Стенограмма "круглого стола" на тему: Гармонизация законодательства об охране озера Байкал в рамках ФЦП

С Т Е Н О Г Р А М М А

 

заседания "круглого стола" Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии

на тему: "Гармонизация законодательства об охране

озера Байкал в рамках федеральной целевой программы "Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012-2020 годы"

 

Здание Государственной Думы. Малый зал.

8 апреля 2013 года. 11 часов.

 

 

 

Председательствует председатель Комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии В.И.Кашин

 

 

 

Председательствующий. Уважаемые коллеги, через минуту мы начнем заседание нашего "круглого стола", поэтому присаживайтесь, успокаивайтесь.

Уважаемые коллеги, товарищи, мы хотели бы поблагодарить всех, кто сегодня прибыл на наше заседание. У нас сегодня приехали не только представители из Бурятии, Иркутской области, с Забайкальского края, но и со всей нашей России. И представители общественных организаций присутствуют, депутаты по всей вертикали представительных органов власти, руководство министерств, ведомств. Мы имеем полное право начать нашу с вами работу.

Президиум вы хорошо знаете, он представлен: здесь заместители министра, депутаты Государственной Думы, наука. Одним словом, есть тот необходимый потенциал, который в состоянии рассмотреть обозначенную тему с пользой для дела.

Байкальская природная территория – уникальный по своему природному и экосистемному потенциалу регион.

Байкальская природная территория (БПТ) расположена на территории республики Бурятия, Иркутской области, Забайкальского края. На охраняемой Байкальской природной территории проживает 2,376 млн. человек - 93 % населения Республики Бурятия, 55 % - Иркутской области, 9 % - Забайкальского края.

Общая площадь Байкальской природной территории (без акватории озера Байкал –31,5 тыс. кв. км) составляет 353,9 тыс. кв. км. Из общей площади Байкальской природной территории (без акватории озера Байкал) к центральной экологической зоне относится 23,7 тыс. кв. км (6,7%), к буферной экологической зоне – 252,2 тыс.кв.км (71,3%), к экологической зоне атмосферного влияния – 78,6 тыс. га (22,0%).

Озеро Байкал является одним из древнейших озер планеты, его возраст определяется в 25-30 млн. лет, и является самым глубоким озером на земном шаре. Здесь сосредоточено до 90% российских и 20% мировых запасов пресной воды. Основным отличительным свойством байкальской глубинной воды является ее высочайшее качество, консервируемость. Это поистине «святая вода», не имеющая аналогов в мире.

Экосистема озера Байкал представляет собой сложнейшее образование, состоящее из множества живых подсистем, связанных между собой пищевыми отношениями, суточными, сезонными и пространственными миграциями, зависящими от гидрофизических, гидрохимических и температурных условий водной среды, погодных и климатических изменений.

Бассейн Байкала – один из самых значительных центров видообразования: большинство видов и разновидностей байкальских животных и растений, а именно 2/3 всего количества, возникли здесь и больше нигде в мире не встречаются. В нем проживает 2500 видов и подвидов животных. Среди них эндемики составляют более 60%. Уникальная экосистема озера обеспечивает постоянное воспроизводство чистой пресной воды. Природные ландшафты побережья озера богаты термальными и минеральными источниками, имеют особую гуманитарную, эстетическую и рекреационную ценность.

Лес Байкальской природной территории играет очень важную роль в сохранении уникальной экосистемы озера Байкал и природного комплекса всего Байкальского региона, выполняя функции регулирования режима и очистки поверхностного стока, предотвращения эррозии и сохранения плодородия почв, поддержки газового баланса атмосферы за счет поглощения углекислого газа и обогащение кислородом, сохранения лесных ландшафтов.

Непосредственно к побережью Байкала примыкают 12 особо охраняемых природных территорий (ООПТ), в том числе 5 заповедников, 2 национальных парка, 6 федеральных заказников. Кроме них на территории Байкальской природной территории расположено еще более 20 крупных ООПТ федерального и регионального значения. Общая площадь особо охраняемых природных территорий в границах Байкальской природной территории - более 4 млн. га. В состав прибайкальских ООПТ федерального значения входит часть акватории Байкала площадью 52 тыс. га. В целом по Байкальской природной территории площадь, покрытая лесной растительностью, включая территории ООПТ, составляет более 25 млн. га. И в последнее время наметилась тенденция увеличения площади, покрытой лесной растительностью. Например, в Иркутской области эта площадь в 2010 году увеличилась почти на 7 % за счет перевода молодняков в земли, покрытые лесом.

В 1996 году участок Байкальской природной территории под названием «Озеро Байкал», включающий акваторию Байкала и прилегающие территории общей площадью 8, 9 млн. га, был включен в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО (слайд). После «Девственных лесов Коми» - это второй по счету природный объект России, включенный в указанный Список. Сегодня в нашей стране всего 10 таких объектов. Однако «Озеро Байкал» выделяется даже в этом Списке, т.к. соответствует всем 4 «природным» критериям Списка Всемирного наследия, в том числе критерию «природный феномен исключительной красоты и эстетической важности». Тем не менее, к нашему общему стыду, он не раз рассматривался в качестве кандидата на включение в «список объектов Всемирного наследия под угрозой».

Богат Байкальский регион и ресурсами недр. Его минерально-сырьевая база представлена бурыми и каменными углями, рудами черных, цветных, драгоценных и редких металлов, залежами индустриального и химического сырья, строительными и флюсовыми материалами, а также ресурсами подземных вод и представляет огромный потенциал и преимущество экономики России по отношению к другим странам. Недра Байкальской природной территории располагают крупным потенциалом нескольких десятков видов полезных ископаемых: угли, драгоценные, цветные и редкие металлы, подземные воды, и характеризуются высоким уровнем геологической изученности.

Особенности биосистемы и геологического строения Байкала свидетельствуют о том, что это озеро является достаточно изолированной от внешнего мира «лабораторией эволюции», которая продолжается миллионы лет. Вместе с тем это огромный природный ресурс, который имеет экономическую оценку.

Перспективы развития Байкальского региона играют огромную роль в политическом, экономическом и социальном развитии России с учетом динамики развития стран Азиатско-Тихоокеанского региона, для которых ресурсный потенциал Байкальского региона является наиболее привлекательным. Вопросы сохранения уникальной экосистемы озера Байкал являются объектом целого ряда международных соглашений по охране окружающей среды. Однако, несмотря на заключенные межгосударственные соглашения по охране и использованию трансграничных водных объектов, Китай отводит для своих целей истоки Аргуни, истоки Иртыша уже отведены. Монголия ставит вопрос о создании водохранилищ на Селенге для целей гидроэнергетики и в целях орошения своих территорий, переброса воды в районы пустыни Гоби.

Вся эта хозяйственная деятельность вызывает особую озабоченность в связи с прямой угрозой нанесения непоправимого вреда озеру Байкал.

Как правильно подчеркивается в Концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию, утвержденной в 1996 году Указом Президента Российской Федерации, «человечество столкнулось с противоречиями между растущими потребностями мирового сообщества и невозможностью биосферы обеспечить эти потребности».

В настоящее время одним из приоритетных направлений государственной политики является рациональное использование природных ресурсов и охрана окружающей среды. Охрана природы, в первую очередь биосферы, и рациональное, устойчивое использование ресурсов составляют основное содержание экологических стратегий и действий государства, реализующего свою экологическую функцию согласно целям устойчивого развития.

Расширение сферы хозяйственной деятельности, активизация промышленности оказывают негативное воздействие на целостность сложных естественных экологических систем, влекут за собой ухудшение экологической обстановки в стране, истощение ее природных ресурсов.

Вследствие интеграции Российской Федерации в ВТО неизбежны как позитивные, так и негативные экологические последствия.

К первым можно отнести развитие национального экологического законодательства в виде гармонизации отечественных норм экологического права с международными, увеличение валового внутреннего продукта вследствие высоких прибылей от продажи нефти и возможное увеличение статьи расходов государства на мероприятия по охране окружающей среды. Ко вторым - истощение природоресурсного потенциала России (усиление сырьевой направленности экономики страны) и, как следствие, увеличение масштабов загрязнения окружающей среды.

Одним из основных направлений государственной стратегии Российской Федерации по охране окружающей среды и обеспечению устойчивого развития является восстановление нарушенных экологических систем применительно к экологически неблагополучным территориям, в том числе природного комплекса бассейна озера Байкал.

Исходя из роли Байкальской природной территории в экономике страны и социальной сфере, а также значения озера Байкал как уникального объекта Всемирного природного наследия ЮНЕСКО, проблема сохранения экосистемы озера Байкал и рационального использования природных ресурсов Байкальской природной территории должна решаться комплексно и совместными усилиями власти и бизнеса. При этом на наш взгляд, должен сохраняться принцип приоритета экологических интересов над экономикой. Этому должна способствовать сбалансированность решения соцально-экономических задач и задач охраны естественной уникальной экологической системы озера Байкал.

К сожалению текущее состояние экономики и социальной сферы Байкальского региона нельзя однозначно определить как благоприятное.

В первую очередь для решения назревших за последние десятилетия проблем необходимо осуществить закрепление населения и привлечение трудовых ресурсов.

Население области Иркутской области на 2012 год составило 2427,9 тыс. человек. Основная часть населения области (79 %) проживает в городской местности.

Населения в Забайкальском крае составляет 1107,1 тыс. человек постоянного населения. По сравнению 2002 года забайкальцев было 1155,3 тысяч.

Уменьшилась по сравнению с 2002 годом численность населения в Бурятии и составляет около 972 тыс. человек.

Численность населения Байкальского региона составляет около 4500 тыс. человек. Основными причинами сокращения населения Байкальского региона в целом является естественная и миграционная убыль населения. Отставание показателей уровня жизни местного населения от среднероссийских является одной из причин миграционного оттока населения.

Несмотря на незначительное повышение доходов населения при поддержании относительно низких темпов инфляции, в Байкальском регионе уровень жизни людей остается достаточно низким.

Таким образом, стратегическими целями в решении указанных проблем должны являться, в первую очередь, повышение качества жизни населения до среднероссийских показателей в совокупности с ростом экономических показателей.

Есть ряд внутренних проблем развития Байкальской природной территории. Ведь на берегу этого озера испокон веков живут люди, для многих из которых рыбная ловля и охота являются единственными источниками существования. Отчасти это связано и с развитием и функционированием особо охраняемых природных территорий.

Помимо традиционных проблем охраны уникальных природных комплексов приходится сталкиваться с проблемами социального благополучия населения, проживающего на этой территории, невозможности реализации гражданами своих конституционных прав, т.к. здесь немало населенных пунктов, целиком расположенных в границах изъятых из оборота земель (территорий национальных парков и заповедников).

Кроме того, возникают вопросы допустимости ведения хозяйственной деятельности, традиционно осуществляемой коренным населением, в том числе, рыболовства, в существующих сегодня объемах. Многие из существовавших до организации ООПТ видов деятельности теперь серьёзно ограничены или вообще прямо запрещены, например, промышленное рыболовство. Это толкает многих людей на занятия браконьерством. Кроме того, традиционно существовавшие в данном регионе рыболовецкие артели вынуждены осуществлять рыболовство в акватории Забайкальского национального парка под видом традиционного вида неистощительного природопользования местного населения.

Особенно остро стоит эта проблема для жителей Баргузинского района Республики Бурятия. Большие ограничения имеются и для других районов: Прибайкальского, Северобайкальского и Кабанского.

Все это требует законодательного урегулирования. У нас сегодня есть ряд законодательных инициатив депутатов нашего Комитета, направленных на решение этих вопросов, и мы обязательно сделаем все возможное, чтобы решить их наиболее оптимальными с правовой точки зрения способами.

Второй вопрос по рыбной ловле, на который я бы хотел обратить внимание, это воспроизводство рыбных ресурсов. Действительно, в советское время выделялись достаточно большие средства, строили государственные рыбозаводы, которые производили личинок и мальков омуля, осетров и так далее, и выпускали их в озеро Байкал.

Сегодня острейшая проблема с бюджетным финансированием этих предприятий. Многие работают на чистом энтузиазме. В то же время много у нас негосударственных компаний и фондов, которые готовы участвовать в этом и уже выделяют средства на рыборазведение.

Тормозит развитие всего Байкальского региона наличие на границах Байкальской природной территории Байкальского целлюлозно-бумажного комбината (далее - Байкальского ЦБК), являющегося одним из основных загрязнителей озера Байкал.

По данным ежегодных докладов Министерства природных ресурсов Российской Федерации «О состоянии озера Байкал и мерах по его охране», Байкальский ЦБК является одним из основных источников загрязнения озера Байкал, единственным промышленным предприятием, сбрасывающим сточные воды непосредственно в озеро Байкал, а по объему сточных вод дает более 95% от объема всех сточных вод, поступающих в озеро Байкал в Центральной экологической зоне Байкальской природной территории.

Решение о перепрофилировании Байкальского ЦБК было принято уже более 20 лет назад. За последнее время размеры и объемы ущерба, причиняемые этим предприятиям, еще более усугубили экологические проблемы озера Байкал. Антропогенная нагрузка в районе выпуска сточных вод Байкальского ЦБК по-прежнему остается высокой.

Однако для того чтобы ликвидировать экологически неблагоприятный хозяйствующий объект на Байкальской природной территории, недостаточно только действия Закона об охране озера Байкал, законом предусматривается ликвидация и перепрофилирование экологически опасных хозяйственных объектов на Байкальской природной территории вследствие их несоответствия осуществляемой хозяйственной деятельности установленным экологическим требованиям.

