакультуры зависит от очень многих составляющих. И приятно видеть, что многие ведомства, многие субъекты, объекты аквакультуры сегодня собрались, чтобы выработать конструктивное решение.

Следует сказать, что сегодня министерство, Росрыболовство уже достаточно много и серьёзно работают в этом направлении. И стоит отметить внесение и принятие 148-го закона по аквакультуре, который вступил в силу с 1 января 2014 года, конечно, принятие государственной программы "Развитие рыбохозяйственного комплекса" с подпрограммой "Аквакультура", это решение, которое мы приветствуем по созданию научных центров аквакультуры на базе бассейновых институтов, это, конечно, очень важное решение по формированию правительственной комиссии на базе Минсельхоза по нормативному регулированию в сфере рыболовства, которую возглавляет Илья Васильевич Шестаков. И совсем недавно были слушания, "круглый стол" в рамках Фестиваля "Золотая осень", который тоже был посвящён проблемам аквакультуры.

Но, несмотря на это, надо понимать, что остаются серьёзные проблемы, и несмотря на то, что весь мир идёт сегодня по пути развития аквакультуры. Если за последние 20 лет объёмы добычи водных биоресурсов остаются примерно на одном уровне, то объёмы производства продукции аквакультуры ежегодно вырастают на 5 миллионов тонн. То есть это говорит о перспективе и о возможности сегодняшней аквакультуры. И практически сравнялись эти показатели. То есть сегодня выращивают в мире около 90 миллионов тонн аквакультурной продукции (в частности, на 2012 год были такие цифры) на сумму 144 миллиарда долларов, а добывают около 92.

Понятно этому объяснение, потому что аквакультура, во-первых, содействует сохранению и воспроизводству водных биоресурсов. Она позволяет насытить потребительские рынки. Она содействует открытию дополнительных и... ну, в целом рабочих мест и, конечно, насыщает бюджеты. Так что мы не должны отставать в этом направлении.

Но есть серьёзные причины, которые привели к этой ситуации. Мы понимаем, что низкий уровень государственной поддержки, изношенность основных фондов, отсутствие привлекательности водных хозяйств для инвестиций, для финансовых, ну, так скажем, воротил, низкая конкурентоспособность рыбоводных хозяйств и целый ряд других проблем. Например, пока невысокий уровень отечественного кормопроизводства. Как говорил Владимир Иванович, отсутствие желания у тех, кто занимается водопользованием, учитывать интересы аквакультуры. И целый, целый ряд проблем.

Я для чего их обозначила? Потому что мы, - и законодатели, и исполнительная власть, - должны сфокусироваться и вот по этим проблемам эффективно решать наши задачи, для того чтобы улучшить ситуацию, чтобы увеличить в три раза, а может быть и больше, продукцию аквакультуры, потому что никто не отменял важнейшую задачу по импортозамещению.

И вот в сфере законодательства наш комитет предлагает следующие инициативы.

Ну, во-первых, Илья Васильевич говорил о тех позитивных моментах, когда государство берёт на себя обязательства по субсидированию, по частичному погашению процентов ставок по кредитам. Сегодня в рамках региональных программ развития сельского хозяйства, которые финансируются также через Минсельхоз, возможно обновление, оптимизация инфраструктуры, которая тоже является слабым звеном в этой сфере.

Но мы предлагаем пойти дальше на законодательном уровне. Повторюсь, что это наши предложения. Конечно, мы будем обсуждать с Минсельхозом, с Росрыболовством и придём к общему знаменателю. Но мы предлагаем такие ввести изменения, как всё-таки ввести в Налоговый кодекс (в статью 261) позицию, чтобы отменить на сегодняшний день норму, которая ограничивает численность людей на организации, на которые распространяется право единого сельхозналога. Потому что нам сегодня трудно. Мы вступили в ВТО. ВТО вообще предусматривает очень невысокую степень государственной поддержки, и надо как-то выходить из этой ситуации. Вот если мы отменим эту норму, то независимо от численности работающих предприятия аквакультуры могут на себе... На них может быть использовано право единого сельхозналога.

Важным моментом является и то, что мы сегодня хотим поддержать предприятия аквакультуры в том плане, чтобы они могли получать долгосрочные кредиты. Вот здесь, наверное, есть предприниматели. Они об этом говорили уже сегодня (предприниматели), как это важно - обеспечить условия для стабильного ведения бизнеса. И вот таким, конечно, условием являются долгосрочные кредиты на хороших условиях.

Для этого нужно, в первую очередь, обеспечить такие условия. И мы предлагаем всё-таки внести в 148-й закон (в статью 9, часть 5) позицию и увеличить минимальный срок пользования рыбоводным участком с пяти лет до 10. Это позволит привлечь деньги, это позволит обновить фонды, это позволит повысить зарплату, и, наконец, это позволит привлечь профессиональные кадры, в первую очередь высококвалифицированные и молодые, в эту отрасль.

Мы также считаем важным, что сегодня нужно повышать степень ответственности хозяйственных организаций, которые нарушают водные экосистемы. И предлагаем внести изменения в Федеральный закон "Об охране окружающей среды", чтобы там уточнить порядок предоставления вот такой помощи, может быть, даже финансирования в первую очередь центра воспроизводства, потому что главная задача ведь не только добыть, но и сохранить водные биоресурсы, их биологическое многообразие.

Что касается на сегодняшний        день других мер поддержки. Повторюсь, живем в условиях ВТО, поэтому позитивным был факт, что в 148-м законе товарное рыбоводство, пастбищная аква- и марикультура признаны сельскохозяйственным видом деятельности. Так давайте же пойдем дальше. Сегодня есть закон о развитии сельского хозяйства, туда были внесены и приняты поправки, по которым есть регионы неблагоприятные для ведения сельскохозяйственной деятельности, и меры государственной поддержки могут оказываться в режиме "зеленой" корзины, но давайте мы добавим туда и аквакультуру. Это тоже, аквакультура ведь во многом зависит от природных условий. Россия наша большая и велиководная держава, но климатические условия не везде одинаково благоприятные для аквакультуры.

На наш взгляд, важным моментом является и то, что сегодня научно-техническое обеспечение, конечно, отстает от должного, и об этом мы говорили на "круглом столе" в рамках "Золотой осени", на котором Геннадий Александрович присутствовал. И эту ситуацию нужно исправлять, нужно финансировать науку. Мы рассчитываем, что те центры, научные центры аквакультуры, они сделают многое, потому что без инноваций, без современных научно-технических подходов оптимизировать ситуацию в этом отношении будет невозможно.

Что касается развития отечественного кормопроизводства. Я бы разделила это на два этапа. Конечно, в первую очередь нам надо развивать свое отечественное кормопроизводство в первую очередь. Но поверьте, что этот процесс некраткосрочный, потому что, чтобы вырастить один килограмм рыбы, нам нужно три килограмма кормов. И, если мы хотим в перспективе в три раза увеличить объёмы продукции аквакультурной, мы должны в девять раз как минимум увеличить продукцию кормов. Сегодня вот сразу это невозможно, поэтому соглашусь с выступающим генеральным директором "Русского моря", что надо на первом этапе такие меры государственной поддержки как таможенные какие-то льготы для того, чтобы мы могли импортировать корма, а потом уже, конечно, интенсивно развивать кормопроизводство.

И последнее, что хочется сказать. Что на сегодняшний день эти все проблемы, они сложные, но они решаемые. И я уверена, что вот такая совместная работа... Вообще хочу заметить, Владимир Иванович у нас скромный человек, но за три года это у нас уже четвёртые парламентские слушания в сфере рыболовства, потому что мы абсолютно адекватно понимаем все вызовы, которые стоят перед отраслью, понимаем задачи, которые нужно решить. И продолжу и скажу, что мы всегда готовы к такому конструктивному сотрудничеству.

Спасибо. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо.

Слово предоставляется Марченко Сергею Леонидовичу - руководителю Федерального государственного унитарного предприятия "МагаданНИРО". Подготовиться Степахно.

Марченко С.Л. Уважаемый Владимир Иванович, уважаемый президиум, дорогие коллеги!

В докладе о научной деятельности, конечно, можно было обобщить нашу многолетнюю работу и представить аналитическую записку, но позволю себе доложить в узком направлении.

