Стенограмма "круглого стола" на тему: "О ходе реализации Водной стратегии Российской Федерации", 08.12.14г.

 

Стенограмма "круглого стола" на тему: "О ходе реализации Водной стратегии Российской Федерации"

 Здание Государственной Думы. Зал 830.

8 декабря 2014 года. 11 часов.

 Председательствует первый заместитель председателя Комитета по природным ресурсам и экологии И.И.Никитчук

 

Председательствующий. Уважаемые коллеги! Уважаемые товарищи!

Доброе утро! Давайте начнём нашу с вами работу, работу "круглого стола".

Я хотел бы, прежде всего, всех вас поприветствовать от имени руководства нашего Комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии, в том числе и от имени председателя комитета, академика Кашина Владимира Ивановича. И здесь есть наши коллеги депутаты: Михаил Викторович Слипенчук, Шингаркин и ещё ряд депутатов.

Сегодня у нас очень актуальная тема обсуждения. Она посвящена ходу реализации Водной стратегии Российской Федерации. Пять лет назад в 2009 году эта стратегия, Водная стратегия была принята, и она была, как вам известно, разработана в целях водоресурсного обеспечения, реализации концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 года. Стратегия закрепляет базовые принципы государственной политики в области использования и охраны водных объектов. В этом документе предусмотрена разработка долгосрочной целевой программы, направленной на комплексное и рациональное использование водных ресурсов, об обеспечении высоких экологических стандартов водных объектов, предупреждении негативного воздействия вод и повышении безопасности гидротехнических сооружений. В 2011 году такая Федеральная целевая программа развития водохозяйственного комплекса Российской Федерации на 2012-2020 годы была разработана и принята. Она является, по сути, главным инструментом реализации Водной стратегии. В ней обозначены конкретные мероприятия, сроки их реализации, прописаны механизмы контроля выполнения и целевые показатели.

Первоначальный объём финансирования программы за счёт всех источников составил около 500 миллиардов рублей - огромная цифра, и далеко не каждый сектор экономики мог бы похвастаться подобным объёмом финансирования. Но, к сожалению, как бы было хорошо на бумаге, но забыли про овраги - как говорит народная пословица. К сожалению, в настоящее время финансирование сильно отстаёт от планового. Так, на 2015 год на реализацию мероприятий программы выделено всего вместо 67 миллиардов рублей всего лишь 16 миллиардов 600 миллионов. Подобное сокращение не позволит реализовать в 2015-2016 годах около 100 объектов капитального строительства по защите от негативного воздействия вод. То есть около 200 километров водоограждающих дамб и берегоукреплений.

При рассмотрении проекта бюджета на 2015 год и на плановый период 2016-2017 года комитет выступил с резкой критикой подобного положения дел, но Правительство осталось при своём мнении, маневрируя тем, что денег сегодня, так сказать, нет, проблема с деньгами очень серьёзная.

Всего за 2009-2012 годы из федерального бюджета было выделено только лишь 40,4 миллиарда рублей. Одной из основных задач, поставленных государством в Стратегии, является обеспечение граждан России качественной питьевой водой. Для решения этой задачи в 2010 году была разработана и принята федеральная целевая программа "Чистая вода" на 2011-2017 годы, но с 2014 года финансирование этой программы прекращено. Было запланировано на эту программу 300 миллиардов рублей.

По данным Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации как государственного заказчика, координатора программы развития водохозяйственного комплекса страны, за годы реализации программы доля безопасных ГТС увеличилась на 7 процентов, доля территорий, подверженных негативному воздействию вод, сократилась на 6,5 процента. Доля населения, проживающего на подтопляемых и затопляемых территориях, сократилась на 11 процентов, объем загрязненных сточных вод сократился на 2 процента, и потери воды при транспортировке сократились всего лишь на 0,1 процента.

То есть в принципе целевые показатели, определенные как индикаторы выполнения программы, хотя и медленно, но выполняются, достигаются. Вместе с тем до сих пор, надо это сказать откровенно, эффективность использования водных ресурсов в России в 2, 3 раза ниже, чем в развитых странах. Все это свидетельствует о крайне нерациональном использовании водных ресурсов.

5 лет прошло с момента принятия Стратегии, столько же осталось до её окончания. И нам представляется, что это удобный повод и даже необходимость подвести промежуточные итоги, и внести необходимые коррективы. Каждый документ, даже такой основополагающий, как стратегия, нуждается в актуализации через определенный промежуток времени. Тем более в такое динамичное время, в котором мы с вами живем сегодня.

Отмечу только несколько определяющих моментов. Упразднено Министерство регионального развития, изменен принцип формирования федерального бюджета на программно-целевой. В состав России вошли два субъекта – Крым и Севастополь. Прекращено финансирование ФЦП "Чистая вода". Все эти события обязательно должны быть отражены в Водной стратегии и, соответственно, в программе развития водохозяйственного комплекса Российской Федерации с учетом прогнозных показателей состояния отечественной экономики на ближайшие 5 лет. Мы не должны брать на себя невыполнимые обязательства. Это порождает безответственность.

Государственная Дума принимала участие в реализации стратегии в объемах, определенных законодательством. В целях мотивирования предприятий на строительство очистных сооружений принят Федеральный закон "О водоснабжении и водоотведении", который обязывает все предприятия сбрасывать все свои стоки в водоканалы, строить локальные очистные сооружения и дает им возможность зачесть затраты на природоохранные мероприятия в счет оплаты за негативные воздействия.

В конце 2013 года внесены изменения в Водный кодекс, направленные на регулирование хозяйственного освоения зон затопления, ужесточения правил использования водоохранных зон, включая введение административной ответственности за нарушение соответствующих режимов.

Принят закон "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования системы нормирования на окружающую среду и введения мер экономического стимулирования хозяйствующих субъектов для внедрения наилучших доступных технологий". В целях повышения эффективности управления, использования и охраны подземных вод, в том числе в части установления требований к использованию земельных участков в границах площадей залегания месторождений подземных вод приняты поправки в законопроект "О внесении изменений в закон Российской Федерации "О недрах" и в статью 55 Водного кодекса Российской Федерации".

И, наконец, в рамках совершенствования законодательства в области безопасности гидротехнических сооружений в целях снижения рисков возникновения чрезвычайных ситуаций техногенного характера и сокращения количества бесхозных гидротехнических сооружений принят и введен в действие Федеральный закон "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам обеспечения безопасности гидротехнических сооружений".

Уважаемые товарищи, коллеги, я думаю, что тема более чем актуальная, и мы надеемся сегодня в форме "круглого стола" обсудить с вами эти болезненные точки, и прийти к разумным решениям которые мы надеемся, оформим и примем с вами в виде рекомендаций наших.

Я хочу сказать, что у нас есть несколько докладов, есть выступающие, регламент у нас будет следующим. Доклады - до 10 минут, выступления - до 5 минут.

Не будет возражений? Тогда мы, если не возражаете, мы с вами перейдём к выполнению нашей повестки.

Итак, я предоставляю слово для доклада Кириллову Дмитрию Михайловичу - директору департамента государственной политики и регулирования в области водных ресурсов Минприроды Российской Федерации.

Подготовиться товарищу Никанорову.

Кириллов Д.М. Спасибо, Иван Игнатьевич.

Добрый день, уважаемые коллеги! Добрый день, уважаемые участники "круглого стола"! Вначале позволю высказать слова благодарности комитету профильному Государственной Думы за то внимание, которое уделяется им как и вопросам, скажем так, природоохранной деятельности, так и сохранению водных ресурсов. И сама тема, которая выбрана сегодня, она, собственно говоря, не стоит лишний раз доказывать её актуальность.

Действительно, мы одна из крупнейших водных держав мира по запасам возобновляемым наших пресных водных источников. Вместе с тем, все те проблемы, о которых Иван Игнатьевич отметил в своём выступлении, связанных с недостаточно рациональным и эффективным использованием воды, с довольно большим количеством загрязнённых сточных вод, требующих очистки, с проблемами подтопления и затопления территорий, не чужды нашей стране. И более того, это напрямую связано с вопросами устойчивого социально-экономического развития России.

В этой связи в 2009 году Правительством была утверждена Водная стратегия Российской Федерации, которая определяет основной набор действия на период до 2020 года, связанный с реализацией государственной политики по устойчивому развитию водохозяйственного комплекса России.

Стратегия предусматривала реализацию целей и задач своих в два этапа основных.

Первый этап был связан с созданием условий, скажем так, устойчивого функционирования водохозяйственного комплекса, прежде всего, с решением ряда организационных, законодательных проблем и положений.

И второй этап, предусматривающий реализацию с 2013-го и последующие годы, заключался в развитии водохозяйственной инфраструктуры.

Как правильно отметил Иван Игнатьевич, на первом этапе в плане законодательного регулирования, пускай, может быть, с некоторыми опозданиями, но на сегодняшний день многое сделано: принят закон, регулирующий хозяйственную деятельность в водоохранных зонах, внесены изменения в закон "Об охране озера Байкал", что в целом позволяет нам надеется на установление совершенно иного режима хозяйствования в этих довольно чувствительных с точки зрения природоохранного статуса территориях.

Все мы знаем, как принимался новый Водный кодекс и какие там в этом смысле были допущены определённые упущения, на сегодняшний день они устранены.

Кроме того, в части регулирования хозяйственного освоения паводкоопасных территорий, также приняты соответствующие законодательные инициативы Государственной Думы, за что ещё раз отдельное спасибо депутатам, определены требования к использованию соответствующих территорий, остановлены ограничения. На сегодняшний день принято необходимое постановление правительства, регламентирующее порядок установления таких зон и идёт работа, расход ресурсов совместно с субъектами по установлению границ таких территорий, что позволит нам не только на картах и в документах территориального планирования их отображать соответствующим образом как зоны с особым условием использования территорий, но и также проводить необходимые градостроительные экспертизы на предмет строительства там объектов капстроительства.

Одной из основополагающих законодательных инициатив, которая, наконец, была реализована, это стал наш закон, о котором также уже упоминали, о технологическом нормировании, о внедрении наилучших доступных технологий.

Этот закон, во-первых, долго проходил, конечно, сложно было, много дискуссий, большая полемика, но это действительно системообразующий для нас закон в плане снижения загрязнения водных объектов, он предусматривает и переход на нормирование по методам наилучших доступных технологий и, кроме того, он предусматривает большое количество льгот и преференций для предприятий, занимающихся модернизацией и производством.

Мы, конечно, надеемся, что реализация этого закона позволит нам сделать большой шаг вперёд в плане и технологического уклада нашей промышленности, и, естественно, сделав её более экологичной, в том числе сократив антропогенное воздействие на водные объекты.

Понятно, там работа большая очень предстоит. Сейчас принято соответствующее распоряжение правительством, принят план реализации этого закона, создана межведомственная рабочая группа по разработке справочников, прежде всего, наилучших доступных технологий.

И я призываю всех специалистов принимать в этом более активное участие.

Отдельно хочу отметить, что также принят в первом чтении законопроект об охране подземных вод. Здесь также хочу поблагодарить и комитет. Насколько я знаю, этот законопроект практически подготовлен к принятию во втором чтении. Он значительно усовершенствован, определяет и требования, собственно говоря, и землепользования на соответствующих территориях, и размеры возможного изъятия воды для собственных нужд.

Поскольку в последнее время у нас подземные воды, объективно говоря, немножко выпали из такого плотного, скажем так, законодательного регулирования, я ещё раз должен сказать слова благодарности и комитету за ту работу, которая проведена при подготовке закона ко второму чтению. И после его принятия мы также надеемся, что он создаст основы для неистощительного использования наших подземных вод, которые в определённом смысле являются, можно так сказать, резервным или стратегическим запасом, прежде всего, питьевого водоснабжения как наиболее чистые водные объекты.

Если говорить о практической реализации тех целей и задач, которые стояли в рамках Водной стратегии, безусловно, практическим инструментом являлась федеральная целевая программа "Развитие водохозяйственного комплекса".

Она была принята Правительством в 2012 году. На слайде можно видеть, да, и предполагаемые по паспорту программы объёмы финансирования и направления работ по данной федеральной целевой программе. Это, прежде всего, обеспечение водными ресурсами потребностей социально-экономического развития страны путём строительства и реконструкции новых и действующих водохранилищ. Это развитие мониторинга водных объектов путём модернизации наблюдательной системы сети Росгидромета. Снижение негативного воздействия вод путём строительства и реконструкции берегозащитных сооружений, а также снижение аварийности гидротехнических сооружений. И снижение загрязнения водных объектов путём стимулирования предприятий к модернизации очистных сооружений. Это основные направления деятельности программы.

Если говорить о практических результатах за истекший период времени, то они представлены на слайде. Безусловно, нам за 2,5 года реализации программы удалось реконструировать свыше и простроить свыше 285 километров сооружений инженерной защиты, отремонтировать более 500 гидротехнических сооружений, находящихся в аварийном состоянии.

Кроме того, построено 11 гидроузлов комплексного назначения, обеспечивающих повышение водоотдачи, прежде всего, в вододефицитных регионах нашей страны. Это, прежде всего, юг России.

Кроме того, был запущен и реализуется механизм модернизации очистных сооружений и систем водосбережения. В настоящий момент у нас реализуется практически, ну скажем так, в Центральной России, в освоенных территориях, по всей стране данные инвестиционные проекты с общим объёмом инвестиций в модернизацию и водосбережение свыше 62 миллиардов рублей, что для нас, мы считаем, неплохо, для первых 2,5 лет реализации программы.

В целом основные итоги программы были приведены на следующем слайде, я прошу его показать. Если говорить про целевые показатели, да, они выполняются, имеют тенденцию к улучшению, это и с точки зрения состояния водных объектов, и с точки зрения снижения аварийности гидротехнических сооружений.

Но, как правильно было отмечено, безусловно, эти целевые показатели соответствуют тем объёмам финансирования, которые сегодня реально существуют.

Безусловно, мы, как, наверное, и все сталкиваемся с проблемой, что первоначальный паспорт программы сейчас уже изменен и вот эти целевые показатели, которые здесь приведены, это не совсем то, будем так говорить, на что мы рассчитывали при принятии федеральной целевой программы. Это не означает, что завтра мы, как говорится, восстановим эти объемы, все мы понимаем ситуацию с бюджетом. Поэтому, говоря, так сказать, о приоритетах реализации и Водной стратегии, и Федеральной целевой программы, мы исходим из следующего, что, прежде всего, нужно будет провести в 2015 году оптимизацию средств внутри программы, скажем так, перенацелив их на выполнение первоочередных мероприятий, прежде всего, связанных с ликвидацией вододефицита в отдельных регионах и с обеспечением защиты от наводнений. Решение таких проблем, как, например, скажем так, реализация программы инженерной защиты пострадавших от крупномасштабного наводнения в Дальневосточных регионах и ряда других. Такую оптимизацию мы уже проводим внутри федеральной целевой программы.

Кроме того, в бюджете 2015 года при всей напряженности и сложности ситуации с финансированием, нам удалось убедить наших коллег по Правительству, и мы увеличили, скажем так, на этапе формирования и принятия бюджета, бюджет федеральной целевой программы на 1,5 миллиарда. Конечно, это с учетом большой капиталоемкости водной отрасли, откровенно говоря, мало, но это те объемы, которые позволяют нам с учетом внутренней оптимизации средств по программе, рассчитывать на определенные положительные результаты.

Кроме того, планируем и дальше поддерживать мероприятия, связанные с внедрением систем водосбережения, очистки сточных вод, поскольку это с одной стороны модернизация нашей промышленности, а также активизация процессов импортозамещения.

Ну, с учетом отведенного регламента, я, пожалуй, позволю себе завершать. И в заключение хочу отметить, что только успешная реализация этих программных мероприятий в совокупности с решением вопросов усовершенствования госуправления, позволит нам добиться тех амбициозных целей, которые стоят в Водной стратегии. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Дмитрий Михайлович.

Слово предоставляется Вадиму Анатольевичу Никанорову, заместителю руководителя Федерального агентства водных ресурсов. Подготовиться Слипенчуку.

Никаноров В.А. Спасибо, Иван Игнатьевич.

Я дополню немножко то, что сказал Дмитрий Михайлович конкретными пунктами плана по реализации Стратегии, по которому агентство является ответственным исполнителем или координирует действия других органов исполнительной власти по реализации данного плана.

Одним из основных пунктов, по которым мы являемся исполнителями, это разработка схем комплексного использования охраны водных объектов - СКИОВО, а также нормативы допустимого воздействия на водные объекты. За период с 2008 по 2014 годы были разработаны все 69 схем комплексного использования и охраны водных объектов. В отношении разработанных СКИОВО в настоящее время в установленном порядке осуществляются процедуры межведомственного согласования, обсуждения с гражданами, общественными организациями, объединениями, рассмотрение их на заседаниях, соответствующих бассейновых советов, а также их государственная экологическая экспертиза.

По состоянию на 1 декабря 2014 года территориальными органами Росводресурсов в соответствии с приказом Росводресурсов и Министерства природных ресурсов утверждено 49 схем комплексного использования и охраны водных объектов. Утвержденные схемы направлены в заинтересованные органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также размещены на официальном сайте территориальных органов Росводресурсов в информационной телекоммуникационной системе Интернет.

За период с 2008 по 2014 год разработано 93 норматива допустимого воздействия на водные объекты, в том числе в 2014 году шесть НДВ. В отношении всех разработанных НДВ в установленном порядке осуществляются процедуры межведомственного согласования, обсуждения, рассмотрений, а также государственная экологическая экспертиза. После этого происходит утверждение. По состоянию на 1 декабря утверждены 50 нормативов допустимого воздействия по водным объектам.

Мы также разрабатываем, утверждаем правила использования водохранилищ, включенный в перечень, утвержденный распоряжением Правительства номер 197. По состоянию на 1 декабря все запланированные по плану графика проекты правил использования водных ресурсов и правила технической эксплуатации и безопасности водохранилищ разработаны в установленном порядке и в настоящий момент проходят процедуру межведомственного согласования и утверждения.

Деятельность межведомственных оперативных групп по регулированию режимов использования водохранилищ, крупных водохозяйственных систем и водохранилищ комплексного назначения постоянно совершенствуются Росводресурсами.

