Стенограмма парламентских слушаний на тему: Законодательное обеспечение эффективного развития рыбохозяйственного комплекса РФ. 06.03.13г.

С Т Е Н О Г Р А М М А

 

парламентских слушаний Комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии на тему: "Законодательное обеспечение эффективного развития рыбохозяйственного комплекса Российской Федерации"

 

Здание Государственной Думы. Малый зал.

6 марта 2013 года. 11 часов.

 

 

Председательствует председатель Комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии В.И.Кашин.

 

Председательствующий. Уважаемые участники слушаний, товарищи и коллеги!

Давайте, мы начнем наши парламентские слушания с поздравления от имени Председателя Государственной Думы, нашего комитета, президиума и от всех мужчин, сидящих в зале, наших любимых женщин с наступающим праздником. Им бы отдохнуть в преддверии 8 Марта, но они сегодня здесь с нами работают наши морячки, рыбачки, учёные. Счастья вам, дорогие женщины, любви, здоровья и во всех делах удачи.

Мы собрались с вами сегодня с тем, чтобы подробно и серьезно обсудить проблемы, накопившиеся в рыбохозяйственном секторе, в этой важнейшей отрасли экономики, которая занимает в ней очень важное место.

История отрасли имеет глубочайшие корни. Особое развитие она получила, конечно, в годы Советской власти и особенно тогда, когда наш рыболовецкий флот бороздил абсолютное большинство морей Мирового океана, вносил существенный вклад в продовольственную корзину страны почти в 7 миллионов тонн рыбы и рыбной продукции

Сегодня ситуация изменилась. Прежде всего, это касается материально-технического оснащения отрасли. Практически весь рыбный промысел в нашей стране, включая и переработку, осуществляется на полностью изношенной технике и с применением устаревших технологий. Огромные потери понес рыбопромысловый флот.

Всё это не могло не сказаться на объёмах лова и на качестве продукции, на потреблении рыбопродуктов населением России. Несмотря на некоторую положительную динамику в последние годы, тем не менее, потребление рыбной продукции на душу населения у нас далеко ещё от научно-обоснованных норм. Надо двигаться дальше, и здесь у нас много резервов, которые необходимо задействовать.

Снижение объёмов вылова рыбы отрицательно сказалось на сохранении рабо­чих мест, на всей социальной сфере прибрежных посёлков, которые занимались переработкой рыбы.

Сложившаяся ситуация требует от всех ветвей власти выработать тот необходимый объем действий, которые позволили бы двигаться вперед, возродить и развивать рыбопромышленную отрасль. Понятно, что, например, без рыболовецкого флота, без серьезного современного оснащения отрасли эту задачу не решить, не восстановить былые позиции флота в Мировом океане, защитить на этих просторах наши квоты. Как говорится, свято место пусто не бывает. Наши квоты выбирают другие страны, увеличивая свое присутствие в Мировом океане. Бьют тревогу по этому поводу Росрыболовство, рыбаки, но ситуация практически не меняется. На изношенном ветхом флоте ничего сделать нельзя. Мы и дальше будем терять наши позиции. Поэтому одна из первостепенных задач - восстановить флот. Это главная задача отрасли. Но отрасль никогда с ней не справится, если государство в лице правительства, первых лиц государства вместе с бизнесом не определят судьбу судостроения, не определят основные параметры воссоздания рыболовецкого флота, особенно крупнотоннажного, перерабатывающего, который способен работать в Мировом океане. И эту тему мы обсуждаем не первый раз и не один год, но ситуация не только не меняется к лучшему, но становится все хуже и хуже. Видимо те, кто рассчитывал, что невидимая рука рынка все отрегулирует, настолько глубоко ошиблись, что вероятно до сих пор иллюзорно надеются на чудо всплытия нашего флота из океанской бездны, куда он рухнул. Зря надеются, не всплывет. Без соответствующей политической воли ничего не произойдет. Проблема вполне решаема. Например, Росрыболовство предложило целый комплекс в этом плане государственных мер. Надо всем понять, что без государственной поддержки мы никуда не продвинемся. Бизнес не в состоянии самостоятельно воссоздать рыболовецкий флот, особенно крупнотоннажный с современным оснащением. И это должны понимать, в первую очередь, государственные деятели. В этом задача государства. Не в том, чтобы норвежцам отдать нашу зону лова, или китайцам, или кому-нибудь. Давайте вместо этого флот создадим, чтобы мы хотя бы отвоевали то, что было у нас в Мировом океане.

Развал флота привел к тому, что значительную долю в потреблении рыбопродуктов, к сожалению, составляет импортная продукция, особенно когда речь идет о ценных породах рыб. На это государство тратит более трех миллиардов долларов. Сумма все-таки приличная.

Правда, экспорт у нас тоже вырос за последнее время. Но экспортируем мы, по сути, сырье, т.е. выловленную рыбу, а не продукты переработки уловов. Это та же сырьевая ситуация, как и с нефтью, которую гоним за рубеж. Совсем недавно бывший министр сельского хозяйства пыталась доказать и убедить нас, что вывозить зерно за рубеж и завозить оттуда переработанную капитализированную продукцию это для страны благо. Конечно же, это от бедности, от нищеты, ну и иногда бывает от глупости.

Но в данном случае, конечно, вывоз рыбы происходит не от глупости. Здесь причина в другом – в отставании перерабатывающих мощностей на берегу. И это еще одна важнейшая задача, которую государство должно решать незамедлительно параллельно с возрождением флота. Ведь есть сегодня в этом отношении хорошие примеры в ряде регионов. Но есть и такие наши прославленные области, где вообще ничего не делается. И это тоже факт, который не должен уходить от нашего внимания, от нашего рассмотрения.

Кроме того, проводимая сегодня ценовая политика никак не защищает рыбака и не поддерживает его. Если мы посмотрим на прилавки магазинов, то увидим, что труд рыбака в розничной цене занимает всего лишь около 12-15%. Нельзя согласиться с таким положением, когда зарплата у рыбаков в 2-3 раза ниже, чем у работников промышленности, и в 7-8 раз - чем у работников нефтегазовой отрасли. Нищенская заработная плата привела к дефициту профессиональных кадров в отрасли.

Актуальные задачи развития рыбной отрасли необходимо ставить и перед наукой, помогая самой науке встать на ноги для решения всех животрепещущих вопросов по изучению морских ресурсов, в том числе рыбных запасов. И здесь надо всё сделать для того, чтобы и наука, и рыбная отрасль соответствовали международному уровню и современным вызовам.

Пережив нелегкие годы рыночных реформ, рыбохозяйственная отрасль нуждается в стратегическом плане развития. Таким планом должна стать утвержденная 28 февраля 2013 года Правительством Российской Федерации Государственная программа Россий­ской Федерации «Развитие рыбохозяйственного комплекса до 2020 года», в которой определяются цели, задачи и «точки роста» для рыбохозяйственного комплекса, а также предусматриваются механизмы реализации соответствующих мероприятий и показатели их результативности.

Развитию рыбохозяйственного комплекса требуется и законодательная поддержка. Мы в Комитете Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии вместе с Росрыболовством работаем над этим.

Я бы выделил здесь несколько направлений. Во-первых, необходимо внести поправки и в таможенное законодательство, предусматривающие преференции для поступления современного оборудования для судов, если такое оборудование не производится в России. Поправки требуются и в Налоговый кодекс. Они должны предусматривать возможности предоставления инвестиционного налогового кредита организациям, осуществляющим строительство судов рыбопромыслового флота на российских верфях, освобождения от налога на добавленную стоимость при ввозе на территорию России судов рыбопромыслового флота, построенных или приобретённых за пределами нашей страны, применения нулевой ставки налога на добавленную стоимость для судостроительных и судоремонтных предприятий, осуществляющих производство, ремонт, техническое обслуживание и модернизацию рыбопромыслового флота.

Предстоит внести серьёзные поправки в законодательство, чтобы устранить существующие ныне препоны, затрудняющие доставку улова на российский берег. Надо обеспечить такие условия, чтобы рыбакам стало выгодно доставлять улов не в иностранные, а в российские порты, перерабатывать рыбу на нашем берегу. В настоящее время продолжают действовать излишние административные барьеры, создающие значительные трудности при оформлении уловов, а также произведённой рыбной и иной продукции из водных биоресурсов. Это снижает возможности для повышения уловов. Назрела необходимость упрощения процедур таможенного, пограничного и ветеринарного контроля.

Особенно важно решение двух наболевших проблем - это первичная переработка, имеется в виду тепловая, заморозка добытого улова в прибрежной зоне и перегрузка этого улова на более крупные судна, для того чтобы уже они доставляли улов на берег. В экономическом плане это всё должно сработать нормально.

Ну, например, килька, хамса, если просол не сделать, через 2-3 часа она вспухнет, это потом уже никому ненужная рыба, и получим, наоборот, одни убытки. Или крабы, другие биоресурсы. Но и небольшое судно, если будем гонять взад-вперёд даже с 12-мильной зоны на берег, тоже при нынешнем ценовом беспределе по горюче-смазочным  материалам далеко не уедешь.

Сегодня в портфеле комитета 12 законопроектов, касающихся вопросов рыболовства, и мы имеем возможность самым серьёзным образом оказать содействие Росрыболовству, нашему рыбохозяйственному комплексу, Министерству сельского хозяйства, Россельхознадзору и Роспотребнадзору, которые работают не только над добычей, но и над тем, чтобы наши рыбные и другие морские биопродукты были полезны и безопасны для человека.

Вот в этом плане сегодня я ещё раз должен сказать слова благодарности нашим службам, которые решают эти проблемы, и коллеге Онищенко, и коллеге Данкверту, с тем, что в этих условиях они сумели удержать свои службы и эту часть отрабатывают достойнейшим образом. Сегодня в рамках ВТО они выступают защитниками отечественного рынка от недобросовестных поставщиков морепродуктов, одновременно защищая и отечественного товаропроизводителя. Но вместе с тем те проблемы и дополнительные излишние бюрократические барьеры, о которых я уже говорил, мы должны устранять. Мировой опыт показывает, что такие перемены возможны и желательны.

На рассмотрении нашего Комитета находится четыре законопроекта, посвященных решению отдельных проблем осуществления прибрежного рыболовства. В первую очередь надо обеспечить рыбакам свободный доступ на отечественный рынок. На повестке дня остро стоит и вопрос отмены ограничений по количеству работников рыбодобывающих предприятий при их переходе на режим применения единого сельскохозяйственного налога.

В качестве дополнительной меры для развития береговой рыбопереработки, а также наполнения внутреннего рынка отечественной рыбопродукцией, необходимо установить нулевую ставку сборов за пользование объектами водных биологических ресурсов для рыбодобывающих организаций, доставляющих уловы водных биоресурсов на российский берег. При этом следует удвоить или утроить данный вид платежей для организаций, экспортирующих рыбную продукцию.

Также требуют незамедлительного решения проблемы браконьерства, незаконного вылова рыбы, загрязнения водоёмов отходами и сбросами и др. Все эти проблемы также находятся в поле зрения нашего комитета.

В условиях, когда уловы океанической рыбы и других морепродуктов сокращаются, а рыбные запасы внутренних водоемов находятся в критическом состоянии и поддерживаются в основном за счет искусственного воспроизводства, единственным надежным источником увеличения объемов пищевой рыбной продукции является аквакультура.

Примером в этом отношении являются такие страны, как Норвегия, Чили, Китай, Индия, Бангладеш. В этих странах аквакультура стала самым динамично развивающимся сектором экономики, обеспечивающим более трети потребления рыбы и морепродуктов. Если взять Китай, Вьетнам и другие страны, которые на этом направлении успешно работают по аквакультуре, то мы увидим, что речь идёт о 30-40 миллионах тонн рыбы, которые сегодня получает Китай за счет аквакультуры. Вьетнам в течение последних 15 лет получает более 3 миллиона тонн рыбы по аквакультуре. В Советское время мы работали на этом направлении на уровне современного Китая 20 лет назад.  А сегодня скатились до 150 тысяч тонн. И это при том огромном потенциале, которым обладает наша страна с ее огромными морями и внутренними водоемами, начиная от Южных Курил, Сахалина, Приморья - до прудового, озёрного хозяйства. В мире 56% в общей структуре вылов имеет аквакультура, у нас 3-4%. В нашей стране явно недооценивается это направление рыбной отрасли, хотя природные факторы России способствуют занятию аквакультурой. Вот где наши резервы!

Сегодня во многом искусственно создано целый ряд факторов, сдерживающих развитие аквакультуры, в том числе и законодательного плана. Только сейчас мы будем рассматривать законопроект по данной проблеме, который создаст необходимые законодательные условия для устойчивого развития этой отрасли народного хозяйства.

Законопроект об аквакультуре, внесен Правительством, принят в первом чтении в 2011 году. Недавно в Государственную Думу внесены официальные поправки Правительства Российской Федерации к данному законопроекту. При детальном изучении указанных поправок становится ясно, что не все ключевые вопросы законопроекта решены в достаточной степени. Прежде всего, не решен вопрос об отнесении различных видов деятельности в области аквакультуры к сельскому хозяйству или природопользованию. Требуют дополнительной проработки вопросы возникновения права собственности на объекты аквакультуры, предоставления в пользование для целей аквакультуры земельных и лесных участков, определения порядка полного или частичного преобразования рыбопромысловых участков, предназначенных для различных видов рыболовства, в рыбоводные участки и некоторые другие.

Ещё раз хочу подчеркнуть, что резервы, заложенные в развитии аквакультуры, надо использовать в полном масштабе. Если мы, приняв закон "Об аквакультуре", не достигнем необходимого наращивания объемов производства рыбы, а будем топтаться на уровне 150-160 тысяч тонн,  хотя, откровенно говоря, поднять объем производства в 5-10 раз для нашей страны не такая уж и сложная проблема, если мы не решим кадровые проблемы, если мы не решим проблемы рынка, проблемы соотношения цен в рознице и непосредственно у тех, кто выращивает рыбу, то это будет означать полный провал тех программ, которые уже утверждены правительством.

Считаю необходимым особо остановиться на проблеме любительского рыболовства. Сегодня общественность в лице рыбаков-любителей взбудоражена попытками введения платы за возможность посидеть на озере, речке с удочкой или спиннингом.

Мы разделяем позицию рыбаков-любителей и считаем любое ограничение доступа граждан к водоёмам общего пользования нарушением их конституционных прав. Любительской рыбалка должна быть бесплатной.

Социальный аспект проблемы весьма высок: в стране насчитывается около 20 миллионов рыбаков-любителей.

Необходимо принять отдельный закон о любительском рыболовстве. Во многих странах мира именно так и сделано. Государственное управление и регулирование любительского и спортивного рыболовства в соответствии с данным законом должно учитывать специфику регионов и водных объектов, включая ограничения норм вылова, запрет на рыбалку в отдельных местах и на отдельные виды биоресурсов, должно устанавливать и виды разрешённых рыболовных снастей.

Соответствующий проект федерального закона «О любительском рыболовстве» внесен в Государственную Думу 31 декабря 2012 года и находится на рассмотрении в нашем Комитете.

В настоящее время данный законопроект прошел обсуждение в регионах и планируется к рассмотрению Государственной Думой  в первом чтении в апреле 2013 года.

Законопроектом «О любительском рыболовстве» урегулирован весь круг вопросов осуществления любительского рыболовства, в том числе вопрос обеспечения прав граждан в этой сфере. При этом сохранен основополагающий принцип, что любительское рыболовство осуществляется свободно и бесплатно с соблюдением ограничений, установленных настоящим законом.

С другой стороны, законопроект имеет ряд недостатков, которые должны быть подвергнуты экспертному анализу и в дальнейшем устранены при доработке законопроекта.

Также очевидно, что потребуется внести изменения в Водный кодекс, а также установить административную ответственность за нарушение прав граждан на пользование водными объектами общего пользования, береговой полосой таких водных объектов. На рассмотрении Комитета есть законопроекты, которые подходят в качестве базы для указанных изменений.

Подводя черту, еще раз скажу, что перечисленные проблемы и ряд других в значительной мере обусловлены несовершенством существующей законодательной базы. Практика применения Федерального закона «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» выявляет все новые пробелы и нестыковки, противоречия. Нужны и структурные преобразования отрасли. Комитет однозначно высказался за то, чтобы отрасль была самостоятельной. Опыт подсказывает, что такие наши фундаментальные отрасли, как лесное хозяйство, рыболовство надо выводить напрямую на правительство, давать полностью самостоятельные действия, в том числе и в плане законодательных инициатив, чтобы оперативно можно было решать вопросы, а не годами тянуть.

Но в целом я убеждён, что мы все вместе справимся с теми задачами, которые сегодня обязаны решать по обеспечению нашего населения морепродуктами, рыбной продукцией, и сделать всё необходимое, для того чтобы наша береговая линия, имея в виду в первую очередь рыболовецкие наши посёлки, развивались, чтобы наши верфи отечественные, в том числе по строительству наших отечественных судов рыболовецкого флота, развивались, чтобы логистика, инфраструктура, чтобы складские помещения, чтобы холодильные установки, новые порты строились, особенно там, где мы их не имеем, особенно в нашем Азовско-Черноморском бассейне и в других регионах, где это просто сегодня кричащая проблема. Восстановление рыбохозяйственной отрасли, ее динамичное развитие остается одной из главных государственных задач. Разрешите пожелать всем нам успехов в ее реализации. Спасибо.

(Аплодисменты.)

Слово для доклада предоставляется Андрею Анатольевичу Крайнему, руководителю Росрыболовства. Пожалуйста, Андрей Анатольевич.

Крайний А.А. Спасибо, Владимир Иванович. Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы сейчас готовимся к итоговой годовой коллегии Росрыболовства, и я просто хотел бы перед тем, как говорить о законодательном обеспечении более эффективного развития рыбохозяйственного комплекса, назвать вам несколько цифр, на наш взгляд, любопытных. По оперативным данным учёта, российские рыбаки в прошлом году выловили около 4 миллионов 300 тысяч тонн, эта цифра на уровне года 2011-го. Но данные из внутренних водоёмов приходят чуть-чуть позже, с пресноводных, поэтому мы полагаем, что эта цифра несколько ещё вырастет к 1 апреля.