Принято считать, что аквакультура должна осуществляться в регионах с теплым климатом. Опыт наших коллег - соседей норвегов показывает, что аквакультура может проходить в более суровых условиях. Однако исследования "МагаданНИРО" наглядно представляют сведения о том, что аквакультура возможна и в экстремальных условиях, когда климатические температурные факторы существенно ниже нуля. В основу разработанного нами метода положены следующие постулаты: у киты хорошо выражено чувство дома или так называемый "хоминг", а сроки нерестовой миграции генетически закреплены.

Для чистоты эксперимента был выбран малый водоток длиной менее 20 километров, который расположен в 80 километрах от города. В результате комплекса НИР нами было создано промыслово-маточное стадо кеты, которое благодаря рыбоводным мероприятиям поддерживается уже в течение 20 лет.

Средний многолетний вклад созданного стада в воспроизводство кеты в Магаданской области составляет 45 процентов, достигая в отдельные годы 80 процентов. Остальные объёмы закладываются из пяти-семи водоёмов.

Сформированное стадо характеризуется высокими коэффициентами возврата, что позволят в течение четырёх-пяти лет создать в регионе лососевую путину, базирующуюся на запасах кеты искусственного происхождения. По нашим расчётам с одного малого водоёма можно получать порядка 300 тонн.

В рамках подготовки данного метода из границ заказника были выведены четыре участка, включающие нижнее течение малых рек, тем самым созданы предпосылки для формирования дополнительного запаса в объёме до 1200 тонн.

С одной стороны возникает вопрос: много это или мало? К примеру, в Магаданской области промысел лосося ведётся на 20 реках, и только на одной улов больше 300 тонн. Общий вылов кеты по региону – 1,5 тысячи тонн. Соответственно, внедрив данную методику, мы можем создать устойчивое лососевое хозяйство, базирующееся на промысле кеты.

В нынешних средствах это позволит привлечь порядка четверти миллиарда рублей.

Естественно, что тиражирование метода на большее количество водотоков позволит ещё больше увеличить запасы. Конечно, можно говорить о том, что наши мероприятия неэффективны,  а вылов формируется засчёт кеты естественных стад. Для того чтобы однозначно определять происхождение рыбы и, соответственно, эффективность рыбоводных мероприятий, институт создал уникальный метод сухого маркирования. Это исключительно простой и эффективный приём нанесения штрих-кода на толиты, позволяющий однозначно идентифицировать происхождение рыбы, отнеся ее к тому или иному водоёму, а также рыбоводному заводу. В результате многолетнего мониторинга не было выявлено ни одного случая перераспределения искусственной кеты в водоёмы с естественными запасами. В частности, этот метод получил название "русского метода маркирования" и используется в тихоокеанском регионе.

Созданный способ аквакультуры является не только эффективным, но и экологически чистым, так как рыба искусственного происхождения не засоряет генофонд естественных стад кеты, а после завершения поддерживающих рыбоводных мероприятий индустриальное стадо бесследно исчезает, так как для его воспроизводства нет природных условий.

Несмотря на наши достижения, способ создания промыслово-маточных стад не переходит из фазы эксперимента в состояние внедрения. В регионе нет предприятий, готовых вкладывать деньги в развитие аквакультуры. Иными словами, с одной стороны, у нас отсутствует государственная поддержка, с другой стороны, у нас все рыбодобывающие предприятия прагматики и, в первую очередь, они считают деньги. Эффект от возврата рыбоводной продукции можно получить будет только через три-четыре года.

Нужно ли заниматься аквакультурой на Дальнем Востоке? В настоящее время дальневосточные лососи вступили в фазу снижения запасов. В обозримом будущем их запас снизится до 100-150 тысяч тонн. Период максимума вылова – в 540 тысяч тонн, мы уже прошли.

Для Магаданской области снижение уловов может быть катастрофическим. В рядах наших наблюдений есть данные о годовых уловах в объёме всего 200-300 тонн. Поддержать запасы на высоком уровне можно только за счёт рыбоводных мероприятий, и отраслевая наука предлагает способы поддержки и оценки эффективности данных мероприятий.

Конечно, мы на достигнутом не останавливаемся, работаем дальше, в частности, работаем по внедрению аквакультуры крабов. Всё это, конечно, хорошо. Однако я говорил, уважаемые коллеги, у нас большие сложности с государственной поддержкой. На слайде приводятся наши предложения, которые перекликаются с предыдущими докладчиками. Однако считаю необходимым отметить, что нам необходимо вводить тотальное научное сопровождение рыбоводных мероприятий и, в частности, для лососей вводить  тотальное маркирование рыбоводной продукции, что позволит нам не только оценить эффективность рыбоводной деятельности, но и решить ряд вопросов, возникающих в международных отношениях при промысле трансграничных и далеко мигрирующих объектов, к которым относятся, в частности, лососи.

Спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо большое, Сергей Леонидович.

Из зала. Один вопрос можно?

Председательствующий. Конечно.  

Из зала. Вот Сергей Дмитриевич этим занимается...

Марченко С.Л. Штрих-код наносим, маркирование делаем.

Из зала. Маркирование.

Марченко С.Л. Да.

Из зала. Каким образом, если можно?

Марченко С.Л. Температура.  

Из зала. А как вы определяете, что эта рыба...?

Председательствующий. Они механическим путём, понятно.

Марченко С.Л. Нет, мы проводим исследование. Определяется окно маркирования, после этого запускается весь процесс, то есть когда можно наносить метку.  

Председательствующий. Спасибо.

Марченко С.Л. Спасибо, коллеги.

Председательствующий. Геннадий Васильевич Степахно, председатель Комитета по природопользованию, рыбохозяйственному и агропромышленному комплексу Мурманской областной Думы.

Подготовиться товарищу Лукину.

Степахно Г.В. Добрый день, уважаемые товарищи! Очень приятно, что представителю Мурманской области уже третьему дают практически слово. Я имею в виду Юрия Юрьевича, который в основном базируется практически у нас, в одном из посёлков отдалённых в бурой губе.

Я хотел бы поддержать и Эльмиру Гусейновну, и поблагодарить наш профильный комитет за то, что действительно он очень часто обращается к очень злободневным проблемам экономики нашей России, особенно к тем её отраслям, которые он курирует. Это вода, лес, водные ресурсы, рыбное хозяйство и, наконец, аквакультура, о которой мы немножко подзабыли.

Но, вы знаете, как бы за державу-то обидно. Потому что вот я по роду службы своей в Думе Мурманской областной. Я возглавляю тоже комитет такой же, как и Владимир Иванович, в том числе и рыбное хозяйство. И, будучи генеральным директором Союза рыбопромышленников, часто бываю в Норвегии, в которой всего лишь населения 5,2 миллиона человек, но они выращивают сегодня 1,3 миллиона тонн рыбы, в том числе лосося, форели и взялись за треску сегодня достаточно эффективно.

Кстати, продолжают именно технологии, которые были разработаны нашими институтами в Мурманске, институтами под флагами ВНИРО, ПИНРО. И Мурманский морской биологический институт, который относится к Академии наук нашей страны.

Но та же Норвегия выращивает сегодня (представляете?) 1,3 миллиона тонн, ловит 2,7. Практически 4 миллиона. Наша Россия сегодня -  140 миллионов населения, а ловит порядка 4,3 миллиона тонн. Ну, в перспективе, как мы говорим, максимально, что возможно в нынешних условия достичь, - объём в 4,5 - 5 миллионов. Но в программе большой, там есть до 6 миллионов до 2020 года. Хотя это практически нереально, потому что мы забыли, что такое экспедиционный промысел.

Ещё один пример приведу. Исландия, которая тоже рядышком с нами. Небольшой, средний островок, который находится в северо-восточной Атлантике. Всего 300 тысяч населения. Это примерно, как Мурманск. Ловит 2,1 миллиона тонн.

А ... , на которую мы сегодня рассчитываем после того, как введены были санкции... И слава богу, что эта маленькая часть Датского королевства не поддержала санкции. Мы будем сегодня, видимо, доставлять оттуда и лосось, и ту же сельдь, которую поставляла Норвегия, в объёме 53 процента на Россию, Украину и Белоруссию. Значит, вылавливает сегодня, вернее, выращивает сегодня 130 - 140 тысяч тонн лососевых. То есть это примерно столько, сколько наша Россия сегодня. Вы представляете, 40 тысяч населения, а такое интересное государство. И недавно была передача по "Первому каналу", которая рассказывала об этом уникальном опыте, которого нам сегодня не хватает.