В текущем году проведена работа по уточнению перечня данных водохранилищ и их каскадов, для которых межведомственные группы подготавливают и согласовываются рекомендации по установлению режимов пропуска паводков, специальных попусков, наполнения и сработки их. И актуализированы положения по всем действующим оперативным и межведомственным рабочим группам.

Всего в системе Росводресурсов образована и действует 21 межведомственная рабочая группа по регулированию режимов использования водных ресурсов водохозяйственных систем и водохранилищ комплексного назначения.

В 2014 году Росводресурсами и территориальными органами на основе рекомендаций МРГ обеспечены безопасные пропуски весеннего половодья через гидроузлы крупнейших водохранилищ, гарантированы потребности в водных ресурсах жилищно-коммунального хозяйства, промышленности, сельского и рыбного хозяйства, условия навигации на крупнейших реках России и гарантированы потребности водных ресурсов в гидроэнергетике.

Деятельность бассейновых советов. В соответствии со статьей 29 Водного кодекса Росводресурсами создано и действует 20 бассейновых советов по всем существующим бассейновым округам. В состав бассейновых советов входят представители федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов, органов местного самоуправления, представители малого и среднего предпринимательства, а также представители водопользователей, общественных объединений, общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, утверждены регламенты и планы их работы.

В 2014 году состоялось 36 заседаний бассейновых советов и до конца года планируется провести ещё четыре заседания по Амурскому, Верхнеобскому, Западно-Каспийскому и Окскому бассейновым округам.

На повестке заседания бассейновых советов рассматриваются вопросы о подготовке к обеспечению безаварийных пропусков половодья и паводка, обеспечение устойчивого водопользования, обеспечение безопасной организации эксплуатации водохозяйственных систем и многие, многие другие.

Кроме решения общесистемных вопросов, Росводресурсы участвуют в реализации задач Стратегии, осуществляя определенные действия, как ГРБС. В частности, задача по обеспечению социально-экономических потребностей водных ресурсов населения и объектов экономики разрешаются посредством реализации широкого спектра работ. Это строительство новых водохранилищ и восстановление проектных мощностей уже действующих, сохранение и улучшение экологического состояния водных объектов, оптимизация используемых располагаемых водных ресурсов.

Для обеспечения потребностей в водных ресурсах дефицитных регионов в плановом порядке шло строительство и восстановление 63 объектов водообеспечения, 45 из которых уже завершены. Общий прирост объема водохранилищ и мощности водоподачи водохозяйственных систем составил свыше 1,8 миллиарда кубических метров.

Для сохранения и улучшения экологического состояния водных объектов и повышения качества вод обеспечена очистка на проблемных участках русел рек в 29 субъектах Российской Федерации, общей протяженностью 322 километра, а также 17 водохранилищ общей площадью свыше 230 гектаров.

Ежегодно выполняются работы по охране водных ресурсов водохранилищ, находящихся в зоне ответственности соответствующих ФГУ на площади свыше 100 гектаров.

Выполненные мероприятия позволили минимизировать риск наступления чрезвычайных ситуаций для поселений с общим числом жителей свыше 1 миллиона человек. Размер вероятного предотвращенного ущерба составил 181,1 миллиард рублей при понесенных бюджетных расходах 28,3 миллиарда рублей.

Задача по обеспечению безопасности ГТС реализуется в отношении ГТС, находящихся на балансе подведомственных агентству бюджетных учреждений, а также путем предоставления субсидий на капремонт ГТС субъектам Российской Федерации.

За период существования федерального агентства выполнили работы по реконструкции, капитальному ремонту и текущему ремонту более чем на 1900 объектах, свыше 1750 из которых уже завершены.

Указанными государственными программами и входящими в их состав федеральными целевыми программами определены целевые показатели на период до 2020 года, отражающие деятельность Росводоресурсов и соответствующие изменения состояния водохозяйственного комплекса России.

Все установленные целевые показатели и индикаторы деятельности агентства достигнуты и выполнены в полном объёме в соответствии с выделенным бюджетным финансированием.

Благодарю за внимание.

Председательствующий. Спасибо.

У нас доклады, товарищи, завершены. Переходим к выступлениям. Просьба соблюдать регламент - 5 минут.

Слово предоставляется заместителю председателя комитета Слипенчуку Михаилу Викторовичу. Пожалуйста.

Слипенчук М.В. Спасибо большое, Иван Игнатьевич. Добрый день, уважаемые коллеги.

Тема, которую мы сегодня обсуждали, она крайне важная, хотя бы с точки зрения того, что...

Председательствующий. Прошу прощения, подготовится Азнаурьяну.

Слипенчук М.В. ...для человека вода является самым важным после воздуха. Если без воздуха человек может прожить несколько минут, то без воды, наверное, проживёт несколько дней и в общем, то отношение к воде, которое в последние годы мы проводим, оно не свидетельствует о том, что мы помним о том, что человек - это биологический вид. Между тем вода это является таким же стратегическим ресурсом, как и всё остальное и это не только потребление как биологического вида, но также и хозяйственная деятельность. Поэтому к воде надо относится, как ресурсу, за который необходимо воплотить.

Мы собирались на подкомитете по водным ресурсам, обсуждали тему много раз, но мы сегодня это вы ещё будете тоже обсуждать, но необходимо обратить внимание, что вода - это такой же стратегический ресурс, за который необходимо платить.

Я хочу поднять сегодня одну из тем, которая является, мне кажется, важной и актуальной, те катастрофы, которые происходили в последнее время, как мне кажется, в основном происходили из-за того, что недостаточный контроль и учёт. В частности, было обнаружено, что точки измерения, допустим, на Амуре, они не везде расположены, на Байкале в частности, например, измерение берётся только с Иркутской стороны, с Бурятской стороны не берётся.

И в ближайшее время вы услышите тему о том, что встанет вопрос о снижении уровня Байкала для поддержания мощностей каскада Иркутских ГЭС. Всё это планируется сделать в подлёдный период времени, что делать категорически нельзя, что может привести к ещё более необратимым последствиям, как обмеление дельты реки Селенги, которая является сегодня заповедником и местом нереста рыбы, и гнездования птиц.

Получается что в угоду дешёвой электроэнергии, необходимой для производства, мы фактически жертвуем биологическими видами. Необходимо гармонично подходить к воде как не только с точки зрения биологии, но и с точки зрения экономики. В частности, например, когда мы говорили об Амуре, то если бы согласованные действия разных ведомств присутствовали, то, наверное, такой катастрофы бы не было. Если во время были спущены водохранилища для того, чтобы можно было набрать их также во время, поэтому, наверное, необходимо поставить вопрос о том, чтобы было единое ведомство по управлению всеми водными ресурсами страны. В каком виде это будет, я пока не знаю, но я думаю, что необходимо, исходя из того, что вода это ресурс платный, необходимо, чтобы государство к нему так и относилось. До сих пор ещё, кстати, подземные воды не учитываются как ресурсы и к ним такое второстепенное или третьестепенное отношение. Между тем это такой же важный объект для оценки исследования, как и поверхностные воды.

В общем если так резюмировать своё выступление я обращаю внимание на то, что к воде необходимо подходить, как к ресурсу, за который необходимо платить. Необходимо создать единое регулирующее и контролирующее ведомство по управлению всеми водными ресурсами страны и обратить внимание, что изменения уровня воды, например, такого важного водного объекта, как Байкал, может привести не только к улучшению количества электричества и его понижению в стоимости, но и вымиранию большого количества видов, обитающих на его берегах.

Большое спасибо за ваше внимание.

Председательствующий. Спасибо, Михаил Викторович.

Слово предоставляется Степану Арменаковичу Азнаурьяну, подготовиться Шингаркину.

Азнаурьян С.А. Добрый день, уважаемые товарищи!

Я не буду отвлекать ваше внимание тезисами, которые я готовил для выступления, потому что суть в принципе Стратегии всем понятна. Тезисы я передам в секретариат.

А хочу просто сказать на основе того, что произошло на Дальнем Востоке в 2013 и 2014 году. Природа и вода в очередной раз нам показали, кто дома хозяин. Они нас не спросили. Благо мы, не знаю, каким интуитивным, видимо, седьмым или восьмым чувством, в 2013 году поменяли оборудование для сброса воды в нашем водохранилище и практически тем самым в 2014 году смогли спасти Магадан.

На самом деле так была обстановка конфигурирована, что буквально ещё бы один день ливней, и неисправное оборудование, как оно у нас было, оно с 50-х годов на водохранилище особенно задвижки, мы бы уже ничего сделать не смогли. За 75 лет существования города ни один старожил, даже, как говорится, в воспоминаниях через предков, не знал такого паводка в самом городе Магадане. 

Ну а в части того, что мы делаем по Стратегии. Изыскали несколько лет назад средства мы, софинансирование помогло государству, и у нас близится к завершению строительство водоочистных сооружений. Это очень большое мероприятие и необходимое деяние для нашего региона, потому что всем известно, что благодаря стабильной температуре Охотское море является одним из лучших водоемов в мире для биоресурсов и для рыбы.

Мы сегодня занимаемся, и опять-таки вот тут начало нашего общения было связано с тем, что было объявлено о нехватке средств. Их не хватает на всех уровнях. У нас их тоже не хватает, но всё-таки мы находим возможность и привлекаем инвесторов, пытаемся очистить обе наши бухты – и Нагаевскую, и Гертнера. А Гертнера тем более, это бухта отдыха населения. Пытаемся очистить русло реки Магаданки и в местах населенных пунктов русло Колымы. Но всё это требует денег. Поэтому благо, что сегодня инвестиционные программы дают возможность с параллельным инвестором находить такие возможности, пытаемся это делать.

А, конечно, понятие водного ресурса и необходимости делать людям на земле всё для того, чтобы вода была и чистой, и сбереженной, регион понимает и средства для этого изыскивает. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Степан Арменакович. Слово предоставляется заместителю председателя комитета Шингаркину Максиму Андреевичу. Подготовиться Довлатовой.

Шингаркин М.А. Уважаемые коллеги, долго говорить смысла никакого нет. Фактом является то, что 12 из 18 мероприятий водной стратегии, предусмотренных к реализации 2014 года, не выполнено в полном объеме. То есть Водная стратегия не выполняется. Посмотрим по целям.

Координация развития водохозяйственного комплекса России с целью обеспечения комплексного эффективного использования водных ресурсов. Поверьте, расходы на координацию у нас всегда растут быстрее, чем сама координация. В этом легко убедиться. Нам только что должностные лица рассказали о том, как быстро формируют всевозможные советы, как рождают всевозможные документы, регулирующие деятельность этих советов, и какие функционалы уходят вниз.

При этом обеспечение экологической реабилитации водных систем. Вот, стратегия и ФЦП, да? Там идея, здесь ожидаемый результат к 2020 году: в 2 раза сокращение сброса загрязненных сточных вод. Где динамика? У нас прошло уже полтора года от ФЦП и, соответственно, 5 лет от обеспечения экологической реабилитации водных экосистем. Все выступающие однозначно утверждают, что у нас загрязненные воды, характер загрязнения растет, а если меняется, то крайне незначительно. Соответственно, 5 лет не работает соответствующее ведомство. Какие, сейчас мы к ним вернемся.

Разработка внедрения инновационных технологий водоподготовки, очистки сточных вод. Вы понимаете, да? В части действия промышленных предприятий это может быть подтверждено или опровергнуто только конкретными данными по суммарному стоку загрязненных сточных вод промышленных предприятий.

Соответственно, Росприроднадзор должен был бы перед нами отчитаться в объёме, что платежи уменьшились в разы или на проценты в связи с тем, что внедрены вот такие конкретные показатели. Не знаю, Росприроднадзор пока ещё ни разу не отчитывался о снижении объёмов платежей. Трудно себе представить, как в рамках всей страны не только промышленность, но и другие отраслевые участники снизили размеры платежей. Ну, соответственно, и проецируемые от негативного воздействия именно сбрасываемых веществ в окружающую среду. Повышение конкурентоспособности водохозяйственного комплекса и выход на международные рынки водохозяйственных услуг. Надеюсь, мы здесь (у нас не юмористическая передача) смеяться над этой строкой не будем, ничего не выполняется. А то, что выполняется, является, по сути дела, это что у нас, совместное водопользование с Китаем улучшилось? Каким это образом, если мы не контролируем даже фактический сток Амура, концентрация загрязняющих веществ в Амуре и в Селенге, коллега Слипенчук докладывал, и при этом у нас только ухудшаются показатели, где у нас действия федеральных должностных лиц, в том числе на международном уровне (в части загрязнения трансграничных объектов). Где у нас предметы разбирательства, согласование с нашими соседями по стоку загрязнённых совместных рек. По Уралу, допустим, по шестивалентному хрому, где у нас конкретные исследования, которые проводятся и которые приводят к какому-либо улучшению окружающей среды. Повышение использования гидроэнергетического потенциала Российской Федерации. Опять-таки Михаил Викторович очень чётко показал: если мы говорим об экологическом аспекте, то он в части целого ряда объектов прямо противоположен интересам повышения эффективности гидроэнергетического потенциала Российской Федерации. Намечаемый масштабный сброс вод ресурсов Байкала в каскад ангарских ГЭС приведёт к конкретному экологическому ущербу. Предлагаю не сопротивляться, не сопротивляться, разрешить сбросить, но заведомо выставить водопользователям на ангарском каскаде ГЭС счета за сверхнормативное воздействие на окружающую среду. И вот тогда мы посмотрим, будет ли это экономически эффективно и экологически оправдано.

Снижение ущерба населению и объектам экономики от негативного воздействия вод. Опять-таки возвращаясь к ситуации, если у нас есть загрязненные воды, если у нас есть неэффективное использование, вот, допустим, смотрите, так в 2011 году в целом по стране не было использовано 25 кубических километров забираемой воды (или 32,6 процента). То есть, смотрите, мы вводим сейчас ограничения для конечных пользователей в жилищно-коммунальном секторе, заставляем всех установить счётчики. К чему это приведёт? Я не против счётчиков, я только к тому, к чему это может привести. У нас крупные водохозяйственные водопользователи не имеют счётчиков, данные есть, что не все у нас водопользователи забирают воду учётно, а мелкие все забирают учётно. Теперь представим себе гипотетически отдельные, не в самых быстро строящихся городах водозаборы, в которых жители сократили в два раза объём потребления воды. Я вас уверяю, для водозаборов это станет катастрофой.

Для того чтобы очистные сооружения работали, придётся чистые воды туда добавлять, иначе у нас произойдёт просто разбалансировка очистных сооружений. А за какой счёт будут добавлять водоканалы чистую воду в сточные, ну, для очистки сточных вод? Получатся, что потребитель, установив счётчик, сам себе обоснует рост тарифа. При этом мы говорили, что существует несколько вариантов: двойная тарификация за подключение, за водопользование - всё можно обсуждать. Результат какой? Главной стратегической ошибкой мы решили и сэкономить на людях и, между прочим, дали преференции, опять-таки переключив внимание, крупным водопользователям, а они не платят, в основной своей массе они не платят за водопотребление и ещё меньше платят Росприроднадзору, возвращаясь к фразе, к начальной фразе, ещё меньше они платят за сброс загрязнённых сточных вод.

Таким образом, в доли расходов у нас строительство сооружений инженерной защиты составляет 51 процент от всех затрат, которые направил федеральный бюджет.

Вопрос. Где в сооружениях инженерной защиты очистка сточных вод, где у нас экология, а эффективность инженерной защиты, коллеги выступали и говорили, мы с вами помним Крымск, мы с вами помним Амур, давайте посчитаем, какой был ущерб от Амура, и сравним его со 180 миллиардами рублей якобы предотвращённого ущерба.

Поверьте, можно и большие ущербы обосновать, если они были предотвращены. Но конкретные расходы федерального бюджета, которые были потрачены на ликвидацию последствий наводнений на Дальнем Востоке, это цифры, которые указывают на недолжное исполнение должностными лицами своих обязанностей.

И в заключение. Федеральное Собрание и депутаты Государственной Думы не только законодатели, а по законодателям как выяснилось в первой части выступления всё хорошо, но и занимаются правоприменением. Правоприменение относительно бюджетных ассигнований - это контроль за использованием бюджетных ассигнований.

Так вот, у нас государственными заказчиками и соответственно исполнителями бюджета является Росводоресурсы, Росгидромет, Минсельхоз, Росрыболовство, где достоверная статистика о том, сколько и какие объёмы, и с какой конкретно результативной эффективностью эти ведомства исполнили. Мы сидим здесь с вами в здании Государственной Думы, должностных лиц этих федеральных органов власти за нашим столом нет, они перед нами, перед Федеральным Собранием не отчитываются, это означает, что исполнительная власть игнорирует Федеральное Собрание в части контроля за правоприменением, за использованием средств федерального бюджета.

Соответственно, какую можно дать оценку действиям должностных лиц. Не вижу оснований говорить, что они действуют удовлетворительно.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Максим Андреевич.

Слово предоставляется Довлатовой Елена Владимировне.

Подготовиться Журавлёву.

Пожалуйста, Елена.

Довлатова Е.В. Спасибо большое за предоставленное слово. Особенно, конечно, после такого темпераментного выступления Максима Андреевича говорить, наверное, будет не очень просто, но тем не менее я очень благодарна вам за то, что вы подняли тему коммунального хозяйства.

Дело в том, что Водная стратегия, которая вступила в действие, мы её так все ждали, она, к огромному сожалению, практически обошла стороной водокоммунальное хозяйство, представителем которого я являюсь. Наша ассоциация объединяет уже более 25 лет все водоканалы Российской Федерации.

И мы столкнулись с тем, что в этом комплексе и вообще в водохозяйственной программе была только практически стыдливо упомянута "Чистая вода", в которой гипотетически были заложены 300 миллиардов, а на самом деле 9 миллиардов на три года федеральных средств, а дальше помоги себе сам.

И на самом деле, как сказать, всё это уже закончилось, тем более что условия, на которых можно было получить эти средства из федерального бюджета, они были такими заоблачными, что мало кто вообще их получил и если получил, то совсем не на то, что надо было бы получить. И я думаю, что коллеги, которые занимаются исполнительной властью в регионах, это прекрасно понимают, просто, кто добежал, тот и стал первым.

Вторая проблема, которая была заложена и спасибо за это огромное программе, мы можем субсидировать процентные ставки по кредитам, если мы привлекаем средства для реконструкции очистных сооружений.