По опросам домашних хозяйств, потребление рыбы составило 22 килограмма в год. У нас данные с Росстатом расходятся, и я сейчас объясню, почему. Мы с коллегами в рабочей группе с Росстатом сближаем позиции, руководство Росстата уже признало, что наши подсчёты корректнее, по очень простой причине. Во-первых, метод опроса домашних хозяйств, общепризнанный в мире, является, на наш взгляд, наиболее корректным и точным. Во-вторых, Росстат не учитывает работу субъектов малого предпринимательства в своей статистике и Росстат не учитывает производство и потребление рыбных консервов в своей статистике. Таким образом, существует некая вилка. Но сейчас, я полагаю, что мы коллег убедили, и будем считать таким образом, чтобы не было расхождений.

Сальдированный финансовый результат в рыбной отрасли увеличился на 69 процентов, это очень хороший показатель, а задолженность по зарплате - на уровне статпогрешности, там около 1,5 миллиона рублей в целом по стране. Поэтому, несмотря на те проблемы, которые перед отраслью стоят, о многих из них Владимир Иванович сказал, я ещё, с вашего разрешения, добавлю, тем не менее отрасль достаточно стабильно себя чувствует, и проблему, скажем, присутствия отечественной рыбопродукции на рынке успешно решает.

Доля отечественной рыбопродукции на рынках, на прилавках магазинов российских составила 78,2 процента, это почти 80 процентов, та задача, которая стоит перед нами, которая поставлена в доктрине продовольственной безопасности России, к 2020 году -  80 процентов. Я уже говорил и ещё раз хочу повторить, этой цели мы можем и должны достигнуть раньше.

Теперь что касается повышения эффективности работы отрасли с точки зрения законодательного обеспечения. Есть ряд назревших проблем. По порядку.

Первая проблема. Существует технический регламент Таможенного союза о безопасности пищевой продукции, принятый в конце 2011 года. Так вот терминология технического регламента не соответствует терминологии Закона "О рыболовстве". По-разному определяются понятия "водные биоресурсы" и "уловы водных биоресурсов". Понятия "обработка" и "переработка", которые используются в Законе "О рыболовстве" как самостоятельные, в техническом регламенте являются синонимами. Это очень важная вещь, это не филология. Отсутствие в законодательстве чётких определений понятий "обработка" и "производство продукции" явилось предпосылкой к неоднозначной трактовке самого понятия "прибрежное рыболовство" – это о чём Владимир Иванович говорил, тепловая обработка. Многие рыбаки Мурманской области пострадали от действий надзирающих органов в том смысле, что неоднозначность трактовки, эти законодательные лакуны приводили к колоссальным штрафам, которые больше чем 15-летняя работа предприятия.

На наш взгляд, наиболее отвечающим требованиям законодательства является законопроект, который разработан Росрыболовством, и внесённый Минсельхозом в Правительство Российской Федерации. Он уточняет понятия улова водных биоресурсов, рыболовства, промышленного рыболовства, прибрежного рыболовства, а также предусматривает допустимые случаи производства рыбной и иной продукции из улова водных биоресурсов. Владимир Иванович сказал, что этот законопроект уже находится в Госдуме. Коллеги, мы очень хотим, чтобы депутаты Госдумы и нашего профильного комитета как можно быстрее его проработали. Мы готовы оказывать любую помощь, потому что это большая проблема для Мурманска, Калининграда, Камчатки, особенно для Камчатки.

Если законопроект будет принят и гармонизирован будет Закон "О рыболовстве" с актами Таможенного союза, то это абсолютно положительное влияние окажет на развитие прибрежного рыболовства. И к слову сказать будет способствовать увеличению объёмов поставок рыбной продукции на территории Российской Федерации.

Следующий вопрос, который существует – это разрешение на вылов, которое устанавливается без заключения договоров рыбопромысловых участков. Сегодня рыбак, который осуществляет прибрежное рыболовство, должен иметь два документа – договор на долю квоты, на использование водных биоресурсов и договор на участок. Закон сегодня, статья 33 говорит, что можно вылавливать как с предоставлением участка, так и без предоставления участка за исключением случаев, когда допускается ловля рыбы без участка. Но, к сожалению, в законе эти случаи не определены. То есть сама дефиниция есть, какие-то случаи непонятны. И практика применения показывает, что не во всех субъектах Российской Федерации нужно и можно сформировать рыбопромысловые участки. Ну, скажем, Республика Калмыкия категорически отказывается формировать рыбопромысловые участки. Ну и есть у них определённые аргументы.

Если мы эту ситуацию не развяжем, то сегодня у нас Калмыкия и Волгоград, вот сегодня, сейчас, столкнулись с ситуацией, когда мы по закону не можем им выдать разрешение на рыболовство, если у них нет участков. Потому что, как я уже сказал, случаи не определены, когда можно ловить без участков. Большая проблема на самом деле, касающаяся людей, это о чём Владимир Иванович говорил, конкретных людей, конкретных артелей, колхозов, станов рыбацких. Это не миллионы тонн, это не огромные предприятия, но это ничуть не менее болезненно, чем большие наши предприятия.

В настоящее время этот законопроект, о котором я говорю, проходит общественные слушания и по 14 марта он висит на сайте, на нашем, на сайте Минсельхоза. Будем надеяться, что после общественных слушаний в скором времени он будет внесён.

Следующий вопрос отсутствия гармоничной, гармонизированной работы. 23 апреля был принят 36-й Закон "О внесении изменений в отдельные законодательные акты (в части определения понятий маломерного судна)". Закон вносит Минтранс, принимала его Государственная Дума. Определили, что такое "маломерное судно", определили, что если судно используется в коммерческих целях, то это регистр, если судно используется в некоммерческих целях – это ГИМС (Государственная инспекция маломерных судов). Но, к сожалению, коллеги не внесли изменений, хотя это можно было сделать одним законопроектом, не внесли изменений в Закон "О рыболовстве". И специфика рыболовных судов была не учтена. У нас таких судов тысячи, маломерных, тысячи.

И сейчас мы вынуждены, как обычно это бывает, в пожарном порядке, вместе с Минтрансом мы проводим видеоконференции, уже три прошло видеоконференции, я с Виктором Александровичем ... её проводил, поднимаем капитанов портов, поднимаем регистры, заставляем их работать без выходных для того, чтобы все наши рыбаки прошли регистрацию. Но ситуацию можно было бы урегулировать на стадии подготовки законопроекта. К сожалению, коллеги из иного комитета не нашего видимо не посоветовались с нашим комитетом профильным в Госдуме, Минтранс, подготавливая законопроект, тоже не подумал или нам не прислал этот законопроект. Мы не телепаты, следовательно, вот сейчас надо срочно эту проблему решать.

Нам представляется, что для того чтобы рыбохозяйственный комплекс работал эффективней, не умоляя при этом основного положения закона, приоритет сохранения водных биоресурсов и рациональное их использование, нам представляется, что надо внести, разработать и внести некие изменения.

Первое. Это развитие системы предоставления права на добычу на долгосрочной основе, причём для всех. Но, одновременно, с разработкой мер по повышению эффективности предоставляемого ресурса и при усилении борьбы с неэффективными пользователями. Это не борьба с неэффективным пользованием, это не вопрос законодательства, я говорил уже об этом. Мы можем очень просто сделать, дать год переходного периода и вместе с Росстатом внести изменения в статистику  - один по рыбе, сказав о том, что в статистику будет попадать вылов, который производится на собственных судах или на судах оформленных, финансовый лизинг, то есть там, где выкуп происходит реально.

Таким образом, мы, не споря с Гражданским кодексом, который разрешает совместную деятельность, тем не менее вот таких, так называемых рантье-рыбаков, которые продают право своё, полученное ими в 2008 году эффективным пользователем, мы заставим решать либо они продают компанию эффективным пользователям, либо государство изымает эти доли квот, отправляет их на аукцион.

Мы полагаем, что надо создать правовые организационные условия для прозрачного ответственного вторичного оборота долей. Речь идёт и о залоге долей квот, как финансовый механизм при строительстве флота. Это одно из предложений, вот о котором Владимир Иванович говорил, но только более может быть конкретное. Это речь идёт об осуществлении государственного контроля при вторичном обороте долей. Я думаю, что здесь очень много рыбаков "за", я не буду объяснять, что это такое. Но это мне представляется очень важная вещь.

Затем, невероятно важная вещь надо разработать механизм, который регламентирует порядок предоставления на долгосрочной основе нашим рыбакам право на вылов в  районах и в зонах действия международных договоров России. Что сегодня происходит? Мы работаем, вот Владимир Иванович говорил, вспоминал наше славное прошлое, но и сегодня у нас есть, может быть не такое славное, настоящее. Мы работаем в зоне Мавритании, мы работаем в зоне Марокко. Только что я подписал соглашение на четыре года с марокканцами, мы подписали соглашение с Намибией, на выходе – соглашение с Анголой, 26–27 марта будет подписано соглашение с Южноафриканской республикой, то есть всю Западную Африку сверху донизу, мы закроем соглашениями. Мы возвращаемся туда, ну откуда из каких-то районов мы и не уходили, из каких-то районов мы ушли, вот как Ангола и Намибия там 25 лет назад. Но, сегодня каждый год рыбаки наделяются правом вылова в этих зонах. И нам представляется, что для того чтобы работать всё-таки с перспективой, надо создавать такие же условия, какие есть в экономзоне Российской Федерации. Это довольно сложно, потому что Российская Федерация не может гарантировать десятилетнего периода, вы понимаете, речь идёт о международной деятельности, о суверенных странах. Но думать об этом нужно. Потом совершенствование аукционного механизма при введении видов водных биоресурсов для промышленного прибрежного рыболовства. Это 29-я и  57-я статьи настоящего закона.

Сейчас вот вы знаете, наверно, происходит там ситуация в Приморском крае, того допустили, не того допустили. 57 статья гласит, что в аукционе могут могут участвовать те, кто осуществлял рыболовство с договорами с научными организациями, осуществлял до 31 декабря 2008 года. Чем дальше мы уходим от этой даты, тем она большим анахронизмом выглядит. Нам представляется, что либо хотя бы надо убрать эту конкретику 2008 год, об этом смешно говорить в 2013 году и ещё смешнее будет в 2020, либо просто написать год предшествующий аукциону, ну либо вообще ее переработать, потому что она вызывает постоянные эмоции. К слову сказать, мы в 2009 году ещё обращались в комитет наш профильный, тогда его Наталья Комарова возглавляла, с просьбой эту статью изменить, но, к сожалению, нет.

И последние две вещи - закон "Об аквакультуре", законопроект. Вы знаете, он прошёл первое чтение в 2011 году, сейчас он выходит на второе чтение. Я не буду говорить, насколько он важен, этот законопроект, я могу вам сказать одно, что самое главное: законопроект описывает право собственности. Сегодня вырастить можно, изъять нельзя, особенно, что касается марикультуры.

Если вы выращиваете, не знаю, трубача, допустим, или там анадарус, ..., трепанга, к вам приходят контролирующие органы и говорят: а чем докажешь, что ты это вырастил? Нет участков для товарного рыбоводства, не описано право собственности.

Законопроект очень нужен. Единственная просьба, коллеги, его необходимо при доработке рассматривать как комплексный законопроект, то есть он должен раскрывать все аспекты правового регулирования и товарного выращивания рыбы и других водных животных, и воспроизводства, как такового. То есть и то, и то. И то, и то является, на наш взгляд аквакультурой, просто она разная. Вот на слайде было видно: и промышленная, и индустриальная, и сельскохозяйственная.

И последний, крайний закон -  законопроект, о котором я хотел сказать, по поводу любительского рыболовства. Законопроект закрепляет права граждан, свободно и бесплатно осуществлять любительское рыболовство. И я не хочу ещё раз об этом говорить, хочу обратить ваше внимание на то, что при согласованиях мы посмотрели очень внимательно с тем вариантом, который проходил горнило общественных слушаний, мы увидели, что некоторые статьи поплыли этого законопроекта, они перестали иметь жёсткую формулировку.

Например, рекреационные рыболовные хозяйства. Прежде всего, вот в нашем варианте, который мы готовили, там было 5 процентов от зеркала воды. Появилась цифра 10, я не понимаю, почему?

Второе. Самое главное, на наш взгляд, и о чём мы просили бы депутатов Госдумы: нет чётких критериев, что, какие объекты, на каких объектах можно создавать рекреационные рыболовные хозяйства? Мы долго от этого уходили. Сейчас получается в этом варианте, что опять можно в реке Волге.

Мы предлагали норму, что рекреационное рыболовное хозяйство можно создавать на объектах, не имеющих рыбохозяйственного значения. То есть там, где рыба появляется путём зарыбления. Оппоненты нам говорили, что это очень сложно, что это такое - это ваша наука, науке мы вашей не верим. Но мне представляется, что при такой формулировке великие русские реки уже точно не могут попасть в рекреационное рыболовное хозяйство.

Что ещё важно? Нам представляется, что необходимо в законопроект добавить статью, что до рассмотрения, какие участки можно выставлять для создания рекреационных рыболовных хозяйств? Каждый субъект своим законом должен, после общественного обсуждения, должен нормативно закрепить те объекты, на которых недопустимо формировать такие участки.

То есть места традиционной рыбалки должны быть опубликованы в прессе, в каждом субъекте Российской Федерации, после обсуждения. И чтобы всем было понятно, что вот в этих местах обозначены координатами географическими или названием объектов, если речь идёт об озёрах, что вот в таких местах недопустимо создавать рекреационные рыболовные хозяйства. Тогда нам представляется, что это, вот эти эмоции, они схлынут. И, понимаете, места традиционной рыбалки должны быть нормативно защищены, нормативно.

И что ещё очень важно. Поддерживая свободную рыбалку, бесплатную, мы считаем, что необходимо усиливать ответственность за браконьерство, и в этих целях совершенствуя уголовное и административное законодательство. Такой законопроект внесён - об усилении ответственности.

Более того, в законопроекте о любительской рыбалке сказано, что сетное орудие лова можно применять только по именным разрешениям. И речь идёт о труднодоступных районах Сибири и Дальнего Востока, речь идёт о Якутии, речь идёт о Северных Курилах, но по именным разрешениям, которые выдаются в территориальных управлениях Росрыболовства. В противном случае выход на любой водоём с сеткой - это браконьерство, если речь не идёт о промышленной рыбалке.

Вот, наверное, Владимир Иванович, всё, что я хотел сказать. Вот этот круг проблем, на наш взгляд, надо как можно быстрее решать, потому что без вот этого законодательного обеспечения рыбохозяйственной отрасли, мы действительно не сможем эффективно развиваться. Спасибо.

(Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо большое.

Слово предоставляется Богомолову Алексею Викторовичу - директору Департамента правового обеспечения государственной службы Министерства Российской Федерации по развитию Дальнего Востока.

         Подготовиться Менякину Владимиру Александровичу.

         Что, нет? Отмечен, что есть.

Хорошо. Тогда Владимир Александрович - начальник управления внутреннего ветеринарного надзора и информационного обеспечения Россельхознадзора.

Пожалуйста.

Подготовиться товарищу Глубоковской.

Менякин В.А. Добрый день, уважаемый Владимир Иванович, члены президиума, депутаты и все собравшиеся! Я хотел бы в своём докладе осветить деятельность Россельхознадзора по обеспечению безопасности рыбы и рыбной продукции, как поставляемой из-за рубежа, так и производимой и выращиваемой в Российской Федерации,

Эффективное развитие рыбохозяйственного комплекса во многом зависит от правового регулирования смежных отраслей экономики, а также правовых механизмов, регулирующих вопросы экспорта, качества и безопасности рыбной продукции. Учитывая, что российский рыбопромышленный комплекс в значительной мере уже интегрирован в мировой рынок, хотелось бы в своём выступлении акцентировать внимание на вопросах безопасности рыбной продукции и процедуре оформления при поставках её за рубеж и внутри страны.

В настоящее время более 2 тысяч промысловых судов и предприятий рыбохозяйственного комплекса имеют право экспорта своей продукции в страны Евросоюза, Азиатско-Тихоокеанского региона и другие государства. Общий объём продукции, оформленной Россельхознадзором на экспорт в 2012 году, составил порядка 2 миллионов тонн. При этом надо отметить, что основной объём экспорта у нас идёт с Дальневосточного и Северного бассейнов. В этом плане определённую роль в развитии экспортного потенциала и создания комфортных условий для бизнеса отводится ветеринарному надзору. Необходимо отметить, что действующая в настоящее время в Российской Федерации система контроля безопасности и качества продукции основана на международных правилах и юридически признана за рубежом. Международное признание действующего в России контроля как завершающая фаза сопровождения поднадзорной рыбной продукции ветеринарными сопроводительными документами обеспечивает стабильные правила для экспорта, а также эффективную защиту внутреннего рынка от некачественного импорта.

В последующие годы прослеживается следующая тенденция перемещения продукции из водных биоресурсов. Так. при ввозе из третьих стран в 2012 году было оформлено 981,5 тысяч тонн, в 2011 год - 1 миллион 296,5 тысяч тонн. При вывозе из России, соответственно, 1 миллион 710 тысяч тонн в 2011 году и 1 миллион 161 тысяча тонн в 2012 году. Таким образом, прослеживается уменьшение объёмов продукции, вывозимой на экспорт. При этом при перемещении по территории Российской Федерации -1 миллион 735 тысяч тонн в 2011 году и 2 миллиона 108 тысяч тонн в 2012 году. Приведённые потоки движения рыбной продукции свидетельствуют о том, что Госветслужба, в том числе наша, в целом Российской Федерации осуществляет контроль безопасности продукции животного происхождения, произведённой на территории России, экспортируемой, а также импортируемой в Россию на соответствие правовым актам Таможенного союза и Российской Федерации.