После остановки после 2008 года и неудавшихся в течение 3-х лет попыток восстановления экономики предприятия, по предложению кредиторов в декабре 2012 года было введено конкурсное производство сроком до 5 июня 2013 года. Это означает, что к данному сроку акционерное общество должно прекратить свое существование.

Сейчас кредиторская задолженность Байкальского ЦБК выкуплена ГК «Внешэкономбанк», который заключил договор с компанией «ВЭБ инжиниринг» по оценке перспективы деятельности Байкальского ЦБК. По итогам оценки, были проведены консультационные совещания с Правительством Иркутской области и выработаны предложения по программе дальнейшей деятельности Байкальского ЦБК.

После возобновления деятельности Байкальского ЦБК в 2010 году объем выбросов (сбросов) на единицу выпускаемой продукции комбинатом возрос в 2 раза. В условиях высокой сейсмической и селевой опасности территории, существует угроза разрушения критически изношенных сооружений и оборудования предприятия. Поэтому деятельность Байкальского ЦБК экологически недопустима. Таким образом, единственным разумным путём решения проблемы Байкальского ЦБК является его полное закрытие.

Также требуется модернизация, перевод на газо- или электроснабжение, а также внедрение новых технологий очистки сбросов сточных вод и выбросов загрязняющих веществ предприятий промышленности и жилищно-коммунального хозяйства, являющихся основными загрязнителями окружающей среды на Байкальской природной территории. Состояние жилищно-коммунального хозяйства на Байкальской природной территории характеризуется крайней изношенностью большинства объектов коммунальной инфраструктуры, низкой эффективностью очистки сточных вод. Многие объекты ЖКХ, в первую очередь в центральной экологической зоне Байкальской природной территории, оказывают существенное негативное воздействие на уникальную экологическую систему озера Байкал.

Помимо действующих предприятий значительное влияние на состояние окружающей среды оказывают также закрытые предприятия горнодобывающей промышленности.

Современная минерально-сырьевая база территории практически целиком была сформирована еще во времена СССР, в 60-80-х годы прошлого века.

Сейчас раздаются робкие голоса о том, что пора бы «разморозить» Холоднинское месторождение полиметаллических руд, которое находится центральной части экологической зоны и, следовательно, разработка его запрещена.

Много говорится о благих намерениях – трудоустройстве, налогах в местный бюджет при реализации этого проекта, новых рабочих местах, втором дыхании БАМа.

Но мы знаем, куда приводят эти благие намерения. Безусловно, развивать регион нужно, но не путем провоцирования экологической катастрофы.

Ярким примером излишним увлечением экономикой является ситуация в центральной части черноземья России. Я говорю о Ела́нском и Ё́лкинском месторождениях медно-никелевых руд в Воронежской области.

Этот проект грозит утратой огромного количества плодородных почв средней полосы России, загрязнением территории и рек, скажется на здоровье населения. Уже идут митинги жителей, грозящие перерасти в открытое противостояние.

А здесь речь идет о Байкале! И последствия ошибки в проектировании или даже банальный человеческий фактор могут быть фатальными для всей экосистемы.

Так что не будем проводить глобальных экологических экспериментов. Центральная экологическая зона – это табу́. И не нужно ее трогать.

Также проблема ликвидации техногенных отвалов, закрытых без необходимой консервации горнодобывающих предприятий, остается одной из приоритетных экологических проблем, решение которой выходит далеко за рамки региона и требует федеральной поддержки.

Далее, в последнее время усилилась неорганизованная рекреационная нагрузка на побережье озера Байкал, лесные и другие биологические ресурсы, особую актуальность здесь имеют проблемы незаконного их использования, проще говоря, варварского браконьерства.

На Байкальской природной территории заготавливается не более 4 млн. кубометров ежегодно. При этом расчетная лесосека (допустимый объем изъятия) спелых и перестойных лесных насаждений составляет около 14 млн. кубометров. Но, к сожалению, как и на всей территории Сибири и Дальнего Востока, здесь остается высоким уровень незаконных рубок. Следует отметить, что на сегодняшний день Россия входит в число стран-лидеров по незаконным рубкам леса. Количество нарушений лесного законодательства не уменьшается, степень невыявленности таких противоправных деяний остается весьма высокой – по разным оценкам, 70-90%. Особенно губительно лесное браконьерство в отношении лесов, расположенных на особо охраняемых природных территориях.

Велик соблазн хищения, вырубки ценных пород деревьев у наших соседей. Неблагоприятное, с точки зрения возможности беспрепятственного хищения ценных пород деревьев, расположение Байкальской природной территории на границе Российской Федерации дает широкий простор и для коррупции и для деятельности «черных лесорубов». Хочу отметить, что лесное законодательство многих стран – США, Европы, некоторых стран Азии - ставит определённый заслон незаконным рубкам и контрабандной торговле лесом. В принятых ими законах запрещается ввоз на территорию этих стран леса, лесоматериалов и продукции из древесины, если не подтверждена законность ее заготовки, но законодательство Китая, нашего ближайшего соседа, не обладает такими ограничениями. Поэтому здесь нужен особый, усиленный контроль за передвижением древесины, особенно на границе. Нужен тщательный контроль происхождения вывозимой древесины.

И для решения этих проблем депутатами Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии в Государственную Думу внесен проект федерального закона № 168903-6, концептуально направленный на решение задачи обеспечения контроля за вывозом древесины из мест ее заготовки, тем самым, исключая возможность участия в обороте незаконно заготовленной древесины, иных лесных ресурсов и продуктов их переработки. Также реализация данного законопроекта позволит ограничить деятельность лиц, приобретающих и перерабатывающих незаконно заготовленную древесину и иные лесные ресурсы.

Следует также отметить прямую связь роста этих правонарушений с проблемами социальной, моральной, материальной незащищенностью людей, которые работают в лесу, защищают его, а ведь зачастую это и очень опасная профессия. Трудно забыть трагедию, которая унесла жизни десантников, защищавших лес от огня в прошлом году. Это не восполнимся потеря. Кроме того, участились угрозы со стороны криминальных элементов хозяйничающих в лесах. Лесничим и инспекторам поджигают автомобили, дома, угрожают родным. А что в итоге лесничий имеет? Только «генеральский» мундир и нищенское содержание. Нашей задачей сегодня является вернуть или удержать тех, кто служит в лесу, сделать профессию более престижной, установив дополнительные социальные гарантии и достойную заработную плату для всех работников лесной отрасли. Также сегодня необходимо способствовать возрождению и развитию лесных деревень. Мы работаем на этом направлении со всеми заинтересованными ведомствами и возможно в скором времени появится соответствующая законодательная инициатива.

Серьезная ситуация и с пожарами. Согласно анализу статистической отчетности в России за период с 1990 по 2012 годы в лесах, расположенных на землях лесного фонда, было зарегистрировано более полумиллиона лесных пожаров, огнем пройдено 28 млн. га лесных земель. Ущерб от лесных пожаров, включая экологический ущерб и ущерб жизни и здоровью людей, в разы превышает ущерб от незаконных рубок.

На Байкальской природной территории, например, в 2011 году количество пожаров по сравнению с 2010 годом увеличилось на 82 %, по сравнению с 2009 годом на 17,6 % и составило 2 328 пожаров (!).Площадь, пройденная пожарами, по сравнению с 2010 годом увеличилась на 59 %.

Сложно контролировать и тем более бороться с лесными пожарами, если они бушуют в лесах, которые расположены на территориях разных государств. Опять же территориальное расположение Байкала только усугубляет ситуацию. При тушении трансграничных пожаров сегодня существует множество нерешенных проблем, и, если случится аналог лета 2010 года - мы опять не справимся.

В этой связи политика России в области борьбы с нарушением правил пожарной безопасности в лесах и на около лесных территориях должна быть направлена на ужесточение и неотвратимость наказания за нарушение действующего законодательства.

Особого внимания заслуживает также ситуация с санитарным состоянием лесов, в том числе остро стоит проблема захламления территории озера Байкал. При отсутствии должного контроля и надзора со стороны органов, в чьи обязанности входит очистка территорий от загрязнения и захламления, а также пресечение правонарушений, связанных с санитарной безопасностью в лесах, в том числе с устройством несанкционированных свалок бытовых отходов и туристическая и рекреационная деятельность на таких территориях не принесут положительных результатов.

В 2013 году в Российской Федерации проводится Год охраны окружающей среды и с начала этого года уже проведено как минимум два значительных в лесной сфере мероприятия, таких как Всероссийский Форум работников лесного комплекса «Будущее лесного сектора России: федеральные и региональные перспективы» - 27 февраля, а следом за ним 28 февраля заседание Совета по развитию лесного комплекса при Правительстве Российской Федерации.

Примечательно, что уже на этой неделе нас ожидает еще одно значительное мероприятие, которое состоится 11 апреля в г. Улан-Удэ – столицы Бурятии, республики, входящей в границы Байкальской природной территории – это заседание Президиума Государственного совета Российской Федерации по вопросу повышения эффективности и развитию лесного комплекса на период до 2030 года. Решать Президиуму Государственного совета Российской Федерации придется множество системных проблем, возникающих сегодня в лесном хозяйстве и, препятствующих повышению эффективности использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов, улучшению их продуктивности и качества, сохранению экологических функций лесных насаждений и биологического разнообразия. Мы возлагаем большие надежды на то, что решения принятые по итогам Госсовета и поручения Президента положат начало для изменения ситуации и в лесной отрасли в целом, и в лесном комплексе Сибири и Дальнего Востока, к лучшему.

Считаем необходимым уделить особое внимание проблемам, связанным с высоким уровнем потери лесных ресурсов от незаконных рубок, нелегального оборота древесины, пожаров, вредителей и болезней, недостатками координации и управления в лесном секторе в контексте рассмотрения проблем Байкальской природной территории.

Далее, в 2011 году по сравнению с 2010 годом число официально зарегистрированных посетителей заповедников Байкальской природной территории увеличилось на 93%. Стихийность распределения нагрузок неизбежно вызовет возникновение процессов дигрессии в наземных и аквальных экосистеме озера Байкал. В последствие эти процессы рекреационной дигрессии станут необратимыми, что приведет к невозможности использования этих территорий для рекреационных целей.

 

Далее, перейдем к вопросам финансирования мероприятий, направленных на решение указанных проблем. По данным Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации размер финансирования всех мероприятий по охране озера Байкал из федерального бюджета составил в 2011 году 820,06 млн. руб.

Комплексное решение конкретных природоохранных задач сохранения экосистемы озера Байкал и Байкальской природной территории реализуется в рамках Федеральной целевой программы «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории».

Напомним, что в 2010-2011 годах обсуждение Программы проходило на Байкальском экономическом форуме. Решение о разработке Программы было принято в 2011 году после посещения Байкала Владимира Владимировича Путина. В 2012 году она обсуждалась на заседании Межведомственной комиссии по вопросам охраны озера Байкал, на которое были приглашены общественные экологические организации.

Учитывая высокий интерес общественных организаций к программе, планируется, что все результаты программы ежегодно будут рассматриваться на Межведомственной комиссии с приглашением общественных институтов с участием международных экспертов.

Основной задачей Программы является охрана озера Байкал и Байкальской природной территории от негативного воздействия техногенных, антропогенных и природных факторов.

Всего за восемь лет на охрану Байкала планируется потратить более 58 млрд. рублей, в том числе за счет средств федерального бюджета в сумме 48,381 млрд. рублей (83,2 процента). Предполагается выделение этих средств на три региона – Приангарье, Бурятию и Забайкалье. Из них: капитальные вложения – 33,572 млрд. рублей; НИОКР – 0,464 млрд. руб.; прочие нужды – 14,345 млрд. рублей; за счет средств консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации в сумме 8,374 млрд. рублей (14,4 процента) и 14,4 за счет средств внебюджетных источников в сумме 1,402 млрд. рублей (2,4 процента).

Государственными заказчиками Программы выступают Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации - основной разработчик Программы, Министерство регионального развития Российской Федерации, Федеральное агентство по недропользованию, Федеральное агентство водных ресурсов, Федеральное агентство по рыболовству, Федеральная служба по надзору в сфере природопользования, Федеральная служба по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды.

Программой предусмотрено сокращение сбросов загрязняющих веществ в озеро Байкал и на его побережье до 50%, реабилитация до 80% Байкальской природной территории, подвергшейся загрязнению, решение проблем нерегулируемого накопления отходов берегах.

Напомним, что реализация Программы началась раньше, чем была утверждена. Так, за счёт средств федерального бюджета выполнен первый этап по ликвидации последствий деятельности Джидинского вольфрамо-молибденового комбината. То есть первый транш на охрану Байкальской природной территории еще в 2011 году был получен Бурятией.

Реализацию Программы планируется осуществить в 2012 - 2020 годах в 2 этапа.

На I этапе (2012 - 2015 годы) должны быть реализованы наиболее приоритетные мероприятия и выработаны подходы для реализации природоохранных мероприятий. На II этапе (2016 - 2020 годы) предстоит завершить начатые на предыдущем этапе приоритетные проекты, а также существенно расширить охват экологическими мероприятиями Байкальской природной территории, обеспечив достижение целевых показателей Программы.

В рамках Программы планируется решить задачи, направленные на ликвидацию прошлого экологического ущерба, снижение текущего негативного воздействия, совершенствование системы экологического мониторинга состояния Байкальской природной территории. Кроме того, это комплекс мер по сохранению биологического разнообразия, минимизации природных рисков, характерных для данного региона, и развитию экологического туризма.

Программой предусмотрено за счет средств федерального бюджета осуществить ряд первоочередных мер на Байкале, в том числе направленных на развитие ООПТ - Байкальского заповедника, Байкало-Ленского заповедника, Баргузинского заповедника, Прибайкальского национального парка, Забайкальского национального парка, и реализацию природоохранных мер и выполнение последующих этапов по ликвидации последствий деятельности Джидинского комбината в Республике Бурятия.