Ну, к огромному сожалению, особенно водоканалы не центральной России, они находятся в удручающем положении и они находятся практически вне рынка и заимствования инвестиционные мы не получаем, мы можем кредитоваться только на оборотные средства.

Таким образом, получается при наличии такой могучей федеральной программы коммунальные предприятия оказались практически вне поля зрения.

Официальная статистика говорит, что примерно 60 процентов сбрасываемость неочищенных стоков - это то, что сбрасывают предприятия коммунального сектора. Давайте в этом разберёмся. Да, коммунальный сектор, безусловно, но мы же ведь и канализуем все стоки, которые нам сбрасывают, в том числе, и промышленные предприятия и не только население, но и промышленные предприятия. Не говоря уже о том, что сегодня сток от жилых домов стал такого уровня, что любое промышленное предприятие, что называется, позавидует составу - это и гормоны, и антибиотики, и тяжёлые металлы, и всё, что хотите, то, на что не были рассчитаны очистные сооружения и водоканалы, построенные там в 60-е годы в подавляющем большинстве. Это одна проблема.

Вторая проблема, когда мы говорим о водоподготовке и водоочистке, то есть мы забираем воду из водных источников не очень хорошего качества, сбрасывать мы должны, требования у нас такие высокие, что мы должны сбросить воду в разы превышающую по чистоте ту, которую мы забрали для водоподготовки. И это тоже не делает нас счастливыми и не делает наши предприятия более устойчивыми и воду более чистой. То есть жёсткость требований, она компенсируется отсутствием возможности их реализации.

Сейчас, когда мы говорим о том, что у нас водный налог будет, повысится, и водопользование должно быть платным, и то, что плата за пользование водными объектами тоже увеличится, это тоже, конечно, замечательно. Но давайте опять поймём, с кого будут брать.

Спасибо опять же Максиму Андреевичу, потому что он поднял эту проблему. Опять будут платить водоканалы за то, что мы будем поднимать воду для населения. Вода для населения, это тариф.

Тариф у нас, как вы знаете, для воды очень низкий, реально низкий, ниже, чем в Европе, в разы. Поэтому, таким образом, получится, что опять мы подкосим те же самые коммунальные предприятия, которые ещё хуже будут чистить воду для того, чтобы можно её было сбрасывать в водные объекты. Это будет замкнутый круг.

С моей точки зрения, здесь, конечно, есть решённые проблемы, 416-ФЗ, который всколыхнул практически общественность, и 219-й, о котором мы сегодня говорим, и который должен у нас регулировать, и мы будем наилучшие доступные технологии применять. Но это ещё дело будущего. Это 2019 год. А мы уже сегодня и сейчас должны что-то делать.

Мы, понимая, ассоциация, которая объединяет все водоканалы... Кстати, к нам сегодня стали вступать промышленные предприятия, и мы считаем, что это очень хороший показатель, мы решили, что помощь утопающим, это дело рук самих утопающих. Мы считаем, что есть необходимость сегодня разработать стратегию развития коммунального комплекса Российской Федерацию, которая должна быть интегрирована в водную стратегию. Мы должны чётко вписаться в эту стратегию, для того чтобы понять, каким образом и что мы можем делать за счёт собственных средств, за счёт заёмных, за счёт федеральных и субъектовых.

Но самая большая беда, как мне кажется, почему коммунальный сектор оказался вычеркнут. Дело всё в том, что у нас коммунальная вода передана на уровень муниципальных образований. И вот это огромная проблема.

Сегодня муниципалитеты ответственны за водоснабжение, за подачу чистой воды и очистку стоков. А муниципалитеты сегодня, это отдельное, так сказать, финансирование муниципалитетов не предусматривает такие глобальные проекты.

Сегодня капиталоёмкость коммунального предприятия в разы превышает бюджетную обеспеченность муниципальных образований.

И нам кажется, это необходимо преодолеть обязательно в развитие вот этой коммунальной стратегии, которую мы сможем интегрировать, соответственно, в общую стратегию водохозяйственного комплекса. И я полагаю, что вот эти все серьёзные нестыковки и законодательного, и правоприменительного уровня, надеюсь, будут решены совместно с Государственной Думой и с Аппаратом правительства.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое.

Слово предоставляется Илье Григорьевичу Журавлёву, председатель постоянного Комитета по городскому хозяйству Законодательного Собрания города Севастополя.

Подготовиться Бычковой.

Журавлёв И.Г. Спасибо.

Добрый день, уважаемые коллеги! Спасибо за это приглашение.

Мы с сентября месяца потихонечку мигрируем по Российской Федерации, депутаты, участвуем в "круглых столах", совещаниях, слышим, слушаем, учимся, спасибо большое.

Прежде всего, хочется сказать, что система традиций законотворчества и реализация этих законов Российской Федерации насчитывает уже более 20 лет.

А нам в Крымском федеральном округе предстоит, образно говоря, форсаж этого российского опыта в самый-самый ограниченный срок. Плюс наше законодательное собрание легитимно стало работать с 15 сентября этого года, то есть немногим больше 3 месяцев. И это влечёт за собой некий субъектовый правовой вакуум, который необходимо опять-таки решать в самые ограниченные сроки. С этим как раз, на мой взгляд, и связаны проблемы переходного этапа.

Закрепляющие базовые принципы государственной политики в области использования и охраны водных ресурсов, Водная стратегия Российской Федерации определяет проблемы водохозяйственного комплекса России и пути комплексного решения. По сути, это сценарий, декларация решения тех или иных проблем водной отрасли.

Мой доклад сегодня затронет практический сектор водной отрасли, а не теоретический, и связан с проблемами водоснабжения города Севастополя.

Поэтому можно проследить некоторые базовые принципы Водной стратегии Российской Федерации в разрезе проблем водоснабжения города Севастополя.

Кстати хочется сказать, нам бы такие паводки как в Магадане, потому что сегодня дефицит водных ресурсов Севастополя сложился чрезвычайно критический.

Основным источником водоснабжения города является Чернореченское водохранилище, которое по объёму при 100-процентном заполнении составляет 64 миллиона кубометров.

В 2013 году после паводков оно было наполнено где-то на 30 миллионов кубометров, а расход составлял 26 миллионов кубометров. В 2014 году, то есть в этом году, за десять месяцев, оно наполнилось лишь на 29 миллионов, а расход составил 33 миллиона.

Кстати сказать, сегодня уровень воды в Чернореченском водохранилище составляет 7 миллионов. Резервным источником водоснабжения Севастополя служило Межгорное водохранилище, пополнение которого осуществлялось днепровской водой по северо-крымскому каналу.

Подача воды из Межгорного водохранилища спасала город от безводья в 2001 году и в 2013 году, когда значительно сокращался забор воды из Чернореченского водохранилища, и это позволяло в принципе прожить до следующей весны и прихода паводков.

В связи с остановкой подачи днепровской воды в Крыму, в том числе и в Севастополе, возникли значительные проблемы с водоснабжением. По состоянию на 18 ноября этого года полезного объема воды в Чернореченском водохранилище было всего лишь 1 миллион кубов. Ну, для справки сказать, что мертвый запас - это 8 миллионов кубов, резервный запас, отнимаем 3 миллиона кубов, 2 миллиона - это в принципе неприкосновенный запас экологический и 1 миллион наносных илообразований и тому подобное. Сегодня, на сегодняшний момент, как я уже сказал, сегодня этот объём составил всего лишь 7 миллионов кубометров, что при 120 тысячах кубометров среднесуточного расхода воды должно хватить ещё где-то дней на 10-12.

Сегодняшняя ситуация напоминает 1993 год, который предшествовал самому безводному за 40 лет 1994 году, когда в водохранилище был использован резервный запас 2 миллиона кубов. И в то время была подача воды для граждан порядка 2-3 часов в сутки. Сегодня, кстати, тоже уже существуют веерные отключения в Севастополе.

Усложняет ситуацию ещё одна проблема - отопительный сезон. Во время отопительного сезона проблемы с водоснабжением могут повлечь за собой сбои в системе отопления, поскольку расход среднесуточный составляет 10 тысяч кубометров в сутки.

Второе. Нерациональное использование водных ресурсов. Одним из наиболее важных факторов нерационального использования водных ресурсов в Севастополе является высочайший уровень потерь при транспортировке воды от водозабора до конечного потребителя. По разным оценкам она составляет от 40 до 50 процентов. Устаревшие сети, эксплуатируемые с советских времен, ремонтировались дырчато, в основном в точках аварий, то есть системного подхода совершенно не было. Поэтому при расчетных показателях 70-90 тысяч среднесуточного расхода воды, сегодня тратится около 120 тысяч кубометров в сутки.

Проблема использования подземных вод, это всё как раз по водной стратегии, по точкам. Значит, не было бы счастья, да несчастье помогло. Как раз в текущий момент в результате чрезвычайной ситуации вокруг водоснабжения города Севастополя, специалисты форсировали низкий уровень освоения запасов подземных вод, геологоразведка и бурение скважин сегодня ведется полным ходом.

Какие меры, какие вопросы, связанные с ликвидацией вот этого дефицита водных ресурсов? Сегодня говорить о том, каком-то серьезном системном, скажем так, принципиальном подходе, наверное, не приходится. Потому что все основные вопросы решения этой проблемы, связаны, ну, по крайней мере, на мой взгляд, с полумерами, и направлены на компенсацию отсутствия днепровской воды. В частности, берется, делается дополнительный забор из подземных вод орловского водозабора в объеме 20 тысяч кубометров в сутки, ... воды в ... водохранилище - 30 тысяч кубометров в сутки, это Крым, забор воды из ... водохранилища 15 тысяч кубометров в сутки, бурение скважин, забор воды из водоемов и сброс её в реку Черная. То есть, образно говоря, сегодня решаются вопросы на 50 процентов. Другими словами, направление вот этих вот мероприятий позволит городу Севастополю не остаться без воды, но использовать 50-процентный, образно говоря, норматив.

Учитывая вышеизложенное, хочу отметить, что сегодня на фоне текущего состояния водоснабжения города ясно видно необходимость системного подхода к решению проблем исключения подобных ситуаций в будущем. Безусловно это потребует колоссальных капиталовложений, но здесь, мне кажется, был бы как раз актуален вопрос о привлечении инвестиций частных компаний на каких-то льготных условиях.

Что касается создания нормативной базы субъекта, то здесь актуальны нормативные акты, на мой взгляд, регулирующие нормативы расхода воды, мониторинга эффективного водоснабжения и местных систем охраны водных объектов.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое.

Слово предоставляется коллеге Бычковой Евдокии Ивановне, члену нашего комитета. Подготовиться Ольге Юрьевне Муха.

Бычкова Е.И. Добрый день, уважаемые коллеги. У меня собственно, я не готовила доклад, две хотелось обозначить, буквально две проблемы.

Я представляю Липецкую область. Я хочу обозначить проблемы по сохранению качества подземных вод. У нас в Липецкой области водоснабжение идет исключительно из скважин. И, к сожалению, неурегулированность между жилищно-коммунальным хозяйством, Градостроительным кодексом и Водным кодексом, создает очень большую угрозу и проблему. Именно я говорю сегодня об индивидуальных жилых домах со стороны домохозяйств.

Последним Градостроительным кодексом вы знаете, что отменены акты ввода в эксплуатацию. Раньше, лет 10-15 назад каждый жилой дом необходимо брать разрешение на строительство и вводить, понимаете, принимали санитарные службы, пожарники, водники, электрики, ну, в общем, комиссия и замглавы исполнительного органа. Сегодня вот эта часть разрешений на строительство, да, значит, необходима и тем не менее многие не берут и дома вводят в эксплуатацию через БТИ, настолько всё упрощено, что побуждает людей не ставить локальные очистные сооружения, которые очень хорошие для индивидуальных жилых домов, а просто делать тупые, извините, вот простые выгребные ямы. И фекалии идут, в частности у нас в подводные, в подземные воды. И у нас идет просто катастрофическое заражение воды нитратами. А это именно вот этот фактор. Это первое.

Второе. Я предлагаю вернуться к этому и буду этим заниматься.

Второй вопрос. Я была в Сочи на экологическом форуме. Вы знаете, что тоже, как и качество воды, в частности Черного моря, естественно, стоит на первом месте и там, где сделаны сегодня очистные сооружения, там и пробы, вы знаете, ну, очень хорошие, это в центральном Сочи. Но есть у нас акватория Лазаревское, Анапа, Дагомыс, там, где абсолютно отсутствуют очистные и по той же причине люди не... вернее, когда нет акта о вводе в эксплуатацию, точно так же пользуются выгребными ямами, а то и просто тупо фекалии сбрасываются в Черное море. Конечно, это не служит действительно хорошим моментом для того, чтобы там отдыхать. И вы знаете, что ждали гостей до 5 миллионов, до 7, но их где-то 3 миллиона отдыхало этим летом из-за качества морской воды, и из-за тех болезней, кишечной палочки, которая там образовывается и именно в тех поселках, где отсутствует очистные. Очень серьезная проблема и считаю, что нам ее надо именно на уровне межведомственном обязательно решить. Первый вопрос.

И второй вопрос. Просто просьба, хотя, может быть, я с вами и отдельно. Тоже опять же межведомственно, есть река Кепша в Сочи, она сегодня тоже создает угрозу при сильных ливнях, по поводкам и затопление, ну, там вся так местность выстроена, поселки внизу. И необходима очистка этой реки от речной гальки, столько гальки этой скопилось, с гор, которая идет. Муниципалитет говорит: мы готовы, вот там глава Лазаревского района, но сегодня вы понимаете, что закон "О недрах" запрещает забирать категорически этот природный, скажем, камень. Хотя он хочет доказать, что ценности-то он, в общем, не представляет. И вот это разночтение. Вот этот парадокс, вот он выступал, глава Лазаревского района, он говорит, может привести ко второму Крымску. Вот все в стопоре. Я попросила написать письмо, и вот буду заниматься с Агентством водных ресурсов. Вот очень часто наши действительно нам мешают, вот знаете, разночтения и межведомственность, разность толкований одно и других, так сказать, Водных кодексов, законов и так далее. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Евдокия Ивановна.

Слово предоставляется Ольге Юрьевне Муха, начальнику отдела водных ресурсов Ямало-Ненецкого автономного округа. Подготовиться Чернодоле.

Муха О.Ю. Уважаемые коллеги, добрый день! Вашему вниманию представляется доклад о ходе реализации Водной стратегии  Российской Федерации на территории автономного округа. 

Территория автономного округа представлена огромным скоплением поверхностных водных объектов и озер. Речная сеть округа включает около 50 тысяч рек и 300 тысяч озер. Объем речного стока, формирующегося на территории округа, составляет 565 кубических километров, что составляет 14 процентов от общего стока России.    

Удельная водообеспеченность на единицу площади составляет 760 миллиметров. Это в три раза больше, чем в среднем по России, и на одного жителя здесь приходится 1 миллион кубических метров речного стока.

В соответствии со статьёй 26 Водного кодекса Ямало-Ненецкий автономный округ переданные полномочия реализует в части предоставления водных объектов в пользование. С 2007 года оформлено разрешительных документов более 2,5 тысячи. Это договоры  водопользования и решения.

По мероприятиям по охране водных объектов и предотвращению негативного воздействия вод. С момента реализации переданных полномочий бюджету автономного округа из федерального бюджета были выделены субвенции в размере 93 миллионов рублей. За счёт этих средств у нас установлены границы водоохранных зон и прибрежно-защитных полос на 6 тысячах километров в 15 муниципальных образованиях Проведены предпаводковые и послепаводковые обследования водохозяйственных систем и зон подтопления. Разработана проектно-сметная документация по расчистке поверхностных водных объектов от затонувшей древесины и донных отложений. Ведутся работы по расчистке водных объектов по ранее разработанной проектно-сметной документации.

В целях обеспечения рационального использования и охраны водных объектов создан Бассейновый совет. Представители Ямало-Ненецкого автономного округа активно участвуют в деятельности этого совета. На Бассейновом совете были учтены все замечания и предложения при разработке схем комплексного использования и охраны водных объектов. Все схемы СКИОВО на территории округа разработаны. Это по рекам Обь, Пур, Таз и Надым.

Направления государственной программы "Чистая вода" учтены в Государственной программе Ямало-Ненецкого автономного округа "Эффективность и развитие энергетики и обеспечение качественными жилищно-коммунальными услугами населения на 2014 - 2020 годы". В рамках этой госпрограммы у нас реализуются мероприятия по строительству и реконструкции канализационных и водоочистных сооружений.

Порядок утверждения проектов округов и зон санитарной охраны водных объектов, используемых для питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения и в лечебных целях, в автономном округе регулируется тремя основными документами. Это закон автономного округа о регулировании отдельных водных отношений в автономном округе, постановление Правительства о порядке рассмотрения и утверждения проектов округов и зон санитарной охраны и проект постановления об утверждении Административного регламента утверждения проектов округов и зон санитарной охраны, а также установления границ и режима зон санитарной охраны. На данный момент у нас утверждено 106 проектов зон санитарной охраны источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения.

В соответствии с целями и задачами, поставленными в Водной стратегии, а также закреплёнными полномочиями в области водных отношений на территории автономного округа реализуется государственная программа "Охрана окружающей среды", в рамках которой разработана подпрограмма "Использование и охрана водных объектов". Ориентировочное финансирование этих мероприятий - в среднем 45 миллионов в год.

В соответствии с программными мероприятиями и установленными полномочиями реализуются следующие направления Водной стратегии.

На территории автономного округа проводится мониторинг поверхностных водных объектов. Организовано наблюдение за состоянием дна берегов, состоянием и режимом использования водоохранных зон, зон затопления, подтопления и изменения морфометрических особенностей водных объектов. Мониторинговые наблюдения проводятся на территории семи муниципальных районов автономного округа, на 30 участках водных объектов в 24 населённых пунктах. Именно на тех водных объектах, которые подвержены антропогенному воздействию. То есть это учтены сбросы сточных вод, заборы, эксплуатация подземных... эксплуатация трубопроводов, переходов.

Для восстановления экологической реабилитации водных объектов выполняются работы по расчистке русел рек. На данный момент расчищено 12 тысяч метров. Это поверхностные водные объекты, такие как: Полуй, протоки Выл-Посл, река Надым.