При этом надо признать, что ветеринарно-санитарная экспертиза этой продукции является неотъемлемой частью общей системы контроля и надзора, осуществляемого ветеринарными врачами. В большинстве стран - членах ФАО ООН и МЭБ, как например, ЕС, Китай, Норвегия, Исландия и другие основные рыболовные страны, контроль и надзор за безопасностью в ветеринарно-санитарном отношении водных биологических ресурсов и произведённой из них продукции организован по аналогии российскому, то есть эти полномочия относятся к компетенции Государственной  ветеринарной службы. К этим же странам относятся и страны-члены Таможенного союза - Казахстан и Белоруссия.

К слову сказать, за последние три года существующая в России система контроля безопасности продукции из водных животных неоднократно проверялась компетентными органами основных стран-импортёров. Так ЕС и нашу систему подвергал аудиту два раза, Китай - два раза, Южная Корея - тоже два раза. И по итогам аудита, таких аудитов, действующая в настоящее время в Российской Федерации система признана эквивалентной, соответствующая основным мировым требованиям.

Лабораторные исследования проводятся продукции, как производимой, поставляемой на внутренний рынок, так и на экспорт и ввозимой из-за рубежа, в основном на базе лабораторных учреждений, подведомственных Росстельхознадзору, а также органам управления ветеринарии субъектов Российской Федерации.

Исследования производятся в соответствии с ГОСТами и отбора проб, а также по многим показателям безопасности, наши методы исследования уже валидированы с международными, и работа в этом направлении продолжается. Так для сведения, характеристика, если проводить сравнительный анализ по мониторингу водных биологических ресурсов и аквакультуры, за 2009-2012 годы показывает, что если в 2009 году от импортной продукции было отобрано чуть более 7 тысяч проб, а от отечественной 47 тысяч проб, то в 2012 году уже от импортной продукции, отобранной  2988, а от отечественной - 4310. И при этом хочу отметить, что меры, принимаемые Россельхознадзором по обеспечению безопасности, дают свои результаты. Количество выявляемых положительных случаев неуклонно снижается. И в 2012 году в отечественной продукции было всего выявлено 236 случаев, не соответствующих требованиям безопасности, тогда как в 2009-ом - 593 таких случаев было.

Анализ полученных результатов показывает, что как в импортной, так и в отечественной продукции при мониторинг-исследованиях наиболее часто выявляются такие контаминанты, как сальмонеллы, БГКП, коко... микрофлора, плесень, грибки, гельминтозы, листериоз, тяжёлые металлы, что свидетельствует о системных нарушениях санитарно-гигиенических требований и ветеринарно-санитарных правил при производстве продукции животного происхождения.

Также я хочу вас проинформировать, уважаемые собравшиеся, о механизме сертификации продукции, проводимой Россельхознадзором. Во-первых, нашими территориальными органами она осуществляется на безвозмездной основе. Для оформления сопроводительных ветеринарных документов Россельхознадзором разработана, уже более четырёх лет используется система по электронной сертификации, называется она "Меркурий". Она апробирована, показала свою жизнедеятельность и зарегистрирована как государственная информационная система в Роскомнадзоре установленным порядком. Использование этой программы позволило обеспечить прозрачность контрольно-надзорных действий в отношении продукции, как поступающей из-за рубежа, так и оформляемой на экспорт, позволила свести к минимуму человеческий труд. Она интегрирована с другими программными комплексами, которые также были разработаны Россельхознадзором в инициативном порядке.

В частности, комплекс "Веста", который позволяет учитывать все результаты лабораторных исследований рыбной продукции независимо от того, в каком учреждении, если они входят в эту систему, они проводились. Это веб-ориентированные комплексы. И ещё один программный комплекс, о котором бы я хотел вас проинформировать, называется он "Аргус", используется для, в первую очередь, оформления разрешений на ввоз, вывоз и транзит всех видов поднадзорной продукции.

В первую очередь, что касается, интересно, наверное, будет большинству собравшихся здесь, что в этом программном комплексе в 2012 году был реализован раздел, апробирован и успешно используется, позволяющий оформлять разрешения на экспорт водных биологических ресурсов, и равно как на импорт, в автоматическом режиме, то есть без участия человека, и тут уже все факторы негативные исключены, система сама рассматривает заявку от хозяйствующего субъекта, проверяет ее по определенным показателям, и если все данные совпадают, разрешение выдается в течение двух секунд, от двух секунд до двух минут.

И второй момент, эта программа у нас используется и нами, и таможенными органами еще, для учета продукции, поступающей из-за рубежа и вывозимой на экспорт.

Таким образом можно констатировать, что вот в настоящее время не существует проблем по оформлению разрешения на экспорт той или иной продукции, которые ранее зачастую являлись объектом критики со стороны хозяйствующих субъектов, полагаю, что справедливой.

По досмотру и осмотру рыбной продукции, выработанной из уловов, добытых в морских районах рыболовства, осуществляется, отечественной продукции в портах, в сроки и порядке, определенными законодательством Таможенного союза и постановлением Правительства Российской Федерации от 19 марта 2008 года, 184.

Сбоев в проведении этой работы должностными лицами территориальных органов Россельхознадзора в большинстве портов не отмечается.

Существующая нормативная база в настоящее время обеспечивает стабильные правила для экспорта продукции из водных биоресурсов и ее перемещения внутри страны.

Вместе с тем хочу коротко остановиться о том, что в настоящее время наметилась определенная тенденция по попытке вывести эту продукцию из-под ветеринарного контроля...

Председательствующий. Владимир Александрович, завершайте. Дайте минуту еще.

Менякин В.А. Спасибо. Спасибо, Владимир Иванович.

Хорошо, я завершу.

Значит, эти вопросы решаются у нас с коллегами из других ... в рабочем порядке. Единственное, на что хотелось бы обратить внимание собравшихся, что если такое решение будет все-таки принято, то это будет большой проблемой для предприятий-производителей продукции, как внутри страны, так и экспортирующие ее за рубеж.

В завершение я хотел бы поблагодарить, Владимир Иванович, Вас за высокую оценку деятельности службы, и всех собравшихся за то, что вы меня выслушали и высоко оценили нашу работу. Спасибо. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо, Владимир Александрович.

Слово предоставляется Глубоковской Эльмире Гусейновне, председателю подкомитета по водным биологическим ресурсам нашего профильного комитета.

Подготовиться товарищу Онищенко.

Глубоковская Э.Г. Уважаемый президиум, уважаемые участники слушаний, я бы хотела сказать следующее, что сегодня правительство выдвинуло ряд серьезных инициатив по повышению эффективности рыбохозяйственного комплекса.

В первую очередь, конечно, я имею в виду государственную программу по развитию рыбохозяйственного комплекса России до 2020 года, которая была утверждена 28 февраля 2013-го. Это серьезный документ, который обеспечивает широкую государственную поддержку рыбохозяйственным организациям, повышение их конкурентоспособности, и опирается опять же на серьезную финансовую базу, потому что планируется выделить на реализацию программы свыше 88 миллиардов рублей.

Наряду с этим государственная политика сегодня в сфере рыболовства ориентируется на такие серьезные приоритеты как морская доктрина, продовольственная доктрина, Стратегия развития социально-экономического страны 2020, стратегия развития рыбохозяйственного комплекса до 2020 года, стратегия развития аквакультуры и целый ряд других программных вещей, и вот на этом-то фоне, повторюсь, повторю слова Владимира Ивановича, действительно, мы имеем реальное отставание отраслевого законодательства, и по вопросам раздела полномочий между федеральным центром и субъектами Российской Федерации, особенно по контролю регулирования рыболовства, и по вопросам прибрежного рыболовства, любительского рыболовства и аквакультуры.

И такая ситуация привела к тому, что часть рыбохозяйственных отношений практически целиком регулируется, как тоже уже было сказано, в ручном режиме.

Но на мой взгляд, все-таки эта ситуация чревата высокими коррупционными рисками.

Первый слайд, пожалуйста. Я бы хотела обратить ваше внимание на четыре вызова, четыре основных проблемы, на которые должны быть нацелены законопроекты и которые должны быть отрегулированы в законодательном поле.

Первое. Необходимо сформировать механизм адаптации, адаптационный механизм для рыбохозяйственных организаций в условиях вступления России в ВТО, повысить их конкурентоспособность. Потому что мы знаем, что наши предприятия не богатые, и они могут быть абсолютно целиком поглощены зарубежными компаниями. Эта ситуация уже началась, её надо прекращать, предотвращать, помогать нашим рыбохозяйственным организациям. Что для этого нужно сделать?

Ну, конечно, нужно законодательно закрепить использование договоров на закрепление долей квот, на предоставление рыбопромысловых участков в качестве залога в коммерческих банках, чтобы получать долгие кредиты на льготных условиях. Необходимо усовершенствовать механизм вторичного оборота долей квот и участков.

Очень важно перезаключить договора с рыбохозяйственными организациями на закрепление долей квот на более долгие сроки. Мы об этом говорили, Владимир Иванович, помните, да, когда обсуждали меры, которые нужно провести в условиях вступления России в ВТО на 20-25 лет с учётом тех миграционных особенностей видов биологических ресурсов, с учётом экономических показателей.

Сегодня важно провести целый ряд других мероприятий, таких, как, например, введение единого сельхозналога для рыбохозяйственных организаций, независимо от численности, потому что сегодняшняя цифра - это 200 человек. Слайд, пожалуйста, следующий.

Необходимо обнулить НДС для судоремонтных, судостроительных организаций, которые сегодня производят российские корабли, которые сегодня ремонтируют, модернизируют, обслуживают российский рыбопромысловый флот. Потому что мы всегда жалуемся, что наши корабли стоят гораздо дороже. Андрей Анатольевич знает, что строительство кораблей в России гораздо дороже, в разы, наверное, даже. Эту ситуацию нужно изменять.

Нужно обеспечить условия для того, чтобы модернизировать технологию, вводить инновации, менять технику, было выгодно субъектам рыбохозяйственной деятельности. И, конечно, нужно разработать национальный план действий, присоединиться к плану действий ООН и сделать всё, чтобы предупредить, сдерживать и, в конце концов, просто ликвидировать энэнэн промысел незаконный, не регулируемый, не сообщаемый, из-за которого сегодня очень много вывозится водных биоресурсов.

Второй блок, второй вызов, на который тоже нужно сфокусировать наше законодательство. Это необходимо обеспечить формирование механизма обеспечения государственной поддержки. Не будем забывать, что мы вступили в ВТО, и меры государственной поддержки либо небольшие, либо, вообще, никакие, потому что у всех участников рынка, экономического процесса должны быть равные условия.

Так вот, для того чтобы мы имели возможность эту государственную поддержку оказать, нам нужно, первое:  внести изменение в федеральный закон "О развитии сельского хозяйства" для того, чтобы признать регионы неблагоприятными для ведения рыбохозяйственной деятельности, и тогда попасть в режим "зелёной корзины" в условиях ВТО, и рассчитывать уже на более весомую государственную поддержку.

Конечно, нужно законодательно обеспечить приоритетное развитие прибрежки, но на основе концепции единого промыслового пространства. Нужно ликвидировать излишние административные барьеры, нужно ввести дифференциацию налоговых ставок на водные биоресурсы, формировать экономические рычаги, которые позволяют реализовывать продукцию добытую на территории России. А это, что значит?

Вот если мы отменим сбор за пользование водными биоресурсами для тех компаний, которые реализуют свою продукцию на территории России, то это будет серьёзным подспорьем для того, чтобы, во-первых, рабочие места открывались, во-вторых, жители региона получали достаточное количество рыбных продуктов. Нужно совершенствовать нормы Федерального закона "О рыболовстве" в части касающихся применения института залога в отношении прав на добычу ВБР, регламентации использования рыбопромысловых участков в нескольких целях: совершенствование норм в целях оперативного регулирования рыболовства. А мы никак не можем внести изменение в статью 26, да, постоянно. Уже прошли все согласования, а воз и ныне тут.

И, конечно, необходимо совершенствовать регулирование нормативно-правовое в рамках готовящегося на сегодняшний день технического регламента на безопасность рыбной продукции, но на всех звеньях технологической цепочки.

Третий серьёзный вызов. Ну ещё в этой же рамке я расскажу об аквакультуре. Много было сказано. Хочу вас проинформировать, что было уже два заседания рабочей группы, на которые приходил официальный представитель правительства, назначенный Медведевым, первый зам.министра сельского хозяйства Игорь Евгеньевич Манылов. И решения нашей комиссии, решения были следующие: гармонизировать понятийный аппарат с существующим законодательством и законодательством Таможенного союза, уточнить в статье 6 момент установления права собственности на объекты аквакультуры, очень важным моментом является и обеспечение равных условий...

Председательствующий. Правопользования.

Глубоковская Э.Г. Да, я заканчиваю. Так. И ещё один слайд, пожалуйста. Если говорить о любительском рыболовстве, тоже хочу проинформировать, что абсолютно широко обсуждается на сегодня, то есть было обсуждение с руководством "Народного фронта" и депутатами разных фракций, обсуждение на консультативном совете фракции "ЕДИНАЯ РОССИЯ", приходил Манылов Игорь Евгеньевич на фракцию "ЕДИНАЯ РОССИЯ".

И здесь тоже много уже говорили о любительском рыболовстве, я бы только хотела добавить несколько моментов, а именно: что нужно ввести механизм дозирования антропогенной нагрузки на объёмы водных биоресурсов, потому что сидит у нас коллега ..., и он знает, сколько народа приезжают, например, в Астрахань, сколько там вылавливается, в том числе и особо ценных.

И вот на перспективу, ещё одна минута, Владимир Иванович. Перспектива - у нас сегодня обязательно нужно вернуть к жизни закон "О сохранении осетровых", потому что особо ценная порода рыб. Этот закон, он нацелен, понимаете, это вообще как бы визитка России на мировом, это мировой бренд России. И это наш долг перед последующими поколениями, мы должны не только картинки показывать и рассказывать, мы должны им оставить эти особо ценные водные биологические ресурсы. А вообще в отраслевом законодательстве надо идти по пути кодификации, как сегодня есть в других отраслях, сегодня есть Водный кодекс, есть Кодекс о недрах, есть Кодекс лесной, и готовится Экологический кодекс.

И мы должны, я думаю, мы справимся, Владимир Иванович, Андрей Анатольевич, представители Минсельхоза, мы с этим справимся, у нас четыре года впереди. Но только так, чтобы законопроекты охватывали все процессы технологической цепочки от вылова водных биоресурсов до реализации уже полученной продукции. Спасибо за внимание.

(Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо.

Слово предоставляется Онищенко Геннадию Григорьевичу, руководителю Роспотребнадзора.

Подготовиться товарищу Мокеровой.

Онищенко Г.Г. Глубокоуважаемый Владимир Иванович, глубокоуважаемые участники парламентских слушаний!

Я позволю себе напомнить о том, что рыба и рыбные продукты являются сегодня одним из главных поставщиков качественного белка в потребительской корзине россиян. И они не заменяются ни красным, ни белым мясом, тем более, с красным мясом проблемы, в том числе и у нас. Вы видите постоянные скандалы, которые происходят на рынках хвалёных западных рыночных экономик. И безусловно, с одной стороны, они резко уменьшают рынок, в оперативном плане рынок поступления белка через красное мясо населению нашей страны, а с другой стороны, отбивают охоту у нашего населения верить в то, что сегодня, и потом, собственно, доступность, доступность экономическая прежде всего. Всё-таки рыба и рыбная продукция в своём широком ассортименте - это более доступный с экономической точки зрения белок.

Напомню, что многие развитые экономики в зависимости от пищевых предпочтений, от культуры питания в разной мере используют мясо. Ну, Япония понятно - 64 килограмма, Норвегия - 47, США - 22, и Китай - 25. А мы пока не доходим до этих цифр, хотя иногда слышатся избыточные оптимистичные цифры, что мы чуть ли не уже 40 килограммов едим рыбы на душу населения.

По закону о потребительской корзине от декабря 2013 года, объём потребления на одного человека в год рыбопродуктов составляет для трудоспособного 17,5 процента. Для пенсионера - 16. И 18,6 - для детей до 14-ти. Притом что здесь имеется дефектура примерно по 2 килограмма в каждой из социальных категорий, которые я вам назвал.

В этой связи, конечно же, качество рыбной продукции, её доступность для нашего населения является не только рутинной отраслевой проблемой, но она ещё и приобретает социальный аспект серьёзный. К сожалению, мы отмечаем, что по качеству рыбной продукции, вот по данным только 2012 года, я не говорю в динамике, при объективно-репрезентативной выборке, составляющей 38 тысяч 567 проб, которые были отобраны по микробиологии в гражданском обороте, то есть в торговых сетях, несоответствие гигиеническим нормативам по микробиологическим показателям у нас составляло 8,8 процента, притом что в 2011 году это было 8,15 процента. А если говорить о 2008 годе, то 7,8. То есть всё-таки динамика к нарастанию идёт.

Конечно же, здесь есть те проблемы, которые лежат сегодня в сегменте надзорной деятельности. 294-й закон, который резко ограничивает доступ контрольных органов на гражданский оборот, на производственную площадку, он сегодня, конечно же, играет свою негативную роль. Мы арифметическую составляющую исполнения этого закона выполнили, но не противопоставили этому более эффективный надзор, базирующийся на принципиально новых методологиях, новых видах исследований и, самое главное, на неотвратимости выявленных нарушений.

Что касается контроля за импортом, то здесь примерно те же цифры и в той же динамике прослеживаются по микробиологии. Если говорить о географическом распределении, то наиболее неблагоприятная ситуация складывается в Уральском округе, это один из населённых регионов и самый населённый в азиатской части нашей страны, здесь показатель составляет 10,7 процента, каждый десятый килограмм рыбы, находящейся в гражданском обороте, не соответствует требованиям. Сибирь - 9,9, Дальний Восток - 14,5.