Следует отметить, что Республика Бурятия совместно с Иркутской областью активно принимали участие в разработке проекта федеральной программы. В результате, в федеральную целевую программу были внесены предложения по проектированию и строительству очистных сооружений, берегоукрепительных сооружений, полигонов твердых бытовых отходов, ликвидации накопленного экологического ущерба, развития системы государственного мониторинга окружающей среды и особо охраняемых природных территорий, сообщает министерство природы Республики Бурятия.

Также программой предусмотрено финансирование мероприятий по строительству очистных сооружений в Иркутском районе, на ликвидацию несанкционированных свалок в Ольхонском районе. Указанные мероприятия включают: реконструкцию хозяйственно-питьевого водоснабжения Байкальска, строительство полигона для отходов в Слюдянском районе и ликвидацию отходов Байкальского ЦБК.

Согласно проекту Программы, реабилитация 80% Байкальской природной территории от воздействия отходов прошлой хозяйственной деятельности будет осуществляться путем ликвидации последствий промышленного производства на 6 объектах. В том числе на ликвидацию негативного воздействия накопленных отходов Байкальского ЦБК запланировано около 3 млрд. руб. из общего объема финансирования Программы. Будет продолжена работа по ликвидации отходов прошлой производственной деятельности Джидинского комбината.

В части решения проблемы нерегулируемого накопления отходов, к 2020 г. Программой предусмотрено строительство 49 различных объектов по утилизации и размещению отходов по всей территории, таким образом, до 80% отходов будут вовлечены во вторичный оборот или размещаться на оборудованных полигонах. В целях снижения природных рисков планируется строительство и оборудование 24 пожарно-химических станций, что на четверть сократит среднюю площадь пожаров на байкальских особо охраняемых природных территориях. Строительство 170 км берегоукреплений повысит защищенность населения от чрезвычайных ситуаций на 22 процента.

В рамках данной программы планируется проведение геологического доизучения и мониторинга опасных экзогенных геологических процессов, проведение геологического доизучения и мониторинга опасных эндогенных геологических процессов и процессов, связанных с миграцией углеводородов в центральной экологической зоне Байкальской природной территории, на основании сведений о месторождениях твердых полезных ископаемых, учтенных Государственным балансом запасов по состоянию на 01 января 2012 года, и перспективных участках недр в пределах Байкальской природной территории, представленных Федеральным агентством по недропользованию.

Будет также произведена реконструкция рыбоводных заводов, что обеспечит сохранение доли видов растений и животных, включенных в Красную книгу Российской Федерации, а также увеличит запасы ценных пород рыб в Байкале. Реализация мероприятий заложенных в Программы в сфере использования, изучения, сохранения и воспроизводства водных биологических ресурсов и среды их обитания позволит к 2020 году - на 43,6 процента увеличить запасы ценных видов рыб в озере Байкал. Также будет произведена реконструкция объектов рыборазведения. Программой предусматривается создание мобильного комплекса охраны водных биологических ресурсов на озере Байкал.

Также программой предусмотрено повышение эффективности использования рекреационного потенциала особо охраняемых природных территорий до 90 процентов.

В то же время, на наш взгляд, Программа имеет ряд принципиальных недостаток, в первую очередь таких, как отсутствие приоритета мер и соответствующих контролируемых параметров для озера Байкал. Отсутствие приоритетности задач и мероприятий программы, а также самостоятельной отчетности и контроля динамики антропогенного воздействия непосредственно на озеро Байкал, делает неопределенной ответственность заказчиков и исполнителей мероприятий. В такой ситуации может создаться коррупционная составляющая финансовых затрат государства, что в определенном смысле не позволит достичь поставленных целей программы.

На наш взгляд, первоочередными мероприятиями Программы должны быть научно-исследовательские работы по различным разделам (НИОКР).

Это связано с тем, что в первую очередь должны быть осуществлены исследования и подготовлены программы по эффективной системе мониторинга, оценке влияния экзогенных процессов, комплексной экологической оценке состояния озера Байкал и Байкальской природной территории, ландшафтному планированию и функциональному зонированию, развитию экологически чистого теплоэнергоснабжения центральной экологической зоны и обоснованию правовых аспектов охраны Байкала и Байкальской природной территории. Тем более, для этого имеется научный потенциал. Например, в Российской академии наук имеются научные заделы для проведения уже в 2013 году ряда исследовательских работ, которые обеспечат необходимый системный уровень ФЦП «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории» на 2012-2020 годы. При этом для успешной реализации всей программы необходимое научное сопровождение Программы должно быть начато, как минимум, в 2012-2013 гг.

Особое внимание требуется обоснованию мер по сейсмо- и селезащите. Учитывая ежегодно нарастающую селевую опасность территории Слюдянского района, и в первую очередь города Байкальска в связи с вероятностью загрязнения озера Байкал накопленными промышленными отходами Байкальского ЦБК, необходимо срочное проведение идентификации и цифрового картирования опасных экзогенных и эндогенных геологических процессов на этой территории с оценкой сейсмического и экономического рисков для обоснования безопасного развития прибрежных территорий, а также для выработки предложений к проектам берегоукрепления, строительства причалов и рекреационных объектов.

Особой проблемой являются сбросы подсланевых вод с судов и загрязнение вод озера нефтепродуктами. Всего на Байкале более 350 судов (без учета маломерного флота). Навигация длится около 6 месяцев. Ежегодно в Байкал попадает более 160 тонн нефтепродуктов. Сброс их в озеро запрещен, их нужно сдавать на специальные очистные сооружения.

Для организации мест приема и утилизации сточных вод и бытовых отходов необходима реализация мероприятий для обустройства причалов приемными пунктами временного сбора твердых бытовых отходов и емкостями, обеспечивающими прием и временное хранение загрязненных стоков с судов.

Для решения обозначенных задач необходимы достоверные, полные и своевременные данные о состоянии и прогнозе изменений природных компонентов окружающей среды Байкальской природной территории. Получение этих данных, прогнозов и рекомендаций является основной задачей государственной системы мониторинга уникальной экосистемы озера Байкал.

К сожалению, следует констатировать, что существующая государственная система управления в сфере охраны окружающей среды не в полной мере обеспечивает выполнение возложенных на нее функций.

Институт государственной экологической экспертизы практически ликвидирован; система нормирования субъективна и позволяет предприятиям оказывать неограниченное воздействие на окружающую среду; плата за негативное воздействие минимальна и не стимулирует предприятия к внедрению «зеленых» технологий; штрафы за нарушения экологического законодательства минимальны; отсутствуют экономические стимулы для перехода предприятий на наилучшие доступные технологии.

По оценкам экспертов, в настоящее время в Российской Федерации отсутствует отвечающая современным требованиям система мониторинга окружающей среды (система государственного экологического мониторинга). Экологический мониторинг на Байкале нуждается в дальнейшем совершенствовании, поскольку непрерывно растет уровень экологических рисков, обусловленных как природными, так и антропогенными причинами.

Для решения этой задачи необходимо привлечь широкий круг авторитетных специалистов и экспертов для проработки предложений по развитию более эффективной системы государственного экологического мониторинга.

Следует сказать, что в настоящее время уже приняты федеральные законы, направленные на повышение эффективности государственного экологического надзора и государственного экологического мониторинга. Важно отметить, что государственный экологический надзор в области охраны озера Байкал и государственный экологический мониторинг уникальной экологической системы озера Байкал выделены в отдельные компоненты.

Среди приоритетных законопроектов в Комитете находится законопроекты, принятие которых создаст новую базу для формирования экологической и экономической политики нашего государства. Это целый набор стимулов для разработки и реализации хозяйствующими субъектами технологических решений с новым уровнем безопасности и эффективности использования природных ресурсов.

Первый направлен на совершенствование системы нормирования воздействия на окружающую среду и построения ее на принципах наилучших доступных технологий, а также на внедрение мер экономического стимулирования в области охраны окружающей среды. Смысл вносимых изменений заключается в том, чтобы сформулировать дополнительные положения законодательного плана, которые стимулировали бы хозяйствующих субъектов на внедрение новейших природосберегающих технологий и снять некоторые излишние административные барьеры.

Недостаточность экономического стимулирования имеет место и в сфере обращения с отходами. Вторым из упомянутых приоритетных законопроектов предлагается комплекс мер, направленных на сокращение количества отходов, направляемых на захоронение. В частности, законопроект устанавливает ответственность производителя или импортера продукции за ее утилизацию после утраты ей потребительских свойств. Также уточняются и конкретизируются полномочия органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в данной сфере. В соответствии с новыми требованиями, мероприятия по сокращению количества твердых бытовых отходов, направляемых на захоронение, должны в обязательном порядке быть включены в региональные программы социально-экономического развития.

После принятия названных изменений законодательства Комитет предлагает возобновить разработку Экологического кодекса Российской Федерации. Его принятие позволит значительно улучшить качество правового регулирования экологических отношений на системной основе.

Также на сегодняшний день особую актуальность приобретает принцип обязательности государственной экологической экспертизы.

В настоящее время экологические характеристики проектов хозяйственной деятельности в поселениях оцениваются без назначения государственной экологической экспертизы. В свою очередь, сохранение обязательной государственной экологической экспертизы для проектов особо опасных предприятий и проектов деятельности на особо охраняемых природных территориях, осуществляемой в соответствии с Федеральным законом «Об экологической экспертизе» 1995 года, не снимает вопрос об обязанности этой экспертизы на всей Байкальской природной территории.

Эти проблемы планируется решить в законопроекте №175151-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу Байкальской природной территории», который имеется в нашем портфеле. Предложенный механизм решения будет способствовать повышению экологической безопасности и снижению негативного воздействия на окружающую среду. Кроме того, предусматривается возможность перевода земель лесного фонда, занятых защитными лесами, в земли других категорий, находящиеся в центральной экологической зоне, при организации особо охраняемых природных территорий, который в настоящее время запрещен в соответствии с нормами Федерального закона «Об охране озера Байкал».

С принятием Водного кодекса возникла необходимость в установлении водоохранной зоны озера Байкал, а также, в целях сохранения водных биологических ресурсов, рыбоохранной зоны.

Законопроект также устанавливает запрет на размещение отходов производства и потребления I, II и III классов опасности в центральной экологической зоне и захоронение отходов в границах водоохранной зоны озера Байкал.

В дальнейшем работа Комитета будет направлена на подготовку законопроекта ко второму чтению, второму этапу законотворческого процесса.

Кроме того, мы планируем в весеннюю сессию завершить работу над проектом федерального закона № 97705-5 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях» и некоторые законодательные акты Российской Федерации», который направлен, в том числе, и на решение перечисленных проблем. Реализация этих планов будет также зависеть и от сроков поступления новых поправок Правительства РФ к законопроекту, и в этой связи прошу Минприроды России обеспечить своевременное выполнение поручений руководства Правительства РФ по данному вопросу.

Природная неповторимость и высокая социальная значимость озера Байкал и прилегающей территории определяют необходимость совершенствования системы специальных правовых предписаний, закрепляющих правовой режим охраны Байкальской природной территории, и в смежном законодательстве

Мы придерживаемся мнения, что законодательные инициативы, допускающие расширение видов хозяйственной и иной деятельности, допускаемой в границах Байкальской природной территории, и особенно центральной экологической зоны, даже если эта деятельность осуществляется в «благих» целях развития туристско-рекреационной сферы, должны быть проработаны с особой тщательностью и исходя из презумпции экологической опасности любой хозяйственной деятельности в этом регионе.

Я имею в виду сейчас ряд внесенных буквально несколько дней назад Правительством законопроектов, направленных на достижение задач социально-экономического развития Сибири и Дальнего Востока, а именно:

- проект № 249572-6 «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации в части стимулирования инвестиционных проектов на территориях Дальневосточного федерального округа, Забайкальского края, Республики Бурятия и Иркутской области» (ответственный Комитет  по бюджету и налогам);

- проект № 249580-6 «О внесении изменения в статью 4 Федерального закона «Об особых экономических зонах в Российской Федерации» (Комитет Государственной Думы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству).

Последний снимает ограничения на переработку полезных ископаемых на территориях особых экономических зон. Эти изменения, на первый взгляд, не связаны с экологией и охраной озера Байкал. Но всем нам известно, как дорого обходятся иногда пробелы законодательства и его несовершенство. Поэтому мы должны самым пристальным образом рассматривать подобные инициативы применительно к той территории, перспективы освоения и охраны которой мы сегодня обсуждаем. Учитывая, что и в границах Байкальской природной территории существует такая зона, этот проект должен быть компетентно доработан в данном контексте.

Таким образом, с учетом изложенного,  основной задачей, которую нам необходимо поставить перед государством и обществом, является недопущение обострения экологической обстановки на Байкальской природной территории что, вполне вероятно, может привести к утрате значения озера Байкал как уникального объекта Всемирного Природного Наследия ЮНЕСКО. Кроме того, мы  - российский народ, и, в первую очередь, представители власти,  должны очень четко осознавать нашу ответственность и перед предками, сохранившими для нас это, поистине, великолепное Чудо Света - Байкал, и перед потомками, которым мы оставим эту землю в наследство.

Спасибо.

Теперь переходим к обсуждению вступительного слова.

Председательствующий. Слово предоставляется заместителю председателя Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии Михаилу Викторовичу Слипенчуку.

Регламент у нас определён. Пожалуйста. Вам 10 минут.

Подготовиться товарищу Егорову.

Слипенчук М.В. Добрый день, уважаемые коллеги!