Для перспективного планирования работ и определения финансовых затрат разработано 23 комплекта проектно-сметной документации, направленных именно на расчистку водных объектов, в основном от затонувшей древесины и донных отложений.

На территории автономного округа имеется три гидротехнических сооружения. Это Уренгойская ГРЭС, водохранилище в естественных границах озер Ямыл и Яганто используется для их охлаждения и теплообменных вод электростанций. Грунтовая насыпь платины на реке Ханмей используется для создания водохранилища питьевой воды в зимний период города Лабытнанги. Земляная плотина обустройства реки Шайтанка используется для создания пруда на реке Шайтанка в целях рекреации. Все эти гидротехнические сооружения по многолетним наблюдениям на паводковую ситуацию влияния не оказывают. Следующий слайд.

На период прохождения паводка на территории автономного округа функционирует 27 гидрологических постов – из них 23 информационных. Единственной угрозой населенным пунктам и объектам экономики на территории округа в период прохождения паводка являются подтопления, вызванные ледовыми заторами. Места ледовых заторов у нас выявлены в течение определенного периода времени. Это у нас четыре реки: Пур, Надым, Таз и Сыня. При прохождении паводка у нас проводятся превентивные мероприятия, а также в округе создан резервный фонд для ликвидации чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера. Благодарю за внимание.

Председательствующий. Спасибо, Ольга Юрьевна. Слово предоставляется Григорию Антоновичу Чернодоле. Подготовиться товарищу Богомолову. Коллеги, прошу придерживаться регламента.

Чернодоля Г.А. Уважаемые депутаты, уважаемые коллеги, я буду, к сожалению, говорить о неприятном, потому что многих не может не тревожить состояние ресурсов подземных вод в стране, система управления использования подземных вод и разрушение научных основ управления ими и, как следствие, истощение ресурсов подземных вод и их загрязнения.

Анализ состояния ресурсов подземных вод, привожу по данным государственных докладов об использовании водных ресурсов Российской Федерации за 2000-2009 годы. Согласно этим докладам на территориях от Ленинградской до Иркутской области, где подземные воды являются основным или единственным источником водоснабжения, в коллекторах этих вод продолжают формироваться региональные депрессионные воронки. Площадь  некоторых из них составляет до 4,6 миллион гектаров, а снижение уровня воды в центре таких воронок составляет от 25 до 130 метров.

А в Кемеровской и Белгородской областях снижение напоров пресных подземных вод в центре таких воронок составило от 200 до 350 метров. Указанные параметры снижения напоров подземных вод свидетельствуют о реальной угрозе истощения ресурсов пресных подземных вод, реальной опасности лишения миллионов граждан права на доступ к воде – их права, по существу, на жизнь. Таким образом, истощение ресурсов подземных вод, по существу, превратилось в фактор, ограничивающий экономическое развитие Российской Федерации.

Напрашиваются вопросы. Первый. Чем можно объяснить тот факт, что государство при годовых объемах изъятия пресных подземных вод в количестве 8 десятых кубокилометра или 2,6 процента от водных ресурсов страны умудрилась допустить истощение стратегического ресурса на всех освоенных территориях страны.

Указаны состояния ресурсов подземных вод, обусловлено, прежде всего, во-первых, тем, что геологическая служба МПР, используя свое положение в системе министерства, добилась принятия закона Российской Федерации "О недрах", в соответствии с которым использование подземных вод должно осуществляться по правилам, установленным для регулирования добычи невозобновляемых природных ресурсов.

В соответствии с данным законом регулирование и использование подземных вод ограничивается лишь принятием решения уполномоченного органом на добычу подземных вод и выдачу лицензии, и на этом ставит точку. При этом закон "О недрах" не учитывает законов природы и свойств подземных вод о том, что они являются возобновляемыми, но ограниченными, что они нуждаются в охране не только посредством регулирования их использования, но и в особом порядке разработки и утверждения проектов строительства водозаборов пресных подземных вод.

Во-вторых, закон "О недрах" проигнорировал многовековой опыт управления таким ресурсом, который включает. Прежде всего, это опережающее использование охраны подземных вод, последовательное проведение комплекса работ и исследований по изучению гидрогеологических условий соответствующих территорий в центре ресурсов подземных вод и их мониторингом. Проведение государственной экспертизы указанных работ и исследований, государственная регистрация ресурсов подземных вод и площадей, перспективных для строительства, эксплуатации водозабора подземных вод. Утверждение и учёт проектов строительства водозабора подземных вод. Для реализации высказанных предложений необходимо всего, собственно, ничего.

Первое. Внести и принять изменение в Закон "О недрах" и включить его  в план работы. Тем более, что он практически готов.

Второе. Провести ревизии, обеспечить надлежащий учёт всех водозаборных сооружений. Незаконные сооружения затомпонировать.

Третье. Обеспечить надлежащий учёт забора воды по каждому водозаборному сооружению.

Четвёртое. Создать наблюдательную стандартную сеть скважин, предназначенную для осуществления регулярных наблюдений за состоянием водоносных горизонтов на освоенных и планируемых к освоению территориях.

Пятое. Организовать двухгодичные курсы по повышению квалификации специалистов, которые могут быть использованы для оценки ресурсов подземных вод. Привлечь для этой цели, прежде всего, специалистов высшей квалификации, таких специалистов, которыми располагает "Гидэк".

И шестое главное. Убедить власть в необходимости сокращения заборов пресных подземных вод и обеспечение реализации таких решений органам власти. Спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо, Григорий Антонович. Слово предоставляется Юрию Герасимовичу Богомолову, председателю Российского союза гидрогеологов. Подготовиться товарищу Болгову.

Богомолов Ю.Г. Уважаемые коллеги, Российский союз гидрогеологов, созданный несколько лет назад, всегда выступал за создание единой водной структуры в государстве. Именно тогда можно было бы решить все те сложные вопросы, которые возникают сейчас за этим "круглым столом". В этом случае мультипликационным эффектом другие отрасли экономики государства были бы возрождены. Это был бы своего рода локомотив. Всем известно, что сектора в водном отделе государства являются, обеспечение населения чистой питьевой водой, безопасность гидротехнических сооружений, безопасность паводков и наводнений, гидромелиоративные работы. Но всегда забывают об одной очень важной части этого сектора - это курорты, безопасность курортов, в которых сейчас раскупаются земли и курорты могут просто погибнуть.

Хотел бы отметить также очень важное обстоятельство, на которое здесь уже обращали внимание относительно того, что вода является товаром. Водный объект поверхностный и подземный по законам Российской Федерации, ЕС и Организации Объединённых Наций является культурным достоянием и не может продаваться. Однако вода на устье скважины - это товар и водопользователь, водопотребитель обязан платить и не такие копейки платить, а платить нормально.

Хочу обратить ваше внимание на кубометр воды, падающей на генерирующую ёмкость гидроэлектростанции. Также является товаром, за который водопользователь обязан платить. То есть компании, которые получают в год  800 процентов прибыли, они должны делиться с государством, платить за эту воду. В этом случае может быть создан внебюджетный фонд, который мог бы аккумулировать такие средства, что государство бы не подходило к этим проблемам. Мы бы дали возможность обеспечить безопасность паводков и наводнений, обеспечить население чистой питьевой водой, безопасность гидротехнических сооружений, мелиоративные работы, расчистки русел и безопасность курортов.

Такой фонд можно было создать при наличии политической воли у руководства нашего государства. Хотел бы обратить внимание на слова выдающегося президента Соединённых Штатов Джона Фицджеральда Кеннеди, который сказал дословно следующее: "Мы проиграли России космос за партой". Лучше не скажешь. Мы проигрываем и сейчас и проиграли лет 20 назад безопасность водных ресурсов за партой, специалистов почти нет. Здесь присутствуют представители Российского союза гидрогеологов советского образца, которые имеют базовое образование - гидрогеологическое, гидрологическое, водохозяйственное и другие, которые ответственно могут говорить относительно проблем водных ресурсов. Это не лётчики, это не экономисты и это не налоговики. Я обращаю на это внимание. Это является важнейшей проблемой сегодняшних провалов  в государстве.

И, наконец, последнее. Сейчас будут выступать представители Российского союза гидрогеологов, которые профессионально, повторяю, профессионально ответят на те вопросы, которые поднимались здесь за "круглым столом". Спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо. Спасибо, Юрий Герасимович.

Слово предоставляется товарищу Болгову Михаила Васильевичу. Подготовиться Иванову.

Болгов М.В. Уважаемые коллеги!

Институт водных проблем, который я представляю, обеспечивал значительную поддержку научную и на этапе создания Водной стратегии, на этапе сопровождения и разработки и её реализации в настоящее время. В основном мы, конечно, отвечаем за научный блок этой программы, который реализуется в федеральной программе модернизации водохозяйственного комплекса в большом объёме. За это вот отдельное спасибо руководителям, в общем, страны, не побоюсь такого слова.

За долгие годы мы получили возможность сформулировать научные задачи, проблемы и изыскать направления их решения. Может быть, плюсом, может быть, минусом, но слишком много нерешённых проблем выяснилось и нашлось, для того чтобы достичь вот этих целевых показателей, которые в Водной стратегии записаны. Я вот только вкратце упомяну несколько. Да, мы больше всего задумывались над тем, каким образом экологизировать нашу деятельность, нормотворческую деятельность, методическую деятельность, изыскательскую деятельность, перейти к новым представлениям об экологических показателях допустимых воздействий.

Задача оказалась чрезвычайно сложной, она, в общем, потребовала целого комплекса научных работ и мониторингового и теоретического характера, чего греха таить, вот мониторинг экосистем у нас находится не на самом первом месте среди тех объёмных территориальных задач, которые решаются различными ведомствами. В области технического регулирования оказались нерешёнными довольно много задач.

Мы по-прежнему в своей структуре нормативных документов, в структуре стандартов, в структуре строительных свобод, правил и других рекомендаций ориентировались на чисто технократический подход, на технические нормы. Да, мы так подходим, у нас такое образование и так мы будем и дальше проектировать здания, сооружения, поскольку другого пути нет, но в целом, подходя к проблемам водохозяйственного комплекса, конечно, нужно думать о научном обосновании и решении таких крупных задач, как управление на основе схем комплексного использования. У нас схемы созданы благодаря усилиям Росводресурсов и министерства, но опыта их работы, опыта их использования в управленческой деятельности пока ещё нет, мы его ещё должны накопить, этот опыт, отследить и дать соответствующие рекомендации по совершенствованию. Мы хотим перейти на метод наилучших доступных технологий, но представления о том, какого рода будут последствия для экосистем водных объектов и для самих водных объектов, у нас тоже нет, и такие работы ведутся в рамках научного блока. И я надеюсь, что они просто будут, должны быть реализованы, поскольку иначе мы к этому страшному слову как НДТ, не подойдём.

И, конечно, наука не должна обойти все основные крупные территориальные, региональные проблемы, такие как проблема нижней Волги, проблема Амура, где мы столкнулись с тем, что действительно мониторинга нет, но, правда, это следствие наших не очень тёплых отношений с китайскими коллегами. Одна из основных причин, и мы это написали в нашем научно-техническом отчёте, это то, что у нас отсутствовал в течение 40 лет мониторинг стока на трансграничном участке реки Амур, в результате мы получили картину, когда расчётный уровень подскочил на полтора метра в Хабаровске, и мы долго пытались понять, из-за чего же произошла такая катастрофическая ситуация.

Ну и, конечно же, нас как учёных беспокоит стратегические вопросы развития отрасли и вообще экономики, мы понимаем, что без запараллеливания, если так можно выразиться, с экономическими теориями нам тут одним, конечно же, не справиться даже вот на уровне региональных проблем, мы должны чётко понимать себе, куда движутся регионы для того, чтобы делать соответствующие шаги в водообеспечение тех крупных задач, которые перед регионами стоят.

Спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо большое. Спасибо, Михаил Васильевич.

Слово предоставляется Виктору Георгиевичу Иванову - Директору института гидравлики гидротехнических сооружений.

Подготовиться Мершиной.

Иванов В.Г. Своё выступление я позволю назвать так. "Некоторые соображения по поводу дальнейшего совершенствования Водной стратегии Российской Федерации на период до 2020 года".

Известно, что ничего на свете нет такого, что не нуждается в развитии и совершенствовании, не может оставаться незыблемым и содержание Водной стратегии Российской Федерации. Совершенствуются и накапливаются знания, технологии в области инженерных наук, имеющие непосредственное отношение к достижению тех целей, которые обозначены в данной стратегии, а, значит, всё новое и прогрессивное, что произошло с момента последний редакции названного документа, должно быть непременно предложено вниманию тех творческих коллективов, которые в своё время разработали и совершенствовали далее данный документ в редакции распоряжения Правительства от декабря 2010 года и апреля 2012 года. То есть сам факт совершенствования этой стратегии был, прецедент был, значит, можно рассчитывать, что всё, что сегодня полезное прозвучало за этим "круглым столом", претендует на то, чтобы его учли те рабочие коллективы, к которым принадлежит и товарищ профессор Болгов, я так понял.

С учётом сказанного, позволю себе предложить вашему вниманию несколько рекомендаций, выводов со стороны учёных-специалистов трёх общероссийских общественных организаций - это Академии инженерных наук имени Прохорова, Российского союза научных инженерных объединений и Международной академии наук экологии и безопасности жизнедеятельности.

Напомню, что в этих организациях сосредоточено порядка до 90 процентов специалистов в области водных проблем, они объединяют порядка 100 членов Российской академии наук, и тут у нас лучшие представители Высшей школы.

Что касается... Так, мы плотно работаем с Комитетом по безопасности и противодействию коррупции и Комитетом по энергетике. Очень тесные связи устанавливаются с комитетом по природопользованию в части решения проблемы по водоснабжению сельскохозяйственных угодий и промпредприятиях Крыма.

К сожалению, регламент взаимоотношений между общественными организациями и властями настолько в нашей стране несовершенен, что мы захлебнулись в переписке, и это при помощи комитета по природопользованию и депутата Карлова.

Обидно будет, если виноградники, территории, занятые виноградниками, вдруг подвергнутся процессу опустынивания. Это же будет такой позор.

Сегодня говорить о водоснабжении виноградников со стороны  подземных вод, ну, бессмысленно, вот мы слышали доклады и у них очень ограниченные возможности. Поэтому тот проект, который мы предлагаем, вот у нас есть представитель Севастополя, мы обращаем особое внимание, он связан с принципиально новым подходом при создании гидроаккумулирующих ёмкостей в тех гористых частях Крыма, которые могут позволить нам решить эту проблему частично или полностью.

Вот мы, пользуясь случаем, пользуемся вот такой возможностью, обращаем внимание.

Ну, собственно говоря, самая суть нашего выступления заключается в том, что в Водной стратегии особенно, видимо, за счёт состава рабочих группы, которые её создавали, имеет место безжалостное игнорирование такой науки, которая называется гидравлика, строительная гидравлика.

Замечу, и даже у некоторых лиц вижу улыбки, замечу, что если говорить о самой главной, доминирующей науке, которая определяет геометрические и прочностные характеристики любых гидротехнических, водохозяйственных сооружений, то это, конечно же, инженерная гидравлика. Она пользуется, безусловно, теми данными, которые дают гидрометрия, гидрология. Но только гидравлика может дать нам правильный ответ, как запроектировать ту или иную антипаводочную систему, только гидравлика.

Вот пользуясь случаем, скажу, что очень тяжёлая ситуация была в Крымске, вы помните. И очень мутная ситуация с тем режимом Неберджаевского водохранилища так и осталась в памяти нашей академии.

Очень плохо, что не было, нет и не было ни одного специалиста-гидравлика в том институте, который запроектировал соответствующий проектный институт. И можно твёрдо сказать, что если бы там были действительно гидравлики, в том числе московские, то этот проект был бы в несколько раз дешевле, и реализован был бы он в несколько раз быстрее, что, кстати, очень важно.

Та же самая история, вот можете вспомнить прошлогоднее наводнение на Дальнем Востоке, подчёркиваю, любая гидроэлектростанция, любая ливневая система любого города, любая противопаводочная система, это, прежде всего, в первую очередь, гидравлическая система. Это не географическая, не гидрологическая, это гидравлическая система.

И поэтому очень хотелось бы, чтобы наши пожелания должным образом были восприняты рабочей группой, которая, безусловно, будет совершенствовать эту Стратегию.

Поскольку не все тут знакомы с этими терминами, скажу так, гидравлика - одна из ветвей механики, изучающая равновесие и движение жидкости и способы применения...

Трудно представить отрасль техники и строительства, другие сферы человеческой деятельности, где бы не использовалась гидравлика.

Я закончил.

Председательствующий. Спасибо. Слово предоставляется Галине Ивановне Мершиной.

Подготовиться товарищу Сивакову.

Пожалуйста, Галина Ивановна.

Мершина Г.И. Уважаемые коллеги, во-первых, хотела бы поблагодарить Федеральное агентство водных ресурсов за ту поддержку, которая оказана была территории, а конкретно Томской области. Более миллиарда рублей с 2005 года пришли на территорию Томской области.

Запасы вод у нас не ограничены. Поэтому понятно, что идёт проблема с защитой населения от негативного воздействия вод.

Миллион жителей, а 117 тысяч проживают на территории, подверженной негативному воздействию вод. Что плохо? Только одно, это, что раньше было 94 процента федеральных средств, а 6 субъекта Федерации.

Но при этих соотношениях только ленивый не мог провести капитальный ремонт сооружений, расчистить малые реки. Мы расчистили Ушайку, полностью, это гравелистая речка.

Росводресурсы полностью её профинансировали, просто-напросто гравий не должен был подлежать продаже, единственное условие, которое было выставлено. И профинансировано в приличных объёмах, порядка 80 миллионов рублей, работы на этой территории.

Но, а теперь проблемах, которые сегодня есть у нас с очисткой сточных вод на территории Томской области.

В целом мы, ну одни из лучших в России. В Российской Федерации пятое место по доле сброса загрязнённых сточных вод, хорошей, я имею в виду, что у нас всё отчищается.

И второе место в Сибирском федеральном округе после Алтайского края.

И если согласно нашей стратегии, водохозяйственной стратегии, доля сброса загрязнённых сточных вод, подлежащих очистке к 2020 году по Российской Федерации, должна была составить 36 процентов, то в Томской области сегодня уже 31 процент. То есть уже показатели выполнены.