Химические показатели 2012 года составляют 4,9. Здесь идёт действительно снижение, притом что в 2011 году у нас было 6,2, и так далее. Поэтому я что хотел бы в этой связи сказать. Те вызовы, которые нас сегодня подстерегают в этом плане, дальневосточный регион - это естественный регион добычи дешёвого, сравнительно дешёвого белка для потребительской корзины нашего населения, подвергся тоже антропогенным испытаниям, аварии на "Фукусиме". Выброс радиоактивных нуклеидов долгоживущих, потому что благородные коротыши, они уже не представляют никакой ценности, кроме исторической памяти о них, составил больше, чем выброс Чернобыльской АЭС.

Если подавили Чернобыльскую АЭС в считанные сутки, даже дни, то здесь выброс составлял более двух месяцев, была использована абсолютно неэкологическая технология, когда использовалась только вода, которая контоминировала прибрежную зону японских островов. И в этой связи тот контроль, который мы ведём за радиоактивной безопасностью, мы говорим, что на сегодняшний день эта рыба абсолютно безопасная. Причём по видам рыб, я, не имея времени, не буду называть их, так сказать, биологический цикл этой рыбы, где она нерестится, где она в основном использует для своего питания и роста. Но тем не менее мы использовали, понимая опыт с ... именно в этом бассейне, когда Китай из-за непродуктивного использования всех материалов, всех ядохимикатов, пестицидов производит вброс, то если в водах мы не находим никаких превышений, даже следов, то в результате накопления через биологические цепочки – это благородные рыбы, рыбы хищные, мы всё-таки прогнозируем вместе с профессиональными рыбными институтами возможность в отдельных партиях рыб появления такой контаминированной и представляющей генетическое значение ... фактору рыбы. Это может произойти через несколько лет, поэтому такой мониторинг ведётся, ведётся как экспедициями морскими, так и в гражданском обороте в рамках рутинного контроля.

По контролю что бы я хотел сказать, уважаемые коллеги. Конечно же, нам нужно делать так, чтобы всё-таки Россия всю жизнь добывала рыбу, перерабатывала рыбу в основном, конечно, у себя. Нам нужно снижать импортную зависимость, хотя она, к счастью, снижается за последние годы, принятыми, прежде всего, нашим профильным ведомством во главе с господином Крайним, мерами, но тем не менее это должно быть в поле нашего зрения и используя юридические правовые нормы, а мы сегодня – члены Всемирной торговой организации, мы обязаны поставить заслон. Это и нужно для создания рабочих мест, это нужно для того, чтобы мы понимали качество той рыбы, которая к нам приходит.

Проблема глазури, которую здесь мы неоднократно обсуждали и которая сегодня находится в подвешенном состоянии, потому что действующие зарегистрированные нормы санитарные, они не отменены, и я пока не предполагаю их отменять. Принятый Минздравом закон, Минздравсоцразвития, ушедшим в историю, к счастью, сейчас восстановлено Министерство здравоохранения как самостоятельный орган исполнительной власти, он не зарегистрирован в Минюсте.

Мы занимаем позиции, что нам нужно последовательно и целенаправленно уменьшать содержание глазури, действия, исходя из тех требований, которые выдвигает законодательство по защите прав потребителей, потому что это предмет для обмана потребителей, это предмет для компенсации излишним наращиванием ледяной корки тех избытков технологий, которые имеют место быть. Поэтому мы здесь стоим на этом, и это в какой-то мере нормальное законодательно обусловленное препятствие для доступа на российский рынок некачественной рыбы из стран Юго-Восточной Азии.

Ободряющие кивки господина Крайнего меня лишний раз убеждают в правоте моих слов, хотя я понимаю, что сидят в этом зале люди, которые готовы порвать меня на части за то, что такой норматив сегодня в нашей стране действует.

Теперь следующий вопрос насчёт контроля и насчёт разделения полномочий. Я, например, считаю, что сегодня действуют избыточные нормативы, избыточные нормативы, прежде всего, принятые на уровне законодательных собраний регионов. В частности, приостановленный, но не отменённый закон, который был принят в Мурманской области, когда каждый сейнер, приходящий из 18-мильной зоны и далее, он обязательно, вся продукция должна быть подвергнута контролю. Такой контроль никому не нужен, он обременителен, он абсолютно ничего не даёт.

Наша позиция заключалась в том, что мы знаем ситуацию в акватории вылова, мы знаем те суда, с точки зрения соблюдения технологий наличия холодильного оборудования, переработки, если она есть, хотя она практически, к сожалению, сегодня не проводится, и выборно этот контроль должен осуществляться выборочно, но не каждой партией,  потому что всё это делается в лабораториях, не имеющих под собой правовой базы и накладывающей достаточно серьёзную, я бы сказал, может быть, даже кабальную нагрузку, потому что платить за эти исследования должны те, кто рыбой занимается.

Если будут какие-то предпосылки, вот как сегодня появилась проблема в акватории дальневосточных наших бассейнов, тогда нужно корректировать соответствующий контроль, но делать его чохом, ради контроля и ради... Этого делать не нужно. Такова наша позиция. Я не знаю, изменилась ли она сегодня у Роскомрыболовства в связи с тем, что они изменили свой правовой, своё правовое положение в системе иерархии.

Я ещё один хотел бы вопрос поднять - это вот состояние тех рек, которые впадают в наши бассейны и рыбных ресурсов, которые есть. Мы с вами, неоднократно у нас возникали проблемы с нашим Амуром, когда идёт хищническое загрязнение со стороны китайских предприятий. Это и объективные причины, чрезвычайный демографический карниз, который висит над нашей страной, над теми водными, пресноводными ресурсами, которые есть, и просто политика Китайской Народной Республики, не использовать технологии очистки с тем, чтобы минимизировать себестоимость и быть конкурентоспособной на мировых и на внутренних рынках.

Сегодня Амур во многом представляет из себя водную артерию, непригодную для использования даже в рекреационных целях. Мы сегодня вынуждены Хабаровск переводить на тунгусские подземные месторождения воды, потому что та традиция, которая была с момента основания этого города - использование открытого водоёма Амур для питьевых целей, она не используется. Это влияет, в том числе и на рыбные ресурсы, потому что тот выброс, который идёт в море, в океаническую среду, он тоже загрязняет её. Поэтому это не может ни сказаться на качестве той рыбы, которая есть как в пресноводных, так и в прибрежных промысловых водоёмах.

И я предлагаю нашей Думе вписать в наше решение и инициировать вместе с ...Рыболовством и нами, проведение региональной международной конференции, может быть, на уровне законодателей, может быть, промысловиков с тем, чтобы не только Россия говорила, что Китай хулиганит, но и говорила: есть бассейн, в том числе и Япония, Южная Корея, ну, может, даже и Северная к нам присоединится, в общем, все страны этого бассейна. Это очень важно и нужно.

Что касается нашего решения, то вот те документы, которые сегодня представлены на рассмотрение, мы их рассматривали, мы их видели, но мы оставляем за собой право, при подготовке ко второму чтению, ещё раз критически вернуться к ним, потому что мы знаем хорошо, что законы меняются принципиально, после того, как они подготавливаются или проходят второе чтение, при всей той нормальной составляющей, которая бывает при внесении их в Думу и так далее. К сожалению, горький опыт закона по табаку, когда целый ряд принципиальных положений ушли из этого закона, который сегодня на... Закон хороший, спасибо за него, он нас двигает далеко вперёд, но целый ряд положений можно было в нём сохранить. Но это уже не об этом.

Благодарю за внимание.

Председательствующий. Спасибо, Геннадий Григорьевич. (Аплодисменты.)

Слово предоставляется Мокеровой Ирине Вадимовне, заместителю председателя правления Союза рыбопромышленников Севера. Подготовиться товарищу Блажко. 

Мокерова И.В. Уважаемые коллеги, я буду говорить о модернизации и обновлении флота.

В 2008 году было проведено распределение квот на 10 лет. Такое закрепление долей давало возможность судовладельцу планировать работу на 10 лет и, прежде всего, модернизировать и обновлять флот.

Более того, сегодняшние достижения рыбохозяйственного комплекса, во многом результат произведённого закрепления. Но не успели подписать договора на распределение долей, сразу же посыпались предложения, инициативы депутатов, организаций, правительственных структур о внесении изменений в закон "О рыболовстве". И наиболее живучая инициатива, касающаяся передела устройства работы отрасли, является идея «квоты под киль». Но квоты - это не манна небесная, которая свалилась на головы рыбаков, квоты заработаны рыбаками.

Так до 2002 года скумбрия и до 2007 года путассу в открытой части Атлантики ловились по заявительному принципу, и только благодаря тому, что рыбаки северо-запада на протяжении 10-15 лет ежегодно вылавливали 60 тысяч тонн скумбрии и 200 тысяч тонн путассу, Российская Федерация при распределении ресурсов получила свой процент в общем допустимом улове. Естественно, на ресурсы были заключены договора с рыбаками на вылов в зависимости от их вылова за последние 5 лет, в этом и заключается исторический принцип.

Судовладельцы на севере и администрация компаний - это не случайные люди, как правило, имеют все они высшее морское образование и рабочие дипломы капитанов дальнего плавания, механиков, электромехаников первого разряда, живут в Мурманске по нескольку десятков лет, родились в этом городе или приехали по окончании морских училищ.

А как ставится вопрос? В 2018 году квоты могут получать суда, построенные на российских верфях, но нет в составе рыбопромыслового флота судов, построенных на российских верфях, за исключением мелкотоннажного флота, работающего в прибрежной зоне. И почему суда, типа "Моонзунд" порядка 10 единиц, которые переоборудованы, а стоимость переоборудования составляет 10-15 миллионов евро, которые могут успешно работать ещё 10-15 лет надо списать в металлолом.

Наша компания имеет два судна в возрасте 17 лет и есть масса таких примеров. Я вот здесь в раздатке читаю, и мне грустно это читать, я категорически не согласна: "Из-за несовершенной техники и низкой производительности суда, добыча многих видов водных биоресурсов становится не рентабельной, оставляет желать лучшего качество рыбного сырья, практически весь рыбный промысел осуществляется с применением технически устаревших судов, технологий улова. Качество рыбного сырья, выловленного и обработанного отечественным флотом, разительно отличается от аналогичного сырья, добытого иностранными судами". Кто это написал?

Я не согласна. Это совершенно не так. Суда давно модернизированы и работают в соответствии и на уровне и ни чуть не хуже наших западных коллег. И почему сырье с удовольствием потребляемое, поставляемое нами на экспорт принимается, используется и ему рады, и оно покупается? И в то же время мы говорим, что, а вот мы отстали, у нас не получается. Кто решил это?

Это не так. Флот модернизируется, обновляется и нам не так много надо крупных кораблей на северо-западе и, конечно же, не сотни единиц, если говорить о крупнотоннажных судах. Крупнотоннажные - не более 10-ти в течение ближайших 20-ти лет. И, конечно, мы думаем и делаем попытки строительства новых судов на российских верфях.

Например. После закрепления квот на 10 лет в 2008-2009 году так пытались сделать компания "Фор", "Холдинг-Карат", "Мурмансельдь", "Робинзон". Несколько дальше пошло наше предприятие. Целый год мы самостоятельно пытались договориться с заводом Петербурга, Северодвинска и, поняв, что нам самим не справится, обратились в правительство.

Министр Гордеев написал письмо министру Христенко, дал поручение господину Стругову в управление судостроения, разместить заказ на наше судно, было проведено два совещания в Москве, ездили на заводы Петербурга. После некоторого времени переговоров заводы нам отказали. Управление судостроения перестало отвечать Министру Гордееву. Был подан ответ, что наш проект принципиально не рекомендуется, нам нужно подсоединиться к АТФ, к Архангельскому трансфлоту, который размещает уже заказ. Но где этот заказ и где это судно для АТФ, а прошло уже три года?

В настоящее время за 5 лет, в течение которых существует идея «квоты под киль», для того, чтобы приблизить российские верфи к возможности строительства рыболовных судов, не было сделано ничего. А необходимо в первую очередь разработка правил регистра для рыболовных судов, они сильно отличаются наши правила, потому что не выделено отдельной графой правила для рыбопромысловых судов, отмена НДС между российским заказчиком и российским подрядчиком, отмена таможенных пошлин и НДС на ввозимое оборудование, и нет схемы финансирования строительства судов. Лизинг является абсолютно точной копией кредитования. По лизингу можно купить готовый продукт, но строить судно в течение 2-3 лет и расплачиваться после него 8-10 невозможно, потому что под залог требуется находящееся в собственности лизингополучателя, а вот стоимость закладываемого оборудования может быть меньше стоимости строящегося.

Вот в тех же размерениях, я вот для примера скажу. Крупнотоннажное  судно в размерении 120 метров на 20 сегодня на вторичном рынке до 20 миллионов евро. Построить новое судно таких же размеров, например, на испанской верфи, это будет уже 70 миллионов евро, 80 миллионов евро. Это разные цифры. А если говорить о Пулковском меридиане, то это в соотношении 10 миллионов евро против тех же 70 миллионов евро на новое строительство, 80 миллионов евро, в зависимости от насыщения.

Сегодня мы имеем ситуацию, когда верфям мы не нужны как заказчики, и мы не имеем ни одного предложения от наших верфей, конкретного предложения от верфей на строительство судов. В то время как мы завалены предложениями от иностранных верфей строить новые суда.

Если взять программу развития судостроения до 2030 года, в ней написано, что реально верфи могут построить гражданские суда только после 2016 года, и то после выполнения первого этапа программы государственного финансирования в несколько десятков миллиардов рублей. В программе написано, что российские верфи не в состоянии конкурировать с верфями Кореи и Китая в строительстве транспортных судов, а российское судостроение не претендует на строительство судов этого типа. Но ведь надо понимать, что российские рыболовные суда, которые необходимо построить, они будут намного сложнее транспортных. Рыболовные суда в России никогда не строились. Так почему такое желание строить рыболовные суда только в России?

Я читала эту программу и не понимаю, почему ФАР оказался в числе участников программы развития судостроения. Почему рыболовство должно стать донором российского судостроения? Это две разные отрасли. Рыболовство в принципе не может быть донором судостроения, потому что стоимость рыболовных судов несоизмерима, например, со стоимостью заказов Военно-Морского Флота. Однако в программе развития судостроения написано (страница 40), что одним из условий развития судостроения является пересмотр принципов квотирования рыболовных ресурсов. Вот прямо вот так. А на странице 41 бодро написано, что за 12 лет российские верфи построят 180 крупных, 2 тысячи 120 малых судов для рыболовства. А кто будет нести ответственность за этот абсурд?

За последние 5 лет в соответствии с текстом той же программы построено в России (в той же программе написано) 2 подводные лодки, 5 средних судов для ВМФ и 40 судов гражданского назначения, включая малые.

Председательствующий. Завершайте. Ваше время завершилось.

Дайте ещё минуту.

Мокерова И.В. Я завершу. Только что нам необходимо? Что на самом деле необходимо для обновления рыболовного флота? Обязательным и главным условием обеспечения возможностей модернизации действующего флота и строительства нового является закрепление рыболовных ресурсов за предприятием на длительный, достаточный для окупаемости вложений период.

Вторым важным условием является предоставление заказчику - рыбаку - возможности выбора предприятия-строителя только по двум наиважнейшим критериям: цена и качество, безотносительно, российская верфь или иностранная. Только в условиях действенной конкуренции российские верфи сделают шаг в техническом перевооружении, а гарантированный заказ развратит и сломает и без того слабое судостроение. Только в условиях, когда правила работы гарантированы неизменно на длительный период, есть возможность планировать свою деятельность и отработать взятые кредитные ресурсы. Когда у заказчика есть возможность выбрать верфь - подрядчика по критериям: стоимость, качество, срок, вот тогда можно говорить, что условия модернизации строительства рыболовного флота есть. Если к этому прибавить институты финансирования, отмену НДС, ввозной пошлины на оборудование, новые суда, запретить попытки за счёт рыбаков помочь другим отраслям народного хозяйства, вот тогда можно будет сказать, что в строительстве нового флота заинтересованы не только сами рыбаки, но и государство.

Стоит добавить, что если мы сегодня говорим о подъёме отрасли, на мой взгляд, мы находимся... стоим...

Председательствующий. Спасибо, Ирина Вадимовна.

Слово предоставляется... (Шум в зале.)

Пожалуйста.

Мокерова И.В. Важный момент. Нам некуда наращивать больше выпуск продукции. Мы теряем внутренний рынок. Нашу чистую от химии, качественную, полезную во всех отношениях рыбу с внутреннего рынка успешно вытесняют китайские, вьетнамские и прочие азиатские, непонятно каким путём выращенные рыбы, сбыт которых продвигают торговые сети.

Сегодня у нас путассу, у нас тысячи тонн путассу, а от 11-ти до 17 рублей она никому не нужна. Вы знаете какой-нибудь продукт белковый, полезный по цене 20 рублей за килограмм? А она не нужна, она вытеснена. Я не думаю, что кто-нибудь из наших рыбопромышленников Севера рискнёт этой весной привезти путассу в российский порт.

Этот вопрос - вопрос продвижения российских товаров на внутренний российский рынок - нужно поднимать отдельно, нужно создавать рабочие группы, нужно разрабатывать мероприятия.

Председательствующий. Понятно. Спасибо. (Аплодисменты.) Ирина Вадимовна, спасибо. Особенно за последние слова, вы вспомнили, оказывается об отечественном производстве, об отечественном рынке, но до этого только походя там все 400 лет ещё от Петра I до всех до сегодняшних наших судостроителей, на них на всех поставили крест, вам ближе литовский, вам ближе другие верфи, непонятно нам вот эта ситуация. Значит, там вам дай свободу действий, чтобы старьё покупать подешевле, у нас уже самолёты покупали старьё подешевле и понятно, что происходит с этим вопросом. И как-то так непонятно, а тут вот вспомнили, причём правильно вспомнили, об отечественном товаропроизводителе, об отечественном рынке. Давайте комплексно так рассуждать и не забивать вот эти гвозди так, как выгодно одной компании. Вы даёте оценку, кто это сказал, да все это сказали, что нет сегодня рыболовецкого флота, а есть осколки от него. А вы говорите: на уровне вашей компании есть обновление, но есть там, допустим, у вас судна соответствующего. Но разве может это в целом менять ситуацию?