У нас в Мурманской области 110 тысяч рек и озёр. И Алексей Михайлович, выступая, сказал, что есть две фирмы серьёзные, которые пришли к нам. К сожалению, они все находятся не в Мурманске. Я пожелал бы и Юрию Юрьевичу Китайшину, и руководителю "Русского лосося", прежде всего, зарегистрироваться в тех отдалённых посёлках, в которых находятся эти предприятия, потому что это градообразующие предприятия. Вот "Русское море" в бурой губе - уже порядка 100 человек работающих. К сожалению, только один человек работает из этого посёлка. Юрий Юрьевич, один всего. А "Русское море" - в Линахамари.

К сожалению, вот в 1921 году, когда только-только установили советскую власть на Мурмане, у нас было 50 посёлков от ... губы до Лумбовки, то есть от норвежской границы (России и Норвегии) до входа в Белое море. 50 было колонизаций, посёлков, рыбацких посёлков и так далее. Сейчас осталось только пять. В Линахамари, где находится "Русский лосось", который производит примерно 12-13 тысяч тонн. Ваше предприятие в бурой  губе, Юрий Юрьевич, которое в этом году тоже 12 тысяч произведёт. Вы, как часы, выдаёте по тысяче тонн продукции. И везёте, к сожалению, её только в Питер или в Москву. И остальное...  Только 3 процента этой рыбы остаётся в Мурманске. И та рыба, которая перерабатывается потом здесь, на предприятиях в Подмосковье или в Ленинграде,  они потом возвращаются к нам уже с такой добавленной стоимостью, что стоимость сёмги получается 1 тысяча 300, 1 тысяча 500 рублей за килограмм, это уже не еда, это закуска, на которую, к сожалению, наше население сегодня может и не рассчитывать.

Поэтому я бы просил бы, прежде всего, Владимир Иванович, обратить внимание на то, что... и самое главное, наверное, вот на научное обеспечение вообще рыбохозяйственного комплекса, в том числе и по выращиванию вот товарных видов рыб, которыми мы занимаемся. Мизерная, конечно, это доля.

То, что сегодня приводил наш министр, вернее, руководитель федерального агентства, 400, там 600 или 609 миллионов рублей, это капля в море.

Это, в принципе, скажу вам, Илья Васильевич, что норвежские власти выделяют Виргинскому институту морских исследований, это главный институт, который определяет все проблемы рыболовной политики в Норвегии, выделяют порядка 4 миллиардов рублей на наши деньги. Это. примерно, такой же объём средств, который выделяется на науку от ВНИРО КамчатНИРО, ПИНРО, АзЧерНИРО, может, АтлантНИРО и так далее.

Конечно, это слабые показатели, и они дают возможности нам отстаивать свои интересы, в том числе по увеличению объёмов одуемых или неодуемых видов рыб, в том числе и тех рыб, которых мы собираемся выращивать у нас, на Севере.

И вот вы недавно были руководителем российско-норвежской комиссии, да, где вы увидели слабость нашей позиции со стороны науки и промышленности, что мы не могли, к сожалению, отстоять позицию по увеличению добычи трески, примерно, в 1,5 раза. То есть 894 уменьшили почти на 100 тысяч тонн, хотя могли бы добиться того, чтобы мы только одной трески вылавливали 1 миллион 300 тысяч тонн.

Но я не об этом. Я хотел бы, во-первых, сказать и обратиться, прежде всего, к нашим показателям выращивания рыбы, которые сегодня, конечно, очень мизерные. И вот мы сегодня обсуждали с нашими руководителями рыбной отрасли прошлых лет, две главные проблемы, о которых говорил сегодня и Алексей Михайлович, и Юрий Юрьевич, это, прежде всего, это корма и, конечно, это посадочный материал.

И вот два наших предприятия находятся практически на норвежской игле. Если бы, допустим, наш Россельхознадзор вовремя не прекратил запрет поставок смолта, то практически эти два предприятия бы погибли, хотя они достаточно успешно у нас развиваются.

Поэтому обязательно нужно заниматься своими кормозаготовочными предприятиями, потому что одного твёрского и гатчинского завода нам не хватает. И самое главное, что качество этих кормов очень низкое.

Вот хочу похвалить "Русское море", потому что качество вашей рыбы намного лучше, чем...

Председательствующий. Спасибо, Геннадий Васильевич. 30 секунд, завершение, включите, пожалуйста.

Степахно Г.В. Спасибо.

И в завершение. Проблема кормов заключается в том, что мы сейчас не добываем рыбную муку. Вот мы сейчас обсуждали эту проблему с Владимиром ...

В советские годы мы вырабатывали порядка 500 тысяч тонн рыбной муки. Потребность 900 тысяч. Сейчас практически мы её не вырабатываем. А это самый главный корм был для рыбы. К сожалению, не только для рыбы, но и для нашего скота, птицы и так далее. Поэтому к этому тоже нужно возвращаться.

Я считаю, что нужны обязательно меры поддержки, о которых говорил наш первый вице-губернатор, и поддержать наши рыбоводные предприятия в этом плане. Спасибо.

(Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо большое.

Слово предоставляется Лукину Анатолию Александровичу, директору ГосНИОРХа.

Подготовиться товарищу Горбунову.

Лукин А.А. Уважаемый председатель, уважаемые члены президиума, друзья, товарищи!

Огромное спасибо за возможность выступить здесь, в стенах столь высокого собрания. На чём бы я хотел своё мнение остановить.

Вот сейчас и в докладе у Владимира Ивановича, Юрия Васильевича, Эльмиры Гусейновны практически были озвучены четыре основных составляющих, без которых развитие аквакультуры невозможно, это корма, это посадочный материал, это высококлассные профессиональные специалисты, ну и инфраструктура, без которой, собственно говоря, реализация всего выращенного нами и невозможна.

Я хотел бы остановиться на очень важной проблеме, корма. Почему? Буквально, три недели назад в стенах нашего института, ГосНИОРХа, были специалисты из солнечной Норвегии, которые поделились своими планами развития аквакультуры в этой замечательной стране.

Так вот к 2022 году норвежцы планируют вырастить 5 миллионов тонн лосося против миллиона 300 тысяч тонн, которые выращивали они в прошлом году. Возникает закономерный вопрос: а каким же образом они будут это количество и этот объём выращивать? Чем же они его будут кормить? И ответ довольно прост - это искусственные корма. И уже сейчас в процессе этого разговора секрет, не секрет, но они выдали такую информацию, что сейчас на основе газоконденсата в Норвегии построен экспериментальный  завод по производству искусственных кормов. Но вот что интересно. На протяжении 30 лет в стенах Государственного научно-исследовательского института озерного и речного хозяйства разрабатывались и проводились работы по созданию вот таких специализированных кормов. Эти корма были созданы. И более того, в СССР эти корма производились на основе этого же самого газоконденсата, примерно 32 тысячи тонн производилось кормов, которые позволяли выращивать около 10 миллионов штук качественного посадочного материала, карповых, конечно, в первую очередь, и тысячи тонн товарной продукции. Очень не хотелось бы, чтобы в какой-то момент времени мы опять начали кричать о том, да вот, мы же первые, мы это сделали и это все наше и смотреть в спину норвежцам, которые в конце концов, я понимаю, при интенсивной поддержке государства, всё-таки выйдут на производство этих искусственных кормов и нам же это начнут продавать.

Более того, качество кормов, которые производились в период СССР в 80-е годы, оно заинтересовало и зарубежные страны. Не так давно на Байкале проводилось совещание по сиговым рыбам, и австрийские коллеги спрашивают: а куда вы это всё дели? А мы бы это с удовольствием покупали. Так вот, это всё прекратилось в начале 90-х и до 2000 года, когда финансирование в фундаментальных и прикладных исследованиях было прекращено по производству таких кормов, но зато импортные корма и в большом объеме стали поступать на российский рынок. Я более того скажу. На заводах, где, собственно говоря, это оборудование было и где эти корма производились, это оборудование на сегодняшний день практически полностью уничтожено. Что мы сейчас имеем? Практически 80 процентов кормов, которые мы используем в нашей аквакультуре, её немного, вы видели, 153 тысячи тонн, но так 80 процентов импортных кормов производится и поставляется именно из-за рубежа, а своего производителя мы не кормим.

Что бы я хотел предложить вот в своем кратком выступлении. Уж коли речь идёт о поддержке государства, давайте расставим приоритеты. И хотелось бы возобновить финансирование научных разработок в той же области производства кормов, изучение там физиологии, биохимии рыб. Проблема белка на сегодняшний день, она в принципе очень остро у нас ощущается. Так вот искусственные корма, которые в принципе делались на наших предприятиях, содержание белка в них достигает 78-82 процента. И более того, вот корма, которые делались на основе вот этих производных газоконденсата - паприн, гаприн и так далее, они очень близки по составу к рыбным белкам. Почему они рыбой-то хорошо усваивались, они в меньшей степени использовались для подкормки крупного рогатого скота, птиц, но для рыб они подходили идеально.