Но у нас есть проблема следующая.

В городе Томске, у нас замечательно работают городские очистные сооружения. Сброс сточных вод чище, чем вода в реке. Но они требуют, естественно, модернизации и совершенствования. И здесь мы надеемся и очень хорошо бы на поддержку Думы.

Это поддержать законодательную инициативу о внесении изменений в федеральный закон наш, 416-й, это в части возможности заключения договора наших городских очистных сооружений с абонентами на очистку сточных вод до установленных нормативов.

Вместо того, чтобы абоненты, их 14 у нас на территории города Томска, сброс которых свыше 200 кубометров в сутки, строили свои локальные очистные сооружения. Это 3 процента всего общего стока. Поэтому, пожалуйста, давайте поддержим эту инициативу, они сбросятся и у нас будут модернизированные очистные сооружения. Ну и плюс, естественно, надо расширить перечень мероприятий по предприятиям не только строительства очистных сооружений и модернизации, и замены технологий и какие-то биореагенты сегодня можно использовать.

По предприятиям, скажем так, которые загрязняют сегодня реку Томь и реку Ушайку проблем никаких. Они не соблюдают данные нормативы, они недостаточно очищены сточные воды, потому что там ПДК рыбохозяйственного значения. Но сброс чище, чем вода сегодня в реке. Основная проблема это естественно ливневые стоки.

Река Томь, которая приходит к нам от наших друзей кемеровчан, стала чище приходить за последние 10 лет, третьим классом качества загрязнённым. К сожалению, мы её отдаём после от нас впадения в Томь уже четвёртым классом качества.

Поэтому, естественно, было проведено совещание на уровне мэра города Томска, составлена "дорожная карта" совместной деятельности, каким образом будет решаться эта проблема. В первую очередь это сброс неочищенных ливневых сточных вод. Но здесь поможет соответствующее постановление.

Соответствующее постановление 644 - это по определению зон централизованного водоотведения поверхностных сточных вод в схеме водоснабжения и, естественно, введения тарифов на водоотведение для поверхностных сточных вод. Чем здесь плюс, что не только если ты врезался в систему, ты являешься плательщиком, но даже если ты непосредственно сюда не подключен. Но возникнет проблема с Минстроем и ЖКХ, как считать соблюдение нормативов допустимого сброса в этом случае, если ты непосредственно не подключен. А систему очистки ливневых стоков мы уже строим. Смотрите, небольшая площадка и не так уж и дорого.

Проблемы очистки сточных вод на территории сельских поселений Томской области это другие проблемы.

Сегодня у нас идёт битва с Росрыболовством. Вы понимаете, сброс в болото, это трясина Томской области, если кто-то там понимает что это.

Не Высьюганск, у нас много болот. Высьюганское почище болото. Обыкновенное Полуденское болото. Но ПДК должны чистить для рыбохозяйственного значения. Гипотетически можно построить очистные сооружения любые, за любые деньги. Упереться на эти деньги, привлечь средства федерального бюджета, проплакаться и так далее. А кто их будет содержать? Какое население маленького посёлка сможет их сегодня содержать? Ну почему мы должны чистить, когда природные фоновые концентрации намного выше для ПДК рыбохозяйственного значения. А сегодня у нас так законодательство построено, что у нас все водоёмы рыбохозяйственного значения, включая и наши томские болота.

Поэтому предложение просто-напросто как-то рекомендовать дополнить полномочия Росрыболовству определение и водных объектов не рыбохозяйственного значения, тогда будут  ...применится культурно-бытового назначения и есть смысл, вкладывать деньги, модернизировать очистные сооружения. Потому что ПДК рыбохозяйства мы в этом посёлке никогда не достигнем, мы их не сможем никогда содержать, ни один бюджет не выдержит этого, этой нагрузки.

Так, есть, просто говорила, что можно применять не только реконструкцию очистных сооружений, а сегодня море биопрепаратов, которые на территории России есть. Вот, эксперимент на МЖ Септум, нормальные биологические очистные сооружения, просто-напросто их заразили микробами и в дальнейшем мы уже на конце имеем нормативную очистку сточных вод, просто хозсбыт и решается таким образом проблема.

На территории Томской области очень сильно был развит ещё с 2008 года метод почвенно-болотной очистки хозяйственно-бытовых сточных вод. Они и себестоимость дешевле и само их строительство дешевле.

Но сегодня у нас возникла огромная проблема, это с частными домовладениями, о чём уже говорила Евдокия Ивановна. Решена проблема с газификацией населённых пунктов, плюс за счёт чистой воды центральные водопроводы протянули. Всё, появились септики, люди стали жить хорошо. Появились выгреба, естественно, централизованного какого-то нет. Что сделали? Повезли на очистные сооружения. Очистные сооружения полностью вывели из строя.

Вот, видим, что может поступать на очистные сооружения и насколько сегодня сточные воды из выгребов превышают эти нормативы. Понятно, что очистные сооружения не будут работать.

Поэтому здесь либо реконструкция очистных сооружений, что у нас в Александрово сделано, здесь поддержка была и федерального бюджета по программе "Чистая вода", построили очистные сооружения с учётом выгребов. Но это богатый райцентр, это один из районов нефтедобычи. Они могут себе это позволить. 20 миллионов рублей и жители, скажем так, этот вопрос решат. Но здесь мы хотим знать и начать эксперимент новый, заставить людей отвечать за свои стоки. Сегодня есть биореагенты, пусть они первичную очистку у себя в выгребах проводят, но это можно решить за счёт тарифа за вывоз стоков. Сегодня это неорганизованный частный бизнес, который имеет достаточную прибыль.

Каким-то образом этот вопрос надо государственным образом зарегулировать. И уже само предприятие... Там частника не проверишь, очищает, не очищает, а через того, кто будет вывозить... Вывез, заразил микробами... И, допустим, там, получается, вывоз идёт раз в семь - десять дней. В ряде районных центров сегодня, там очередь на пять дней вперёд на вывоз.

Так, теперь ещё, знаете, огромная проблема возникла с 317-м постановлением. Всё хорошо, можно засчитывать плату за негативное воздействие, но "тормознулись" на нашем Департаменте природных ресурсов. Нет укрупнённых показателей стоимости очистных сооружений. Департамент не имеет права согласовывать план снижения сбросов. До сих пор Минстрой и ЖКХ не выставили эти укрупнённые показатели. Вот согласовала только один план, потому что там затраты в 200 раз больше, чем плата. Можно. Всё, больше ни один план не можем согласовать.

И в результате у Росприроднадзора появляются большие платежи, Максим Андреевич. Огромные. Потому что мы не согласовали план, они не могут выдать лимиты, и плата в пять раз больше. То есть здесь прямой зависимости не получается. Да не в пять, а даже в 25 раз больше пойдёт. И плюс - невозможно, естественно, будет... Предприятие штрафные санкции начёт платить, и иски, ущербы... Вот такая маленькая "закавыка", которая сегодня получилась.

Всё. Благодарю за внимание.

Председательствующий. Спасибо, Галина Ивановна. Слово предоставляется Дмитрию Олеговичу Сивакову, ведущему научному сотруднику Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации. Подготовиться Егорову.

Пожалуйста.

Сиваков Д.О. Уважаемые коллеги, хотел бы обратить ваше внимание вот на какое обстоятельство. Водная стратегия России предусматривает не только наличие бассейновых советов, но и поэтапное превращение их в органы, принимающие управленческие решения по своему бассейновому округу. Вот у меня даже тут раскрыто, но не будем цитировать, водную стратегию мы все знаем.

И вот в связи с этим... Этот аспект, по-моему, не затрагивался сам по себе, и в связи с этим нужно привести очень богатый и очень позитивный опыт зарубежных стран, Евросоюза, прежде всего Франции и Испании. Любящие красивые слова французы называют их бассейновыми парламентами, настолько они значительны. И они как раз комплектуются из представителей всех заинтересованных сторон всех уровней власти (правда, у французов этих уровней власти чуть поменьше, но тем не менее), соответственно всех водопользователей, общественных организаций и так далее. И это позволяет выравнивать соответственно систему водопользования и водоохраны и в ряде случаев - водовосстановления, восстановления качества водных ресурсов.

Конечно же, я ещё должен обратить ваше внимание, что это задача не только правоприменителей, и даже не столько, а законодателей. Тут необходимы, на мой взгляд - специалиста, изменения в Водном кодексе России. Всё-таки увеличить полномочия бассейновых советов.

Ещё. Это, конечно, тема такая, для обсуждения. Я контакты свои всегда даю, я открыт для контактов. Ещё какая идея? Бассейновые... Значит, помимо бассейновых советов, за рубежом, а также одно время и у нас, 20 штук их было. Нужны бассейновые соглашения. Да, водная стратегия напрямую не говорит об этом, но, исходя из многих положений водной стратегии, если хотите, духа Водной стратегии, всё-таки бассейновые соглашения нужны.

И, кстати сказать, мы всё-таки стремимся идти... Не только вот глядеть, что учли, что не учли, но всё-таки глядеть дальше. Есть идеи, что всё-таки в направлении, может быть, водной стратегии, но пройти чуть дальше, новый, новый шаг сделать по этой лестнице вперёд, а не в низ.

Я хотел бы ещё обратить ваше внимание вот на какое обстоятельство. Вот Водная стратегия России предусматривает (и стратегическое строительство) создание новых водохранилищ и их каскадов. Но, наверное, прежде чем их создавать, нужно обдумать систему управления ими. Ведь на самом деле на водохранилище масса водопользователей, а юридического лица, которое отвечает за них, нет. Юридического лица - координатора - нет.

Опять-таки, зарубежный опыт, он богатый. А наш институт не просто институт законодательства, а институт законодательства и сравнительного правоведения, он говорит о том, что в Соединенных Штатах, в европейских странах, в странах БРИКС, кстати сказать, а мы во многих отношениях к ним относимся, к сожалению, есть тем не менее такие механизмы. Это не редко такие территориальные органы на водохранилищах (в ЮАР такое есть), это могут быть госкомпании, а мы, кстати, в общем-то, во многом любим госкомпании, в нашей стране любят в рамках экономической политики, так скажем. И третье, это некоторые, так скажем, кооперативы сельскохозяйственного характера, которые используют и координируют использование водохранилищ, направленных на обеспечение сельскохозяйственных нужд.

И в завершение я должен обратить ваше внимание вот на что. Нельзя Водную стратегию отрывать от других документов. Например, есть основы государственной политики в области экологического развития, и они, помимо всего прочего, предусматривают такой технический прорыв, новые технологии ресурсосберегающие, безотходные, малоотходные, технологии, как американцы говорят, экологически дружественные. Вот эти технологии нужно внедрять. А, кстати сказать, они во многом позволяют использовать вот эти альтернативные источники энергии: ветра, приливов, отливов, течений, а это водные объекты, мы с вами знаем.

Возникает вопрос: за счёт чего, собственно, это нужно делать? Какие финансовые, ну, и организационно-кадровые подпитки? Про кадры тут рассказывали, что мы проиграли за партой, да, во многих отношениях. Но есть немного другое. Я вот на что хочу обратить внимание. Государство, как собственник природных ресурсов, в том числе и водных объектов, получает, я вас уверяю, в целом по стране отнюдь немаленькие деньги за, в том числе, например, по договорам водопользования, и государство эти деньги кладет в свой бюджет, и они там обезличиваются и тратятся, как хочется.

Но я вот о чем хочу сказать. Получается, водные объекты - предмет преимущественно государственной собственности, и государство не заботиться в силу, кстати, Гражданского кодекса оно обязано заботиться, не заботиться о состоянии своей собственности. А между тем это не просто собственность какого-то частного лица, а это собственность всего народа, потому что государство должно действовать в пользу многонационального народа, как мы с вами знаем, и в том числе по Конституции и так далее. И тут, я считаю, что вообще все те прогрессивные начинания, которые есть и в Водной стратегии, и во многих других документах, которые, ну, пытаются люди многие ставить вопрос о том, что их нужно принимать на том или ином уровне, а всё-таки они упираются, к сожалению, во многом в деньги. И тут нужно именно применить опять-таки прогрессивный европейский принцип - вода платит за воду. То бишь средства в качестве платы за водопользование, в том числе договоров водопользования, нужно тратить всё-таки на меры по охране и восстановлению.

Другое дело налоги. Налоги - это такое дело, нужно отдельно обсуждать. Но я хочу хотя бы об этом поставить вопрос, о платежах по договорам водопользования. У меня материалы есть, я тут, слава богу, спасибо большое организаторам, отображен, открыт для контактов.

Спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо, Дмитрий Олегович.

Слово предоставляется Егорову Федору Борисовичу, главный гидролог по Центральному федеральному округу. Подготовиться Боревскому.

Егоров Ф.Б. Добрый день, коллеги! К сожалению, в водной стратегии не очень много внимания уделено подземным водам, ну, и даже здесь вот меня назвали гидрологом, хотя я гидрогеолог, и занимаюсь подземными водами.

Я хочу обратить внимание на некоторые позиции Водной стратегии, где всё-таки подземные воды как-то описываются. Ну, вот первое, это комплексное использование и охрана водных объектов.

Основным инструментом здесь является разработка схем комплексного использования. Получается, что они уже все разработаны. Но подземные воды здесь практически не учитываются никак. Ну, я смотрел методические рекомендации по составлению этих схем. 

Там только какие-то общие гидрогеологические условия о речных бассейнах и общие сведения по ресурсам и запасам. А между тем подземные водные объекты - это очень серьезные, очень важные объекты, потому что на них базируется водоснабжение, в том числе на территории Центрального округа это 60 процентов водоснабжения, а в Московском регионе, в Московской области, точнее, более 90.

Здесь показана скважина, эксплуатационная скважина на воду в Московской области, ну, вот, если немножко вот так пофантазировать, это похоже на схему наших дорог и схему расположения населенных пунктов. Это говорит о том, что практически все скважины сосредоточены в населенных пунктах, там, где живем, там же и бурим, там же и добываем водные ресурсы подземные. Никакой комплексности в освоении водных ресурсов подземных, в строительстве крупных водозаборов не просматривается вообще. То есть захотел построить там квартал, бери лицензию, тебе нужна просто земля, юридические документы, даже отменили гидрогеологическое обоснование для получения лицензии на право пользования недрами.

И вот к чему это примерно приводит, здесь показан потенциал одного из наших основных водоносных горизонтов в Подмосковье, ну, как видно, красный цвет, он уже практически исчерпан, всё опять же потому, что ближе к Москве строительство, ближе к Москве водозаборы, неважно, где у нас вода хорошая, где она есть, мы берем там, где сидим.

Соответственно, у меня предложение, не знаю, насколько оно реализуемо, но мне кажется, очень важно. Нужно включить подземные воды в схемы комплексного использования водных ресурсов, либо придумать что-то отдельное для подземных вод.

Наблюдательная сеть. Ну, это как бы всё, чем я занимаюсь, как региональный центр мониторинга состояния недр. В стратегии отмечается, что сеть у нас увеличивается, при этом государственная сеть уменьшается. Как у нас увеличилась сеть в Центральном округе? Значит, поставили в техническое задание 2590 скважин, на 800 скважин больше, чем в прошлом году, а скважин нет, государственных наблюдательных скважин, их просто физически нет.

В итоге пришлось в наблюдение включать эксплуатационные скважины частных недропользователей, к которым еще нужно попасть, эти скважины обследовать и какую мы информацию по этим скважинам получаем? Вот смотрите, красным, это опять же Московская область. У нас здесь нет наблюдательных скважин. Просто физически нет.

Какие мероприятия позволят нам исправить с наблюдательной сетью вопросы?

Первое. Это решение юридического статуса наблюдательных скважин. Их не существует в законе, вообще, никак. То есть скважина есть, а юридически, даже геодезические знаки есть, они охраняются, наблюдательные скважины никак. Предусмотреть финансирование, всё-таки создание наблюдательных пунктов, уже более 20 лет ни одной наблюдательной государственной скважины не создавалось. И разработать механизм передачи в систему мониторинга поисковых разведочных скважин. У нас провели работы, нашли месторождения подводных вод, пробурили отличнейшие скважины и ликвидировали. Ну, может быть, стоило бы всё-таки наблюдать по ним дальше.

Ну, и третий вопрос. Это защита подземных вод от загрязнения. Здесь у нас, ну, вот одно из положений в  стратегии, что необходимо осуществить обустройство зон санитарной охраны, режим пользования и так далее.

У нас здесь две больших крайности.

Первое. Значит, мы обустраиваем зону санитарной охраны, водоносный горизонт у нас может залегать на глубине там, 150-200 метров под двумя, тремя региональными водоупорами, туда загрязнения, ну, либо, вообще, никогда не проникнут, либо нужны там, десятилетия, столетия и так далее. Но мы в соответствии с СанПиНом организовываем в нем многокилометровую зону с ограничениями, учитывая, вот к началу моего выступления, что большинство водозаборов у нас все-таки сосредоточены в городах, в больших населенных пунктах, там этих источников загрязнения столько, что по-нормальному ни один проект не может пройти экспертизу и быть утвержден.   

Это уже ухищрения там гидрогеологов, экспертов и так далее. И в то же время у нас существует вторая крайность, это наличие большого количества бесхозных скважин, через которые загрязнение может попасть напрямую в течение там нескольких минут, часов. Буквально, там яд вылили, через, не знаю, сутки он в питьевом водозаборе находится.

В соответствие с этим, в общем, предложение предусмотреть всё-таки финансирование поиска и ликвидации бесхозных скважин, сделать эту работу. Ну и пересмотреть требования СанПиН по организации зон санитарной охраны. Но, я знаю, такая работа ведётся уже.

Но это, здесь сгруппированы все предложения наши. Наверное, на этом всё. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое.

Слово предоставляется Борису Владимировичу Боревскому.

Подготовиться Писковцевой. Пожалуйста.

Боревский Б.В. Уважаемые депутаты! Уважаемые коллеги!

Я представитель специальности "подземные воды", гидрогеолог. По этому уже много говорилось, об этом, я постараюсь только по делу.

Во-первых, хочу вас заверить, что никакого истощения в региональном масштабе не происходит, о чём тут говорилось в одном из выступлений.