Вот у нас от того, что мы, таким образом, распыляем все наши, в этом отношении действия и мысли, так у нас и не будет допустим на Юге ни одного своего порта, ни одного своего холодильника. Зато будем с трибуны говорить, что у нас всё хорошо, кто сказал, что плохо. Мы сказали, что плохо. Все вместе с вами, я надеюсь. Потому что вы в конце говорите, а вот добудем и девать некуда. Потому что нет доступа на рынок, а если есть доступ, посмотрите, в цене рыбака какая, в конце концов, процентная часть в рознице оттого, что берут рыбу у рыбака. Она будет составлять 12–15 процентов. А во всём мире 50 и так далее, и так далее.

Нет, если бы все 100, так вы бы радовались. Как 100? А куда делась транспортное, вы не поняли о чём я говорю. Ваша, рыбака себестоимость в стоимости розничной цене 12–15 процентов труд рыбака оценивается, даже меньше. А вы говорите 100. Но, ладно это так к слову, что там, где хорошо в компаниях мы за это. Но вот так вот ставить крест о том, что мы будем строить там и так далее, другой разговор. Чтобы действительно выгодно было на наших верфях строить, создавать всё для нашего бизнеса в этом плане. Это совершенно другая постановка. Мы так и ставим эти вопросы, так и ставим, исходя из кредитной линии, исходя из налоговой политики и так далее, и так далее. Но, снова мы должны понимать, что сегодня нам продадут там дёшево это судно или построят дешевле, но когда мы похороним, в конце концов, окончательно наше судостроение, там мы не укупим и потеряем вообще всё. Мы это уже проходили, особенно в системах ВТО. Даже на элементарных направлениях обеспечения. Вот та же птица, помните в одно время, вот дешёвые, стали покупать, как только разорили Птицепром, цена стала необыкновенно высокая, в том числе и в Мурманской области.

Ладно. Хорошо. Идём дальше. Слово предоставляется Блажко Борису Лаврентьевичу, председателю Правления "Росрыбколхозсоюз", подготовиться члену Совета Федерации Заболотной Татьяне Владимировне. Всем напоминаю регламент 7 минут, вы отслеживаете там всё.

Блажко Б.Л. Спасибо, Владимир Иванович. Очень своевременно этот вопрос обсуждается, спасибо тем, потому что проблем у нас очень много именно по нашей линии для наших рыбаков. Но для раскрытия смысла вносимых предложений, необходимо, по нашему мнению, определиться с перечнем факторов реальной экономики, производство рыбной продукции – это является основой для нас с вами. Прежде всего, это фактические наступления на, за редким исключением, стабилизации отраслевого законодательства. Шесть лет назад законами Российской Федерации определены основные меры. Вместе с ними, как мы надеемся, и завершилась кадровая перетасовка органов управления, и это особенно повлияло, стабильность в рыбной отрасли уже длится в течение нескольких лет.

Бесспорным фактором стала взаимосвязь долгосрочного закрепления долей квот добычи водных биоресурсов с ростом отраслевых показателей добычи рыбы. Именно вот эта взаимосвязь повлияла на ту всю нашу деятельность. Практика показала, что именно доли являются инструментом, способные решать многие вопросы для рыбной отрасли.

Но следует отметить, что наряду с этими механизмами, которые обнаружились в процессе деятельности, в эти же годы были созданы и другие инструменты. Новые нормы усиления принципа возможности декларирования административного влияния на деятельность рыбной отрасли привели в ряде регионов к отрицательным результатам.

К примеру, в ряде регионов была внедрена коррупционная конкурсная документация по распределению рыбопромысловых участков. Это проявилось особенно на Камчатке и в Хабаровском крае. За этим, естественно, последовали и целые серии жалоб  из этих регионов.

Или иной, другой пример, по прибрежному рыболовству. Здесь об этом уже говорили, и очень характерно, что этот вид деятельности прибрежного рыболовства занимают многие организации, но до конца он пока не решён.

Владимир Иванович, мы знаем, следим за этим процессом, и представляем, что это всё-таки пока на сегодня тупиковая ситуация с тем, как контролирующие органы относятся к деятельности этого флота прибрежного. Во многих регионах, вы знаете, просто прекратилась работа флота, хотя счёт пока идёт в пользу рыбаков.

За последние два года прошло 8 судебных решений. Так, 6 решений - в пользу рыбаков и 2 - только в пользу контролирующих органов. Это я имею в виду, пограничники. Поэтому тут вопрос ещё в том, как читаем мы, как, во-первых, пишем, и как умеем читать. Потому что закон "О рыболовстве" в первой статье говорит, можно делать то, что делает флот, 7-я статья - не совсем чётко говорит, но она подтверждает это. А в то же время мы ведь никак не можем разобраться. И на сегодня в нашем понимании обстановка здесь всё-таки тупиковая по вопросу прибрежного рыболовства.

И поэтому, если вот сегодня рассматривать вопрос обеспечения эффективного развития рыбохозяйственного комплекса, то надо всё-таки признать и дать отрицательную оценку тем предложениям, о которых уже здесь звучало. Я это имею в виду, «квота под киль».

Владимир Иванович, что такое в нашем понимании "квота под киль"? Это простая будет продажа сырьевых ресурсов в год по ценам, которые они сами бы устанавливали, какими-то госкорпорациями. Вот и всё. Потому что основой пока, о том, о чём и вы говорите, основы пока серьёзной нет, как строить у нас флот. Вы знаете хорошо, как в Советском Союзе это происходило и как сегодня в этой части.

И второй вопрос. Квота "под киль" и внесудебные решения, все вопросы решены, но не все этот вопрос знают. Но все вопросы решены, а Минфин и банк его проталкивают. И что характерно, Минсельхоз ещё молодой, ранний в рыбной отрасли, а он подобные проблемы поддерживает.

Но я не буду дальше развивать события, я просто хочу от имени Всесоюзных рыбохозяйственных организаций ..., внести предложения для того, чтобы они были отражены, так сказать, в итоговом документе сегодняшнего "круглого стола". Первое - подготовить и принять в первом полугодии 2013 года законодательную норму, устанавливающую с 2018 года на 20 лет квоты. Именно сегодня, сейчас, пока этот вопрос, так сказать, решается, потому что я говорю, ... и другие моменты.

Второе. Подготовить и принять нормы, отменяющие обязанность уничтожения водных биоресурсов в ходе научно-исследовательских целей и контрольного лова. Это до сих пор, я бы сказал, ну несерьёзная, если не сказать большее, норма была записана. Так кто-то дал команду, её записали и до сих пор действует, не можем никак работать. А это научно-промысловый флот.

Снять запреты на использование и обработку, выпуск продукции по прибрежке, ну, то, о чём вы, так сказать, уже говорили несколько раз.

Ну, по аквакультуре - понятно, надо срочно принимать закон, мы тоже предлагаем его... (Микрофон отключён.)

Председательствующий. Так, ваше время завершилось. Дать минуту вам ещё, да?

(Аплодисменты.)

Вы можете предложения сюда нам передать и завершайте. Дайте 30 секунд.

Блажко Б.Л. Два слова. Владимир Иванович, значит, по вопросу ... флота. Андрей Анатольевич говорил, что сделали то, что он сказал, поезд ушёл, закон принят, и будет так, как действует Минтранс. Потому что агентство по рыболовству без общественности такие вопросы обсуждает, это первое.

Владимир Иванович, ну и в отношении, я дилетант в этой любительской рыбалке. Но 15 лет работают специалисты и над законом "О рыболовстве", и до сих пор такие вопросы. Что будет с этим законом по любительскому? Ведь его делают люди, которые не знают тонкостей, будет ещё хуже. У меня предложение, Владимир Иванович, на 10-15 лет положить этот документ, пусть он сок даст. Спасибо.

(Аплодисменты.)

Председательствующий. Он уже сок даёт, 100 тысяч подписей рыбаки-любители собрали за месяц и принесли сюда его. Уже так даёт сок, что мало не кажется никому.  Поэтому давайте вместе решать эту проблему, которую надо решать. А запретить или отдать сегодня чиновничьей братве все серьёзные берега с тем, чтобы лишить каждого человека этой возможности, это конституционное преступление.

                  . Закон как раз это и готовит.

Председательствующий. Закон это не будет готовить, а закон решит как раз другие проблемы. Я так и думаю, что эти аплодисменты непонимания были.

Договорились, движемся дальше.

Слово предоставляется Приморскому краю, Заболотной Татьяне Владимировне, члену Совета Федерации.

Подготовиться Степахно.

Заболотная Т.В. Добрый день, уважаемые коллеги!

Я представляю Приморский край, город Владивосток, поэтому проинформирую вас о рыбацких проблемах, которые касаются нашего федерального законодательства. Здесь уже ряд вопросов звучал, и наш уважаемый Андрей Анатольевич уже тут озвучил одну проблему тем не менее я к ней вернусь.

Для Приморья, для десятков рыбодобывающих предприятий, сотен экипажей промысловых судов, тысяч семей рыбаков и работников рыбной отрасли жизненно важно, чтобы законодательная основа рыбной отрасли была прозрачной, простой и понятной, в частности в сфере распределения квот добычи водных биоресурсов, а также в вопросах, касающихся установления единого промыслового пространства, закрепления рыбопромысловых участков для осуществления товарного рыбоводства на более длительный период, то есть 20 лет, не ниже.

Вы наверное наслышаны, что в Приморье сложилась неблагоприятная ситуация с проведением так называемых "крабовых аукционов". Те компании, которые способны были добывать краба, они были лишены возможности участвовать в торгах, так как статья 57 166 Федерального закона "О рыболовстве и сохранении водных ресурсов" гласит так: участие в аукционах по продаже права на заключение договора о закреплении долей квот добычи водных биоресурсов могут принимать только лица, осуществляющие рыболовство данных водных биоресурсов на основании договоров, заключённых с научными организациями до 31 декабря 2008 года.

Указанная статья фактически привела к ограничению количества участников аукционов, что отрицательно сказалось на пополнении бюджета. Примером может послужить и проведённый в 2010 году аукцион на вылов краба-стригуна в подзоне Приморья, где из восьми заявителей были допущены только два.  В прошлом году такая же история по вылову краба камчатского, краба синего и волосатого четырёхугольного - тоже только две компании.

В целях исправления сложившейся ситуации приморским рыбохозяйственным советом была создана рабочая группа, которая высказала свои предложения по внесению изменений в 57-ю статью, где необходимо не только изменить название, здесь я с вами соглашусь, но и несколько её частей. Это принципиальное предложение рыбаков. И то, что оно сегодня поддержано с этой трибуны, честно говоря, меня это обрадовало.

Также рыбацкое сообщество считает важным рассмотреть вопросы, касающиеся установления единого промыслового пространства. Рыба, не знающая границ, совершает свои миграции по всему пространству территориального моря и исключительной экономической зоны. Уловы водных биоресурсов изымают из единого промыслового запаса, вы это знаете, который не делится на запасы территориального моря, исключительной экономической зоны, это подтверждает и наша рыбохозяйственная наука.

Восьмилетний опыт, к сожалению, по искусственному разделению квот на промышленные и прибрежные показал, что ожидаемого развития прибрежных посёлков так и не произошло, а участие регионов в распределении квот свелось чисто к техническим функциям. После изменений в законодательстве рыбной отрасли, которые коснулись прибрежного рыболовства, также были некоторые осложнения.

Рыбакам разрешили осваивать прибрежные квоты за пределами территориального моря, на значительном удалении от пунктов базирования и выгрузки улова водных биоресурсов, но при этом не разрешили производить продукцию и перегружать её в море на транспортные суда. Таким образом, освоение прибрежных квот на большом удалении от берега становится экономически невыгодным. Рыбохозяйственный совет Приморья считает необходимым вернуть историческую справедливость и установить единые промысловые квоты и единое промысловое пространство.

Теперь несколько слов буквально об аквакультуре. Сам процесс принятия закона, он проходит очень долгий и мучительный путь - и по обсуждению, и по согласованию, и по рассмотрению проекта. Кстати, вот последний вариант законопроекта, туда тоже вот не вошли предложения, мы считаем, что это принципиально важно, и будем предлагать со своей стороны, это защита объектов аквакультуры от браконьеров или, можно даже сказать, от грабителей. У нас есть и своё видение, и свои поправки.

Также есть позиция, что выпуск объектов аквакультуры субъектам должен осуществляться в пределах рыбоводного участка, который предоставлен в пользование этому субъекту аквакультуры и который может быть применён как залоговая часть для получения кредитных ресурсов.

Справедливости ради хочу отметить, что рыбаки Приморья с удовлетворением отметили, что в принятой на заседании правительства 28 февраля программе по развитию рыбохозяйственного комплекса до 2020 года учтены наши предложения по государственной поддержке аквакультуры через субсидирование процентных ставок по кредитам для целей аквакультуры, лизинговых платежей и, самое главное, развития системы страхования рисков.

Мы уверены, что введение в действие этих финансовых механизмов сыграет знаковую роль в развитии и поддержке аквакультуры. Хотелось бы, чтобы также было учтено ежегодное недоиспользование федеральных бюджетных средств, которые потом возвращаются. Вы знаете, о каких суммах миллиардных я говорю.

Также мы выражаем надежду, что закон "Об аквакультуре" будет принят на этой сессии, на весенней, потому что он уже на контроле и у президента страны, и у председателя правительства. По сути, мы открываем дорогу новой и очень перспективной отрасли, которая даёт не только биологически необходимые продукты питания, но и продлевает нашу жизнь и жизнь наших детей.

Большое спасибо за внимание. Я бы хотела поблагодарить наших мужчин за то, что они чуть-чуть, так сказать, долю внимания в адрес женщин сегодня тоже сказали. Всех с наступающим праздником.

(Аплодисменты.)

Председательствующий. Слово предоставляется нашим мурманчанам. Степахно Геннадий Васильевич, председатель комитета Мурманской области, Мурманской областной Думы по природопользованию, рыбохозяйственному и агропромышленному комплексу. Пожалуйста.

Степахно Г.В. Спасибо, Владимир Иванович, спасибо, уважаемые коллеги...

Председательствующий. ... товарищем из Красноярска.

Степахно Г.В. ...за то, что началась всё-таки настоящая дискуссия. Я бы хотел отважиться и от имени мурманчан и от себя поблагодарить наш комитет профильный в Госдуме, который в этом созыве уже второй раз держит руку на пульсе. 18 июня в этом зале мы обсуждали рыбу и ВТО, вы помните, и хорошие решения были. Кстати, зря мы сегодня не оттолкнулись, наверное, от решений нашего съезда третьего рыбацкого, проведённого по инициативе северян, там 34 пункта. Кстати, они все практически вошли в сегодняшние рекомендации и там есть всё, и рыбодобыча, которая сегодня стабильно работает, ей бы только не мешать. Там есть задачи, которые поставлены перед развитием инфраструктуры, рыбопереработка, о которой забыли НДС, которая должна быть добавленная стоимость в России. Там есть и забота о науке, которую сегодня выбрасываем и недофинансирование, а мы бы только на Севере могли бы выловить сегодня одной трески тысяч на 200, на 300 больше. Там есть много проблем, связанных и с аквакультурой, особенно на Севере. Это очень болезненная точка, об этом скажу.

Вообще рыбный год прошлый можно было бы назвать и рыбаки, мы его называем таким образом. Потому что был съезд, был наш комитет по ВТО, было неформальное совещание у председателя правительства Медведева 7 сентября этого года, где было 15 конкретных пунктов с датами. Но, к сожалению, ни один из этих пунктов до сих пор так и не выполнен. И вот, к сожалению, проходимость наших инициатив рыбацких, проходимость наших законов, она почему-то в Думе слышится, а, к сожалению, в правительстве или в Правовом управлении президента она не слышится по тем или иным мотивам.

Да, сегодня говорили, что мы должны поставлять сюда рыбу наиболее дешёвую и в больших количествах, и я согласен с этим. Один мой хороший друг сказал, если мы будем больше есть рыбы, мы будем более лояльны к нашему государству. Потому что  рыба - это хладнокровное. Если будем есть красное мясо, как сказал Геннадий Григорьевич, мы будем более хищными, более агрессивными.  Поэтому надо есть для того, чтобы у наших детей и у нас мозги развивались, и мы росли побыстрей и так далее, чтобы вот та путассу, о которой Ирина Вадимовна сказала, мы не продавали с этих судов, которые монстры ловят по 300 тонн в сутки и везут её за 15 рублей в Африку, прокармливая там народ. К сожалению, не в Россию. Мы забыли, что треска в Мурманске в советские годы стоила 43-48 копеек килограмм. Но тогда, Владимир Иванович, была чёткая государственная политика и государственное регулирование в том числе и рыболовством.

Несколько слов о проблемах. Первое. Строительство судов. Вот сейчас специально спрашивал бывшего замдиректора, бывших не бывает... флота Соколов здесь присутствует, сейчас начальник рыбного порта. Владимир Иванович, мы построили в советские времена порядка 70 процентов судов в Польше и в Германии. Ну может быть там в Дании и так далее. Сейчас даже Норвегия. Вот это судно 70 метров, ну кто может быть видел, в Интернете есть, 20 миллионов евро стоит, Норвегия строит его в Турции. Под ключ сдали, вот первое судно, богатая Норвегия. Конечно, хотелось бы строить суда у нас на верфях, но мы такого себе позволить не можем, и мы строим.