Позвольте поблагодарить вас за то, что вы пришли сегодня в рабочий день и своё время тратите. Уверен, что всем, кто пришёл сюда, не безразличны вопросы законодательства об охране озера Байкал. Многие из вас родились на этой территории, многих из вас связывает работа с этим по профилю службы, кто-то своим долгом считает защищать окружающую среду.

Озеро Байкал, естественно, является уникальным. И, немножко углубляясь в историю, хочу напомнить, что, если мне память не изменяет, в 1996 году был принят закон "Об охране озера Байкал". На это было положено огромное количество сил огромного количества людей. Многие из них здесь присутствуют; те депутаты, которые были в тех созывах, когда принимался закон "Об охране озера Байкал".

После этого были приняты другие законы, в том числе и Водный кодекс, и закон "Об особо охраняемых природных территориях". И всё было бы ничего, если бы в 2006 году не появилось чёткое районирование территории (выделены были центральная экологическая зона, буферная зона и так далее), но вступило в противоречие с Водным кодексом. По сути дела, появились территории, которые никак не выделены - это водоохранная зона, рыбоохранная зона и так далее.

Недоговорённости и неточности в законодательстве привели к тому, что местные жители, которые проживают на Байкальской природной территории, а это касается трёх субъектов Российской Федерации, но в большей степени касается двух субъектов Российской Федерации - Иркутской области и Бурятии, и в большей степени касается Республики Бурятия, поскольку это порядка 80 процентов разборной части Байкала. И, как сегодня сказал Министр природных ресурсов республики Бурятия - это 96 процентов водотока, собираемого озером Байкал.

Таким образом, все законы, которые, так или иначе, связаны с озером Байкал, они касаются тех людей, которые проживают в этих двух субъектах Российской Федерации: в Иркутской области и в Республике Бурятия. Это 200 тысяч человек.

Я, конечно, согласен с Владимиром Ивановичем в том, что экология должна быть впереди, без сомнения. Но нельзя забывать о том, что эти люди живут, и это такие же люди, как и мы с вами, и они хотят развиваться, хотят рожать детей, хотят, чтобы их потомки жили на берегу великого озера, как это было 350 лет назад, когда Бурятия добровольно вступила и примкнула к России. Это всё накладывает, естественно, большой отпечаток и ответственность на нас, депутатов, которые принимают сейчас законы.

Хочу напомнить, что 800 лет назад великий полководец Чингисхан, человек тысячелетия, издал специальный указ, по которому Байкальская природная территория была объявлена запретной территорией, на которой было запрещено производить какую-либо деятельность вообще, в том числе стирать одежду воинов в реках и ручьях. За это полагалась смертная казнь.

Сейчас не считается зазорным помыть лошадь в реке или в озере. Это касается, конечно, в первую очередь, нашего воспитания. И те законы, которые мы сейчас планируем принять...

Да, в последнее время выросла существенно активность вокруг озера Байкал. Это связано и с работой общественных организаций, и с большими научными исследованиями, которые проводятся на озере Байкал, и с обращением внимания на озеро Байкал со стороны государства. И мы очень рады тому, что то противоречие, которое накопилось за последние 12 - 15 лет, оно начинает гармонизироваться, как это сейчас модно говорить. Во всяком случае, Правительством Российской Федерации в Государственную Думу внесён пакет законопроектов, связанных с гармонизацией законодательства.

Это произошло в декабре прошлого года. Было проведено заседание комитета, была создана рабочая группа. Я очень благодарен руководству комитета и всему нашему составу комитета за честь и ответственность, которые мне позволили организовать группу по работе с изменениями в законодательстве. Вошло 68 участников, это представители, как государства, так и общественных организаций, практических всех. Я уверен, что все, кто активно принимал участие, все присутствуют в этой рабочей группе. Эта рабочая группа провела заседание в январе этого года и в феврале, 20 февраля (или 23 февраля) было проведено заседание, первые слушания в комитете Государственной Думы... вернее, прошу прощения, в Государственной Думе. И что было отрадно - голосование прошло единогласно. В новом созыве Государственной Думы это, наверное, первый такой исключительный случай, когда не было воздержавшихся, не было людей, голосовавших против.

Те изменения, которые заложены в законопроекте, они все вам известны, не буду на них останавливаться. Скажу лишь одно, что второго способа или второй возможности улучшить законодательство, гармонизировать его по Байкалу, наверное, представится через много лет. Поэтому я обратился в Народный Хурал Республики Бурятия, в Правительство Республики Бурятия, к руководству Иркутской области, Забайкальского края, ко всей общественности, которая так или иначе связана с экологией Байкала, с просьбой не тянуть, а высказать все свои замечания и предложения. Такие предложения и поправки поступают. Прежде чем они будут вынесены на комитет, они будут обязательно рассмотрены на заседании рабочей группы, той группы, которая включает 68 человек на сегодняшний день, с представителями всех заинтересованных организаций. И только после этого будут заслушаны на комитете, это я обещаю вам.

Хочу сказать, что, конечно, это вызовет массу споров, нареканий, но лучше потратить время на обсуждение, чем потом страдать тем самым 200 тысячам людей, которые живут на этой территории. И опять же не будем забывать, что то наследие, которое нам доставлено природой - озеро Байкал, а "Байкал" в переводе со многих языков, национальных языков России переводится как "богатое озеро", это озеро должно остаться богатым.

Со времен Советского Союза, конечно, были допущены определённые и плюсы, и минусы в работе. Я считаю, что БЦБК - это был большой минус и, слава Богу, что современное правительство начало свою работу именно с обсуждения этой темы. И уже теперь понятно,  что рано или поздно БЦБК будет закрыт, и отходы будут переработаны, и озеру Байкал будет возвращен статус экологически чистого озера, хотя могу откровенно вам сказать, что озеро Байкал, наверное, единственное на территории Российской Федерации или одно из единственных небольших, где можно пить воду непосредственно без очистки. Это очень важно. Сегодня мало можно назвать рек. Я, когда задаю студентам на лекции вопрос: "Где можно пить чистую воду?", они говорят: "Наверное, только из родников", но это не так: из Байкала можно пить воду.

Когда обсуждается вопрос об экологии озера Байкал, нельзя забывать о том, что накладываются ограничения серьёзные на экономику этого региона. Никто не поднимает вопрос о "байкальском факторе". Я сегодня хочу сказать именно вот, чтобы эта фраза, этот термин, он присутствовал, потому что наличие очень серьезных ограничений по экологии накладывает очень серьёзные ограничения по развитию этой территории. Сегодня, по сути дела, мы создали искусственную резервацию. Как быть? Когда в советское время был запрещен омулевый сплав по рекам и транспортировка по Байкалу леса кругляка, была создана специальная судоходная служба, были созданы специальные баржи, были выделены средства на это, и благодаря этому экономика продолжала функционировать. Кстати, на одной из этих барж, одна из этих барж была использована для глубоководных исследований трехлетней экспедиции "Мир" на Байкале.

Сейчас, когда принимается закон об охране озера Байкал, экономически "байкальский фактор" не учитывается. Я считаю, что при принятии тех или иных ограничений необходимо обязательно на это смотреть.

Второе, на что стоит обратить внимание, это геополитический факт, геополитический аспект развития Байкальской природной территории. В конце прошлого года Владимир Владимирович Путин выступил с инициативой по восточному вектору развития российской экономики. Это действительно наше богатство. И Байкальская природная территория является одним из ключевых факторов. 

Если мы посмотрим на карту России, то мы увидим, что озеро Байкал делит территорию на несколько частей, хотя в принципе нельзя отделять Иркутскую область от Республики Бурятия.

И на этой территории сошлись логистически транспортные и территориальные потоки. Сегодня эта территория является, если брать Иркутскую область, это нефть, газ и другие полезные ископаемые. Республика Бурятия - это экология. Забайкальский край - лес, транспорт. И, в принципе, можно рассматривать байкальскую территорию как новый экономический кластер развития.

Учёными и политиками этой территории, в принципе, работа ведётся по созданию такой программы. Я бы хотел тоже обратить на это внимание, всё-таки роль Байкальской природной территории в геополитическом развитии России на будущее.

И третье, на что я хотел бы обратить внимание, это то, с чего я начал, это воспитание. На сегодняшний день образование и наука находятся в очень плачевном...

Председательствующий. Добавьте ещё пару минут.

Слипенчук М.В. Заведующий кафедрой Московского университета получает зарплату 31 тысяча рублей. Соответственно, все подчинённые, а это ведущие научные сотрудники и профессора, получают ещё меньше.

Я считаю, что это огромный энтузиазм - воспитывать современное поколение молодых экологов. Необходимо, чтобы Министерство образования обратило самое пристальное внимание на этот фактор. Нам нужны новые люди, новые преподаватели, новые специалисты именно в области охраны окружающей среды с тем, чтобы мы не отставали в своём развитии от наших коллег из Европы и Америки с тем, что те термины, которые применялись ранее, не были переводами с английского языка на русский, а с русского языка переводились на английский.

Большое вас спасибо за ваше внимание. Я прошу, Владимир Иванович, если возможно, дать слово в будущем профессору Мазару, он бы об этом сказал больше. Спасибо большое.

Председательствующий. Присаживайтесь, пожалуйста. Михаил Викторович. Спасибо.

У нас объявлен следующий выступающий. Но я попросил бы его тоже минутку воздержаться, товарища Егорова.

Ринат Ринатович Гизатулин просил - заместитель министра, несколько минут для того, чтобы добавить по этому докладу. Пожалуйста.

Гизатулин Р.Р. Буквально, даже несколько секунд, Владимир Иванович, чтобы доклад Михаила Викторовича логично в чём-то завершить.

Уважаемые коллеги, Владимир Иванович, я поздравляю всех собравшихся с тем, что в этом году мы празднуем юбилей создания межправительственной байкальской комиссии.

Здесь у нас находится единственный из оставшихся членов этой комиссии - Тулохонов Арнольд Кириллович. Да, и я надеюсь, в этом году летом он проведёт юбилейное заседание отдельной правительственной комиссии, которая существовала именно по озеру Байкал, и которую, к сожалению, Минприроды России в последнее время крайне редко собирало для того, чтобы все эти вопросы, которые вы сегодня поднимаете, обсуждать. Это первое.

Второе. Я бы хотел отдельно обратиться ко всем здесь собравшимся, поддержать Михаила Викторовича в той работе нелёгкой, которую он ведёт, возглавляя рабочую группу по доработке поправок к закону "Об охране озера Байкал".

Эта работа будет нелёгкой. И направлена она, в первую очередь, на то, чтобы не только привести в соответствие законодательство об охране озера Байкал с другими нашими законами, но и позволить из того резервата, в которым оказались люди, живущие на Байкале, в первую очередь, в Бурятии, превратить это в нормальный процветающий экологически дружелюбный край, не наносящий урона озеру Байкал.

И здесь Михаил Викторов взял на себя нелёгкую работу и кучу критики он услышит в свой адрес. Его обвинят во всём, в чём угодно, начиная с того, что он лоббирует свои узко коммерческие интересы, заканчивая тем, что уничтожает Байкал. Надеюсь, он с этой работой справится, выдержит. И в итоге законопроект, который примет Государственная Дума, поможет в охране этого озера и в развитии народов, живущих вокруг озера.

И третье. Уважаемые коллеги, сегодня во время выступления от Министерства природных ресурсов прозвучит два доклада. С первым докладом выступит Степаницкий Всеволод Борисович, который расскажет о том, что происходит на наших особо охраняемых природных территориях, куда мы вкладываем деньги, в рамках федеральной целевой программы, что мы намерены там сделать в дальнейшем, и что мы собираемся от нашей сети особо охраняемых природных территорий получить?

Но главный доклад - это директора департамента экономики и финансов Минприроды России Сергея Николаевича Бубенова, который, может быть, многим расскажет правду о том, кем и как создавалась эта программа, и расскажет Владимир Иванович честно, что всё-таки главная цель, я уж прошу прощения, что немножко буду противоречить вам, что главная цель правительства при принятии этой программы - было решение всех проблем, связанных с Байкальским целлюлозно-бумажным комбинатом, всего комплекса проблем - и ликвидация накопленного ущерба, и ликвидация самого предприятия, и ликвидация тех потенциальных проблем, которые несёт за собой деятельность этого предприятия. Не было бы проблем БЦБК, боюсь, что долгие бы годы бились бы мы ещё над отдельной федеральной целевой программой по Байкалу.

И, конечно, те заявки, которые сейчас поступают от субъектов Российской Федерации, мягко говоря, не выдерживают никакой критики. Эти заявки должны быть максимально подробные, начиная с 2015 года, когда мы уже раскрыты с финансированием, и Сергей Николаевич, надеюсь, подробно об этом остановится.

И последнее, просил бы присутствующих здесь представителей всех организаций, в том числе и природоохранных, попросил защищать Байкал не только от нас - внутренних врагов, или внутренних защитников, кто так называет, а от врагов, например, внешних, то есть тех, благодаря которым Байкал загрязняется на протяжении десятилетий. И, к сожалению, о деятельности на территории иностранных государств, откуда нам поступают миллионы тонн загрязняющих веществ, многие из наших коллег предпочитают молчать. Я надеюсь, что здесь выступающие отметят тот ущерб, который попадает в Байкал со стороны наших близлежащих соседей, с которыми мы дружим, развиваем экономические проекты совместные. А вот о вреде уникальному нашему озеру ничего мы не говорим.