И поэтому я всё-таки предлагаю восстановить производство вот этих компонентов рыбных кормов, восстановить оборудование на тех предприятиях, на которых оно было, потому что и бизнес-то в этом заинтересован. Ну и, естественно, это даст возможность существенно расширить отечественное кормопроизводство, уйти от этого самого импортного замещения. И всё-таки хочется, чтобы вот в этой области мы были лидерами.

Огромное спасибо за внимание. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо большое.

Слово предоставляется Геннадию Александровичу Горбунову - председателю Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию.

Подготовиться Гинзбургу.

Горбунов Г.А. Можно, Владимир Иванович?

Председательствующий. Да, конечно. Пожалуйста, Геннадий Александрович, как удобно.

Горбунов Г.А. Уважаемый президиум, уважаемые коллеги.

Я согласен с выступающими в том, что у нас, как говорят, проблем нет на  количество проведенных заседаний, совещаний и в том числе по данной проблеме. Но, к сожалению, реализация всех наших, большинство предложений, в том числе и рассматриваемых Советом Федерации, на комитете, пока они не получили реализации той, которая бы предусматривалась принятыми рекомендациями и постановлениями и так далее. В этом у нас дефицита нет, в остальном, к сожалению, у нас дефицит. Здесь вот говорилось, что мы вроде бы в рамках ВТО не можем финансировать, больше поддерживать и так далее.

К сожалению, могу вам сказать, многие, наверное, знают, не новая цифра, что в рамках ВТО на аграрный сектор, в том числе теперь уже и рыбную отрасль ежегодно нам позволялось 9,5 миллиарда рублей, долларов, прошу прощения, долларов, да. А мы сейчас финансируем из бюджета федерального порядка 4,5 миллиарда долларов. Вот вам цифры, которые говорят о возможностях условий вступления в ВТО. Я вас вынужден, очевидно, разочаровать, мы все прагматики, понимаем, что в нынешней ситуации рассчитывать на какую-то большую поддержку, а все говорили, без государственной поддержки резкого увеличения производства этого важного продукта питания культуры, видно, трудно сегодня как-то эту проблему решить. Поэтому всё, что выделяется, Илья Васильевич сказал, что дополнительно выделены средства, вот эти средства мы должны как-то использовать их наиболее рационально, с отдачей. И тот, кто может доказать, что выделение федеральных средств обеспечило динамичное увеличение производства этой продукции очень важной, очевидно, будет проще нам, в том числе Федеральному Собранию, при принятии бюджета, защищать и говорить о выделении необходимых средств на эти проблемы.

Говоря о том, что в текущем моменте возникают, тоже проблемы есть, "горячие головы", которые хотят даже ввести плату за воду, которую мы закачиваем в прудовые хозяйства и так далее. Если мы, Владимир Иванович, это допустим, тогда можем уже, так сказать, на аквакультуре прудовой, уже можно так сказать, поставить крест, совершенно верно говорите. Поэтому нам этого ни в коем случае допустить нельзя.

Ну, по субсидированию вроде бы в документе, в программе, которая принята, есть разрешение, также как и по сельскому хозяйству. Думаю, что в ближайшее время эта тоже проблема будет решена, и принятие бюджета, которое обсуждается сегодня в Государственной Думе, о поправках говорил, которые внесены в раздел соответствующий, в том числе "Рыболовство", будем настойчиво отстаивать, и эту проблему как-то решать, естественно.

Говоря об аквакультуре, тут касались отдельно проблемы осетровых. Могу сказать про Астраханскую область. Мы с Ильёй Васильевичем недавно были там в рамках встречи глав государств Прикаспийского региона. Об осетровых, сегодня мы да, выращиваем, миллионы считаем, вроде ушли. А что на самом деле возврат, промвозврат, мы сегодня данных не имеем. И вот сегодня выступающий руководитель "МагаданНИРО" сказал о какой-то технологии, которая позволяет им определить промвозврат, если я не ошибся. Там мы хотели бы, чтобы была новация и растиражирована, и применена тоже в этой части для осетровых. Но, на наш взгляд, осетровые мы должны выпускать, конечно, для поддерживания в естественной среде стада осетровых. Но мы должны ориентироваться, очевидно, на выпуск в ... и посадочного материала для аквакультуры осетровых в целом по России. Я думаю, что это даст эффект, это заменит и восполнит то, что мы потеряли запасы, через аквакультуру, вот производство этой очень важной продукции.

Здесь говорили о проблемах паводка и так далее. К сожалению, коллеги, я как член комиссии могу вам сказать, что последние годы 5-7 наблюдается маловодье. Поэтому то, что поступает воды в весенние паводки, стараемся обеспечить равный доступ всем водопользователям - энергетикам, речному транспорту, рыбникам, сельхозниками вот из того, что получаем в последние годы.

Ну и несколько слов хотел сказать, Владимир Иванович, я думаю, нам тоже надо как-то внимательно посмотреть проблемы защиты рынка. Наша продукция, она, в общем-то, может быть конкурентоспособной. Но вряд ли мы можем конкурировать с продукцией норвежской, которая сегодня к нам попадает через Белоруссию. И мы видели, даже фильм показывают, нам и Россельхознадзору, и ветеринарной службе надо посмотреть и происхождение, и все остальные дела. Это не только рыбы касается, но поскольку мы ведём сегодня, обсуждаем проблему аквакультуры, и эту тоже мы как-то лазейку должны с нашими коллегами полюбовно решить, и чтобы не было, не происходило такого.

Ну и я думаю, что в программе, касающейся вот дельта рек, в том числе Волги, такой вот большой дельт. Илья Васильевич, одно время запретили выделять средства на растительноядные. Я думаю, что эту проблему надо сейчас посмотреть и снова вернуться к этому, потому что сегодня все устья рек у нас зарастают, заиливаются, а вот Белый Амур, который является водяной коровой, практически всё поедает. Поэтому, Илья Васильевич, это тоже надо посмотреть.

И в заключение я хотел бы, Владимир Иванович, поблагодарить вас, что вы вот сочли необходимым обсудить эту очень важную тему. Спасибо за оценку нашей совместной работы. И я думаю, что наш комитет, верхняя палата будут взаимодействовать вместе, сделать всё возможное, для того чтобы облегчить и сделать труд работников прудовых хозяйств, аквакультуры в целом экономически выгодным, заинтересованным бизнесом.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо.

(Аплодисменты.)

                    . Коллеги, в порядке информации. Вы знаете, во Владивостоке на Международном конгрессе рыбаков ваш покорный слуга выступил и сказал о запрете лова дрифтерными сетями в нашей российской экономической зоне.

Когда-то это была наша добрая воля. Мы это сделали. И с другой стороны, ощущали, чувствовали добрую волю. Но когда мы сегодня её не ощущаем, а другой вопрос, мы можем вообще потерять стадо нерти, во-первых, потому что на пути миграции ставятся эти сети, и наши там участвуют, поэтому мы высказались за такое предложение. Сегодня мы подготовили законопроект о запрете вот в том районе Камчатки лова судами, которые не имеют российского флага, с 2015 года, и те, кто имеет, ходит под российским флагом, с 1 января 2019 года, для того чтобы...

Если мы этого не сделаем, то мы похороним стадо лососёвых, которые приходят к Камчатке, которые должны заходить обязательно в устья рек, отреститься и снова.

Если мы два года тому назад ловили 250 и три года тысяч тонн лососёвых, то в 2013-м и в 2014 году мы поймали порядка 150 тысяч тонн. Вот это один из результатов действий дрифтерных сетей. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое.

Уважаемые товарищи, мы договорились, выступает Гинзбург Александр Николаевич, член правления Ассоциации "Государственно-кооперативное объединение рыбного хозяйства", Росрыбхоз наш.

И подготовиться Емельяновой Наталье.

Договорились, чтобы не повторять, по 5 минут. Пожалуйста.

Гинзбург А.Н. Уважаемый Владимир Иванович, уважаемые члены президиума, уважаемые коллеги!