В своё время Косыгин выделил 6 тонн золота. Помните, в советские времена? Вячеслав Константинович, наверное, тоже помнит. Для того, чтобы мы строили суда в Польше и в Германии, они как кастрюли сходили с конвейера и пополняли наш рыболовный флот Советского Союза, который ловил до 11 миллионов тонн рыбы. Сегодня мы ловим всего 4,3. Динамика хорошая. Но, к сожалению, эта динамика, в перспективе мы её особо не видим.

Поэтому «квота под киль» это вообще непонятное действо. Это совершенно государственные рейдерские захваты у наших рыбаков. Создайте условия. Я сегодня говорю, меня рыбаки мои останавливают. Мол, здесь надо сменить тогда правительство, чтобы деньги мы вкладывали в наше машиностроение, в нашу отечественную экономику. То есть все «точки роста», которые давали бы возможность строить корабли, скажем, и в Киеве, и в Николаеве, а в России нет. Вот в России мы построили два судна "Звезда рыбака" и "Звезда удачи", если астраханцы здесь есть, так уже одно судно порезали на иголки, 2 миллиона долларов стоит, а второе судно, сегодня банкротом компания оказалась, потому что она стоит у банка, как задолженность.

Поэтому построили судно, а оно сегодня оказывается нашей России и не нужно. Поэтому надо дать возможность сегодня строить суда там, где это возможно. И не надо выдумывать ничего. Не надо впереди пускать телегу, а потом уже лошадь.

Вторая проблема, и очень важная. Это квота, которую пересматривают на, после 2018 года. Владимир Иванович, вот в вашем решении комитета, давайте выполним. Номер 4, по ВТО, вы сказали, что надо по историческому принципу и на 20 лет. Некоторые говорят на 25, на 50 лет. Это как раз тот будет залог, потому что будет рыбная отрасль развиваться. Но неужели опять на аукционы? Если на аукционы как при Грефе, вы собрали второй съезд, помните, я был его инициатором, будучи директором Союза рыбопромышленников Севера. Тогда вы боролись с Грефом, дошли до Миронова, но Путин сказал нет, табу на это дело. И если бы, если сейчас говорят, аукционы, там ... кто там ещё, Министерство торговли, промышленности и так далее, давайте тогда наш первый пункт из нашей программы, нашей партии. Мы с вами в одной партии.

Если национализируем рыбные ресурсы, слава Богу, но тогда все деньги от национализации рыбных ресурсов отдать рыбакам. Если бы 12 миллиардов, которые мы выручили, вернее не мы, а государство выручило от продажи на аукционах в 2003-ом и 2001 году, пустили бы в рыбу и построили бы корабли, тогда, да, а эти деньги расползлись по бюджету, и не понятно куда они ушли.

Поэтому только исторический принцип, сохранить его, не слушать, пожалуйста, тех, кто сегодня подсказывает нашему президенту или нашему председателю правительства.

Третья проблема - это приватизация. Владимир Иванович, Вы лучше всех знаете, что мы против антинародной приватизации, вот идет сегодня приватизация архангельского тралового флота, а следующий наш рыбный порт.

Приехал к нам министр сельского хозяйства Федоров, понял идею, что неподготовленная приватизация. Если приватизация или банкротство ведет к повышению эффективности предприятия, пожалуйста, но оно не ведет.

Поэтому нужно эту приватизацию остановить, и архангельский государевый траловый флот, 162 тысячи вылов за прошлый год, и 20 судов продают за 40 миллионов евро, а это одно судно всего, а за одно судно продают архангельский траловый флот.

А у нас собираются мурманский транспортный узел строить, непонятно какого журавля, а не загружен мурманский рыбный порт, его тоже хотят пустить с молотка.

Мы категорически против! Тем более там чисто рейдерский захват, я уже Валерию Афонасьевичу говорил, что там продали не понятно какой компании, значит наш нефтяной комплекс, который дает 250 миллионов чистой прибыли, и шесть лет Владимир Витальевич Соколов не получает, полтора миллиарда мы не получаем прибыли из-за того, что отдали какой-то ленинградской ООО компанию, которая сегодня ставит в тупик наш рыбный порт, и самое главное, что туда заходят все корабли калининградские, архангельские, ненецкие, карельские, ну и конечно же, мурманские.

Заканчивая свое выступление я хотел бы сказать и подчеркнуть, Владимир Иванович, надо сегодня очень быстро настроить конвейер выпуска тех законов, которые сегодня не работают, в том числе и закон о любительском рыболовстве.

Я хотел задать вопрос Крайнему. Скажите, имею ли я право ловить щуку, где у меня рыболовный участок, вот, например, 5 процентов, там 10 процентов отдают частникам, где я буду выращивать семгу, она платная сегодня. Мне говорят - можешь. А хозяин этого рыболовного участка говорит "нет".

Поэтому хотел президент сказать как лучше, получилось как всегда.

Спасибо. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо.

Слово предоставляется Колесникову Андрею Александровичу, заместителю председателя комитета по природным ресурсам и экологии Законодательного Собрания Красноярского края.

Подготовиться товарищу Звереву.

Колесников А.А. Добрый день, Владимир Иванович, уважаемый президиум. Добрый день, участники слушаний.

Я буду говорить от Красноярского края. Ну, наверное, те вопросы, которые я освещу, наверное, касаются всех арктических территорий, и вообще территорий Сибири.

Начну с самого актуального и главного для нас - это конкретные предложения по изменению в постановление Правительства Российской Федерации номер 264, которое называется - о проведении конкурса на право заключения договора о предоставлении рыбопромыслового участка для осуществления промышленного рыболовства в части исключения требований для заявителей, претендующих на получение в пользование участка на внутренних пресноводных объектах, о предоставлении документа, подтверждающего наличие у заявителя права собственности или аренды на береговые производственные объекты, позволяющие производить переработку водных биологических ресурсов.

Я немножко поясню. Данное требование делает практически невозможным развитие промышленного рыболовства в арктических территориях Российской Федерации,

Поскольку переработка рыбных ресурсов на рыбоперерабатывающих заводах не получает там широкого распространения, причинами этому является сезонный характер добычи, а сами водные биоресурсы Севера потребляются населением без заводской обработки, так как 9 месяцев в году климатические условия позволяют осуществлять заморозку рыбы в естественных условиях. Только на Таймыре насчитывается более 300 рыболовецких хозяйств, разбросанных по всей тундре. Строить такие заводы в тундре, где нет никакой транспортной инфраструктуры практически невозможно.

Справочно доведу. С мая 2012 года проходит согласования проекта постановления по внесению изменений в данное постановление, о котором я говорю, но до настоящего момента так и не подписано.

Кроме того, у нас есть предложение по конкретным техническим замечаниям в проект закона о любительском рыболовстве. Например, в части внесения в пункт 2 статьи 12 перечня ценных пород рыб, которые каким-то образом туда не попали, это такие рыбы, как омуль арктический, частик, тугун, ... и так далее.

Поэтому предлагается либо этот перечень расширить, либо расширить полномочия субъектов Федерации, изложив данный пункт в следующей редакции: "Перечень видов водных биоресурсов, добыча и вылов которых осуществляется по именным разрешениям, устанавливается субъектом Российской Федерации по согласованию с федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по нормативно-правовому регулированию в сфере рыболовства".

Ну, много о чем я хотел сегодня ещё сказать, уже было предыдущими докладчиками озвучено, но вот на вопрос по принятию изменений в постановление Правительства Российской Федерации № 264 я прошу президиум уделить особое внимание. Спасибо. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо большое. Вот образец выполнения регламента.

Зверев Герман Станиславович - президент некоммерческой организации Ассоциации добытчиков минтая. Подготовиться товарищу Мартынову.

Зверев Г.С. Уважаемый Владимир Иванович, уважаемые участники слушаний. Рыбная отрасль работает с национальным природным ресурсов и экономическая дискуссия о способах управления этим национальным природным ресурсов, о методах взимания природной ренты с этого национального природного ресурса может длиться до бесконечности.

Представители разных экономических школ могут с пеной у рта доказывать тот или иной подход к распределению природной ренты, но жизнь требует правильного четкого и последовательного решения.

Именно поэтому, Владимир Иванович, очень правильно, что самой эффективной и легитимной переговорной площадкой между властью, гражданами и бизнесом по определению способов использования национального природного ресурса является парламент. Во всех рыболовных странах мира именно парламентские процедуры позволили выработать цельное, стройное и эффективное рыболовное законодательство, и очень верно, что Россия идёт именно по этому пути.

Российский рыболовный закон, отраслевой закон, он пока достаточно молодой и его можно совершенствовать, и я хочу назвать два направления по совершенствованию этого закона, нашего базового закона.

Первое. Это все, что связано с океаническим рыболовством. Обратите внимание, в 2012 году треть российского вылова, треть, 30 процентов приходится на те водные биологические ресурсы, которые лежат за пределами квотного регулирования, то есть это водные биологические ресурсы, которые добыты в исключительной экономической зоне и террморе в виде ... и неквотируемых объектов, либо те водные биологические  ресурсы, которые добыты в конвенционных водах мирового океана. Таким образом, этот промысел не регулируется и не регламентируется пока в должной мере действующим Законом "О рыболовстве". И естественно это работа на вырост, это способ более детально прописать те процедуры, и Андрей Анатольевич Крайний в своём выступлении коснулся коротко этого, процедуры, которые позволят утвердить российское рыболовной присутствие в мировом океане. Именно там основной резерв вылова для российской рыбной отрасли.

И второе направление работы – это стыковка отраслевого базового закона с законодательством об административных правонарушениях. К сожалению, на сегодняшний день Кодекс об административных правонарушениях даёт невнятное, недетальное, нечёткое определение видов нарушения правил рыболовства. Это не позволяет отграничить отъявленного, откровенного браконьера от добросовестного пользователя не намеренно...  непреднамеренного допустившего нарушения правил рыболовства. К сожалению, административная машина, используя этот административный кодекс, приводит к человеческим трагедиям, приводит к многомиллионным штрафам в отношении людей, честно исполняющих свой долг, работающих, добывающих рыбу.

Поэтому стыковка и синхронизация отраслевого Закона "О рыболовстве" и Кодекса об административных правонарушениях, более детальные формулировки статье 8.17 и 8.37 Кодекса об административных правонарушениях и логическая увязка их с теми статьями Закона "О рыболовстве" и подзаконными актами, которые создают научную и биологическую основу для применения мер воздействия в отношении нарушителей – это серьёзная работа. Это очень поможет и отрасли, и уменьшит тот или, вернее, не уменьшит, а исключит тот инвестиционный риск, который сейчас существует. Из-за резиновых формулировок КоАПа над каждым судовладельцев висит дамоклов меч ареста его судна из-за того, что капитан на его судне превысил выпуск икры минтая на четыре килограмма. Если это произошло, судно стоимость 15-17 миллионов долларов, я говорю о старых судах, может быть конфисковано. Никто не будет складывать 80 миллионов долларов в судно, зная, что из-за непреднамеренной ошибки его капитана, у него это судно могут конфисковать.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое.

(Аплодисменты.)

Слово предоставляется Мартынову Георгию Геннадьевичу – Президенту Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья. Подготовиться представителю Министерства сельского хозяйства.

Мартынов Г.Г. Уважаемый Владимир Иванович, уважаемый Андрей Анатольевич.

Нет сомнения, что эффективность любой отрасли зависит от правового пространства, в котором эта отрасль находится. Почти девять лет назад в 2004 году мы приняли Федеральный закона "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов". Что же произошло за эти восемь, почти девять лет? Стала ли легче отрасль работать?

Если мы внимательно посмотрим на картину освоения водных биологических ресурсов, квотируемых или неквотируемых, то мы увидим, что очень много водных биологических ресурсов недоосваивается или не вылавливаются полностью – это тихоокеанские кальмары, анчоус, ламинария и очень-очень много можно.

Почему это происходит? Да потому что ответ очень прост. И у Приморского края был всего на этот случай... было своё мнение. Мы рыбалку разделили на прибрежку и исключительную экономическую зону, что категорически нельзя было делать. Сегодня наши оппоненты понимают это, и сегодня забросали Государственную Думу различными изменениями к федеральному закону по расширению прибрежки. Мы говорили восемь лет назад: не трогайте это. Мы работали 70 лет, и было всё нормально. Сегодня уточняли, в 2001 году мы... в 1991 году 7 000 тонн... семь миллионов тонн вылавливали там, 11, уточняю данные, 11,8 миллионов тонн максимум был вылов. И из них ... шесть с половиной был Дальний Восток. Зачем мы это сделали? Вот мы сами себе создали проблему, с которой успешно боремся восемь лет, мы сегодня все при деле, сегодня вот мы два часа обсуждаем это ещё и ещё столько же, восемь лет будем обсуждать.

Простой пример. На Курилах работали, ловили кальмар, ловили терпуг, и всё было хорошо, целая компания на этом работала, компании потихонечку сдулись, сдулись, сдулись, перешли на другие объекты, флот продали, перестали ловить.

Другой пример. Минтай. Вот Герман Станиславович сегодня выступал здесь, говорил о проблемах минтая. Южно-Курильская зона, там почти никто не работает. Но мы японцам сделаем такую ..., японцы восемь лет нам кланяются, говорят: спасибо, русские братья, спасибо. Потому что вот там короткое очень время для рыбалки, и минтай проходит и выходит в японскую зону. Мы его там можем ловить только прибрежным флотом, а прибрежным флотом ловить его там неэффективно, там глубины большие, ..., японцы такой же флот ставят и ловят, и ничего, всё хорошо. У японцев всё хорошо, несмотря на их там атомные электростанции, ядерные станции и так далее.

Председательствующий. "Фукусима".

Мартынов Г.Г. Да.

Поэтому вот зачем мы это сделали? Вот мы сейчас расширим прибрежку, но мы не разрешаем судам, которые работают в исключительной экономической зоне, зайти в прибрежку. У нас есть правила рыболовства. Ничего с прибрежкой не случится, ничего. Ну за 10 миль мы поймали рыбу или за 13, есть принципиальная разница? Есть биологи научные здесь. Вот кто мне скажет? Мы ... этот вопрос задавали: биологическое обоснование есть? Нет. Вот мы искусственно восемь лет назад взяли вот этот ..., знаете, почему?

Всё очень просто: сидят мои сахалинские коллеги, Камчатки вот не вижу, жалко. Приморский край добывал примерно 52 процента всего рыбохозяйственного комплекса Дальнего Востока, всего. Вся переработка, все порты, всё было во Владивостоке. Мы вот любим друг друга, знаем друг друга, но вот на заседаниях Государственной Думы, на рыбхозсоветах мы просто злейшие враги. И потихонечку Сахалин забрал свою долю, Камчатка забрала свою долю, сначала ушло там 30 тысяч тонн минтая, потому ушло 100 тысяч тонн минтая. Сегодня в прибрежке у нас в дальневосточной, и заметьте, это не Приморский край - это Сахалин и Камчатка, примерно 10 процентов от ОДУ, то есть это где-то, наверное, там 200, 420 тысяч тонн в прибрежке, на Дальнем Востоке. И лососей от 400 до 550. То есть почти 25 процентов всего вылова мы загнали в прибрежку дальневосточную, 25 процентов вылова российского. И мы хотим, там, где у нас меньше 5, каких 5, меньше 4 миллионов проживают, обработать 25 процентов российского вылова.

Ну вот мы сидим с вами, знаете, в зале, в котором когда-то вершились судьбы Советского Союза. Молодёжь не знает. Старшему поколению и среднему хочу напомнить: здесь был Госплан, где было распланировано всё. Вы что думаете, эти стены нас сегодня сподвигнут с вами, принять мудрое решение? То что мы сделали? Вы представляете: 25 процентов российского вылова обработано на Сахалине и Камчатке. Но мы нормальные люди вообще?

Вот насколько я помню закон, надо просто всё сделать: в 1-й части, там, по-моему, статьи 30-й, перед словами "на континентальном шельфе", добавить фразу "в территориальном море Российской Федерации", вот поставить запятую и добавить "в территориальном море Российской Федерации" и всё встанет на свои места. И не надо вот эту головную боль с прибрежкой, и не надо головную боль с исключительной экономической... Ну сделай единое промысловое пространство, ну сделайте, ну и всё, больше ничего не надо. И вылов вырастет, и всё у вас вырастет.

Доходило до абсурда, когда разделили... Вот спасибо Андрею Анатольевичу, он ввёл, когда пришёл на работу, вернулись научно-промысловые советы. Очень хороший, такой действенный орган. Дальневосточный научно-промысловый совет. Где мы там ругаемся, спорим, но мы приходим к какому-то выводу. И мы очень много выявили так называемых неодуемых объектов, то есть заходи, лови. Но вот эту черту мы перешагнуть не можем, ну не можем мы её перешагнуть. Приморцы не ловят, мы её перерабыватываем...

Коллеги, вот единственное, что прошу, вдумайтесь в это слово! Мы с Татьяной Владимировной, когда готовились к этому, мы очень внимательно подготовились к этому, сегодняшнему совещанию, мы провели целых там два рыбхозсовета по этому. И рыбаки Приморья просили нижайше, кланяться Государственной Думе Российской Федерации и рассмотреть вопрос о едином промысловом пространстве. А об остальном говорить не буду.

Спасибо. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо.

Тогда попросим выступить Артамонова Петра Петровича, издалека к нам сюда, с Якутии добирался. Здесь? Пожалуйста.

И подготовиться нашей доблестной науке, товарищу Шамрай.

Артамонов П.П. Добрый день, Владимир Иванович, участники слушаний! Я буду короток. Практически те вопросы, которые тоже мы поднимаем, были озвучены, но скажу несколько слов.