Вы знаете, Михаил Викторович... Иван Павлович, не в урон вам, не в укор вам, недавно, смотря ваш сайт, обратил внимание, что на территории Монголии отделения "Гринписа" нет. Проблем экологических, связанных с добычей золота, в том числе самыми допотопными способами, которые отрицательнейшим образом влияют на озеро Байкал в десятки раз хуже, чем любое наше ЦБК, а нет у вас там ни отделений, ни активности, ничего. Но я не нашёл, возможно, неправильно язык перевёл.

Поэтому, уважаемые коллеги, всем удачной работы. И надеюсь, что по итогам данного "круглого стола", Владимир Иванович, дадите конкретный набор чётких рекомендаций, которые правительство со своей стороны, безусловно, выполнит. Ещё раз поздравляю с юбилеем байкальской комиссии, Арнольда Кирилловича отдельно.

Председательствующий. Спасибо, Ринат Ринатович.

Егоров Иннокентий Николаевич - член Комитета Совета Федерации по агропродовольственной политике и природопользованию.

Подготовиться товарищу Мазурову Юрию Львовичу - профессору МГУ. Пожалуйста, 10 минут.

Егоров И.Н. Уважаемые коллеги, добрый день.

В 1996 году Россия выступила с инициативой о внесении озера Байкал в список объектов Всемирного природного наследия ЮНЕСКО. И, соответственно, включение Байкала в указанный список нам дало дополнительные обязательства по охране озера перед мировым сообществом в то время как, вы помните, страна переживала тяжёлые моменты, с экономикой у нас было всё непросто практически до середины  2000-х годов. То есть обыденным языком если говорить, просто руки не доходили до экологии.

Сейчас ситуация другая, возможности другие, потенциал другой, и результатом этого, я вам хочу сказать, что отрадно, что в 2012 году была принята Федеральная целевая программа "Охрана озера Байкал. Социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012-2020 годы". В том числе мероприятия, которые есть, это ликвидация экологического ущерба, накопленного за прошедшие годы.

Однако, сегодня мне хотелось бы заострить внимание конкретно на трёх проблемах. Это первое, по закону ко второму чтению нас сенаторов, в том числе и с господином Слипенчуком Михаилом Викторовичем, беспокоит

статья 11-я Федерального закона "Об охране озера Байкал": "Особенности  использования охраны, защиты и воспроизводства лесов в Центральной экологической зоне". То есть и она сегодня, как бы вы понимаете, что не соответствует жизненной практике. Площадь Центральной экологической зоны  Байкальской природной территории занимает 37,7 тысяч километров квадратных. Там уже у нас расположено порядка 130 населенных пунктов, численность проживающего там населения на 1 января 2011 года  составляла 78,7 тысяч человек. И покрыто лесами  83,1 процента территории.

Соответственно, мы понимаем, что невозможно выполнить два постановления правительства до конца. Это от 21 августа 2012 года, о котором я говорил ранее, об охране озера Байкал и социально-экономического развития Байкальской природной территории 1220. И 3 февраля это постановление Правительства Российской Федерации. Была создана туристическая рекреационная зона, особая экономическая  зона "Байкальская гавань" в составе пяти участков, находящихся в  Центральной экологической зоне.

В целях их исполнения членами Совета Федерации, депутатом Государственной Думы, я вам говорил, Михаилом Викторовичем, в закон уже предложены поправки, которые позволяют размещать объекты местного значения, включая полигоны твердых бытовых отходов, объекты электро-, тепло-, газа, водоснабжения, водоотведения. Ориентировочно требуется перевод земель лесного фонда, занятых защитными лесами, по четырем нашим районам Республики Бурятия. Это порядка 500 гектаров. И эта площадь  занимает  в Центральной экологической зоне 0,01 процента.

Вторая тема сложная, не простая была, это есть и на сегодняшний день - восстановление популяции байкальского омуля. В годы Великой Отечественной войны добывалось порядка 20 тысяч тонн, и вплоть до 60-х годов этот уровень сохранялся. И, к сожалению, мягко говоря, озеро опустело, и 15 лет был полный запрет на вылов из озера рыбы. Тогда серьезно привлекли к этой проблеме науку, целый институт и стали заниматься  проблемой озера Байкал. Были созданы надзорные органы.  Так же за это время были открыты: рыборазводные заводы - три у нас по Бурятии. И они выпускали 3 миллиарда 250 миллионов штук личинок. Это Большереченский завод, Селенгинский, Баргузинский, которые сейчас входят в "Востокрыбцентр", руководитель здесь. И 100 процентов акций принадлежит государству.

В 90-е годы, к сожалению,  финансирование этих заводов было сведено к минимуму, и в начале 2000-х годов их включили в план приватизации. Соответственно, мы понимали, что развод и выпуск личинок омуля в естественную природу не приносят никакой прибыли. И, значит, приватизация... сохранение основного профиля производства была  невозможно. В 2004 году мы начали заниматься, три территории, это сенаторы и депутаты Государственной Думы. И мы написали обращение Президенту Российской Федерации, тогда Владимиру Владимировичу Путину. После этого последовал ряд поручений министерствам и ведомствам. Провели очень много совещаний. То есть вопрос оказался совершенно непростой. И, к сожалению,  несколько раз за это  время менялся и состав правительства, и Госкомрыболовство.

В настоящее время рыборазводные заводы, всё-таки мы добились, исключили из списка приватизации. Их реконструкция и перевооружение попало в ФЦП как раз охраны озера Байкал и на сумму 327,9 миллиона рублей. Но, к сожалению, на сегодняшний день основную задачу по восстановлению популяции мы не решили. Финансирование, к сожалению, ежегодно сокращается. И на 2012 год у нас порядка всего осталось 25 миллионов, по расчетам где-то должно, я думаю, порядка 100-150 миллионов на эту тему быть.

Я, единственное, хочу что здесь сказать, что всё-таки ещё раз надо вернуться к этому вопросу, посмотреть, чтобы по "Востокрыбцентру" передать, может быть, в Федеральную казну и соответственно на баланс в Госкомрыболовство, потому что только при этой ситуации можно поправить по вопросам финансирования.

И третья проблема. Это байкальский фактор, здесь коротко затронули, для экономики Республики Бурятия. Это особый режим на Байкальской природной территории, связанный с потерями и упущенными выгодами. Вот если взять законодательство, то на территории Бурятии запрещено более 50 видов экономической деятельности. И даже вменяют республике дорогостоящие обязательства по согласованию экономической деятельности с особым режимом природопользования. 80 процентов водосборной площади Байкала приходится на Бурятию, соответственно основную долю затрат, связанных с сохранением уникальной системы озера Байкал, несёт экономика Бурятии. И ограничения экологического характера ведут к снижению конкурентоспособности экономики республики и существенному ухудшению условий хозяйственной деятельности под воздействием байкальского фактора, сказываются на экономике в нескольких направлениях.

Первое - жёсткие нормативы предельно допустимых вредных воздействий на экологическую систему Байкала. Удорожание продукции. Платежи за водные ресурсы у нас превышают в 1,7 раза в целом по стране. Регламентация режимов хозяйственной деятельности в прибрежной зоне и ограничение рубок водосборного озера, площади озера Байкал тоже вызывают удорожание лесопродукции.

В связи с обеспечением соблюдения жёстких экологических требований существенные потери несут производства продукции в сельском хозяйстве. На сегодняшний день запрещены или серьёзные есть ограничения по удобрениям, средствам химической защиты. Тоже серьёзная проблема.

Также отдельно влияет на проблему разница в стоимости электроэнергии в двух регионах, то есть в Республике Бурятия и Иркутской области. Как уже говорилось, водосборная площадь занимает в Бурятии 80 процентов. И в то же время мы чётко понимаем, что когда одна река Ангара и каскад электростанций...

Вот если взять тарифы наши для населения, между Иркутском и Бурятией разница практически в пять раз по населению и в два раза разница у нас по юридическим лицам. Соответственно мы понимаем, что это серьёзно бьёт по экономике республики с дополнительной экологической нагрузкой и более высокими ценами на электроэнергию, и соответственно снижается конкурентоспособность.

Сейчас работа постоянно проводится. Сейчас она более серьёзно стала проводиться, то есть довели эту тему до логического конца. И, я думаю, до конца года, по крайней мере, мы должны уравняться по населению, по тарифам с Иркутской областью.

Экономическое регулирование экосистемы озера Байкал в настоящее время основывается на таких инструментах, как: налоговая политика, платежи за пользование природными ресурсами, платежи за загрязнение окружающей среды, введение ускоренной амортизации природоохранных фондов, экологическое страхование, ценообразование с учётом экологических факторов, финансирование природоохранных мероприятий, экологический аудит и другое. (Микрофон отключён.)

Председательствующий. Так, спасибо.

Егоров И.Н. Я просто хочу завершить, что работая по госпрограмме Дальнего Востока и Байкальской территории... Я думаю, что там вот эти все проблемы мы тоже постараемся учесть.

Председательствующий. Спасибо большое.

Слово предоставляется Мазурову Юрию Львовичу - профессору МГУ.

Подготовиться Бубенову Сергею Николаевичу.

Мазуров Ю.Л. Уважаемый Владимир Иванович! Уважаемая аудитория!

Хотел бы обратиться в данный момент, скорее, как гражданин своей страны по поводу того объекта, который является сакральным для всякого, живущего в нашей стране, и, полагаю, священным для всех, живущих на нашей планете.

Коллеги, может быть, вы помните, что у одного замечательного современного деятеля культуры есть удивительное пророчество в фильме "Урга". Он заканчивается такими словами. Один из героев говорит: а сейчас я поеду на Байкал, туда, где раньше было великое озеро, и жили русские люди. Об этом говорится в прошедшем времени.

К сожалению, пророчество, несмотря на то, что этому фильму уже более 10 лет, сбывается во всех своих проявлениях. При этом парадоксально, казалось бы, Байкал - это тот объект, который уж точно не обделен вниманием. Здесь был и первый государственный заповедник в России, это второй по счету, а, в сущности, и первый объект Всемирного наследия на территории нашей страны. Это первый объект, который имеет именной федеральный закон, ему посвящен атлас, есть научный институт и так далее. А в последнее время становится ясно, что и с деньгами с этим объектом не хуже, чем со всеми другими проблемами в нашей стране. Но есть ли какие-то тенденции, которые давали бы основание думать, что ситуация под контролем, что дело может измениться к лучшему с сохранением этого священного для нашей страны объекта. По-видимому, всё-таки нет. И дело здесь, полагаю, не только в связи с тем, что антропогенная нагрузка, производственные объекты, пресловутый Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат, 60 или сколько там ограничений деятельности и так далее.

Мы ведь хорошо знаем, что есть озера, которые находятся в идеальном состоянии, на берегах которых мы не встретим ни одного национального парка, заповедника и где ничего не запрещено. Например, Женевское озеро, Боденское озеро и другие, большие и малые озера Швейцарии, но ведь там эти объекты являются действительно национальным наследием во всех проявлениях. Что делать в этой драматичной ситуации? Мне кажется, что то, что сегодня происходит, это правильно, но этого совершенно недостаточно. Проблема Байкала не может быть решена в той парадигме попыток решений, которые мы наблюдаем сегодня. В связи с этим вспоминается мысль выдающегося русского человека, нашего соотечественника Владимира Ивановича Вернадского, у которого есть такая замечательная мысль: "Спасение России в её образовании и знаниях".

 Полагаю, что вопрос о Байкале - это вопрос национальной культуры, вопрос национального образования, который находится в самом запредельном законе и не дает никаких перспектив России для выживания в рамках того закона об образовании, который действует, в рамках деятельности того министерства, которое мы ощущаем, и так далее. Это мы чувствуем во всех аспектах. Эту тему можно продолжать, но вряд ли мы её сможем решить. А что можем решить?

Вот какая вещь и очень простая, которую можно было бы решить силами Государственной Думы, безусловно. Входя в здание Государственной Думы, мы видим карту, там написано: "Российская Федерация". Для всякого живущего в России карта - это своего рода икона, которая объединяет и русских, и бурят, и всех тех, которые живут в этой стране. Что мы видим на этой иконе? То, что разделяет общество. А то, что объединяет, интегрирует, в частности, Байкала там нет. Почему изъят Байкал с карты нашей Родины? Таков уровень культуры в обществе, которая и обуславливает, как минимум, крайне неэффективное использование этих колоссальных народных миллиардов и не гарантирует сохранение наследия. Все идёт к пророчеству, высказанному в фильме Михалкова. Но тем не менее, как в русской поговорке: "Помирать собрался, а рожь сей". Я думаю, что сегодняшняя встреча должна быть таким вкладом в эту политику.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое.

Слово предоставляется Бубенову Сергею Николаевичу, директору Департамента экономики и финансов Министерства природных ресурсов, природопользования и экологии.

Бубенов С.Н. Уважаемый Владимир Иванович! Уважаемые коллеги!

Сегодня много раз за встречу упоминалась ФЦП "Охрана озера Байкал".

В двух словах. На самом деле, когда я слушал вступительное слово Владимира Ивановича, я серьёзно озадачился на предмет того, о чём мне говорить, потому что он довольно подробно описал программу. Всем известно, что объём финансирования программы 58 миллиардов рублей.

Программа была принята в августе этого года. И, к нашему большому сожалению, программа, конечно, была, с точки зрения реализации её начала в 2012 году, принята довольно поздно. Тому были там определённые объективные и субъективные причины.

Довольно сложно нам далось согласование программы с Министерством финансов Российской Федерации. Вместе с тем надо отметить, что есть определённая положительная тенденция. Ежегодно нам по линии финансирования особо охраняемых природных территорий добавляют определённые бюджетные ассигнования, в том числе и на развитие систем пожаротушения на территории ОПТ, и на развитие использования рекреационного потенциала.