Хочу обратить ваше внимание на одну деталь, у нас очень неплохо получается, когда мы рассказываем, что у нас будет, и что должно быть. И не очень вразумительно мы говорим на тему, что есть на сегодняшний день, в сравнении хотя бы последние год-два. Мы можем сравнивать при советской власти, довоенной, но картина сегодняшнего дня. Она нужна не для того, чтобы брюзжать, вот как было, как стало за последние два года. Она нужна для того, чтобы реально оценить ситуацию, в какой мы находимся на сегодняшний день.

Итак, смотрите, если брать 2012 год по сравнению с 2014-м и 2013-м. Первое. На противоэпизоотику, то бишь на борьбу с болезнями рыб, выделялось более чем вдвое ежегодно по сравнению с сегодняшним днем. Илья Васильевич совершенно справедливо сказал, что ветеринария в нашем деле будет очень важна и серьезна. Мы можем до такого довести, так заполыхает. И, конечно, Сельхознадзор выдаст ветеринарно-санитарные правила, будь здоров какие, на каждую рыбину по журналу заведем. Но ведь помимо правил нужны деньги. И если в 2012 году выделялось более 200 миллионов рублей, 230, если не ошибаюсь, в 2012 году, то в 2013-м и 2014-м выделялось чуть больше 100, то есть сокращение вдвое. Это тоже может сказаться. Поэтому мы разработаем правила ветеринарно-санитарные, мы будем записывать в журналы, сколько и кто к нам пришел, я уже проект ветеринарно-санитарных правил Сельхознадзора видел, уверяю вас, мурашки по спине бегают, человек пять должны сидеть и писать непрерывно, кто пришел, кто ушел, а денег-то нет.

Вторая часть. У нас были средства, выделяемые на мелиорацию прудов. Сегодня очень хорошо выступали мурманчане и поймите меня правильно, дело не в том, что какая-то ревность, дело в том, что там другая специфика: там садки, там бассейны и так далее. Но хотим мы этого или не хотим, на сегодняшний день львиная доля выращиваемой рыбы в России это прудовые хозяйства, тесно связанные с мелиоративными работами. Потому что пруды заиливаются, водопадающие, водосборные каналы надо чистить почти ежегодно, потому что все, что оседает в прудах ежегодно, это слой огромный. Это гидротехнические сооружения, которые, во-первых, и безопасность для окружающих населённых пунктов, и в конце концов огромные деньги. Так вот, в 2014 году ни рубля на мелиорацию рыбохозяйств денег не выделено совсем, притом что у нас часть прудового фонда, особенно в Центральном регионе России, не имеет хозяина. Вот строили дорогу, получился пруд, он ничей или был когда-то, там принадлежал администрации в сельском поселении, но пришел в такое состояние. И люди рискуют, берут эти пруды, начинают заниматься рыбоводством, знают, что хоть что-то им на мелиорацию дадут, гидротехнические сооружения восстановят или что-то. Ну, денег дадут на это. За последние годы на почти 17 тысяч тонн выросло производство прудовой рыбы только благодаря мелиорации. Сколько сооружений восстановлено гидротехнических, сколько приведено в нормальное состояние прудового фонда. Сейчас этого нет. Более того, это как-то правила игры меняются из года в год. Да, дали - не дали, дали - не дали, то есть вот эта раскачка для бизнеса очень опасна. Вы понимаете, люди берут кредит, а потом выясняется, что этих денег, на которые они рассчитывали, не будет и так далее.

Для чего я это говорю? Я говорю о том, что вот сегодня мы обратились к этой теме, пожалуйста, очень те меры, которые сейчас озвучены, нужны, потому что не то, что терпение, а экономика предприятия не бесконечна. Тяжело, очень тяжело, поймите. Я вот руковожу предприятием рыбоводным в Смоленской области, не самый лучший регион по температурам и по многим факторам. Вот ждем, будет помощь, ну сил нет уже, поймите просто. Поэтому большая просьба, то, что сегодня было озвучено, Владимир Иванович, уважаемые члены президиума, всё, что можно из этого, что озвучьте и сделайте, а уж мы не подведем, мы эту рыбу вырастим обязательно и обеспечим людей.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Александр Николаевич.

(Аплодисменты.)

Слово предоставляется Емельяновой Наталье Викторовне, председателю администрации Новгородской области.

Подготовиться товарищу Ермакову.

Емельянова Н.В. Уважаемый Владимир Иванович! Уважаемый президиум! Уважаемые участники слушаний!

Большая благодарность за то, что вы предоставили мне слово. Вышла на эту трибуну в связи с тем, чтобы донести до всех нас важность и значение необходимости государственной поддержки отрасли, как аквакультура товарное рыбоводство.

Новгородская область, где я работаю начальником отдела рыбного хозяйства Департамента природных ресурсов Новгородской области, мы пришли к тому, что озеро Ильмень, который единственный самый крупный водный объект, может накормить население области рыбой, он подходит к его биологической норме 3 тысячи тонн, то есть где-то 30 килограмм с гектара. Всё, больше нельзя. Надо пожалеть этот водоём.

Значит, единственный путь, это развитие аквакультуры. И последние четыре-пять лет мы очень чётко видели и чувствовали заботу Министерства сельского хозяйства в части поддержки, незначительной, но поддержки. Либо вот на пруды, о чём говорил Гинзбург, либо на противоэпизодику, либо на кредитные ставки по кредитам, возмещение кредитных ставок.

2014 год, в 2013-м стало хуже, в 2014-м тишина, а 2015-й пока только говорим, что будет.

Поэтому вот всё, что намечено сегодня в материалах, можно за каждый пункт подписаться, я двумя руками за. Ну что я скажу, когда я приеду, у меня 11-го собрание всех рыбоводов? Они ждут моего возвращения. Какие же конкретно, тогда деньги? Либо через регионально значимую программу, если её отберут, эту программу, как бы нашу новгородскую, денег мало в этой программе. Если бы она была бы со стороны финансирования, со стороны федерального бюджета, то и субъект бы, областной-то бюджет сказал, надо тоже подтянуть цифру, иначе нашу программу они отберут.

Поэтому если такие меры будут приниматься, мы двумя руками за. Потому что за нами конкретные рыбоводные хозяйства, мы бы большую работу провели по формированию рыбоводных участков. На тех водоёмах, в которых можно выращивать рыбу, они уже определены наукой нашей. И мы сформулировали вместе с Росрыболовством эти участки.

Так давайте дадим возможность на них работать людям, чуть-чуть надо, немного помочь финансово.

Большое спасибо за то, что вы правильно понимаете задачи вместе с нами, с теми, кто работает на местах. Я думаю, что мы общими усилиями справимся с ними.

Председательствующий. Спасибо, Наталья Викторовна.

(Аплодисменты.)

Приедете, передайте сразу привет Сергею Герасимовичу. Он знает в министерстве все закоулки, где деньги лежат для ваших рыбаков.

(Аплодисменты.)

Сергею Александровичу Ермакову предоставляется слово, директору "Альбатроса".

Подготовиться товарищу Гудкову.

Товарищи, мы работаем ещё 15-20 минут и будем завершать.

Ермаков С.А. Уважаемые участники парламентских слушаний!

Я, Ермаков Сергей Александрович, в настоящее время являюсь директором и учредителем общества с ограниченной ответственностью торгово-производственной фирмы "Альбатрос", которая является субъектом малого предпринимательства, осуществляющим основную деятельность в сфере аквакультуры, рыбоводства.

Считаю, что тема парламентских слушаний "Совершенствование мер государственной поддержки аквакультуры в Российской Федерации" актуальна для большого числа юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, занимающихся рыбоводством.

По моему глубокому убеждению, единственный способ совершенствования мер государственной поддержки аквакультуры в Российской Федерации - действовать совершенно открыто, честно, без обмана, признавать и исправлять самим проблемы отрасли, в том числе предприятиям и властям всех уровней.

Учитывая специфику аквакультуры как особого вида рыбохозяйственной деятельности, технологии выращивания объектов аквакультуры, специальную инфраструктуру и оборудование, права собственности на объекты аквакультуры, хочу поделиться с вами опытом построения и впоследствии сноса по решению суда нашего предприятия.

Уничтожение работающего предприятия, по моему мнению, произошло из частных и государственных проблем.

Государственная проблема, несовершенство и пробелы законодательства в области аквакультуры.

Частная проблема, невозможность построения предприятия форелевого хозяйства в виду отсутствия чёткого правового регулирования в этой сфере.

ООО торгово-производственная фирма "Альбатрос" начала с нуля свою деятельность в Республике Карелия в 2005 году. В этот проект были инвестированы мои личные денежные средства. Фактическое место деятельности по выращиванию рыбы форели было выбрано на озере Топозеро Пряжинского района.