На сегодняшний день государственная политика Российской Федерации в области рыбного хозяйства в основном направлена на развитие и регулирование морского рыболовства. При этом многие положения федерального законодательства в области рыболовства не применимы для регулирования рыболовства во внутренних пресноводных водных объектах Российской Федерации. Так, объём запасов водных биологических ресурсов на площади акваторий, на которых ведётся освоение промышленных квот пресноводных водных объектов, несопоставим с морскими водами. Вылов водных биологических ресурсов в Российской Федерации, пресноводных водных объектов составляет не более 5 процентов. И в связи с этим сегодня по законодательству практически отпадает часть именно по внутренним водоёмам. Поэтому мы хотим, чтобы при разработке в Государственной Думе было рассмотрено именно по внутренним водоёмам тоже такая именно система, чтобы разделить законодательство на морские и на внутренние водоёмы.

Кроме этого, сегодня было очень много сказано по аквакультуре, тут тоже хочется немножко остановиться. Для уменьшения чрезмерной промысловой нагрузки на естественные запасы водных биологических ресурсов необходимо развивать аквакультуру. Во многих странах доля искусственно выращенной товарной рыбы превалирует над добытой из естественной среды обитания рыбой. Но развитию аквакультуры на местах препятствуют бюрократические барьеры. Чтобы заниматься искусственным воспроизводством водных биологических ресурсов сегодня необходимо пройти все согласования в федеральных органах государственной власти.

Приведу пример. Даже, чтобы выловить из озера карася и выпустить на другое озеро, необходимо издание приказа Федерального агентства по рыболовству. И до этого - изучение озера и согласование результатов исследования научными организациями, подведомственными Росрыболовству. Смотрите сами: карась - вид рыбы, но его нужно изучить, потом опять согласование, приказ до Москвы довести, а потом после этого его выпускать. Поэтому мы предлагаем в связи с этим полномочия по организации проведения работ по искусственному воспроизводству водных биологических ресурсов по товарному рыболовству необходимо полностью передать на уровень субъектов Российской Федерации. За исключением акклиматизации водных биологических ресурсов.

Для развития направления искусственного воспроизводства водных биологических ресурсов необходимо, чтобы сумма от штрафов и реализации конфискованных орудий лова, продукции незаконного лова, а также исков о возмещении вреда, причинённого водным биологическим ресурсам, зачислялись в местные бюджеты в целях дальнейшего их аккумулирования, использования при проведении работ по искусственному воспроизводству водных биологических ресурсов.

Кроме этого, необходимо усовершенствовать механизм контроля со стороны государства по перечислению и использованию средств, выделяемых хозяйствующими субъектами на компенсацию ущерба водным биологическим ресурсам в результате их хозяйственной деятельности. В связи с тем, что большая заинтересованность в компенсации ущерба имеется сегодня у субъекта. Сегодня промышленность по добыче золота, по разным видам недр развивается, но эти средства по мелким хозяйствам практически некоторые вообще не несут. Они идут на согласование как бы территориальным управлениям, идут, согласовывают, а при оплате компенсационных средств никто до конца не доводит. Сегодня контроля довести до конца по оплате компенсационных средств никто не ведёт.

И, в общем, очень много было сказано по любительскому рыболовству. Андрей Анатольевич сам сказал то, что в Якутии есть свои особенности. Это слышать было очень приятно, что на нас тоже обращают внимание. Ну и, в общем, то, что сегодня именно собрали нас, выслушали, очень благодарен, потому что все-таки хоть как-то, но все-таки нам, на нашу сторону власть смотрит, и начинается хоть какое-то движение.

Спасибо вам за внимание. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Слово предоставляется Евгению Александровичу Шамрай, заместителю директора по научной работе нашего полярного института по рыболовству.

Шамрай Е.А. Спасибо, Владимир Иванович. Добрый день...

Председательствующий. И прежде чем сейчас Вы начнете выступать, я хотел бы посоветоваться, уважаемые товарищи.

У нас очень много еще записалось выступающих, но они представляют Мурманскую область, Приморье, ну то есть те регионы, которые уже имели возможность выступить по 3-4 человека.

Если не возражали бы, может быть, мы сейчас вот это выступление, и если, может, в крайнем случае, от Запада, от Псковской области одному еще дать, короткое выступление депутату.

Ну если никто бы не настаивал, мы хотим завершить прения и принять соответствующие наши рекомендации. Кто-то настаивает, кроме объявленного? Один, да? Два. Ну договоримся по 3-4 минуты. И здесь еще вот Гольфранд еще просит тоже 3-4 минуты. Чтобы нам за 15 завершить прения.

Пожалуйста.

Шамрай Е.А. Я хоть и представитель полярного института, но скажу все-таки в целом о проблемах рыбохозяйственной науки, по крайней мере, это касается, как минимум, четырех основных институтов, это ПИНРО, ТИНРО-центр, Атлант-НИРО и южный филиал.

Вот здесь сейчас рыбаки говорили о проблемах судостроения, квоты, там, и так далее и так далее, я им очень сочувствую, и завидую черной завистью, у них есть возможность хотя бы строить пароходы, пусть за границей, пусть у нас, хотя бы что-то ловить. У нас ее нет.

Сегодня рыбохозяйственная наука работает, там была красивая картинка 50 судов, нет, их всего 10. Самое новое судно - это судно 1988 года постройки, оно находится на Дальнем Востоке. Вот эти суда были построены в ... , 12 штук, осталось пять.

У нас на северном бассейне два таких, это "Нансен" 1987 года постройки и "Вильнюс" 1985 года постройки, построенный в Латвии, в Риге. Две иномарки, которые сравнены с вазовскими "Жигулями" пятой модели.

Наши соседи норвежцы ездят на "Мерседесах" представительского класса в море. Я не прошу "Мерседес". Дайте нам "Калину" хотя бы, дайте нам хоть какое-нибудь судно. Мне не нужно 120-метровое судно, которое предлагают российские судостроители, предлагают 20 штук за раз. Не надо. Дайте нам, пожалуйста, 10 судов длиной по 60 метров. И мы сделаем вам всё.

Несколько лет назад было заявлено о том, что российский вылов может составить 4,5 миллиарда тонн. Это не предел. Сегодня квоты на северном бассейне миллион 200 тысяч тонн, и потенциальная база миллион 400, а вылавливается только 900. Почему? Да потому что нет научного обеспечения.

40 лет пытались иностранцы выкинуть нас из своих зон. Не получалось. Четыре года назад это удалось. Четыре года назад изменилось законодательство. Наука стала изгоем в этой стране.

У рыбаков есть проблемы с пересечением государственной границы. Да, существуют. Им тяжело, им нужно собрать 25 паспортов, посетить за полгода, там, кучу всевозможных контролеров, и так далее, и тому подобное. Но у них есть эта возможность.

Постановление номер 560 Правительства Российской Федерации от 5 сентября 2007 года запретило российским судам рыбопромысловой разведки, научных институтов, мы НИСы все-таки считаемся, пересекать границу для работы.

Вы только вдумайтесь, российские, российские суда, базирующиеся в Мурманске, с мурманским экипажем, не имеют права выйти из Мурманска, дойти до Новой Земли транзитом, чтобы работать. Нет у них такого права. Пограничники не разрешают. Потому что постановление 560-е предполагает под собой всего-навсего выгрузку рыбопродукции. НИС не может этого делать, он не выгружает рыбопродукцию. Для того чтобы пойти на Новую Землю и в рамках нефтяного госзаказа для экологических исследований, по прямой можно дойти за двое суток, 1 день работы и 2 дня назад, итого: 5 дней.  Значит для того, чтобы соблюдать пограничный режим, требуется 18 дней. Вдоль берегов Кольского полуострова, Белое море, соответственно, Карские ворота и так далее.

А вот здесь и кроется самая закавыка. Дело в том, что дальше - штраф полмиллиона. Есть небольшой промежуток, где территориальные воды отсутствуют, а мы проходим через Карские ворота, выходим совсем чуть-чуть, на две мили в российскую экономическую зону. Штраф - полмиллиона. И потери судового времени за год у нас 30 судо/суток, это 15 миллионов рублей. Если бы эти 15 миллионов рублей каждый год просто, вы знаете, пограничнику заплатить, пускай на борту сидит, чтобы мы ничего не нарушили, я думаю, он будет счастлив.

Я прошу всё-таки принять такое решение о возможности изменения 560-го постановления, дать возможность нашим российским судам работать и в территориальных водах, и за пределами территориальных вод одновременно. У нас нет этой возможности.

Следующее. Вот эта варварская 21-я. Да, я согласен, её нужно было вводить в 2009 году. У нас была коррупция, я имею в виду, в стране, вокруг этой рыбы научной было очень много всяких негативных явлений. Это правда.

Вот на прошлой неделе был праздник мойвы в Мурманске. Вы знаете, я боялся прийти на ... Многие люди меня в Мурманске знают, и они знают, что наше судно выбросило 200 тонн мойвы. Наше, российское судно, базирующееся в Мурманске, 200 тонн мойвы выбросило охлаждённой, потому что это запрещается привозить её в порт просто!

А почему её не отдать? У нас, что, нет, кому отдать эту рыбу? У нас есть 250 тонн рыбы мороженой, которая лежит больше двух лет на складах в Мурманске. Мы ничего с ней сделать не можем. Ветеринары запрещают её увозить, потому что это не рыбопродукция. А пограничники с прокуратурой нас наказывают, потому что это рыбопродукция, потому что она замороженная. У нас стоимость этой рыбы за хранение превысила мыслимые пределы. Там лежит у нас мойва, вот мы за её хранение заплатили по 250 рублей за килограмм! Это государственные деньги, это ни что-нибудь.

Всего за последние 4 года Полярный институт выбросил 4,5 тысячи тонн. Много это или мало? Это треска, пикша, палтус, такая, в общем-то, никому не нужная рыба. Посчитайте, по рублю за килограмм. 4,5 миллиарда рублей налогов и так далее, и так далее. У нас вся рыбохозяйственная наука получает 4,5 миллиарда рублей, даже меньше, вот Андрей Анатольевич правильно говорит, 3,5.

Рядом у нас Норвежский институт находится. У него 5 современных судов четвёртого поколения, он исследует два моря. Полярный институт охватывает район исследования от моря Лаптевых до берегов Канады. Нас выбросили отовсюду, нам не на что проводить.

Так вот бюджет этого Норвежского института 4,5 миллиарда рублей. То есть это в полтора раза больше, чем имеет рыбохозяйственная наука. Вы спрашиваете, где взять деньги? Да хотя бы разрешите привезти её в Мурманск.

Вот у меня последняя нота МИДа Норвегии. Полярный институт уже заплатил более 200 миллионов штрафов за то, что из норвежской зоны привозил рыбу. Спасибо нашим контролёрам. Мы получили полный отлуп от норвежского правительства. Нам запрещается туда уходить, потому что там рыбу нельзя выбрасывать. Здесь чёрным по белому написано: рыбу оставить на борту и отвезти на берег. Наше законодательство, по крайней мере, мурманские судьи, говорят, нет, выбрасывайте. Мы всё-таки часть рыбы выбрасывали.

Шесть дел заведено на нас Архангельской межрайонной природоохранной прокуратурой. Да, мы в соответствии с законом, водоросли выбросили в Белое море. Вот тут многие, все знают. Но нам уже выставили счёт за то, что мы загрязняем среду. Вот, пожалуйста. Ну, между прочим, эту водоросль есть нельзя по закону, мы не имеем права есть. Мы не можем её привезти домой, съесть или отдать кому-то. Нужно выбросить. Мы выбросили. Вот теперь... 

Спасибо. Я не буду брать 1 минуту.  (Аплодисменты.)

Председательствующий. Да, вы хорошо выступили. Спасибо вам большое.

И обязательно нам ваше выступление дайте, как и все другие товарищи, всё в секретариат надо сдать.

Зиланову предоставляется слово Вячеславу Константиновичу, председателю Координационного совета "Севрыба".

Подготовиться Гольфанд Инне Яковлевне.

Зиланов В.К. Уважаемый Владимир Иванович, президиум, депутаты, коллеги, друзья!

Конечно, готовясь к данным слушаниям, я подготовил соответствующий материал, который касается международных аспектов законодательного обеспечения и который даёт несколько другой срез, который ещё здесь не прозвучал. Но учитывая ограниченный регламент, который здесь прозвучал также со слов председателя, я обращу внимание только на некоторые детали.

Но прежде всего хочу сказать, Владимир Иванович, я поддерживаю те выступления северного бассейна, дальневосточного и внутренних водоёмов, которые здесь уже прозвучали. И хотел бы подчеркнуть, что давайте зададим себе вопрос: а почему сейчас рыбной тематике так много уделяют внимания? На заседании правительства проведено совещание, Медведев три раза собирал, Дворкович четыре раза собирал, Шувалов собирал, контрольное управление собирает, выдвигаются «квоты под киль», квоты для рыбопереработки, строить в обязательном порядке на российских верфях. Где причины всего этого, когда сейчас находится хрупкая стабилизация рыбной отрасли? Так давайте не менять, а давать толчок. А мы меняем.

Смею заверить вас, и это подсказывает мой 65-летний опыт работы в рыбной промышленности от лаборанта до заместителя министра рыбного хозяйства СССР, что всё это делается с единственной целью - разрушить 30 и 31 статью закона "О рыболовстве". То есть сделать передел квотовый и сделать передел собственности.

В этой связи, Владимир Иванович и уважаемые коллеги, от имени рыбаков, а я имею это право сделать, у меня есть такие полномочия, мы обращаемся ко всем четырём фракциям Думы: не допустите никакого изменения в статьи 30 и 31. Председатель правительства в прошлом, Путин, сейчас президент, направив своего представителя на съезд рыбацкий, очень чётко выразил мнение своё и правительства, в частности, первый заместитель председателя на съезде отметил: наиболее принципиальное распределение ресурсов, закрепление долей квот по историческому принципу дало свою эффективность. В этой ситуации правительство не планирует каких-то изменений действующего механизма и после 17-го года. Правительство готово рассмотреть возможность удлинения сроков до 20 лет. А сейчас рыболовные Распутины всех мастей ведут дело скрытно пока к тому, чтобы всё это переделить, а потом переделить и производственные мощности.

Второе, на что бы хотелось обратить внимание. Дело в том, что в отличие от других бассейнов, северный рыбопромысловый бассейн, включая западный, ведёт промысел за пределами 200-мильной России, добывает западный и северный бассейн около 1 миллиона тонн, 81 процентов, Владимир Иванович, добывается в зонах иностранных государств в открытой части. Государственная Дума одобряет, ратифицирует целый ряд межправительственных соглашений. Так вы ратифицировали договор с Норвегией о разделе морских... (Микрофон отключён.)

Председательствующий. Добавьте ещё минуту. Завершайте, пожалуйста.

Зиланов В.К. Посмотрите, что получается. Все западное пространство отдали под юрисдикцию Норвегии и мы должны защитить эти ресурсы. В этой связи я прошу в наши рекомендации записать Правительству Российской Федерации принять дополнительные меры по защите рыболовных интересов России. В постановляющую часть добавить о том, что съезд рыбацкий, он принял решения, пора бы их реализовывать.

И, наконец, весьма своевременно это определение структуры управления рыбным хозяйством России. Ведь сейчас что получается? Управляет Минсельхоз, управляет Росрыболовство, вы сказали в своём выступлении, единый орган федерального управления. Съезд высказался, Министерство рыбного хозяйства. Если президент принял решение, на шесть лет этим органом будет Министерство сельского хозяйства, тогда и назовите, как положено - Министерство сельского и рыбного хозяйства. Состав всех соответствующих структур.

И финансирование науки. Доедаем последние сырьевые ресурсы...

Председательствующий.Спасибо. Вячеслав Константинович, спасибо за выступление. Ваши предложения нам в письменном виде дайте, пожалуйста.

Слово предоставляется Гольфанд Инне Яковлевне. Подготовиться от большой здесь группы у нас Алексей Альбертович Цессарский. Ну и будем завершать.

Гольфанд И.Я. Уважаемые члены президиума, депутаты, присутствующие! Большое спасибо за возможность выступить сегодня. Я являюсь генеральным директором ООО "Русское море - Аквакультура". Мы занимаемся выращиванием рыбы, сёмги и форели в Мурманской области в республике Карелия.

Я хотела бы начать своё выступление с того, что немножечко больше остановлюсь на том, зачем Россия - аквакультура, почему нам так необходимо законодательное обеспечение, и почему нам необходима государственная поддержка.

Как правильно сказал Владимир Иванович в своём выступлении, на сегодня процент аквакультуры в России и в мире очень сильно различается. В России чуть более превышает три процента, при том, что в мире аквакультура занимает большую долю всего объёма потребляемой рыбы. На сегодня вылов дикой рыбы в мире и в России очень сильно ограничен. Да, в России ещё есть потенциал для роста, но если мы смотрим на долгосрочные перспективы, то для того, чтобы обеспечить продовольственную безопасность нашей страны необходимо выращивать рыбу. При этом мы, наша компания занимается выращиванием красной рыбы. Той сёмги, форели, которую вы все видите в магазинах, в сетях. На самом деле 88 процентов всей красной рыбы, которую мы сегодня потребляем импортируется. Импортируется она из Норвегии.

Предыдущий слайд можно вернуть? И на сегодня выращивается в России красная рыба чуть менее 20 тысяч тонн. Это на самом деле очень маленький объём  по сравнению с тем, что потребляется. При поддержке государства, отрасль способна очень сильно увеличить объёмы выращивания и тем самым генерировать значимое налоговое поступление в бюджеты всех уровней.

Следующий слайд. При этом на самом деле если посмотреть на аквакультуру чуть более подробно, то сегодня выращивание рыбы находится в очень сильно плохом положении по сравнению с другими отраслями сельского хозяйства. Например, все отрасли сельского хозяйства пользуются значимой государственной поддержкой. У нас же пока даже нет закона. Тем самым нас сейчас выкидывают из всех существующих уже постановлений. Например, субсидии, которыми мы ранее пользовались. По постановлению, которое было принято 28 декабря, вся поддержка аквакультуры и рыболовства была убрана. Зато при этом, на самом деле, аквакультура характеризуется очень длинным операционным циклом.