Загрязнение, да, имеет место, а истощения у нас практически не происходит. Недавно мы закончили карту ресурсного потенциала подземных вод России, сопоставили данные за последние десятилетия, лет 50. Пока всё в порядке с этим вопросом, за исключением отдельных частных случаев.

Второй момент, на котором я хотел остановиться, это положение подземных вод в нашем законодательстве и в подзаконных актах, которые должны реализовывать его исполнение. Поскольку подземные воды у нас подчиняются двум законам, Водному кодексу как часть общих водных ресурсов, и Закону "О недрах" как часть недр, то они всегда будут находиться в рамках двух законодательств, поскольку изучение их невозможно, никак иначе, как через доступ в недра. И значит должно регламентироваться законом "О недрах". А использование должно регламентироваться Водным кодексом, в том числе для населения.

Во всех законах и подзаконных актах прописана масса красивых слов, в том числе в Водной стратегии, которую мы должны обсуждать. А вот реализация, она очень слабая.

Если Роснедра действительно тратят большие усилия на изучение подземных вод, в том числе как нашего стратегического ресурса для чрезвычайных ситуаций техногенного или более серьёзного характера, то реализация происходит крайне неудовлетворительно. В частности, например, за последнее десятилетие всего три крупных водозабора построено. Это Владивосток, Хабаровск и в Пскове ещё строится. Но эти водозаборы, ещё всё это при Советском Союзе было, решение об этом.

Это говорит о том, что заранее надо в программах освоения подземных вод рассматривать вопросы перспективного развития.

Например, я лично участвовал в пяти сложнейших и чрезвычайных безводьях во Владивостоке, начиная с 1978 года. Но водозабор, который был разведан в те годы, был построен только вот, когда саммит Тихоокеанский был.

Так сейчас Севастополь у нас в такой чрезвычайной ситуации. Но если вот те программы, которые были разработаны по неотложным мерам, они очень эфемерно учитывали реалии подземных водоносных систем района города Севастополя, если брать его территориальные границы и даже соседние районы Крыма, например, Бахчисарайский.

Здесь надо рассматривать перспективы, и поэтому надо предусматривать в планах, конечно, в схемах комплексного использования, как это было всегда, использование подземных вод. Потому что прописано-то использование везде, а как используются, я скажу в течение одной минуты.

Сельские населённые пункты 90 процентов, я по России в целом даю цифры, за счёт подземных вод. Чем крупнее город, тем статистически меньше есть доля подземных вод.

Москва, Санкт-Петербург, Самара, Волгоград, я могу продолжить, Екатеринбург, Челябинск, практически не имеют подземных вод, за исключением одиночных скважин.

Это, как бы сказать, позиция закона Водного кодекса и других документов, закона "О чрезвычайных ситуациях" и ГОСТа не выполняется. Почему не выполняется - это уже другой вопрос. Мне кажется и мне хотелось бы предложить нашим уважаемым организаторам, комитету как-то предусмотреть мониторинг подзаконных актов и нормативных актов в министерствах и ведомствах, которые должны обеспечить выполнение законодательства. Потому что одними законами сыт не будешь, к нему очень много подзаконных актов. Как они выполняются в Минприроды, в других ведомствах, в Роспотребнадзоре? Вот после совещания здесь 20 марта в Роспотребнадзоре удалось сдвинуть с места новый СанПиН по зонам санитарным охраны, за что мы можем высказать комитету благодарность.

Здесь очень важный вопрос загрязнения. Ну вот Липецк. В Липецке у вас загрязнений известно 40, не меньше 40 лет, и ничего там сделать нельзя. Были разведаны новые участки, значит, или надо чистить, или уходить за пределы города. А всё время, сколько я помню, первый раз экспертировал отчёты загрязнения вод в Липецке в 1980 году, с тем пор ничего не изменилось, а если изменилось, в худшую сторону.

Значит, надо к этому вопросу подходить с тем, что нормативно-правовая база обеспечивала не слова, а нормативно-правовая база. Например, тут говорилось (я поддерживаю представителя Томска) о том, что у нас очистка вод должна быть более серьёзная, чем забор. Но это практически уже дорого, говорилось, давайте установим не отдельно рыбохозяйственные водоёмы, давайте установим, что над фоном надо чистить, а не над какими-то нормативами. Что забрали, до той степени и почистили. Потому что у нас... Только не загрязнённые, у нас есть масса ситуаций, когда природный фон у нас выше питьевого стандарта, ... и заставляют чистить до норматива питьевого стандарта, а хуже - ещё рыбохозяйственного стандарта, потому что для людей стандарт гораздо ниже, чем для рыб. Давайте установим законодательство над фоном. Особенно это касается минеральных вод. Сегодня по существу мы стоим над угрозой ликвидации добычи и использования минеральных вод как для розлива, так и для санаторного лечения. Потому что если в Водном кодексе записано, что нужна деминерализация, а это будет стоить таким образом, что бутылка воды станет в четыре раза дороже...

А путёвка тоже многократно дороже, значит, хотелось бы в эту статью Водного кодекса внести соответствующие поправки, чтобы эти вопросы решать на базе нормативов допустимых сбросов, поскольку сброс минеральных вод крайней не значителен.

И последнее, что я бы хотел ещё сказать. Что надо увязать разные законодательства, в частности Водный кодекс и закон "О недрах". Водный кодекс очень много содержит отсылок к закону "О недрах", то, с чего начал. Это по закону "О недрах" и это по закону "О недрах", и это по закону "О недрах", но в законе "О недрах" ничего по этому поводу нет. Поэтому очень большая просьба обратить внимание на увязку отдельных положений закона между собой. Это же касается и нашей Водной стратегии, в которой много красивых слов про подземные воды, но путей их реализации не предложено. Спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо.

Слово предоставляется Елене Петровне Писковцевой, главный инженер проектов ЗАО "КУРОРТПРОЕКТ". Подготовиться Георгиевскому.

Писковцева Е.П. Уважаемые коллеги!

Пользуясь представленной возможностью, от имени специалистов гидрогеологов санаторно-курортного дела, мы здесь по приглашению Российского союза гидрогеологов. Хотим обратить ваше внимание на разрабатываемый проект "О внесении изменений в Земельный кодекс, Градостроительный кодекс и отдельные законодательные акты Российской Федерации".

Ну, вообще-то, это больше всего касается, кардинальные поправки вносятся в законодательство, регулирующие вопросы курортного дела России и, по нашему мнению, в конечном итоге могут привести к существенному изменению исторически сложившихся обликов лечебно-оздоровительных местностей и курортов, к их деградации, возможно, и даже к перепрофилированию.

Следует отметить, что законодательство об охране природных лечебных ресурсов начало формироваться ещё в 1886 году, в 1914 году был принят закон...

А в санитарной и горно-санитарной охране лечебной местности. То есть через сто лет мы опять возвращаемся к той же проблеме, только немножко в другом ракурсе.

Действующие на сегодняшний день округа горно-санитарной охраны они имеют очень большое значения для территорий с санаторно-курортной направленностью.

Рассматриваемым законопроектом предлагается устанавливать округа исключительно только для природных и лечебных ресурсов, тем самым отменяется охрана и защита территорий курортов и лечебно-оздоровительной местностей, нарушается взаимосвязь природных лечебных ресурсов с рекреационно-оздоровительными факторами, с санаторно-курортными учреждениями, бальнеотехническими объектами и самой местностью.

То есть на территории курортов не будет распространяться режим ограничения природопользования и хозяйственной деятельности, который как бы законодательно разрешает размещение промышленных предприятий и других объектов негативного воздействия на окружающую среду непосредственно в функциональных зонах и санаторно-курортных учреждениях.

В законе очень как бы расплывчато представлено, что же охраняется, там много формулировок: и другие природные ресурсы, и иные природные ресурсы, расположенные в местах неглубокого залегания. То есть таких определений даже нет в законодательстве о недропользовании.

Отсутствие чёткого перечня природных лечебных ресурсов, подлежащих охране и защите, обуславливает слежение обоснованного подхода к организации и установлении границ зон и округов горно-санитарной охраны, учёта факторов как природного, так и техногенного характера, вносит существенные недочёты в регламентацию режима природопользования.

В список охраняемых объектов, судя по всему, однозначно не попали акватории морей, в общем, водных объектов, пляжи, которые используются для лечебных процедур. Хотя по санитарно-эпидемиологическому законодательству пляжи и водные объекты по видам водопользования, то есть морская акватория они причисляются к лечебным объектам, то есть имеют статус лечебного ресурса.

Другие природные лечебные ресурсы, такие как лечебный климат, лесопарки, курортные парки, имеющие лечебные оздоровительные свойства, хотя они и упоминаются по тексту проекта, но не совсем вписались в концепцию охраны округа. Так, лечебный климат как природный фактор по проекту закона подлежит охране только в третьей зоне, а во второй зоне, где тоже есть воздушное пространство, и как раз располагаются, как правило, терренкуры, павильоны климатолечения, не подлежит защите от негативных воздействий. Таким же образом, обошлись и с курортными парками, исключив их из второй зоны, являющейся зоной режима ограничений в стремлении к сокращению её размеров.

Теперь остановимся по первой зоне. В законе указывается, что первая зона устанавливается исключительно для охраны природных лечебных ресурсов, содержащихся в недрах. Но даже при этом ограниченном списке охрана организована так, что она не обеспечена, потому что допускает туда ряд категорически запрещаемых объектов. Тут допускается строительство и эксплуатация различных объектов, предназначенных для организации отдыха и лечебно-оздоровительного, туристическо-реакреационного, физкультурно-оздоровительного назначения в границах первых зон, которые охраняемые питьевые минеральные лечебные воды.

Разрешается здесь и сети инженерно-технического обеспечения.

Кроме того, вносимой поправкой в статью 44 Водного кодекса, водные объекты, расположенные в границах первой зоны, вместо строго запрещения сброса сточных вод, в том числе, дренажных, в действующей редакции, проектом закона допускается их сброс..., ну, допускается их сброс.

Значит, без охраны остаются пляжные участки. То есть мы уже понимаем, к чему это приведёт, потому что морские побережья застраиваются в основном малоэтажной застройкой. Экспертиза проектной документации, от которой освобождена. Водоотведение таких объектов при освобождении от экспертизы решается простым способом -выгребами. То есть всё это приведёт к деградации и окончательной потере пляжных побережий.

На второй зоне... В общем, вторая зона тоже. Учтена возможность негативного воздействия со стороны предприятий и объектов только на недра, а состояние других природных компонентов в пределах курортных территорий воздушного пространства, водной среды, растительного  и животного мира не рассматривается. Законодательно разрешается строительство предприятий и объектов во второй зоне, не приводящее к загрязнению лечебных ресурсов месторождений минеральных вод, но оказывающих негативное влияние на санаторно-курортные комплексы.

В третьей зоне появляется требование о соблюдении нормативов по выбросам загрязняющих веществ, но только в атмосферный воздух при полном отсутствии требований по соблюдению других нормативов воздействия на окружающую среду.

Таким образом, проект отражает некомпетентный подход в организации зон горно-санитарной охраны, их охранного назначения и определения регламентных режимов природопользования и хозяйственной деятельности в каждой из установленных зон.

Ещё большой наносит, так сказать, вред курортному делу - это вместо принятого деления по статусам. В общем, другая там формулировка. Не буду на ней останавливаться. Почему урон наносит? Потому что уже успешно действует и сформированная законодательная база на всех трёх уровнях. Распределение полномочий по курортному делу и также бюджетного финансирования для содержания санаторно-курортных территорий и выполнения природоохранных месторождений... Мероприятий.

В общем, в предлагаемом проекте отсутствует основной принцип охраны окружающей среды, направленный на сохранение и восстановление природных лечебных ресурсов, в том числе... Ой, природных ресурсов, в том числе ресурсов. Всё это сведено к созданию условий для деградации природных лечебных ресурсов с последующих... Поэтому мы считаем, что данный проектируемый законодательный акт не защищает должным образом национальное достояние страны и природные лечебные ресурсы, и неразрывно связанные с ним курорты, и лечебно-оздоровительные местности, и требует полной отмены. В этом мнении нас поддерживает Российский союз гидрогеологов и другие специалисты, профессионалы.

Председательствующий. Уважаемые коллеги, я передам управление Евдокии Ивановне. Хочу всех поблагодарить за то, что нашли время для этой встречи, этого "круглого стола". Как видите, тема очень важная, интересная и актуальная. И я от имени руководства комитета ещё раз хочу вас поблагодарить всех, кто выступил и кто ещё выступит. У нас ещё семь выступающих. Поэтому всем успехов и в связи с приближающимся Новым годом на всякий случай с Новым годом. Спасибо.

 

Председательствует Бычкова Е.И.

 

Председательствующий. Продолжаем.

Георгиевский В.Ю. В соответствии с Водной стратегией важнейшая роль в её реализации отводится государственному мониторингу водных объектов. Это системе наблюдения, оценке и прогнозу состояния водных объектов. Определяющим для осуществления мониторинга водных объектов является состояние государственной гидрологической сети. К моменту принятия стратегии гидрологическая сеть откровенно влачила, в общем-то, довольно жалкое состояние. У нас в 1985 году было 4 тысячи 600 ... К 2000 году у нас осталось только 3 тысячи постов, то есть более чем на 30 процентов сокращений. Это не контролируя обвальное сокращение сети,  начиная со второй половины 80 годов, и в течение 90-х. Непрерывное сокращение удалось стабилизировать только в начале 2000 годов.

Мало этого, у нас само состояние, технических ресурс, средства измерений выработали свой ресурс, и практически стоял вопрос о разрушении государственной гидрологической сети. И в этом плане принятие Стратегии сыграло огромную роль, будем говорить, если, на мой взгляд, её спасения.

Решение задач, поставленных Стратегией по развитию модернизации сети, были начаты Росгидрометом в 2009 году в рамках пилотного проекта и модернизации техническое ... учреждений и организаций Росгидромет, так называемая, "модернизация один".

За три года удалось коренным образом модернизировать систему гидрологических наблюдений, передачи, обработки данных и прогнозирования в бассейнах, в трех пилотных бассейнах – это Уссури, это Кубань, это Ока. За эти три года там было установлено 225 автоматических гидрологических комплекса, созданы центры сбора и обработки информации, внедрены новые технологии, что позволило уже к настоящему времени повысить оправдываемость гидрологических прогнозов почти на 10 процентов. Это как бы показало нам, что автоматизация, в нее внедрение новых технологий, – это единственный правильный путь вперед.

Но за эти три года, 2009-2011, удалось модернизировать только 7 процентов общих наших постов. И дальше пошла уже федеральная целевая программа развития водохозяйственного комплекса с 2012 года. Здесь нам удалось, вот, за эти три года: 2012, 2013, 2014, я не буду здесь детали рассказывать, но опять модернизировать 270 гидрологических постов с передачей, автоматизированной передачей информации в реальном режиме времени. И к настоящему моменту мы целевые показатели, поставленные перед нами Водной стратегией, на настоящий момент выполняем.

Конечно, проблем очень много. Михаил Викторович Слипенчук он абсолютно прав. Когда мы столкнулись в прошлом году с этим паводком, и очевидно, что информации нам не хватало, а нам всем понятно, что точность прежде всего прогнозов зависит от исходной информации, от того, что мы знаем, о реальном состоянии водного объекта.

Но, вот, в этом году нам только по бассейну Амура удалось установить более 30 автоматических гидрологических комплекса. То есть уже в этом году много сделано по автоматизации системы центра сбора, обработки информации в Хабаровске, во Владивостоке. И уже начинается работа с учетом вот этих автоматических систем.

Значит, что предстоит? Наверное, многие знают, что в этом году стартовал проект "модернизации два" Росгидромета. Он стартовал уже, он сейчас начал действовать. Здесь основное усилие по "модернизации два" будет уделено бассейну Волги. Мы из бассейна Волги в течение 5 лет должны сделать исключительно показательный, ну, на новом технологическом уровне всю систему, технологическую систему, начиная с измерений, сбора информации, передачи, обработки и предоставления всей необходимой информации потребителю. Только, вот, по этому проекту мы должны модернизировать 488 постов, вот, в ближайшие 5 лет в бассейне Волги – задачи колоссальные.

Проблемы, коллеги. Конечно, мы сталкиваемся в связи с модернизацией и развитием с колоссальнейшими проблемами. Я не буду говорить здесь о деталях, но, на мой взгляд, основная проблема.... Вот, я за год бываю во многих управлениях очень Росгидромета. И начиная с Дальнего Востока, Север, Юг. Вот, честно говорю, многие руководители управления, многие руководители подразделений не хотят строить новые посты, не хотят открывать, они тормозят. Почему?

Они говорят, мы откроем, но я не могу их содержать. Вот это одна, я говорю честно, на мой взгляд, это ключевая проблема. У нас по ФЦП есть капиталка, есть прочее. Мы строим, мы вводим посты. А, вот, сейчас ещё очень сложно с чем? Что мы вынуждены держать и старую систему, и новую вводить. Ну, параллельные наблюдения. Понятно, вот, ряды однородны, ряды у нас многие, там, 80, 100, 120 лет.

Очень важно сохранить их однородность. Мы вынуждены параллельно и измерять старыми методами, будем говорить, по рейке, и новыми - автоматическими приборами. Это необходимо. Потому что мы нарушим однородность, и всё это превратится в фикцию. И, на мой взгляд, вот вопросы содержания государственной гидрологической сети, именно вот её поддержания, они вот сейчас наиболее актуальны, чтобы нам двигаться дальше и выполнять задачи стратегии.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Владимир Юрьевич.

Слово предоставляется Козлову Дмитрию Вячеславовичу. Пожалуйста.

Козлов Д.В. В рамках подготовки Водной стратегии был разработан раздел "Кадровое обеспечение водохозяйственной отрасли", который отразил (следующий слайд) важность и значение подготовки кадров для устойчивого развития водохозяйственного комплекса.

В соответствии с Планом мероприятий по реализации Водной стратегии в Российской Федерации за предшествующие три года были сформированы квалификационные требования к работникам водного хозяйства, соответствующие стратегическим потребностям развития отрасли, и обновлено содержание федеральных образовательных стандартов высшего образования и основных образовательных программ по профильным для водного хозяйства направлениям подготовки.