И, по мнению Минфина, вот комплекс задач, связанных с вот этими вопросами, он должен решиться уже в рамках непрограммного финансирования. Мы, в общем, выражали определённое несогласие и считали, и считаем, что наши опыты байкальские, они, в общем, достойны отдельного внимания. И поэтому вот эти наши процедуры, так скажем, согласований несколько затянулись.

В программе 83 процента денег федерального бюджета. Мы, когда её формировали, с самого начала исходили из того, что с учётом и тех ограничений, которые наложены на деятельность на Байкальской природной территории, и с учётом статуса Байкальской природной территории, это, конечно, федеральная задача.

Кроме того, на субъекты Российской Федерации и, в частности, на Иркутскую область, выпадет довольно тяжёлая проблема, это финансирование целого комплекса мероприятий, связанных с закрытием Байкальского ЦБК. Это, в общем-то, проблема создания новых рабочих мест, это проблемы, связанные с поддержанием жизни в регионе и так далее.

Но, тем не менее, вот к августу нам удалось согласовать все эти вопросы, и программа была принята. В настоящий момент, да, я немножко скажу о графике финансирования. Мы сознательно совершенно не стали в первый год-два добавлять довольно большой объём средств на программу. И, слава Богу, что мы этого не сделали, потому что практика реализации программы показала, что вкатываемся мы, так скажем, в исполнение программы довольно трудно.

Это и психологический фактор, это и объективная где-то неготовность, о которой сегодня говорили, и субъектов Федерации, и наших федеральных коллег к реализации мероприятий. Казалось бы, мы об этом говорили довольно долго, довольно упорно шли к этой программе, а, когда мы её приняли, оказались не совсем готовы в определённых моментах. Это касается и проектных документов, это касается и понимания того, что мы будем делать на БПТ. Но я думаю, что в ближайшее время как бы ситуация стабилизируется. По крайней мере, то, как мы сейчас работаем с субъектами Российской Федерации, с нашими коллегами из других министерств и ведомств, нашими ОПТ, даёт надежду на то, что в 2013 году мы выполним все мероприятия в полном объёме. И, соответственно, 2014 год, когда у нас будет существенное увеличение, а деньги вырастут до 3 миллиардов в год, мы будем уже готовы к реализации мероприятий, более тщательно их будем готовить и прорабатывать.

Собственно говоря, хотелось бы два слова сказать по поводу БЦБК в контексте программы. К сожалению, в тот момент, когда мы работали над программой, понимания того, какова будет судьба комбината.

В связи с этим, в рамках действующего законодательства, ни Российская Федерация, ни субъекты Российской Федерации не могли взять на себя определённые обязательства, с точки зрения ликвидации отходов Байкальского комбината и так далее.

Поэтому, собственно говоря, мы основной акцент сделали на те мероприятия, которые, как нам совместно с Минфином, с Минэкономразвития, казались: а) неотложными, и б) эти мероприятия, очевидно, мы могли реализовать за федеральные деньги.

Потому что, по большому счёту, весь комплекс мер, связанных с ликвидацией отходов - это, в общем-то, забота самого комбината. Другое дело, что его сегодняшнее состояние, финансовое его, платёжеспособность вызывают определённые вопросы. Поэтому, собственно говоря, мы выделили в качестве ключевого - это ликвидация карт-накопителей шлам легнина и, собственно говоря, надеемся, что в ближайшее время мы уже приступим к совершенно конкретным шагам. В мае месяце мы завершим все конкурсные процедуры, связанные с привлечением подрядчика на проектирование мероприятий по ликвидации, и к концу года у нас будет совершенно внятное понимание о том, какие технологии, какие способы ликвидации будут применены.

Сегодня на уровне Правительства Российской Федерации у нас есть поручение господина Дворковича по поводу доработки программы. Мы будем рассматривать сегодня в контексте тех решений, которые приняты, определённые коррективы. Это, в первую очередь, связано с ликвидацией промплощадки завода после его закрытия. Это проблемы купола подземных вод и так далее. Эти вопросы, если мне память не изменяет,  к июлю месяцу мы должны совместно, соответственно, с администрацией Иркутской области проработать и вынести на уровне Правительства Российской Федерации.

Что ещё добавлю? У нас не самые большие деньги, так скажем, заложены на 43 процента программы - это ликвидация темы отходов промышленных  и порядка 10 процентов - это деньги на ОПТ. И здесь нам бы хотелось, чтобы наши ОПТ в контексте программы стали такими, образцово-показательными объектами, за которые было бы не то, что не стыдно, за которые мы бы могли гордиться. У меня был опыт посещения различных ОПТ за границей и в принципе мы, встречаясь с директорами сегодня, формулируем некую стратегию и концепцию того, каким образом мы этот, так скажем, наилучший опыт у себя применим. Первые два года - 2012, 2013 годы, по деньгам, конечно, для наших ОПТ это в какой-то мере латание дыр, это какое-то укрепление их материального благосостояния. И такое серьёзное развитие мы рассчитываем получить уже в последующем. В общем, вот, пожалуй, кратко о программе. Спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо, Сергей Николаевич.

Слово предоставляется Манылову Игорю Евгеньевичу, заместителю Министра сельского хозяйства Российской Федерации.

Подготовиться нашим министрам из Иркутской области, товарищу КравчукуОлег Эдуардович, Министру природных ресурсов и экологии Иркутской области.

Манылов И.Е. Разрешите я дополню Сергея Николаевича. У нас в числе госзаказчиков по этой ФЦП также находится Агентство по рыболовству, которое входит теперь в систему Минсельхоза. Бюджетное ассигнование под Росрыболовство составляет 960 миллионов рублей, из них с учётом пропорции, о которой уже было сказано, там 83 процента - львиная часть, конечно, это федеральные средства. В числе мероприятий этих есть уже и упоминаемые заводы рыбоводные: Баргузинский, Селенгинский, Большереченский и рыбоводное хозяйство Гусиноозёрское и строительство, то есть инвестиционные проекты по строительству мобильного комплекса охраны. Это десять катеров и одно служебное судно, и строительство научно-экспедиционного судна. Также проведение молекулярных генетических исследований. Вот наша позиция с учётом того, что уже так критически как бы звучит тема постоянной ротации в системе органов исполнительной власти. Мы - нынешний состав Минсельхоза  не собираемся пересматривать эти мероприятия. Это, наверное, и невозможно. Мы считаем, что люди работали и определили приоритеты. В то же время хотел бы обратить внимание, что объём хоть и небольшой финансирования, но максимальный эффект из него извлечь можно.

Нужно учитывать, что параллельно принята в апреле программа развития рыбохозяйственного комплекса, принята программа по Дальнему Востоку, и необходимо какие-то усилия предпринимать для координации этих мероприятий, потому что в момент доказывания и защиты финансирования под эти направления, мы всегда стараемся их как бы разделить, и показать нашему финансовому блоку правительства, что нет задвоения, нет дублирования мероприятий. Но в процессе реализации, наоборот, мы должны максимально использовать для достижения целей одной программы возможности, реализуемые в другой. То есть нужна синхронизация. В этом плане мы соответственно с Минфином и с Минприроды такую работу проводим сегодня.

Также хотел предложить, учитывая, что всё равно программа на старте, хоть и на затянувшемся, как сказал Сергей Николаевич, но у нас есть возможность сегодня оптимизировать и корректировать наши действия в рамках её реализации. Мы приглашаем здесь к сотрудничеству и соответствующие организации общественные, выступать здесь экспертами, потому что, к сожалению, по опыту реализации агентством прошлой ФЦП своей, есть проблемы, само агентство признаёт тоже, что большая часть средств была возвращена в бюджет, неэффективно использованы были деньги. Чтобы это не допустить, мы должны работать на упреждение.

И буквально несколько слов по нормативке. Здесь у нас, естественно, таким ведущим ведомством является Минприроды. В то же время наши специалисты и агентства говорят о том, что ряд актов уже требуют корректировки в связи с тем, что и в сам базовый закон "Об охране озера Байкал" вносились поправки и в нормативную базу, связанную с охраной и с регулированием вылова водных биологических ресурсов. У нас есть конкретные предложения, и мы бы хотели, чтобы с вашим участием тоже поработать над постановлением по особенностям охраны и вылова эндемичных видов животных и сбора растений.

И также хотел обратить внимание, что правила рыболовства были приняты в 2009 году. В принципе, четыре года, у нас сегодня такой формально-правовой необходимости сейчас корректировать полностью эти правила нет. В то же время, учитывая то, что само агентство уже утратило такую юридическую возможность их менять, и Минсельхоз не может, как акт, принятый ранее, мы работу, в том числе по этим правилам этого бассейна, мы сейчас проводим, создан экспертный совет в министерстве. Мы также предлагаем на этой стадии до 1 июля текущего года, такая работа ведётся, она уже начата, и по ряду бассейнов такая довольно острая идёт дискуссия, но она очень полезная. Мы привлекаем и представителей сообщества, и науку, и чиновников. И в этом плане, я считаю, что, учитывая эту специфику именно Байкала, такого бассейна, если можно сказать, рыбохозяйственного бассейна, в который входит байкальская территория, конечно, надо использовать этот момент. У нас впереди есть четыре месяца работы над новым текстом правил, и я также хочу предложить и попросить специалистов по этой теме, которые уже не одни год работают, принять в этом участие.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое, Игорь Евгеньевич.

Слово предоставляется Кравчуку Олегу Эдуардовичу - министру природных ресурсов и экологии Иркутской области.

Подготовиться Позднякову.

Кравчук О.Э. Добрый день, уважаемые участники. Добрый день, Владимир Иванович. Спасибо за предоставленное слово.

В настоящее время в Центральной экологической зоне Байкальской природной территории сложилась непростая экологическая, экономическая и социальная обстановка. На территории Иркутской области в Центральной экологической зоне Байкальской природной территории находятся Слюдяньский, Ольхонский и Иркутский районы.

В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 30 августа 2001 года №643 в настоящее время в центральной зоне существует ряд ограничений, что ведёт в итоге, конечно, к ограничению в организации новых производств, наличие ограничений на расширение существующих производств, снижение конкурентоспособности продукции, выпускаемой на предприятиях за счёт дополнительных расходов при осуществлении хозяйственной деятельности, за счёт увеличения при их нормативах за негативное воздействие на окружающую среду. Дополнительные затраты требуются из областного бюджета на обеспечение жизнедеятельности населения, исполнение полномочий муниципальных образований, расположенных в Центральной экологической зоне.

Для примера скажу, что в среднем за год Центральную экологическую зону в районе острова Ольхон в поселке Ланцы пересекают порядка около 400 тысяч туристов притом, что собственное население этой территории составляет всего 15 тысяч человек. Нагрузка размещаемых отходов на действующие санкционированные места накопления превышает их возможности. Распространены случаи стихийного образования свалок бытовых отходов. Вот это только такой пример на примере одного района.

Поскольку я ограничен во времени и мой доклад полностью есть в раздаточных материалах, то я остановлюсь, на мой взгляд, на тех моментах, которые требуют наибольшего внимания, как и Госдумы, так и правительства. Говоря про БЦБК, я бы хотел остановиться на следующих аспектах. Тема эта большая, конечно, требует отдельного обсуждения, но, на мой взгляд, что объявление конкурса до конца года, это на ликвидацию отходов по шлам лигнину - это недопустимо долго. Почему? Объясню. Значит, у нас по статистике на территории Байкальского региона раз в 50 лет происходят катастрофические явления, связанные со сходом селей, а последнее такое событие было в 1971 году. Напомню, тогда было в Байкал снесено порядка 150 метров Транссибирской магистрали и сейчас накоплен большой уже объём селевого материала и необходимо проведение этих работ по противоселевым мероприятиям. И, конечно, вот при расчетах инженерных, при расчетах ученых вполне вероятно попадание в зону селей, вот этих карт, где накоплен шлам лигнин. Поэтому я акцентирую на этом внимание.

Далее. Не буду останавливаться на особенностях финансирования программы. Единственно, я хочу сказать, что, на наш взгляд, выделение из бюджета, вернее, предусмотренные 12 миллиардов, конечно, это достаточно такие небольшие средства с учётом того, что на территории области находится предприятие, которое является основным загрязнителем Байкала.

На мой взгляд, не поднимался никогда вопрос следующего характера - по обустройству причалов и мест приема и утилизации нефтесодержащих посланевых вод и бытовых отходов судов на озере Байкал. В настоящее время наблюдается резкое увеличение числа судов внутреннего водного транспорта и маломерных судов. Становится легкодоступным любое место в акватории в условиях практически полного отсутствия причалов, инфраструктуры для сбора нефтесодержащих посланевых вод и бытовых отходов судов и мест отдыха. Особой проблемой, конечно, являются сбросы посланевых вод судов и загрязнение озера нефтепродуктами.

По данным департамента Росприроднадзора по Сибирскому федеральному округу, в настоящее время на Байкале насчитывается 248 судов на классификационном учете, подпадающих под регистр, и более 6,5 тысяч единиц маломерного флота, эксплуатирующегося на озере Байкал. И при этом в 2012 году, по предварительным данным, договоры на обслуживание флота заключил только 41 судовладелец. Сброс в озеро сточных и нефтесодержащих посланевых вод запрещен, их нужно сдавать на специальные очистные сооружения, каковых крайне, крайне мало. В настоящее время на Байкале имеется несамоходное специализированное судно "Самотлор" по комплексной переработке отходов, которое располагается в порту "Байкал", раньше судно курсировало по всему Байкалу, собирая отходы в разных местах по определенному графику, тем самым сводя к минимуму сбросы загрязняющих стоков в озеро Байкал.  "Самотлор" оборудовано комплексом очистки посланевых вод и хозяйственно-бытовых стоков.