Первое - выручка при выращивании рыбы, можно её получить только через 2-4 года. При этом птицеводство - цикл два месяца, свиноводство - шесть месяцев, скотоводство - год. Это просто несравнимые цифры. И при этом на самом деле аквакультура при том огромном потенциале её развития в России на сегодня практически не имеет никаких ни преференций, никакой государственной поддержки. Те компании, которые ею занимаются, занимаются и на свой страх и риск, на кредитные ресурсы, которые они получают в банках, которые нужно отдавать.

Вступление России в ВТО, когда у нас будут снижаться пошлины на импортную рыбу также негативно будут влиять на нашу конкурентоспособность, на конкурентоспособность наших российских компаний. На сегодня мы платим полностью все таможенные пошлины на оборудование, на мальков, которых мы завозим, на корма. Это сильно очень влияет на нашу себестоимость и на конечную цену для потребителей. Каким образом мы можем конкурировать с норвежским импортом, если пошлины на норвежскую рыбу в дальнейшем будут снижаться при вступлении России в ВТО, а пошлины на наше оборудование, на наших мальков и на наши корма, мы вот уже боремся, боремся, никаким образом отменить не можем. 

Таким образом, очень важным сейчас является принятие федерального закона "Об аквакультуре", но на текущий момент спасибо, в рабочей группе, конечно, обсуждается очень много вопросов... Можно ещё минутку, пожалуйста.

Председательствующий. Добавьте минуту.

Гольфанд И.Я. То, что было принято в первом чтении, к сожалению, не решает вопроса отрасли. Требуется и однозначно определить отраслевую принадлежность аквакультуры. Мы предлагаем отнести её к сельскохозяйственным видам деятельности, поскольку мы уже пользуемся существующими преференциями, как сельхозтороваропроизводители, это уже записано в Налоговом кодексе. Должны быть зафиксированы сроки предоставления рыбоводных участков на 25 лет для того, чтобы можно было планировать инвестиции.

Много говорили о вторичном обороте долей квот. Так вот по рыбоводным участкам должно быть то же самое, мы должны иметь возможность их закладывать по кредитам в банках, которые мы получаем. И необходимо обеспечить и обязательно в федеральном законе, внести в него перечень мер государственной поддержки сектора, и это должно быть и субсидирование процентных ставок, которые должны быть прописаны, это должна быть региональная поддержка, должны быть таможенные и налоговые льготы.

Председательствующий. Спасибо. (Аплодисменты.)

Как мы и договорились, слово предоставляется товарищу Цессарскому Алексею Альбертовичу четыре минуты. Псковичи не настаивают? Где, кто со Пскова у нас? Не настаиваете? Спасибо большое. Новосибирск заканчиваем. Красноярск рядом, выступал. Две минуты? Ну, две минуты, пожалуйста.

Цессарский А.А. Я постараюсь, как можно короче. Я представляю общественную организацию межрегиональную, которая называется Союз рыболовов, сейчас в ней представлено около 20 региональных отделений.

Организация возникла после известных митингов, протестов, которые прошли во многих городах в связи с введением платной рыбалки. По поводу законопроекта.

После, на фоне вот предыдущих выступлений, где звучали там миллиарды долларов, миллионы тонн, крупнотоннажные корабли и так далее, любительская рыбалка как-то выглядит не очень серьезно. На самом деле нужно хорошо понимать, что это совершенно неправильный взгляд на дело.

Законопроект о любительской рыбалке нацелен с одной стороны на огромное количество людей, там миллионы рыболовов, с другой стороны на экосистемы водоемов. Таким образом, это как бы законопроект средообразующий, это та среда, в которой все мы будем рыбаки мы или не рыбаки, будем существовать. Соответственно этот законопроект должен решать, прежде всего, цели устойчивого природопользования в отношении водных биологических ресурсов. Решает он эти цели или нет?

Значит, нам говорят, что пользователи рыболовных участков в прошлом пользователи рыбопромысловых участков для любительского рыболовства это те самые хозяева, которые обеспечивают как раз вот это самое устойчивое природопользование. При этом в законопроекте на долю этих участков отводится 10 процентов водного фонда субъектов. Возникает вопрос, Андрей Анатольевич предлагает даже 5 процентов, возникает вопрос, что тогда будет с оставшимися 95 процентами всех этих водоемов. Это первый вопрос, который стоит как бы поставить в практической плоскости при разработке этого законопроекта.

Далее. По самому понятию рыболовных участков. В него объединены совершенно разнородные явления, такие, как рекреационные хозяйства, участки для вылова ценных видов и участки для сетного лова. Вот о сетном лове отдельно.

Сейчас просто огромное количество людей, которые особенно в Сибири и на Севере, которые живут рыбой и кормят свои семьи рыбой, они фактически вынуждены быть браконьерами. Кроме, как на рыбопромысловых участках сетным ловом они заниматься не могут. Это, на самом деле, это не любительское рыболовство, это можно назвать потребительским промыслом и это род занятий, который тоже должен регулироваться каким-то образом в законодательстве.

Далее. По браконьерству. В законопроекте введен, это, конечно, надо приветствовать, запрет на торговлю сетями, но он работать не будет в том виде, как он там прописан. Мы считаем, что оборот сетей должен регулироваться таким же образом, как оборот огнестрельного оружия, должны сети лицензироваться и вестись строгий учёт.

Ещё хотелось бы сказать, по общественным инспекторам. Там тоже в законопроекте, в основном на декларативном уровне всё это оговаривается. Мы считаем, что должен быть восстановлен институт общественных инспекторов рыбоохраны, который существовал в советское время и который работал эффективно. Притом, крайне недостатки штатного обеспечения рыбоохраны государственными инспекторами, общественные инспектора будет реально действующей силой. Для этого, видимо, нужно вносить изменения в Административный кодекс, но на то и Государственная Дума, как мне кажется, чтобы принимать какие-то масштабные законотворческие решения.

Председательствующий. Добавьте, пожалуйста, Алексей Альбертович.

Цессарский         А.А. Мы свои предложения в письменном виде представим.

Председательствующий. Спасибо, Алексей Альбертович, спасибо. Спасибо вам за позицию. Мы её разделяем полностью. Так, Новосибирск, здесь у нас депутаты Александр Михайлович Замиралов, 2 минуты попросил, пожалуйста, и завершаем.

Замиралов А.М. Уважаемый Владимир Иванович, уважаемые коллеги очень коротко вот по выступлению по "аквакультуре". Мы в Новосибирской области просто взяли, приняли закон "О государственной поддержке рыбной отрасли". За счёт бюджетных средств области в программу внесено несколько изменений, добавлений. В итоге, более 100 миллионов рублей на программу на 2011–2013 год мы выделили. За счёт этих средств развивается достаточно бурно рыбная отрасль. Один из примеров, ну цифру одну скажу на 202 процента увеличили объём валовой добычи рыбы, с 500 миллионов на миллиард с лишним. Это произошло в течение года. Для того чтобы нам более эффективно развиваться, хотел бы сделать пару конкретных предложений, это для того чтобы программы областные, они находили поддержку на федеральном уровне и выходили на финансирование. Если этого не будет, конечно, у нас собственных средств недостаточно.

Второе предложение. То, что касается, что Россия вступила в ВТО, и дальше нам будет диктовать условия ВТО, нам необходимо сегодня, тут уже предложение было внести изменения в закон развития сельского хозяйства и прописать возможность всё же софинансирование, дотирование субъектов там, где есть возможность для увеличения вылова во внутренних водоемах, чтобы эта отрасль развивалась. Иначе, те задачи, которые ставит перед нами правительство, мы во внутренних водах никогда не выполним. Всё, спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо большое. Уважаемые товарищи, мы завершили нашу дискуссию. Я хотел бы поблагодарить всех за выступление. Прежде чем принять наши рекомендации буквально 2 слова. Я хочу сказать, безусловно, мы сегодня в меньшей степени коснулись, в том числе и законодательного обеспечения, всё, что касается наших внутренних водоёмов, наших уникальных русских рек: это и Волга, и наши сибирские мощные реки, и Енисей, и Обь, и Лена, это наши уникальные озёра. Я уже не говорю о Байкале. То есть это огромное несметное богатство водоёмов, где биоресурсы имеют также достаточно серьёзные объёмы.

Совсем недавно, когда мы приезжали в рыболовецкие наши артели колхозы, на ту же нашу Волгу в Астрахань, ... они обычно это минимум 300–400 килограмм осетровых: это белужонки по 150–200 килограмм и так далее, и так далее. И всё это рухнуло, всё это сегодня уничтожено, благодаря не только тем законодательным системам, которые сегодня работают, но, в первую очередь, благодаря экономической политике, которую не поддерживает сегодня обрабатывающий комплекс в целом, а рыбака-крестьянина на водной ниве и на поле крестьянина, вот в очередь какого-то второсортного выстроила сословия. Зарплата сегодня в сельском хозяйстве, в рыболовстве в 2, в 2,5 раза ниже, чем в среднем по промышленности, по Российской Федерации. А если взять нефтегазовый комплекс, то в 6, в 8 раз.

Мы не раз говорили это сегодня руководству, не раз говорили, что если мы не решим проблему стоимости, стоимости энергетических ресурсов для отечественного производителя, мы, конечно, всегда эти отрасли будем делать просто убыточными. Немного убери дотацию, а если поднять уровень зарплаты на среднероссийский, мы увидим огромные миллиарды убытков в целом, и в сельском хозяйстве, и в отрасли рыболовства, и так далее.

Поэтому, понимая всё это, я ещё и ещё раз хочу сказать, мы проводим слушания для того, чтобы высветить все проблемы. Мне, например, очень понравился тот съезд в Колонном зале рыбаков, который мы вместе с вами проводили: и доклад Андрея Анатольевича, и вступительное слово Виктора Александровича Зубкова, выступления профсоюзных наших лидеров, ведущих наших рыбаков со всех регионов. И в этом направлении, я убеждён, что то, о чём мы договорились на съезде, должно войти в основу всего нашего движения вперёд. А шараханье влево и вправо с точки зрения того, что одну структуру завтра, вторую, третью, это, конечно, не принесёт пользы.

Мы в этом убеждены, и мы на направлении законодательства увидели проволочку 7-8-месячную, она признана всеми сегодня. И ещё завтра что будет, неизвестно. Я уже говорил о своём отношении, в каком ряду проблемы отрасли будут сегодня рассматриваться в Министерстве сельского хозяйства. Поэтому мы ещё и ещё раз настойчиво говорим о прямой составляющей в работе нашей такой трудной отрасли.

Второе, о чём мы ещё раз хотим сказать нашим уважаемым промысловикам. Всё, что связано вот с теми законами, которые мы с вами обсуждаем сегодня, это и "Об аквакультуре", это и прибрежное рыболовство, конечно, учитывается абсолютное большинство мнений именно сегодня бизнеса, общественных организаций. Росрыболовство, мы всё постараемся сделать так, чтобы удовлетворить насущные, действительно насущные потребности сегодня отрасли на этом направлении. Но перепутать всё и вся, давайте сделаем прибрежное рыболовство на 200-мильную зону, и прочее, значит, и оттуда сюда ходить, туда ходить, конечно, можно, наверное.

Но дело в логике, дело в понимании, дело в социальной составляющей, о которой мы не должны забывать. Всё это вместе и заставляет сегодня выделять прибрежное рыболовство в самостоятельное такое направление, но определённые вещи, которые должны допускаться в этом направлении, давайте продумывать. Давайте продумывать, что если из прибрежки там за 12-мильную зону прошёл, и вот что же, у него там отбирать эту лодку что ли, или шхуну эту? Или наоборот, что-то случилось. Тут должны определённые быть параметры, но не такие, как здесь грозно звучали.

Я убеждён, что без государства, ещё раз хочу сказать, восстановить наш рыболовецкий флот в том понимании, каким он должен быть, я думаю, что это невозможно, как невозможно решить проблему сельского хозяйства. Мы видели тех, кто нахватал, ограбил государство, создал, прихватил земли и компании именно за счёт государства, ограбив людей. Сегодня схватил кое-какую технику там за рубежом и вот хлопает себя, что он герой и богатырь. А завтра, когда деньги уйдут в сторону, будет совершенно другая ситуация. Ведь весь мир сегодня развивает свою, отечественную любую отрасль, в том числе и станкостроение, машиностроение, всё остальное. Я не говорю, что завтра все мы должны побежать на наши верфи и строить там суда. И мы сразу говорим, чтобы здесь не было противоречий, что государство берёт на себя эту долю ответственности. И мы рассматриваем, какой же это флот, это крупнотоннажный, для мирового океана, где потребуется обязательное снижение цен на горюче-смазочные, поскольку мы должны это понимать, в первую очередь, на топливо, другие льготы, которые там должны быть прописаны, но для того чтобы не потеряли мы мировой океан и всё остальное, что с этим связано, включая науку.

То есть я лично доволен дискуссией, которая здесь у нас прозвучала по обсуждению основных законодательных систем, той непосредственно политики, которая проводится сегодня в нашей стране в этой отрасли, в первую очередь, Росрыболовством, убеждён, что мы все вместе ещё и ещё раз должны объединить наши усилия в решении назревших проблем. Я очень хочу, чтобы не разбежались вы снова по разным там своим уголкам, и потом опять потребуются годы и такие же сподвижники этой отрасли, к которым я отношу, в первую очередь, и руководство Росрыболовства, которые за эти годы сумели хотя бы чтобы мы почувствовали, что сохранилась отрасль.

У нас вот есть Росрыбхоз ассоциация, Василий Дмитриевич, он ещё с тех министров. Вы знаете, там ещё сложнее, но держатся. Пошла динамика и не за горами те 450 тысяч тонн, которые в советское время получали в России вот в этой ассоциации, в Росрыбхозе.

Поэтому и здесь на этом направлении, я думаю, что мы все единомышленники. И хотел бы ещё раз поблагодарить уважаемых коллег, выступающих за вашу неравнодушность, за желание работать успешнее, лучше для нашей Родины, для нашей отрасли. Спасибо вам по этому поводу хочу сказать.

И Ивану Игнатьевичу слово предоставляем, первому заместителю председателя комитета, доктору технических наук, нашему одному из руководителей арзамасского центра по поводу наших рекомендаций, Пожалуйста, Иван Игнатьевич.

Никитчук И.И. Спасибо.

Ну в Арзамасе рыбу не ловят, там делают другие вещи.

Уважаемые коллеги...

Председательствующий. Вот сейчас по аквакультуре, может быть, там что-то придумаете.

Никитчук И.И. Да, может быть.

Уважаемые коллеги, закончилось обсуждение вынесенной темы. Я думаю, вы согласитесь с тем, что состоялся заинтересованный разговор, состоялось профессиональное, я бы сказал, обсуждение, глубокое. Мы все ещё раз вместе с вами увидели, какие серьёзные есть проблемы на пути развития нашего рыбного хозяйства, которые надо решать, которые сегодня мешают движению вперёд. Я думаю, что как сказал Владимир Иванович, объединив усилия, мы обязаны, и мы должны, и мы справимся с этими проблемами.

Наш разговор и наше обсуждение сегодняшнее должно закончиться конкретным документом, рекомендациями. Проекты этих рекомендаций у вас есть на руках. Я думаю, вы сумели ознакомиться с его содержанием. Мне кажется, что основные моменты сегодняшнего разговора там отражены. И я предлагаю принять этот документ за основу.

Председательствующий. Кто за? Прошу проголосовать. Воздержавшихся? Против? Не вижу.

Теперь, что касается принятия в целом. У нас попросил "русский лосось" пару минут для предложений, пожалуйста. Да, от этого микрофона.

Жарков Г.Ю. Значит, коротенько совсем, буквально, две минуты.

Поскольку я представляю экологическую организацию, и здесь они были не так широко представлены, я бы хотел просто остановиться на таких моментах, что у нас с этим законопроектом очень важная веха должна быть пройдена, и мы должны принять во внимание как интересы рыболовов, безусловно, как интересы государства, но в то же самое время думать о тех самых биоресурсах, которые мы как бы должны сохранять.

Вот в этом ключе мы должны сохранить режим, то что я касаюсь вот именно лососёвых, сохранить режим, специальный режим, понимая, что ресурсы конечные, ресурсы сокращающиеся, и вот тот самый режим, особый режим ловли ценных видов рыб, он в законопроекте должен быть оставлен. И это речь идёт не об ограничении каких-то либо прав, речь идёт о регулировании, скажем так, вылова ценного биоресурса. И Государственная Дума в рамках работы над законопроектом, профессионально должна подойти именно к этому вопросу, с точки зрения сохранения биоресурса и его грамотной эксплуатации с тем, чтобы он как бы ни иссяк, а только приумножался.

Большое спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо, Геннадий Юрьевич.

Никитчук И.И. Я думаю, Владимир Иванович, уважаемые коллеги, давайте договоримся так: здесь прозвучало действительно много интересных мыслей и предложений, давайте мы всё-таки поручим президиуму, доработать этот проект наших рекомендаций. Если у вас есть вот предложения, изложите их в письменном виде, давайте нам сюда и здесь, и мы, естественно, поработаем и учтём то, о чём вы здесь говорили и то, что вы предлагаете.

Председательствующий. Хорошо.

Никитчук И.И. По-моему, это будет самый правильный путь. Если нет возражений.

Председательствующий. Хорошо. Не возражаете? Алексей Альбертович, к вам обращаюсь. Не возражаете. Договорились. Я думаю, Вячеслав Константинович тоже не возражает. Поэтому у нас такой всегда порядок, вот те критические замечания или просто предложения, которые сюда поступают, мы отрабатываем и включаем, естественно, в наш окончательный документ.

Вот с таким подходом прошу проголосовать за данные рекомендации в целом. Кто за? Прошу проголосовать. Против, воздержавшиеся? Трое. Договорились. Принимается.

Ну что, уважаемые коллеги, друзья, товарищи, ещё раз благодарю всех. Спасибо. Удачи всем. (Аплодисменты.)

Меню

Яндекс.Метрика