Квалификационный справочник и содержание образования разрабатывались учебно-методическими объединениями (следующий слайд), в том числе объединением по природообустройству и водопользованию, а также коллегами из учебно-методических объединений и других высших учебных заведений.

Содержание образования сегодня предполагает изучение водохозяйственных дисциплин в рамках различных профилей или, как раньше мы их называли, специализаций.

В ходе реализации основных положений Водной стратегии следовало выполнить три важных момента. Это обоснование потребности водохозяйственного комплекса в необходимых кадрах. Определить необходимость разработки и реализации целевой программы кадрового обеспечения ВХК и определить институциональные формы управления водохозяйственным образованием и его взаимодействия с отраслевыми организациями.

Что мы имеем сегодня? Сегодня в системе высшего образования России ведут подготовку кадров по направлениям гидрометеорологии, строительства, природообустройства и водопользования и другим около 80-ти высших учебных заведений, в том числе половина из них подведомственны Министерству сельского хозяйства.

На сегодняшний день приём 2014 года показывает, что за последние три приёма снижается приём в высшие учебные заведения, в том числе по водохозяйственным специальностям и направлениям.

При сохранении повышенного выпуска, связанного, в первую очередь, с приёмами предшествующих четырёх-пяти лет, наблюдается картина (следующий слайд), когда выпуск специалистов по направлениям, так или иначе связанным с подготовкой кадров для сельского хозяйства, в ближайшие два года будет обеспечивать потребности отрасли. А в последующие годы вопрос остаётся открытым, особенно в связи с выхолащиванием отраслевого образования из новых образовательных стандартов и переходом на более общее высшее образование.

К сожалению, не все положения, относящиеся к V разделу Водной стратегии, были выполнены в части кадрового обеспечения водохозяйственного комплекса. Мы должны сказать о том, что за последние три года мы потеряли ряд высших учебных заведений, которые работали на поставку кадров для водохозяйственной отрасли. Это, в первую очередь, Московский государственный университет природообустройства, Новочеркасская государственная мелиоративная академия. Сократился в два раза приём в эти институты, а также снизилось качество подготовки абитуриентов, поступавших на I курс водохозяйственных специальностей. А понимая, что Президент Российской Федерации сейчас поставил задачу повышения проходного балла ЕГЭ, я думаю, что в ближайшее время контингент абитуриентов, поступающих на наши водохозяйственные профили или, как мы раньше их называли, специализации, будет ещё более низким.

Произошло укрупнение образовательных программ высшего образования. Сегодня уже нет специальностей гидротехнического строительства, комплексного использования и охраны водных ресурсов. Мы готовим специалистов с высшим образованием общего профиля, и отсюда все проблемы, связанные с кадровым потенциалом в том числе.

Охрана водных ресурсов. Мы готовим специалистов с высшим образованием общего профиля и отсюда все проблемы, связанные с кадровым потенциалом в том числе. Под угрозой реорганизации сегодня находятся учебно-методические объедения высших учебных заведений, что, безусловно, приведёт к снижению качества подготовки документов, отражающих содержание отраслевого образования.

Ещё один важный момент, это подготовка кадров высшей квалификации. Мы знаем, что по новому закону об образовании аспирантура стала уровнем высшего образования. На мой взгляд, потерялся её научно-творческий аспект, она стала такой же ступенью образования как бакалавриат и магистратура и в большей степени обучающиеся в аспирантуре сегодня будут нацелены на выполнение учебного плана и, на мой взгляд, в меньшей степени на подготовку научных и исследовательский работ.

Снижается общая численность профессорско-преподавательского состава, уходит поколение опытных преподавателей и специалистов, прошедших производственную школу в советском водохозяйственном комплексе. К сожалению, не получила современного развития система повышения квалификации дополнительного профессионального образования в водохозяйственной отрасли. Остаётся формальным повышение квалификации педагогических работников вузов в водохозяйственной сфере и здесь мы должны отметить, что не смотря на нацеленность образования на западные ориентиры, работодатель сегодня ещё не готов финансировать дополнительные образовательные программы, в том числе в водохозяйственной отрасли как работников вуза, так и выпускников бакалавриата и магистратуры. К сожалению, мы во многом работаем на устаревшей материально-технической базе, практически не развивается система производственного обучения и научно-производственных практик студентов и аспирантов, что было основой подготовки высококачественных специалистов для водного хозяйства, мелиорации и других смежных отраслей водохозяйственного комплекса.

Сегодня перед водохозяйственным комплексом по-прежнему стоят задачи кадрового обеспечения, связанных с формированием современных механизмов и инструментов управления кадровым обеспечение ВХК, направлением инвестиций в водохозяйственное образование, создание мотивационных стимулов для привлечения молодых и талантливых преподавателей в вузы, а специалистов в саму водохозяйственную отрасль, а также формирование системы и технологий повышения профессиональной компетенции, имеющихся кадров для обеспечения инновационного развития водохозяйственного комплекса.

На протяжении последних 7-8 лет я говорил о том, что необходимо повысить уровень инвестиций в развитие кадрового потенциала. Ещё на четвёртом Всемирном водном форуме в Мексике было продиктовано это требование, особенно для стран с переходной экономикой, к которой относится сегодня и Российская Федерация. Следующий слайд.

Опыт развитых стран мира показывает, что за счёт системы образования получают до 40 процентов прироста национального продукта. Благодаря вложению средств в систему образования можно всего за 10-15 лет подняться до уровня и развития сравнимому с показателями развитых стран. Я приведу в качестве примера Японию, которая в области повышения квалификации управленческого звена в водном хозяйстве инвестировала в этот сектор образования почти 70 центов на каждый доллар, потраченный на строительство водной инфраструктуры. И, может быть, поэтому на этом остове нет никаких водохозяйственных проблем. Сегодня финансирование остаётся, финансирование образования, финансирование подготовки кадров остаётся острой. Следующий слайд. Но, к сожалению, мы видим, что расходные обязательства, как федерального агентства водных ресурсов, так и подведомственных организаций, не смотря на существенное увеличение расходных обязательств в разы, по сравнению с 2001 годом, не предполагает использования определённого объёма средств на развитие кадрового потенциала и отраслевой образовательной структуры. И почти, приведу лишь пример по научным исследованиям, что из почти 300 миллиардов рублей ФЦП развития водохозяйственного комплекса только 0,4 процента предусмотрено на научные исследования, а на развитие кадров и образования ничего.

Сегодня есть понимание того, что образование и подготовка кадров должно развиваться вместе с развитием законодательной базы в области трудовых отношений и крайне важным является то, что современные профессиональные стандарты становятся основой для совершения системы профессионального образования, их разработка стала делом сегодняшнего дня. Главные условия успешной модернизации системы профессионального в том числе, отраслевого образования является обязательное соответствие профессиональных стандартов и образовательных стандартов, в том числе по требованиям к уровням квалификации и компетенции по профессиям, предъявляемым работодателями и рынком труда.

Но я здесь должен отметить, что и здесь есть проблемы у водного хозяйства. Потому что в классификатор видов деятельности нашей страны водное хозяйство не вошло как область деятельности, в отличие, допустим, от сельского хозяйства, рыбного хозяйства, лесного хозяйства, и этот упущенный вопрос сегодня станет предметом отсутствия профессионального стандарта, разработанного для работников ВХК.

Несмотря на это, мы продолжаем настаивать на том, что элементы отраслевой системы квалификации водного хозяйства (следующий слайд, пожалуйста), базирующийся на квалификационном справочнике, изменит отношение законодательной власти, исполнительной власти к процедуре введения профессиональных стандартов в водохозяйственном комплексе. Без современных стандартов, профессиональных стандартов, основанных на видах экономической деятельности, невозможно будет построить отраслевую рамку квалификаций, даже сформулировать каталог рекомендованных в водном хозяйстве профессиональных образовательных программ, не говоря о том, чтобы войти в систему общественной аккредитации или в систему независимой оценки результатов обучения и сертификации этих квалификаций.

Примером, на мой взгляд, успешной деятельности многих учреждений, которые занимаются профессиональным образованием, является работа МЧС России по созданию учебно-научных центров, таких как арктический спасательный учебно-научный центр ... и многие, многие другие. Проекты, реализуемые в МЧС России, на мой взгляд, в самое ближайшее время Министерству природных ресурсов и экологии, агентству водных ресурсов необходимо разработать концепцию и план действий по организации в водной службы России подобных научно-учебных центров, разработать и утвердить элементы профессиональной аккредитации, а также квалификационной линейки для водной службы. На мой взгляд, это крайне важно для успешного развития нашей отрасли.

Ну, и понятно, что новые кадры, новые навыки, умения и знания позволят получить новые результаты деятельности ВХК в ближайшее время.

Председательствующий. Спасибо большое, Дмитрий Вячеславович. Я осознано вас не прерывала. Очень важный этот момент, очень нужный. Действительно профессиональные кадры - это основа и главный капитал вообще любой отрасли. И тут, если есть какие-то нестыковки, поправки давайте будем вносить, делать отдельный ... водохозяйственной отрасли.

Сейчас слово предлагается Полад-Заде Полад Аджиевичу - советнику ОАО "Водострой". А подготовиться Белякову Алексею Алексеевичу.

Полад-Заде П.А. Уважаемые коллеги, принятие в 2009 году на федеральном уровне водной стратегии до 2020 года само по себе событие чрезвычайной важности. Я не ошибусь, если скажу, что все водники нашей страны мечтали о таком документе, и этот документ вывел водную проблематику на уровень первостепенных задач нашего государства, поскольку по водным ресурсам Россия является одним из мировых лидеров, понятно, что этот документ имеет глобальное значение.

Должен признать, нам нужно признать, что всё-таки в рамках всё-таки, несмотря на все недостатки, в рамках водной стратеги, за прошедшие годы сделано немало и Министерством природных ресурсов, и Федеральным агентством по водным ресурсам.

Хочу подчеркнуть, что в водных делах нашей страны имеется, кроме огромного многообразия проблем, имеется несколько ключевых моментов. И дело не в том, существуют эти моменты или нет, а в том, что мы делаем, для того чтобы исключить или существенно уменьшить отрицательное влияние этих факторов на водное хозяйство, на воду в целом, на наше действительное национальное богатство, а в конечном итоге на жизнь населения нашей страны.

Первое и, пожалуй, самое очевидное, к сожалению, самое тяжелое, это то, что мы должны, в конце концов, признать, что у нас в стране нет действенного механизма борьбы с загрязнением водных объектов.

Мы много говорим на эту тему, но делаем очень мало. Попытки решить эту проблему с помощью роста платежей за сброс загрязнений, нигде никогда ничего не изменяли и не изменят. У нас нет единого органа, отвечающего за эту проблему. Перечисление тех, кто занимается вопросами загрязнения водных объектов, заняло бы слишком много времени. Нужен один единый орган, наделенный полномочиями, умеющий управлять, только это даст возможность в какой-то степени сдвинуть с мертвой точки эту проблему. Я не думаю, что мы не имеем сил найти такой механизм, даже вот в рамках сегодняшнего этого сбора, надо выбрать группу специалистов, посадить их за стол, дать им столько времени, сколько им нужно и предложить правительству действенный механизм управления вопросами борьбы загрязнения водных ресурсов. Иначе мы захлебнемся в грязных стоках. Мы уже потеряли целый ряд рек, я не буду называть, это тоже заняло бы слишком много времени, но надо с этим что-то делать. Посмотрите, если в 90-м году водозабор был 96 кубокилометров, а сброс загрязнений 28 кубокилометров, то сегодня где-то около 40 кубокилометров, примерно на 35-38 кубокилометров снизился объем водозабора. А объем сброса на 11 только снизился. То есть мы продолжаем увеличивать концентрацию грязных загрязнений в водных ресурсах.

Нужна конкретная программа по каждому бассейну. Конкретная работа с владельцами предприятий. И надо поднять роль и ответственность региональных властей. В этом вопросе, кстати говоря, существует дисбаланс между полномочиями федеральных органов по этому вопросу и ролью, и какой-то ответственностью местных властей.

Следующий фактор. Это наличие у нас территорий, можно даже сказать, крупных регионов, где уже сейчас осуществляется дефицит водных ресурсов. Этот дефицит, очевидно, будет нарастать. Ну, во-первых, из-за изменения климата, а также из-за того, что в этих регионах будет расти численность населения и, соответственно, будет расти производство продукции. Нам надо специальный документ, видимо, подготовить правительственный о том, как решать эту проблему. Перспективы решения известны. Принципы этой работы известны. Но мы должны принять решение. Вот Северный Кавказ уже сейчас испытывает недостаток водных ресурсов. Дальше будет хуже. Пока не поздно надо что-то делать. Зауралье, Курганская область, Оренбургская область, Челябинская область уже сейчас дефицит воды. Надо что-то предпринимать. Потом будет поздно.

Следующий фактор. Это наличие у нас территорий, можно сказать, крупных регионов, да, это я говорил, извиняюсь.

Еще один вопрос - это трансграничные водные объекты. До развала СССР мы не знали, что это такое. Сегодня в ряде мест это уже проблема. Особенно беспокоит вот специалистов водников Китай и Казахстан. То, что в Казахстане нехватка воды во многих регионах, особенно важных для экономики, этого успешно развивающегося государства, известно давно. Воды не хватает там именно там, где сосредоточены крупные запасы полезных ископаемых, на которых, собственно говоря, и держится экономика этого государства.

Нам стало известно, что в Казахстане завершена работа над проектом строительства огромной водохозяйственной системы с забором до 8 кубокилометров из Иртыша в районе Шульбинского водохранилища.

Канал протяженностью 2300 километров с подъемом насосной станции на 285 метров проходит через столицу Астану, затем поворачивает на юг и впадает в Сырдарью в районе ... Напомню, что стык Иртыша на границе Казахстана и России 27 километров. И если оттуда казахи заберут 8, это будет очень существенно сильным ударом по Омской области. Правительство Казахстана даже уже одобрило этот проект. Мы должны подготовить серьезные возражения этим решениям и как-то довести до сведения правительства, что нельзя этого допускать.

Наиболее сложная ситуация это наши трансграничные интересы по водным объектам с Китаем. Известны наши потери на Амуре в связи с паводком прошлого года. Об этом сегодня много говорили.

Мы должны понимать, и мы знаем прекрасно, что наводнение на Амуре это не чрезвычайное происшествие, это норма. Можете это, так сказать, как ветерану водохозяйственной службы можете мне поверить, что такие же наводнения бывали неоднократно на Амуре.

Сегодня ситуация резко меняется в виду активной деятельности на китайской стороне Амура. В начале века, этого века в Приамурье в трех областях китайских на Амуре было 20 миллионов человек. Докладывая вам, что сегодня там 70 миллионов. По программе правительства Китайской Народной Республики к 2020 году будет 100 миллионов. Понятно, что это новые предприятия с ростом загрязнений, сельское хозяйство. Все отходы этого огромного производства пойдут в Амур. Причем мы не знаем, что там будет, как будет, как это на нас отразится?

К тому же надо иметь в виду, что Китайская Народная Республика не ратифицировала ни одного международного документа по водным вопросам.

В рамках своей компетенции работает межправительственная комиссия российско-китайская, однако состояние и перспективы антропогенного воздействия на водные объекты в этих регионах вышли на уровень, когда комиссия не сможет управлять ситуацией. Надо не только поднять уровень, но создать механизм совместного мониторинга ситуации, совместного принятия решений по управлению водными ресурсами в этом сложном регионе.

Вместе с тем надо принимать меры в нашем хозяйстве на Амуре. Надо от разговоров перейти к делу, и создать дополнительные регулирующие мощности в бассейне Амура. Это непростая задача, но она реальна, она выполнима и к ней надо приступать немедленно.

Активней надо строить берего-укрепляющие сооружения. Они строятся, но надо сказать, что с китайской стороны они строятся намного активней и в значительно больших масштабах.

И, наконец, бич наших заведомо подверженных затоплению при паводках земель, участков, это бесконтрольная застройка этих территорий хозпостройками. Я обращаю вот внимание наших товарищей, наших коллег на то, что вот за один год было два, ну, одно поменьше, другое побольше, я имею в виду в Краснодарском крае и Амур, Хабаровск, Комсомольск-на-Амуре, и везде был нанесен ущерб, который потом государству пришлось компенсировать на землях, которые подвержены затоплениям. Потому что мы знаем, что там, специалисты знают, что эта территория будет затапливаться, но местные органы дают возможность выполнять эту работу. С этим тоже надо кончать. Это вопрос, который подлежит даче директивы соответствующей местным органам заниматься этим вопросам вплотную.

Я то, что хотел сказать по этому вопросу, сказал. Если позволите, вот мой сосед уступает две минуты из своего выступления, я хотел бы отметить еще вопрос, на который меня спровоцировал уважаемый представитель нашего доблестного города Севастополь.

Проблема Крыма оказалась в каком-то странном положении. Когда мы - специалисты водного хозяйства, знающие Крым, знающие ситуацию с водой, поняли, чем это грозит, на заре вот этих всех событий крымских, группа специалистов, включая вашего покорного слугу, обратилось в правительство с конкретным предложением, что надо делать и что не надо делать. Ни ответа от правительства, ни привета мы не получили. В то же время в средствах массовой информации постоянно какие-то дикие проекты по этому поводу идут, то, значит, собираются строить гигантский трубопровод из Кубани на север Крыма, как один из руководителей правительства заявил о том, что будет...

Председательствующий. Конкретно ваши предложения. Я понимаю, что тут много, чего мы не так делаем.

Полад-Заде П.А. Предложение, здесь у вас собрать специальный вопрос по обеспечению водой Крыма, территории Крыма.

Председательствующий. Спасибо большое. Вот я просто чуть-чуть прокомментирую по самовольному строительству в Крымске, вот многие территории, ведь нельзя, нельзя, ну, муниципалитеты вот так, ну, это самовольное строительство. И я когда была в Сочи, 800 объектов, представляете, 800 объектов, самовольно построенных, сегодня там выявлено. Они их пытаются сегодня через иски судебные сносить. Это гостиницы незаконные, причем до пяти этажей по 30, по 40, представляете, комнат. Это, вообще, просто такой размах получило. И с этим я согласна с вами, вот надо бороться, как одна потом из бед, которые вырастают, как в Крымске было.

Был объявлен Беляков Алексей Алексеевич.