Практически для работы был пригоден только земельный участок лесного фонда в прибрежной зоне водоёма. Так как все озёра и водоёмы разные, имеют свою специфику, власти Республики Карелия не препятствовали практической работе по выращиванию рыбы, так как все форелеводы Карелии... наше предприятие построило временные строения и садки, а именно строение для жилья, хозяйственный сарай, склад для кормов, ... для спуска крови и садки с белями для выращивания форели.

Одновременно с постройкой происходило оформление документов на форелевое хозяйство. С 2005 года ООО "Альбатрос" принимало все меры для законного оформления документов на форелевое хозяйство.

Первое. Было получено разрешение от Министерства сельского, рыбного хозяйства и продовольствия Республики Карелия на размещение форелевого хозяйства на озере Топозеро Пряжинского (?) района  с проектируемым объёмом мощности не более 100 тонн товарной форели в год.

Второе. Было согласовано в установленном порядке рыбоводно-биологическое обоснование.

Третье. Земельный участок лесного фонда в прибрежной зоне озера Топозеро был поставлен на кадастровый учёт. Был получен кадастровый план. В настоящее время истекли сроки, так как прошло более двух лет со дня постановки на государственный кадастровый учёт земельного лесного участка.

Четвёртое. Согласован проект застройки территории водоохранной земли и лесного фонда с положительным заключением экологической экспертизы.

Также за счёт своих денежных средств ОАО "Альбатрос" ремонтировало федеральную лесную дорогу длиной в 8 километров от деревни ... до вышеуказанного лесного земельного участка. ОАО оказывало деревне ... посильную финансовую помощь.

Таким образом, с 2006 года наше предприятие работало, выращивая форель... То есть платило все налоги, перечисляло платежи от внешнеэкономической деятельности при поставках малька форели из Финляндии. Были созданы рабочие места.

Ситуация изменилась после 14 февраля 2009 года - вступления в силу Постановления Правительства Российской Федерации № 136 "О проведении конкурса на право заключения договора о предоставлении рыбопромыслового участка для осуществления товарного рыбоводства и заключении такого договора". Проблема заключалась в том, что в постановлении отсутствовало понятие рыбоводной инфраструктуры, в том числе земельные участки, которые необходимы для осуществления аквакультуры (рыбоводства).

Постановление правительства № 136 на то время было единственным документом, который регламентировал работу в этой области. Поэтому с 2009 года лесной земельный участок в прибрежной зоне озера Топозеро в целях аквакультуры оформлен законным способом, вполне возможно. На тот момент не был принят Федеральный закон "Об аквакультуре...".

В этой изменившейся законодательно ситуации ОАО "Альбатрос" в установленном порядке зарегистрировало рыбоводный участок номер 137 на озере Топозеро. Также ОАО приняло решение не участвовать в вышеуказанном конкурсе из-за проблемы отсутствия оформленного договора аренды лесного земельного участка в прибрежной зоне водоёма и планировало корректировку проекта застройки территории в части утилизации биологических отходов - крови умершей рыбы.

Председательствующий. Завершайте. 30 секунд. 30 секунд вам ещё.

Пожалуйста.

Ермаков С.А. 30 секунд...

Председательствующий. Ну, своими словами.

Ермаков С.А. На основании вышеизложенного прошу поддержать мои предложения, а именно: создать при Государственной Думе экспертную рабочую группу по проблемам аквакультуры (рыбоводства) с включением специалистов в этой области.

Второе. Для формирования правовых условий использования примыкающих к водным объектам территорий в целях аквакультуры (рыбоводства) ускорить внесение изменений не только в Лесной кодекс Российской Федерации, но и в Водный кодекс Российской Федерации, в Земельный кодекс и другие законодательные акты. Проработать все имеющиеся законодательные инициативы в области аквакультуры с учётом внесения изменений в вышеуказанные кодексы Российской Федерации.

Четвёртое. Провести в Государственной Думе парламентские слушания на тему: "Проблемы утилизации отходов рыбоводства в Российской Федерации".

В заключение я хотел бы...

Председательствующий. Сергей Александрович, всё понятно. У нас ваше выступление есть и предложения уже в наших рекомендациях. Спасибо. Присаживайтесь. Спасибо вам. (Аплодисменты.)

Сергей Владимирович, пожалуйста, Гудков, исполнительный директор Союза предприятий, осуществляющих деятельность в сфере рыбного хозяйства и аквакультуры Торгово-промышленной палаты.

Ещё выступят у нас Путивкин, Зеванов и Неврединов. И будем завершать. По пять минут, пожалуйста.

Гудков С.В. Добрый день, уважаемый президиум, уважаемые коллеги! У нас сегодня очень важный разговор и очень хочется акцентировать внимание вот на том, что наболело, и немножко о рисках, и немножко о направлениях развития аквакультуры.

Несколько цифр напомню, которые звучали. Да? У нас мировой промысел в последние годы не растёт, а население земли с 2001 по 2011 год увеличилось с 6 миллиардов до 7 миллиардов человек. То есть это у нас на 1 миллиард потребителей пищевой продукции стало больше.

Соответственно, за счёт чего рыбная продукция, за счёт чего она удовлетворяется? За счёт аквакультуры. Аквакультура с 2001 по 2011 год на 35 миллионов увеличилась. Соответственно, мы понимаем, что население земли будет расти, аквакультура точно так же будет интенсивно развиваться. Это привносит и возможности, и риски. Вот я об этом хотел несколько слов сейчас сказать.

Прежде всего, аквакультура нам важна с точки зрения сдерживания роста цен на внутреннем рынке, потому что рыбохозяйственный комплекс у нас интегрирован в мировую экономику. И если в мире цены будут расти, мы можем их сдерживать за счёт развития и увеличения рыбы товарного рыбоводства.

Также она нужна и рыбоперерабатывающим предприятиям. Мы проводили у себя конференцию как драйвер развития рыбопереработки, потому что это постоянная возможность получать охлаждённое сырьё. К сожалению, мы не можем на внутренней территории получать рыбу в охлаждённом виде от рыбодобывающих компаний, она приходит замороженная, а все стандарты качества и все потребительские предпочтения свидетельствуют о том, что потребитель хочет получать готовую продукцию или на прилавки рыбу охлаждённую.

В отношении рисков. Я опрашивал членов Рыбного союза, которые занимаются искусственным разведением рыбы, это в основном форель (Карелия). Вот какая картина: уже существующие предприятия столкнулись с проблемой загрязнения окружающей среды биологическими отходами в процессе искусственного воспроизводства рыбы. Это остатки кормов, которые накапливаются в течение нескольких лет на дне водоёмов, а также это мёртвая, больная рыба, которая не утилизируется. Бывают зачастую такие случаи, когда потрошение рыбы происходит непосредственно на берегу. Вот это всё нам грозит определённой катастрофой локальных водоёмов или системы водоёмов вследствие того, что зачастую превышается объём выващиваемой рыбы.

Примеры негативные, которые есть, связаны, все знают специалисты, проблема, которая была в Чили, когда ... лосося на пике, на подъёме развития чилийской аквакультуры падение производства было 70 процентов. Объёмы, которые выращиваются, они у нас указываются, допустимые объёмы указываются в рыбоводном биологическом обосновании. Нормативная база вот этих вот ..., насколько я понял, изучил вопрос, она у нас не изменялась со времён Советского Союза, вот как были сформированы правила, так они в настоящее время. И на этих нормативных документах и происходит контроль выполнения рыбоводных биологических обоснований. По сути, этот контроль не ведётся, он у нас лежит на совести предпринимателей. Когда предприниматель работают без прибыли долгие годы, участники рынка это понимают. Надеяться на его совесть, по меньшей мере, наивно. Вот первое предложение связано с определением порядка мониторинга рыбоводных участников на предмет биологических, эпизоотических, ихтиологических, экологических рисков и соответствия условий пользования, указанных в рыбоводном биологическом обосновании.

Второй вопрос связан с инвестиционной привлекательностью отрасли. Вот о чём бы мы ни говорили, если предприятия не будут прибыльными, инвестиций не будет. Как нам эту прибыль получить? Или мы снижаем издержки, или мы увеличиваем стоимость реализации своей рыбы. Естественно, надо работать и по обоим направлениям, но мы убеждены в том, что резерв у нас как раз связан именно с...

Председательствующий. Спасибо.