Значит, на наш взгляд, требуется включить финансирование по переоборудованию данного судна "Самотлор" современными технологиями, и также необходима реализация мероприятий по обустройству причалов и мест приёма утилизации нефтепродуктов. Значит, необходимо проведение инженерно-геологических изысканий для обустройства причалов, обустройство причалов приёмными пунктами временного хранения твёрдых бытовых отходов ёмкостями и оснащение современными, как я уже сказал, средствами очистки "Самотлор".

В настоящее время положение программы не позволяет включить данные мероприятия, поскольку она формируется ведомствами и административными, вернее, реализуется на муниципальных образованиях.

А акватория Байкал - это объект, скажем, зона федеральной юрисдикции. Поэтому вопрос стоит достаточно остро и требует, на наш взгляд, быстрейшего решения.

Наш проект федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты по вопросу Байкальской природной территории" в целом, как мы сказали, отражает основные концептуальные положения, предложенные представителями научных и общественных организаций. Предложения Иркутской области были учтены, в частности, объектами государственной экспертизы стали, в том числе проектная документация объектов, возможность перевода земель лесного фонда, занятых защитными лесами в Центральной экологической зоне, в земли особо охраняемых природных территорий и объектов при их создании. И введение запрета на размещение отходов производства и потребления 1-3 класса опасности в Центральной экологической зоне, а также запрета на захоронение отходов производства и потребления в границах водоохранной зоны, прилегающей к озеру Байкал.

В качестве предложений, помимо тех, которые уже даны в докладе, которые есть в раздаточных материалах, на наш взгляд, необходимо осуществление государственного экологического мониторинга уникальной экологической системы - озера Байкал - в рамках единой системы государственного экологического мониторинга.

Также необходимо принятие нормативных актов на федеральном уровне, которые бы определяли конкретные полномочия органов исполнительной власти Республики Бурятия, Иркутской области и Забайкальского края, в частности, осуществление государственного экологического надзора по охране озера...

Председательствующий. Минуту добавьте.

Кравчук О.Э. Всё, я уже закончил. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое.

Слово предоставляется Позднякову Владимиру Юрьевичу - сопредседателю межфракционной депутатской группы "Байкал", депутату Государственной Думы, первому заместителю председателя комитета.

Подготовиться министру Ангаеву Баиру Дугаровичу, Министру природных ресурсов Республики Бурятия.

Пожалуйста.

Поздняков В.Ю. Товарищи, вечную память в потомках поколений оставил себе академик Галазий, благодаря которому был принят закон "Об охране озера Байкал".

Кстати, позволю себе напомнить о том, что при включении озера Байкал в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, одно из требований было принятие такого закона.

Также комиссия приняла, поставила перед российской стороной другие условия - это перепрофилирование Байкальского целлюлозно-бумажного комбината как источника загрязнения, сохранение чистоты реки Селенги, предоставление большего объёма ресурсов для управления заповедниками и национальными парками, примыкающими к Байкалу, и поддержка исследовательских мониторинговых работ на озере.

Каково же положение дел сегодня? Вот после принятия 1 мая 1999 года "Об охране озера Байкал", в него было внесено более 50 поправок и изменений. Я думаю, что они то же самое, как скажем, как сегодняшняя тема, они гармонизировали законодательство.

Но, однако, улучшения... Байкалу от этого не стало лучше. Перепрофилирование Байкальского целлюлозного комбината не сделано. А различного рода изменений решений о закрытии комбината, прекращение сбора сточных вод и отходов не выполняется.

Вот сегодня во вступительном слове Владимир Иванович Кашин говорил, что в 2012 году объём сброса достиг максимальных показателей 2007 года, когда комбинат работал в полную мощность. И деятельность, сегодняшняя деятельность комбината, она противоправна и экологически недопустима.

Комбинат является единственным основным источником загрязнения озера и единственным предприятием, которое сбрасывает сточные воды непосредственно в Байкал.

В федеральной программе, к которой мы сегодня также обращаемся, планируется сокращение объёма сбросов загрязняющих веществ и сточных вод в целом по Байкальской природной территории. Их, предприятий таких, порядка 50-ти. Но в программе отсутствуют приоритетные меры и контролируемые параметры конкретно для озера Байкал. И необходимо в программе чётко определить сроки прекращения экологически опасных производств и ликвидации накопленных отходов.

20 февраля (вы уже сегодня слышали) состоялось первое чтение федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (по вопросу Байкальской природной территории). Там есть один лукавый пункт. В статье 2 пунктом 4 предложено изменить, естественно, не только наименование, но и содержание статьи 17 основного закона об охране озера. Экологическая паспортизация хозяйственных объектов на Байкальской природной территории. И там даётся другая формулировка.

Товарищи, но позвольте напомнить, что основная цель и назначение экологического паспорта - это создание информационной базы данных рационального природопользования, сети регулярной отчётной информации, формирование и упорядочение первичных экологических данных предприятий на получение информации для определения экономичности использованных технологий и так далее.

Паспорт экологический, он даёт комплексную оценку влияния предприятия на окружающую среду, организационно-технического уровня природоохранной деятельности предприятия, объёма затрат на его деятельность. И поэтому ликвидация экологического паспорта недопустима.

Более того, необходимо ужесточить требования к его составлению и установить государственный контроль за деятельностью хозяйственных объектов на Байкальской природной территории.

Закон "Об охране озера Байкал" необходимо жёстко соблюдать и выполнять его требования, а не подстраивать его под местные и чьи-то эгоистичные интересы. Озеро Байкал - это отечественное и всемирное наследие.

В соответствии с действующим законодательством для каждого предприятия утверждены свои нормы, нормативы сбросов, выбросов и размещения отходов. Зачастую эти нормативы нарушаются, однако предприятию позволяют функционировать, и оно продолжает нарушать экологические требования.

Тот же пример, тот же самый, по нашему Байкальскому целлюлозно-бумажному комбинату. Предприятие нарушает нормы и разрешение, установленное в рамках российского права. Нарушения носят системный и патологический характер: технология производства и применяемое оборудование. Не выполняет эти требования и продолжает действовать. И положение усугубляется ещё наличием сейсмической опасности в районе Байкала.

Поэтому необходимо ввести в действующее законодательство нормы, обязывающие уполномоченный федеральный орган власти применять санкции на приостановление и прекращение хозяйственной деятельности предприятий.

Однако это одна из тех поправок, которая подготовлена депутатом межфракционной депутатской группы "Байкал", а их подготовлено более 10-ти ко второму чтению, которые будут рассматриваться уже в ближайшее время. Кстати, надо сказать, что Михаил Викторович Слипенчук не подписался под этими поправками.

То есть на сегодняшний день выводы неутешительны. В связи с тем, что наше государство нередко не выполняет нормы Конвенции ЮНЕСКО, поэтому Комитет всемирного наследия официально предупредил российскую сторону на 35-й и 36-й сессиях комитета (в 2011 году в Париже, а в 2012 году - в Санкт-Петербурге) о возможности включения озера Байкал в список объектов, находящихся под угрозой.

Это угроза, это потеря национального достоинства для нашей сильной и богатой страны - России. Нам нельзя этого допустить. И ко второму чтению необходимо принять комплекс законодательных мер по коренному улучшению защиты священного озера Байкал.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо.

Слово предоставляется для выступления Ангаеву Баиру Дугановичу, министру природных ресурсов Республики Бурятия.

Подготовиться товарищу Степаницкому.

Ангаев Б.Д. В этом зале собрались все те, кто неравнодушен к Байкалу. Поэтому добрый день, друзья, друзья Байкала!

Я хочу, Владимир Иванович, свой многостраничный доклад с конкретными предложениями по гармонизации, постатейными предложениями по гармонизации законодательства передать в секретариат,  а остановиться на следующих вещах.

То, что Байкал под угрозой, я в корне с этим не согласен, и то, что мы сегодня пьем воду из Байкала, из открытого водоема, это есть факт. И все те исследования, которые проводятся учеными по определению качества байкальской воды, подтверждают то, что Байкал и сегодня такой же чистый, каким нам его сохранили наши предки со своими экологическими  традициями. Это и эвенкийские  традиции, и шаманские, и буддийские традиции, потом пришедшие туда староверы со своими тоже экологическими традициями, позволяют сегодня говорить, что Байкал - чистый.

Хотелось бы ещё обратить внимание, что тезис "только сильная экономика может позволить сильную экологию", он, наверное, актуален, и говорить о том, что экология - первична, а экономика - вторична, я в корне с этим не согласен. На Байкальской природной территории живут многие сотни тысяч людей,  которые хотят жить нормально, достойно, красиво, тем более на берегу такого озера.

И в развитие вот этого хочется сказать, что сегодня мы ну волевым решением, наверное, у себя в Бурятии приняли решение о проведении общественных слушаний любой инвестиционной деятельности, которую курирует наше министерство в добывающей отрасли, предпроектной документации.

Но многие, наверное, из друзей Байкала в этом зале помнят, когда проводились общественные слушания по Ашурковскому  месторождению  апатитов, и в результате общественных слушаний данный проект реализации был отклонен. Три дня назад мы проводили общественные слушания по Журчихенскому месторождению молибдена. Но вообще в целом хочется сказать, что сегодня добывающая отрасль в Республике Бурятия - это 8,5 тысяч человек. Это ежегодные налоги в республиканский бюджет от этой отрасли - 2 миллиарда 400 миллионов рублей. Ежегодные инвестиции - более 6 миллиардов рублей в эту отрасль. И люди, работающие здесь, зарабатывают, средняя заработная плата у них, в среднем, в два раза выше, чем по экономике в Бурятии. Она сегодня по 2012 году составила 37 тысяч 773 рубля. И эти же предприятия несут на себе бремя экологической ответственности перед Республикой Бурятия, перед федеральным законодательством, и, в конце концов, перед озером Байкал.

Я хочу  заявить, что последние три года природоохранные мероприятия  в Республике Бурятия, стоимость этих мероприятий переваливает ежегодно более миллиарда рублей. Бюджет нашего министерства ежегодно увеличивается на проведение, в том числе этих мероприятий. Сегодня могу доложить, что в бюджете 2013 года в Республике Бурятия по нашей отрасли запланировано 647 миллионов рублей. Это тоже результаты деятельности нашей совместной.

Я ещё хочу сказать, что формирование... Это вообще уникальный случай, когда по одному природному объекту разработана и принята федеральная целевая программа. Я знаю, как она трудно проходила согласование. Здесь надо отдать и сказать большое спасибо Министерству природных ресурсов России за ту колоссальную работу, трехгодичную работу по согласованию этой программы. Сегодня она запущена, сегодня она работает. Есть конкретные индикаторы, которые мы выполняем на местах как республиканская власть, так и муниципальная власть.

Ещё хочется сказать то, что здесь было буквально мазком обозначено по монгольскому фактору. Вот Игорь Иванович, уполномоченный Правительством Российской Федерации по трансграничной реке Селенга. Монгольская сторона впервые в декабре заявила о своих намерениях построить плотину на реке Селенга, на основном  водотоке.  Какие принесет это последствия для Байкала, трудно говорить. Необходимо изучение, необходима научная экспертиза и так далее.

У нашего министерства с Министерством охраны окружающей среды Монголии уже давно подписано и действует Соглашение о сотрудничестве. Это и проведение совместных совещаний по недопущению трансграничных мероприятий и так далее. Я думаю,  25 апреля мы вместе будем в Улан-Баторе встречаться и обсуждать опять-таки проблемы нашей трансграничной реки Селенга, и здесь надо говорить, что Водный кодекс говорит, что это субъектовый объект. Хотя по Водному кодексу река, которая протекает через два и три, более субъектов, уже, как говорится, зона федеральной ответственности. А так как Селенга только через Бурятию - это получается субъектовой ответственности. Я думаю, это неправильно и Игорь Иванович, я думаю, меня поддерживает в этом. Нужно как можно быстрее внести изменения в Водный кодекс, который позволил бы в полной мере Агентству водных ресурсов Российской Федерации и дальше продолжать работы по Селенге, защитные мероприятия по Селенге.

Вообще можно говорить, наверное, о монгольской проблематике достаточно много, но и они тоже понимают свою ответственность перед, наверное, и мировым сообществом. Не зря же они, в том числе, наверное, и с нашей подачи при помощи работы этой межправкомиссии по трансграничной реке Селенга в Монголии был принят уникальный их закон, который запрещает добычу полезных ископаемых в водоохранной зоне и в лесном фонде. Для этого, наверное, надо иметь серьёзный дух, чтобы сразу одним законом вывести из оборота 1 тысячу 200 лицензий на полезные месторождения. Они это дело сделали.

Поэтому завершая, я хочу сказать, сегодня заместитель министра в своём выступлении сказал, что, видимо, Министерство природных ресурсов дозрело, и юбилейное заседание межведомственной комиссии проведёт на берегу Байкала. Я также приглашаю провести выездное заседание комитета природных ресурсов Государственной Думы на берегу Байкала, где конкретно с людьми, которые живут там, которые конкретными своими делами сохраняют наше общее достояние Байкала, пообщаться, посоветоваться, узнать их проблемы, их чаяния. И после этого я думаю, все те законодательные инициативы, которые сегодня мы обсуждаем, они пойдут веселее, быстрее и эффективнее, и самое главное во благо человека, живущего на Байкальской природной территории, во благо сохранения нашего общего достояния - озера Байкал.

Также я приглашаю принять участие всех присутствующих в международной конференции, которую мы назвали "Байкал - стратегический ресурс планеты в ХХI веке", которая будет проходить в Улан-Удэ и на берегу Байкала 8-10 июля. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо.

Мы обязательно приедем уже 10-го числа. Президиум Государственного совета. Поэтому совсем мало времени осталось. Так что встречайте.