Беляков А.А. Спасибо. Ну, я начну от начала Стратегии. Летом 2008 года премьер-министр Путин, выступая на открытии Кочетовского шлюза, нового шлюза на Дону, сказал следующее, что должна быть разработана водохозяйственная Стратегия развития водохозяйственного комплекса до 2020 года, в которой должны быть увязаны интересы всех водопользователей: транспортников, энергетиков, коммунальных и промышленных потребителей. Вот я обращаю внимание именно на эту последовательность. Для меня лично, она была абсолютно нова. Всегда на первое место ставили именно водообеспечение населения и промышленности.

Дальше говорилось, что в ней должны быть четко сформулированы долгосрочные цели, которые ставятся в этой сфере, что решение накопившихся проблем требует системного подхода. Эти слова вселяли некоторые надежды, что вот, наконец-то, мы - люди, разрабатывавшие на протяжении десятилетий, многих уже и в живых-то нет, вот эти основные идеи общих подходов, что делать в России с ее водами, наконец-то, мы услышаны. Но ничего подобного. Всего этого в Стратегии не нашлось и это легко объяснимо. Дело в том, что в последние десятилетия вода рассматривается в водохозяйственной деятельности, как минеральное сырье, как соединение кислорода с водородом. А то, что вода протекает в реках, например, просто не замечается. А реки обладают линейной протяженностью и могут служить путями сообщения, что в этой стране, вообще-то, традиционно. Вода в реках всегда течет сверху вниз, а это предопределяет ее гидроэнергетический потенциал. Вот, собственно говоря, я  только лишь два эти фактора выделил, потому что именно коммуникативная функция рек и энергетическая тоже вполне традиционная в этой стране. 

Они были при начале разработки стратегии, были впервые поставлены на первое место. Но этого не произошло, то есть в стратегии всё оставалось по-прежнему, и она по существу, прошу меня извинить, представляет собой, ну, близнеца-брата переписанного с документов, которые предшествовали, наверное, с 1970-х годов.

Но такое представление о водах, как о природном сырье, оно неадекватное ни природным реалиям, ни экологии, ни потребностям социально-экономического развития. Мы считаем, что оно должно быть пересмотрено в направлении максимализации комплексности в регулировании и эксплуатации вод. Но, коллеги и сограждане, этого же требует и стратегия.

Вот по этой-то самой причине мы, несмотря на то, что стратегия действует, предприняли некоторые шаги по разработке документа, который я чуть позднее назову.

Дальше. Надо признать, наконец, что водное хозяйство в нашей стране, оно не совсем отсутствует, но по сравнению с размерами страны и по сравнению с её водным потенциалом, оно абсолютно ничтожно. Я не знаю, откуда берется цифра, что в стране будто бы 30 тысяч водохранилищ. Что считать водохранилищами? Но во второй половине 80-х годов считалось, что по Советскому Союзу водохранилищ около 4 тысяч штук, 3900 с чем-то.

Сейчас в стране, в Российской Федерации, ну, примерно 2200 штук водохранилищ с объемами более 1 миллиона кубических метров. Все искусственные водоемы меньшего объема, их просто нельзя считать водохранилищами. Так вот, и 2 миллиона рек.

Вот представьте себе 2 миллиона рек и 2 тысячи водохранилищ. Одно водохранилище на 1000 рек. Тогда, как в действительности каждая река, наверное, должна иметь регулирующие объемы.

И термин "водное хозяйство" был введен ещё Докучаевым в XIX веке, и подразумевал именно водохранилища, то есть те резервуары, куда воду избыточную можно положить и, когда надо, взять. То есть водное хозяйство - это водохранилище.

Я несколько приведу цифр просто, чтобы понять это, всё можно показать на таблицах с удельными показателями, но, коллеги, в Китае в настоящее время больших плотин, обычно это плотины высотой, больше 15 метров или меньше, но уж очень длинные, итак больших плотин в Китае сейчас уже перевалило за 25 тысяч штук. В Соединенных Штатах, ну, грубо 6,5 тысяч штук, в Индии 2600 штук (я округляю), в малюсенькой Японии, о которой говорилось, что у нее на этом острове все водные проблемы решены, 2,5 тысячи штук. В Российской Федерации 62, ну, может быть, 63.

А, если брать статистику объемов водохранилищ, так у нас все эти объемы сосредоточены в сотне крупнейших водохранилищ, 104 штуки водохранилищ с объемами более 100 миллионов кубических метров, в них и содержатся все основные объемы.

Председательствующий. Прошу прощения, у вас к статистике претензии? Как тут много цифр.

Беляков А.А. Нет. У меня претензии не к статистике. У меня претензии к тому, что надо, наконец, признать, что в стране водное хозяйство недоразвито, его нужно по существу создавать заново, нужно создавать десятки, сотни и тысячи водохранилищ. И для этого, конечно, нужны какие-то государственные документы. Прежде всего, надо радикально пересматривать действующее законодательство.

Я совершенно согласен, что нельзя строить на периодически затапливаемых территориях. Но уже два десятка лет тому назад, когда появлялся только первый ещё Водный кодекс, было предложено ввести понятие "юридическая граница водного объекта".

Принимая за нее урез воды при паводке 2-процентной обеспеченности. Понимаете, это четко определено, гидрологи, гидрохозяйственники, гидротехники меня поймут, но грубо 2 процента обеспеченности, это в памяти человека, это повторяемость раз в 50 лет. То есть старый дед может сказать, вот помню, вода доходила до туда. Всё. В пределах этой границы ни пахать, ни строить, ничего нельзя, потому что это не суша, а это часть реки. Не периодически затапливаемая территория, как у нас принято определять пойму, а периодически обсыхающая акватория. 20 лет миновало, гидрологи, гидротехники этот тезис прекрасно понимают и с ним согласны. Что изменилось? Не изменилось ничего.

Ну, и кроме того, надо многие положения действующих законов радикально пересматривать, хотя бы потому, что в стране нужно создавать водное хозяйство и строить тысячи плотин и создавать тысячи водохранилищ, а правовых основ для этого нет. 39 статья Водного кодекса определяет, что только собственники водных объектов имеют право на них строить, а собственник рек - это государство. И здесь тупик. У государства нет ни органов для такого строительства, ни проектов, ни даже какой-либо концепции, по которой надо было бы в определенной последовательности создавать водное хозяйство. Вот, не вдаваясь в мелкие подробности, должен сказать примерно так, что вот та директива, которая была дана в 2008 году высшими лицами государства, она не нашла отражения в Стратегии. Стратегия наполовину уже выполнена, осталась вторая половина. Но когда придет время писать новую стратегию, что-то должно быть.

И вот на сегодня институт демографии и миграции регионального развития, который я представляю, закончил разработку документа, который называется "Основные положения Речной доктрины Российской Федерации". Вот здесь изложены и общие подходы, в которых коммуникативная функция рек выдвигается на первое место. Река рассматривается, как целое и с содержанием гидротехнических проектов становится не отдельных гидроузел и отдельное водохранилище, а весь каскад, который, конечно, может возводиться постепенно. То есть реку, как целое, бассейн, как целое и поскольку нужны и существуют в реальности межбассейновые соединения, постольку к ним еще и присоединяются вот эти вот воды смежных бассейнов. Судоходное межбассейновое соединение способно передавать по себе воду в смежный бассейн, ближайший пример канал имени Москвы. А межбассейновое водохозяйственное соединение чисто для переброски, суда по нему поплыть не могут, потому что вот гидравлики, по формуле Шези оно проектируется, а судоходное по габаритам тех судов, которые будут плавать. А это всегда больше. Значит, это общие подходы.

Общие подходы там изложены и рекомендации по коррекции законодательства и первоочередные проекты и, между прочим, основные идеи Иртышского соглашения Китай-Казахстан-Россия, и Амурского соглашения Китай-Россия, которые включали бы совместную реконструкцию этих рек и их притоков, в общем, в целом бассейнов.

Вот этот документ я предлагаю в недалекой перспективе рассмотреть, принять к сведению, что такой документ уже разработан, будет экспертироваться. И, конечно, должен быть рассмотрен в столь высоких собраниях, как это. Благодарю за внимание.

Председательствующий. Спасибо, Алексей Алексеевич. Буквально одна ремарка. Вот давайте пересматривать законы. Давайте будем конкретные вносить поправки, приносите проекты, мы - субъекты законодательной инициативы, пожалуйста. Давайте законодательно всё оформлять, не надо много говорить.

Я хочу попросить, Левицкий Евгений Станиславович, уже от курорта выступали, ну, буквально...

Левицкий Е.С. Я буквально несколько предложений.

Председательствующий. Да, несколько предложений.

Левицкий Е.С. У нас, даже проблема ни сколько касается курортов, а нашего региона Кавказских минеральных вод.

Я представляю основного недропользователя "Кавминкурортресурсы". А проблема следующая. В статье 1 Водного кодекса у нас дается понятие сточных и дренажных вод. И, к сожалению, мы столкнулись на практике с проблемой, что самоизливающие источники всем известные, как озеро Провал, и весь минераловодский артезианский бассейн, который через трещины, естественные выходы минеральных вод на поверхность, есть самоизливающиеся скважины.

Вот позиция Росводресурса по данному вопросу. Они относят данные воды к сточным, к коим они естественно, это очевидно, что такие воды не являются сточными и нельзя их рассматривать. Я абсолютно согласен с представителем Томской области, администрацией Томской области Борисом Владимировичем Боревским о том, что необходимо учесть именно фоновые показатели для данной категории вод рассмотреть. И та позиция, которую занимает Росводресурс о необходимости проведения предварительной деминерализации данных вод или обратный ... или мы будем ставить испарители. Соответственно роль и развитие следующего направления, которое также активно обсуждается, это развитие санаторно-курортного комплекса, оно будет поставлено под вопрос, потому что это вызовет удорожание и сделает недоступной путевку для наших граждан, соответственно ударит другим концом по проблеме, которая существует.

И также продолжая тему о том, что в Водном кодексе отсутствует разделение сточных вод и выделение отдельных минеральных вод, также мы бы хотели просить и подготовим отдельные документ, тезисы в отношении включения в Водную стратегию раздела или выделить отдельным блоком минеральные воды. То есть отдельно не оговаривается, говорится: в рамках подземных вод, но отдельное выделение природных, лечебно-столовых, лечебных вод, как отдельного фактора лечебного и отдельной основы, как для развития экономики Российской Федерации, оно нигде не выделено. Мы бы хотели...

Председательствующий. В СанПиНе.

Левицкий Е.С. Ну, СанПиН опять же, мы возникаем к вопросу о том, что СанПиН о чем? То есть, есть законодательное урегулирование, мы дальше уходим на подзаконный уровень, который не содержит в себе противоречия, и даже с нормативами допустимых сбросов мы возникаем о том, что несколько ведомств регулируют эту область, как МПР. Поэтому вопрос этот не урегулирован. И мы бы хотели потом, чтобы это было закреплено именно на законодательном уровне. Мы соответствующее предложение направим в комитет.

Председательствующий. Спасибо, Евгений Станиславович. 

Хочу сказать, что стенограмма ведется, потом все специалисты собираются, отслеживают каждого и все предложения фиксируются, и потом естественно принимается решение.

Осталось два человека, я прошу прощения, Михеев Николай Николаевич и Макуньян Валентин ... Присутствует? Так, Николай Николаевич - советник министра природных ресурсов, экологии, ветеран водной отрасли.

Пожалуйста, Николай Николаевич.

Михеев Н.Н. Я буду очень краток.

Первое. Почему терпит крах наша концепция и вообще вся политика управления водного хозяйства? Первое. Мы воду определили также в системе управления, как минеральные природные ресурсы. Вода - это возобновляемый природный ресурс, так же как и лес, и рыба. И там, где мы сейчас угробили понятие возобновляемого ресурса, там мы терпим крах и в лесах, горят, и в воде загрязнения и вообще отсутствует серьезное управление возобновляемых природных ресурсов, а они нуждаются в специальном подходе. И недаром всю жизнь во всех странах, и в том числе России, существовало водное хозяйство. То есть должен быть орган, отвечающий за обеспечение населения и народного хозяйства всеми природными, вернее, водными ресурсами. И борьба с загрязнениями.

На сегодняшний день мы сокращаем водопотребление, говорим, что это за счёт счетчиков, на самом деле мы сокращаем водопотребление за счёт уничтожения промышленности и сельского хозяйства и увеличиваем загрязнения. Так вот, страна, занимающая второе место в мире по количеству воды, результат её деятельности, уничтожает дефицитный природный ресурс в мировом пространстве.

Значит, это к нам в любом случае могут применить любые санкции по этому вопросу. Поэтому, конечно, нужно возобновление серьезного органа с хозяйственными принципами, обеспечивающего обеспечение и управление водным хозяйством России. Иначе мы столкнемся со своим дефицитом и с претензиями мирового сообщества о нашей деятельности на территории, на втором месте имеющиеся пресные водные ресурсы.

Два слова хотелось сказать о Крыме. Ничего мы не сделаем, пока не запустим Северо-Крымский канал. Подземные воды, развитие их в ближайшее время потянет во многих местах засоленные подземные воды, и мы лишимся тех источников, которые, даже есть сейчас. И мы обезводим Крым.

Поэтому первое, что нужно срочно решить, да, резервные поставить опреснительные установки, чтобы всегда был стакан воды в Крыму и запустить Северо-Крымский канал. Его строили 36 лет, альтернативы по воде для водоснабжения и для прочего нет. Я хочу привести пример, когда существовала холодная война, в Берлине была стена и стояли пулеметные вышки, и четыре зоны оккупации. В советской зоне готовили питьевую воду для всего Берлина. В американской зоне оккупации очищали воду для всего Берлина. То есть, тогда находили решение этих вопросов. А сейчас мы поставим при вот этой толчее по Крыму, в ближайшее время мы поставим регион полностью на Водный кодекс. Но это по Крыму. Вот всё. Нужна отрасль, реально управляющая и отвечающая за обеспечение водными ресурсами и их охраны в процессе использования. Это все тезисы должны серьезно внести и в стратегию, и в законодательные органы и в самое главное в систему управления жизненно важным природным ресурсам.

Председательствующий. Спасибо большое, Николай Николаевич.

Завершаем, никто не настаивает на выступлениях. Ну, по-моему, выступили все, кто записались. И Сергей Васильевич отдал свое время ветерану водной отрасли.

Ну, что завершаем, дорогие коллеги, вода - это не просто жизнь, вернее, вода - это сама жизнь. И мы знаем с вами, что 80 процентов болезней, здоровья, у кого, как получается, вообще, мы выпиваем с водой. Поэтому, конечно, разговор наш был сегодня не просто о воде, он был о жизни, о здоровье нашего поколения, нас, наших детей и внуков. И, конечно, вот в этом направлении мне хотелось вам сказать всем огромное спасибо за то, что нашли время, три часа вытерпели и выслушали, и внимали вот тем предложениям, тем докладам, которые сегодня были. Что сегодня вот здесь собрались неравнодушные люди и это очень ценно. И как вода камень точит, так и мы, шаг за шагом, капелька за капелькой всё равно будем с вами совершенствовать законодательство. Только, пожалуйста, вот нам - депутатам приносите конкретные поправки, конкретные законопроекты и будем их, конечно же, все вместе вот эту водную отрасль и организовывать, и совершенствовать, и, конечно, самое главное не допускать загрязнения наших и внешних источников воды, и подземных вод, и минеральных вод, тем более, и многих, многих других проблем, какие у нас перед нами. Мы для этого с вами здесь сегодня собрались. Спасибо. С наступающим тоже новым годом! Чистой воды, чистого воздуха и чистой совести всем нам! Спасибо.

                   . Евдокия Ивановна, можно один вопрос? Евдокия Ивановна, Крымский научно-консультативный центр "Экология", мы с вами уже виделись у Максимовой на "сельском зеленом туризме".   

Я хотел спросить, тут в начале заседания много говорилось о наилучших доступных технологиях, да, их надо внедрять, но надо сказать, что если они наилучшие, то они не всегда бывают доступные. А вот коллега с Севастополя говорил о необходимости привлечения инвестиций, как правило, на большой части малый и средний бизнес, сообщества малого и среднего предпринимательства располагают разработками какими-то инновационными, а для того, чтобы их внедрить, необходимо пройти государственную экологическую экспертизу. И на сегодняшний день, Дмитрий Михайлович, она становится просто китайской стеной для малого и среднего бизнеса с тем, чтобы вот эту государственную экологическую экспертизу пройти.

Насколько возможно вот как-то ее, ну, хотя бы на переходном этапе упростить для малого и среднего предпринимательства, чтобы сделать ее, хоть каким-то образом преодолимой?

Председательствующий. Я пока все не ушли, простите, Дмитрий Михайлович, пригласить всех 15 декабря в 11 часов в Малом зале будет "круглый стол" по совершенствованию правового регулирования в области охраны окружающей среды, в частности вот как раз этот вопрос вы можете тоже поднять.

Ответите. Дмитрий Михайлович?

                   . Спасибо.

Кириллов Д.М. Значит, есть у нас регламент прохождения экологической экспертизы, он одинаковый для всех, в том числе и для технологий. Если его там кто-то нарушает по составу документов, основанием отказа и так далее, то в принципе мы готовы тут оказать содействие какое-то.

А говорить, что нужно что-то упростить в самой экологической экспертизе для технологий, я не готов, потому что всё-таки эксперты должны понимать, что они смотрят, это не просто там, презентации или плакат. Если есть какие-то проволочки, обращайтесь. Но справочник НДТ, с чего вы начали, это, вообще, уже дело будущего и там есть отдельная рабочая группа, созданная при Минпромторге России по разным направлениям деятельности. Если, допустим, это водоотведение, то это свой блок вопросов. И НДТ будут формироваться после включения их или на основе включения в соответствующий справочник. Но это не мешает вам действительно сейчас проходить экологическую экспертизу, определенные сегодняшние технологии для того, чтобы ее можно было применять при проектировании строительства. То есть, это как бы два разных процесса. Если экологическая экспертиза проводит у нас Росприроднадзор, причем эта экспертиза федерального уровня, он сидит с нами в одном здании, Росприроднадзор. Если есть там какая-то волокита и сложности, обращайтесь.

                   . Спасибо большое.

Председательствующий. Спасибо всем. До новых встреч!

 

 

Меню

Новости экологии

Яндекс.Метрика