Слово предоставляется для выступления Путивкину Сергею Викторовичу, заместителю министра - руководителю Управления рыбного хозяйства Министерства сельского хозяйства, рыболовства и продовольствия Магаданской области.

Подготовиться Зиланову.

Путивкин С.В. Добрый день, уважаемый Владимир Иванович! Добрый день, уважаемые гости, коллеги!

Очень коротко, тут уже сокращено выступление у меня. Буквально в двух вопросах, Владимир Иванович.

Ну, во-первых, хотелось бы обратить внимание на два вопроса. Во-первых, формирующийся институт рыбоводных участков, на ряде положений законодательного регулирования, которые, на наш взгляд, будут создавать препятствия на пути развития аквакультуры, вот в том числе на институт, формирующийся институт рыбоводных участков.

Порядок закрепления через торги, конкурсы и аукционы, которые установлены, это один нюанс, когда предприятие, ещё не начав работать, несет издержки, о которых вот сейчас говорил предыдущий выступающий. Затем договор предоставляется опять же за плату собственником участка, то есть это либо собственник субъекта, либо государственный, либо муниципалитет.

И ещё также в договор включается существенное условие, то есть местоположение и площадь. Это тоже также ограничивать может в каком случае - в случае изменения условий на водоеме, на котором производятся рыбоводные мероприятия. По Водному кодексу есть такое положение "Обособленное водопользование", исключающее использование водного объекта другими физическими и юридическими лицами. Это значит, что из водоемов общего пользования вот этот участок рыбоводный, который определяется, он изымается, часть объекта. У нас на примере изъятия участков для любительского рыбоводства уже были негативные последствия, когда делились буквально водохранилища пополам. И здесь хочется сказать, что вот авторы Водного кодекса, по-моему, больше любили аквакультуру, потому что было установлено Водным кодексом, что не требуется договора о водопользовании или решения на предоставление водного объекта для целей аквакультуры. Не так, как в нашем законе об аквакультуре (родном).

И второй вопрос также коротко. Не совсем ясен вопрос по взысканию ставок, сборов при осуществлении пастбищного рыбоводства на объём промыслового возврата, получаемого в рамках пастбищного рыбоводства. С чем это связано? В законе "Об аквакультуре", в 11 статье установлено, что аквакультура, в том числе искусственное воспроизводство, осуществляется в соответствии с Федеральным законом "Об аквакультуре" в той мере, в какой это допускается Федеральным законом "О рыболовстве". Закон "О рыболовстве" устанавливает, что в целях аквакультуры объекты добываются только в объеме для обеспечения деятельности рыбоводных мероприятий. То есть здесь вот не очень четко определено, в рамках чего отлавливается промысловый возврат в пастбищной аквакультуре. Получается, что в рамках промышленного и прибрежного рыболовства. По Налоговому кодексу нулевая ставка применяется только на объём по воспроизводству и акклиматизации ВБР.

И вот в рамках государственной поддержки развития аквакультуры для снижения излишней зарегулированности и для повышения экономической привлекательности этой сферы деятельности мы предложили бы при дальнейшей работе по оптимизации государственного управления и регулирования аквакультуры рассмотреть. Первое - это возможность смены порядка, а, возможно, и концепции обеспечения рыбоводных предприятий необходимыми для технологического цикла местами, подчеркиваю - местами, а не рыбоводными участками, юридически закрепленными, на водных объектах через определение этих мест в договорах и контрактах на искусственное воспроизводство, на ведение аквакультуры. Наподобие, как это предусмотрено сейчас в статье 45 ФЗ "О рыболовстве", и безвозмездно. И второе. Это рассмотреть возможность внесения, в том числе целесообразность в Налоговый кодекс положения о применении нулевой ставки на объёмы ВБР, отлавливаемые в рамках промыслового возврата. В общем-то, это было бы без государственных бюджетных вливаний очень серьезной государственной поддержкой в этом направлении.

Председательствующий. Спасибо большое, Сергей Викторович.

(Аплодисменты.)

Зиланову предоставляется слово, Вячеславу Константиновичу. Председатель координационного совета работников рыбного хозяйства России. И подготовиться к завершающему выступлению Нюридинову.

Зиланов В.К. Большое спасибо, Владимир Иванович.

Уважаемые члены президиума, коллеги, друзья. Позвольте очень кратко остановиться на двух элементах или моментах, которые не прозвучали в предыдущих выступлениях.

Прежде всего, я бы хотел поддержать те предложения, которые уже прозвучали, и особенно тот тезис, который был высказан Росрыбхозом о том, что положение дел, откуда мы пляшем, это очень важная деталь. И в этой связи я хотел бы обратить внимание, здесь никто не говорил о том международном аспекте аквакультуры, который сейчас интенсивно и очень мощно заявляется на всех уровнях.

Участие нашей страны в этом процессе буквально минимальное. А здесь идут процессы не только в области защиты окружающей среды, не только в области ограничения территорий, где разводится аквакультура, но идёт жёсткая конкуренция по недопущению объектов разведения на мировой рынок. Я поэтому предлагаю, Владимир Иванович, всё-таки в решении найти место, усилить вот это международное наше участие по вопросам аквакультуры.

И приводя пример Норвегии, которая здесь уже неоднократно звучала, на второй аспект я хочу обратить внимание, который здесь, правда, звучал, но не слишком достаточно, это подготовка кадров для аквакультуры. Система подготовки кадров, которая у нас сейчас есть, но мы знаем высшие учебные заведения готовят, средние учебные заведения, выражаясь, так сказать, языком, готовят, а вот специалистов для работы непосредственно на фермах среднего, мелкого… ну, небольших фермах, у нас не готовят. Норвегия пошла по очень простому пути: двухнедельные курсы по подготовке специалистов, которые полностью управляют системой хозяйствования. Здесь тоже нам нужно подойти. Если мы не будем готовить квалифицированные кадры, мы не сдвинем с места этот вопрос.

И последнее. Выбирая объекты аквакультуры, нужно, конечно, все мы знаем, а я по первой профессии тоже, как говорится, аквакультурщик, объект выбирать применительно к зональности. Это известно и в сельском хозяйстве.

В чём успех Норвегии? А успех в том, что они удачно выбрали объекты для разведения – лосось и форель. Так вот нам нужно для каждого субъекта, для каждого района по близкому территориальному размещению и по экологическим условиям выбирать свой объект морекультуры и его, конечно, сопровождать и, прежде всего, обеспечивать продукцией аквакультуры непосредственно тот или иной регион. И надо, конечно, нам смотреть, каковы же наши результаты. Я не хочу что-то громкое говорить, но скажу: ведь мы даже в новой России ставили цифру там, если мне память не изменяет, к 2010 году получить продукции аквакультуры 400 тысяч тонн. К сожалению, ее нет. То есть на бумаге гладко, а практических результатов меньше. От практики к практике и ещё раз к практике.

Председательствующий. Спасибо, Вячеслав Константинович. Спасибо. Спасибо вам большое.

Неврединов Александр Викторович – руководитель проекта … "Аквакультурный альянс".

И я хочу ещё попросить азовско-черноморское научное подразделение. Всё, тогда договорились. Мирзоян, пожалуйста, будете завершать.

Неврединов А.В. Уважаемые коллеги! Уважаемый президиум!

Я – Неврединов Александр, ихтиолог-рыбовод по образованию из Астраханской области. Тут вот мой земляк присутствует – Геннадий Александрович.

Я хотел бы вот для начала показать вам два образца продукции. Вот Астраханская область, что сейчас производит инновационное предприятие, которое задыхается и умирает без господдержки,  рыбные инновационные консервы. И вот предприятие, которое входит в наш альянс, Германия, оно производит чёрную икру из нашего русского осетра, то есть спокойно работает и процветает. А в чём же причины такие? Почему нам так здесь, рыбоводам, трудно работать в России и почему легко работать там им в Европе? А есть несколько причин.

Вот наша организация молодая и я бы хотел несколько слов сказать, что мы объединили сейчас Белоруссию, Россию и Казахстан. Масса предприятий рыбоводных. Наши товарищи вместе учились, зарубежные тоже, мы объединились для того, чтобы создать такую саморегулируемую организацию.  То есть основная проблема сейчас – это, конечно, рынок сбыта.

И вторая главнейшая проблема – это правовое поле, в котором нам приходится работать, россиянам. Вот перечень правовых актов, принятых, разрабатываемых к реализации федерального закона "Об аквакультуре". Чёрным то, что принято, а красным – это то, что надо ещё принять. То есть очень много актов правовых до сих пор не принято. Мы к вам поэтому обращаемся: пожалуйста, сделайте для рыбоводных предприятий, для аквакультуры нормальные правовые условия, чтобы мы спокойно, законно работали, а не как получилось с предыдущим оратором, что из-за таких законодательных дел предприятие вынуждено было закрыться.

И сейчас нам необходимо также, нашим рыбоводам, работникам аквакультуры интегрироваться обязательно в международные правовые нормы. Я вот плотно работаю с …, и есть специальные нормативы, которые обеспечивают вхождение в мировую систему и достижение лидерства в этой мировой системе аквакультурной продукции. Необходимо, конечно, принять ряд правовых актов, которыми мы уже тоже занимаемся, в отношении кормов.

Необходимо также сделать сертификацию, стандартизацию продукции. Я считаю, в России надо сделать свою сертификацию, стандартизацию, адаптированность к международным нормам, чтобы мы могли диктовать условия нашей рыбы. Не то, что мы получаем из-за рубежа, выращенную неизвестно на чём, жирную, непонятную, а нашу полезную российскую рыбу.

И также, мое мнение, что надо нам обязательно всем объединиться, всем организациям – Росрыбхозу и другим крупным российским организациям, союзам рыбным и координировать наши усилия по размещению производительных сил, по тому, чтобы мы могли этот рынок формировать, регулировать и координировать наши действия. Обязательно нужна наука, обязательно. Ее надо обязательно финансировать, чтобы давали новые виды аквакультуры.

Вот у нас недавно опыт хороший произошёл в Астраханской области, канальный тропический сом вырос без кормления до 2 килограмм за четыре месяца, сам питался. Себестоимость 10 рублей за килограмм. Прекрасная рыба. И масса других примеров, когда можно обеспечить лучшие в мире цены по рыбе – 10-15 рублей себестоимость рыбы, 20 рублей. Для этого необходима только наша добрая воля и объединение.

Спасибо за внимание. Большое спасибо президиуму за то, что дали выступить.

Председательствующий. Спасибо большое.

Арсен Вячеславович Мирзоян – первый заместитель директора азово-черноморского нашего рыбного института. Пожалуйста.

Мирзоян А.В. Уважаемый Владимир Иванович! Уважаемый Илья Васильевич!

Спасибо большое за предоставленную возможность выступить. Все выступающие передо мной практически все проблемы обозначили, поэтому мне несколько проще было сократить свой доклад до трёх-четырёх минут, постараюсь уложиться.

Наш институт является бассейновым Научно-исследовательским институтом Росрыболовства в азово-черноморском бассейне и имеет богатейший, 85-летний, опыт научных работ в области аквакультуры и стоял практически у истоков всех направлений аквакультуры в бассейне.

Хочу отметить, что в азово-черноморском бассейне на сегодняшний день производство рыбы в аквакультуре уже превышает объёмы добычи. Исследования, проведённые у нас в бассейне, показали, что основные предпочтения населения, связанные с видом рыб, которые традиционно выращиваются в азово-черноморском бассейне – это карп, толстолобик, осетровые виды рыб, судак, сазан и другие. Хочу подчеркнуть, то азово-черноморский бассейн имеет реальную возможность удовлетворить растущий спрос потребителя и насущную потребность в высококачественной продукции, используя собственные ресурсы.

Исходя из этого, считаем стратегическим направлением развития отрасли в бассейне с прогрессивным развитием всех направлений аквакультуры для удовлетворения спроса населения на традиционную свежую или охлаждённую продукцию, биологическая ценность которой значительно выше завозимой замороженной продукции.

Эльмира Гусейновна уже детально в своём докладе говорила о проблемах и факторах, сдерживающих развитие аквакультуры, и отмечалось, что главным фактором… одним из главных факторов является недофинансирование научных исследований в этой области. Поэтому я не буду останавливаться на этом блоке доклада и хочу отметить, что эффективным механизмом реализации этого направления будет создание в бассейне центра компетенции в области аквакультуры и на базе ФГУП … Есть уже опыт на сегодняшний день взаимодействия с ассоциациями аквакультуры и через ассоциацию идёт взаимодействие между наукой и производством.

Проводя анализ основных видов аквакультуры, я буквально на две минуты остановлюсь на четырёх векторах, которые могут дать развитие и получить дополнительную продукцию аквакультуры в бассейне.

Это развитие морекультуры. Есть значительное количество и разработок, и в институтах проведены исследования бассейна Чёрного моря на возможные участки, пригодные для морекультуры. Уже определено свыше 100 тысяч гектар, на которых можно развивать морскую аквакультуру. И посчитан примерный объём возможной дополнительной продукции с учётом Республики Крым, который мог бы составить более 30 тысяч тонн рыбной продукции и 10 - 15 тысяч тонн моллюсков.

Индустриальная аквакультура находится в стадии формирования и развития в бассейне. Основные виды, которые... Перспективные направления аквакультуры здесь - это осетроводство, в том числе с целью получения чёрной пищевой икры, форелеводство и выращивание судака. Это одно из перспективных направлений, которое позволит получать в бассейне индустриальным способом до 4 тысяч тонн товарной рыбы (тех же осетровых) в год.

Прудовая и пастбищная аквакультура - это вообще фундамент аквакультуры в бассейне. На сегодняшний день прудовое рыбоводство даёт уже более 30 тысяч тонн рыбы. Развитие пастбищного рыбоводства позволит дополнительно получать ещё более 20 тысяч тонн рыбы в бассейне.

Искусственное воспроизводство. Хочу сказать, что благодаря усилиям института есть хороший пример искусственного воспроизводства. В 80-х годах было сформировано стадо осетровых рыб в Азовском море, которое позволяло ловить до 1,5 тысячи тонн рыбы. И это было сделано усилиями искусственного воспроизводства.

В настоящее время в бассейне необходимо создать комплекс предприятий по воспроизводству ценных видов рыб и реформировать его. Чтобы была возможность дополнительно выпускать около 25 миллионов штук сеголеток осетровых в год и порядка 7 миллиардов сеголеток судака, тараня, сазана и леща, что даст в промвозврате до тех же тысячи и 1,5 тысячи тонн осетровых и порядка 80 тысяч тонн частиковых видов рыб.

Не буду останавливаться на научных... Тут подробно многие институты и предыдущие докладчики говорили.

Спасибо за внимание большое, за возможность доложиться. И будем надеяться, что все пожелания будут услышаны и в какой-то мере реализованы. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо.

Уважаемые товарищи, мы извиняемся перед теми, кто сегодня не успел выступить, но просим: сдайте обязательно в комитет свои выступления. Мы их обязательно будем использовать.

Нам принять надо ещё рекомендации. Мы ради этого же сюда с вами собрались, поэтому вот эту часть необходимо сделать.

Завершая наши парламентские слушания, ещё раз выражаю всем слова благодарности за выступления, за ту атмосферу, которую мы имеем здесь с вами как единомышленники, за профессиональный разговор. Я доволен тем, что от имени президиума могу сказать, что в наших рекомендациях... Мы практически услышали все ваши выступления.

Да, непросто будет многие вопросы решать. Но то, что они сегодня не только на слуху, а уже имеют реальное обличие в виде наших рекомендаций, которые уйдут не только в Правительство, Администрацию Президента, наши профильные комитеты, но и будут, безусловно, тем документом, над которым будут работать министерства, ведомства и в целом Федеральное Собрание...

У нас такой порядок. В принципе мы предлагаем вам сейчас проголосовать принять за основу данные рекомендации, которые вы получили при регистрации.

И поэтому попрошу, кто за то, чтобы принять за основу эти рекомендации, проголосовать.

Против, воздержавшихся не вижу.

Уважаемые товарищи, безусловно, несмотря на полноту всех предложений, которые здесь есть, вы поручите президиуму, а комитет потом, естественно, утвердит эти рекомендации.

Вот с таким порядком, с таким предложением я прошу проголосовать в целом за рекомендации, исходя из того, что мы взаимно доверяем друг другу и с тем, чтобы мы выдержали соответствующий Регламент Государственной Думы, этот документ обрел силу рекомендаций парламентских слушаний. Кто за то, чтобы в таком порядке проголосовать в целом за документ, прошу поднять руки.

Против, воздержавшихся не вижу. Документ принимается.

Ещё раз всем самые добрые пожелания и завтра с Великим Октябрем ещё раз. Всем здоровья и счастья.

(Аплодисменты.)

Меню

Новости экологии

Яндекс.Метрика