Слово для выступления предоставляется Степаницкому Всеволоду Борисовичу - департамент государственной политики и регулирования в сфере охраны окружающей среды и экологической безопасности Министерства природных ресурсов.

Подготовиться  товарищу Тулохонову Арнольду Кирилловичу.

Степаницкий В.Б. Уважаемые коллеги, в байкальском регионе сеть особо охраняемых водных территорий занимает свыше 10 процентов всей территории. При этом наиболее ценные природные комплексы и объекты сосредоточены в границах федеральной системы ОПТ, представлены пятью заповедниками, тремя национальными парками, пятью федеральными заказниками. Эта территория будет и дальше развиваться в соответствии с принятыми правительственными решениями. Интенсивно ведётся работа по созданию национального парка "Чекой" в Забайкальском крае. Планируется расширение Баргузинского заповедника. Несколько дней назад, 3 апреля, принято очень важное правительственное решение. Более двух лет ушло на его подготовку. Создана огромная охранная зона вокруг Сахандинского заповедника. Важно отметить, что этот регион является таким историческим центром. Именно здесь начала формироваться национальная система ОПТ в нынешнем виде, когда 29 декабря 16-го года по старому стилю ещё царским правительством было принято решение о создании Баргузинского заповедника. Особо охраняемые природные территории в части правового регулирования на Байкале, наверное, испытывают всё те же проблемы за редким исключением, что и вся система ОПТ. Мы об этих проблемах много говорили осенью в этом зале на "круглом столе", но я хочу отметить, что, наверное, на ряде особо охраняемых территорий Байкала наиболее остро ощущаются те нерешённые правовые вопросы, которые тормозят развитие и деятельность подобных территорий. ... примеры. Федеральный закон о Байкале, он содержит запрет перевода земель лесного фонда, занятых защитными лесами, в земли иных категорий.

При всей природоохранной значимости этого запрета совершенно очевидно, что он не даёт возможности и перевести эти земли в земли особо охраняемых природных территорий при их создании. Это мало ощущалось на практике, так как здесь система более или менее сформирована. Но, например, в случае расширения Баргузинского заповедника это будет правовая стена, и поэтому эту проблему надо, безусловно, отрегулировать и исправить.

Закон "Об особо охраняемых природных территориях", он предусматривает категоричный полный запрет без всяких исключений в части промышленного и прибрежного рыболовства в границах национальных парков. Национальный парк "Забайкальский" имеет участки акватории Баргузинского и Чуркуйского заливов, которые являлись исконно местами традиционного лова рыбы для местного населения рыбацких посёлков, но лишь в границах парка. Притом, когда парк создавался, такого запрета не было.

Полагаю, что если эта проблема будет решена правовым путём, вряд ли это нанесёт сколь либо ощутимого вреда природным комплексам, объектам, байкальской экосистеме и так далее. Но нерешённость этой проблемы создаёт определённую социальную напряжённость и девальвирует саму идею развития широкой поддержки заповедного дела среди различных слоёв населения. Именно этой поддержки так не хватает нашей стране. Кстати, это касается не только Забайкальского парка (проблема). Это ощущается и на территории северо-запада России, это ощущается и на юге Дальнего Востока. Эта проблема тоже требует решения.

Ещё одна действующая правовая норма, и она очень знаменитая, - это незыблемость границ наших федеральных особо охраняемых природных территорий. Она вытекает из действующего законодательства. Это такая "священная корова". Все, кто на неё посягает, имеют угрозу подвергнуться остракизму.

 На примере региона, о котором мы говорим. Тункинский национальный парк в Бурятии. Он крупнейший по площади национальный парк в Сибири. Он создан 23 года назад в границах целиком административного района.

Я помню, каким образом принималось решение в 1991 году, и какие нюансы при этом учитывались. Должен сказать, что это редкий случай, когда при определении границ парка в основу были положены не районирование ландшафтов, не территории и важность сохранения биологического разнообразия, а некоторые другие идеи.

В результате принято концептуально неверное, субъективное, во многом волюнтаристское решение, которое все сегодня ощущают (в первую очередь, те, кто работает в этом регионе), которое невозможно исправить, потому что закон это не допускает.

Мне кажется, что это неправильно. Должны быть правовые пути решения подобных вопросов, исправления ранее неправильно принятых, ошибочных решений.

Кстати, это не первый случай в стране, когда подобные территории создавались в границах административного района целиком. Два года спустя такое же решение было принято для Командорских островов. И на те же самые грабли наступило правительство и все, кто принимал эти решения. Там также сложно решать вопросы. Но Командорские острова далеко, там легче закрывать глаза на то, что закон не работает. Здесь же глаза закрывать сложно. И мне кажется, глаза надо раскрыть и исправить эту нелепость, которая сегодня заложена в законодательстве.

Охрана природных комплексов и объектов. Деятельность, связанная с пресечением экологических правонарушений, с борьбой с браконьерством, которую сегодня упоминал Владимир Иванович. На федеральных ООПТ этим занимается специализированная служба охраны. И один из ключевых актов, регулирующих эту проблему, - это Кодекс об административных правонарушениях.

Сейчас, наконец-то, продвинулся очень важный вопрос, продвигается правительственный законопроект. Несколько дней назад он был одобрен Комиссией по законопроектной деятельности при Правительстве России. Будут резко увеличены нормы административной ответственности за нарушение режима особо охраняемых природных территорий. Будут расширены полномочия служб охраны федеральных ООПТ. Будут устранены противоречия между КоАП и законом "Об особо охраняемых природных территориях". Ну и всё. А проблемы этим, отнюдь, не заканчиваются.

Возьмём ситуацию, что на малонаселённом северном берегу, на северном Байкале задерживается браконьерская лодка, в носовой части обнаружен мешок с сетями. Это банальная ситуация, таких сотни и тысячи. В этой ситуации инспекторский состав должен составить протокол об административном нарушении, о досмотре транспортных средств, о досмотре вещей, об изъятии орудий лова. При этом это делается не в тёплом помещении и за письменным столом, это делается на ветру в дождь, снег, ночью, на волне и так далее. Но это ещё не всё.

Председательствующий. Добавьте пару минут.

Степаницкий В.Б. При этом необходимо, чтобы каждый протокол подписали понятые, то есть люди независимые, не ангажированные, не связанные с инспекцией. Где берутся ночью в тайге понятые? Они не берутся нигде, это бедствие, заложенное в закон, в КоАП в 2002 году, о котором знают все природоохранные службы, работающие в этих труднодоступных, малонаселённых местах, которыми так богата Россия и особенно Сибирь.

И в результате мы имеем дело с тем, что люди проявляются инспекторскую смекалку. Каждый опытный инспектор знает, как оформить документы так, чтобы делался вид, что понятые есть, а, на самом деле, их нет.

В очередной раз государство, вводя подобные нормы, подставляет, фактически предаёт своих инспекторов. Эта проблема требует решения. До сих пор все попытки её решать упирались, опять-таки, в стену возражений теоретиков, которые далеки от практической стороны дела.

В марте этого года Законодательное Собрание Забайкальского края в порядке законодательной инициативы вышло с законопроектом о внесении соответствующих поправок в КоАП, в части исключения по институту понятых для работы по охране животного мира в малонаселённых и труднодоступных районах. Эта инициатива требует всемерной поддержки. Её нереализация будет в дальнейшем бить по эффективности охраны природы и борьбы с браконьерством. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое, Всеволод Борисович.

 Слово предоставляется Тулохонову Арнольду Кирилловичу - директору Байкальского института природопользования Сибирского отделения РАН, члену-корреспонденту.

Ну, наверное, можно поздравить, что он становится у нас сенатором.

Подготовиться Соловьянову Александр Александрович.

Тулохонов А.К. Дорогие
коллеги, мне очень нравится, что или, может быть, мы мало обращаем внимания на название нашего "круглого стола" - гармонизация.

Сегодня прозвучало очень много, ну так скажем, выступлений. Я тоже представляю и Академию наук, и жителей, и теперь парламент. Здесь мы представляем интересы двух стран, о Монголии и России мы говорили, центра и регионов, даже двух партий, о которых мы иногда спорим, "ЕДИНАЯ РОССИЯ" и коммунистическая. У всех интересы разные. Но мы обязаны искать всё-таки консенсус или, как говорят, гармонизировать наши отношения.

Благодаря Госдуме, во многом это заслуга именно Госдумы, я здесь за последний год уже пятый раз выступаю. Может быть, это уже перебор. И байкальскую тематику на "круглых столах" можно приостановить. Это, может быть, моё пожелание.

Далее, мы должны сказать, что у нас на Байкале или в нашем регионе сегодня работают, как минимум, три ФЦП. ФЦП "Дальний Восток", которую подписал Медведев на той неделе. ФЦП, которая касается особых экономических зон. И ФЦП по Байкалу.

Вот эти три ФЦП, они между собой во многом перекрываются, но имеют совершенно разные целевые установки. И, наверное, задача Госдумы, в том числе и законодательных органов, найти между ними какие-то общие интересы. Потому что и дублирование как бы чревато последствиями, и необходимость их координирования.

Теперь я хотел бы сказать о том, что сегодня, наверное, принципиально важно на фоне тех выступлений, которые прозвучали передо мной.

У нас одна из очень больших проблем - это комбинат "Закаменск". Многие утверждают, что он далеко, что он не влияет на Байкал. Но я хотел бы вас предупредить о том, что Байкальск и Байкальский имеют совершенно абсолютные корни.

Если Байкальск живёт чуть ли не в курортной зоне, и мы вокруг него ломаем копья 20 лет, то про Закаменск, город, который 60 лет давал стране металл для танков, мы про него забыли.

И, когда 15 лет его бросили, никто ни здесь, ни в Улан-Удэ, ни в Иркутске, ни в Москве даже не чихнул. И там были заброшенные дома, которые никто не брал даром. Люди без Госдумы, без Совета Федерации, без правительства отдыбались и строят. Но им надо помочь ликвидировать те хвосты, о которых мы говорим.

Далее. Точно такая же ситуация складывается сейчас в Монголии. Хранилища Эрденета переполняются, они стоят на Селенге, и что случится с переполненными этими хранилищами в условиях высокой сейсмики Монголии, мало кто подозревает.

И сегодня появляется вот эта новая угроза, кроме тех, о которых мы говорим, связанных со строительством дамб и плотин на Селенге.

В этой связи я хотел бы сказать одну очень интересную вещь. Я очень просил бы нас, особенно высшее руководство страны, заняться проблемой Монголии. Монголия благодаря нашему мудрому руководству верхних эшелонов власти постепенно отворачивается и уходит в сторону США и Китая. Я всегда говорил, что для России есть три важнейшие страны: Белоруссия под НАТО, Куба под Америкой и Монголия под Китаем. Если мы потеряем эти три страны, Россия останется одна. И тут переход плана к экологии. Каким образом?

Монголы от нас просят газификацию и один миллион тонн нефти для того, чтобы построит нефтеперегонный завод. Вместо этого наша Роснефть говорить: мы вам нефть не дадим, а поднимем цены. Естественно, позиция монголов. Ну что делать, они вправе выбирать так же, как и Лукашенко и остальные. Поэтому я хотел бы поставить такой вопрос. Если мы не посадим Монголию на газовую иглу, то Монголия от нас уйдет, и она назло России построит и плотины, и дамбы, которые имеют принципиально важное значение для поставленных наших с вами вопросов.

Ещё один немаловажный вопрос. Выделены большие деньги. Надеются на их эффективность. Я бы очень просил бы, ушел мой друг, назову, Ринат Ринатович, убежал Сергей Николаевич, остался один Всеволод Борисович. Давайте деньги в регионы. Оставшиеся деньги в Москве, они исчезнут. И поэтому на Байкал должны работать в первую очередь региональные структуры, в первую очередь Академия наук абсолютно прозрачно, абсолютно под контролем  местных органов власти.

Поэтому я просил бы, особенно по статье НИОКР, чтобы деньги ушли ни в МГУ, ни  в какой-то там центр, а именно на территории. И я вам обещаю, что мы поставленные задачи выполним. Спасибо. Председательствующий.

Спасибо большое.

Слово предоставляется Соловьянову Александру Александровичу, заместителю председателя Комитета Торгово-промышленной палаты по экологии.

Подготовиться товарищу Семёнову Сергею Александровичу.  

Соловьянов А.А. Уважаемые коллеги, я очень рад, что мы тоже дали несколько  сказать по поводу проблемы Байкала. 

Я хочу обратить ваше внимание на те материалы информационные,  которые постоянно выходят и которые касаются состояния окружающей среды озера Байкал, и этой Прибайкальской природной территории. Если вы возьмете доклад о состоянии этой территории в 2011 году, там говорится о том, что антропогенная нагрузка на эту территорию возрастает.

Выступление прошлого года нашего министра природных ресурсов и экологии утверждает то же самое - нагрузка растет. Из всех источников  следует, что количество рубок каждый год увеличивается чуть не на 40 процентов, количество рубок незаконных. В то же время вы слышали выступление представителя Бурятии, который говорил, что у нас все хорошо, чисто и можно воду пить и так далее.  О чем это говорит? О том, что, по сути дела, у нас нет  надежной  информации достоверной о том, что проходит в этом регионе. И, более того, у нас нет надежной информации об уровнях воздействия предприятий,  расположенных в этом регионе.

Возьмите материалы, которые нам раздали. Что мы с вами видим? Местами, клочками упоминается проблема экологического мониторинга. Мониторинг недр и еще что-то. По сути дела, слитного доклада, который бы нам давал представление о том, как функционирует система экологического  мониторинга на этой территории, мы с вами не имеем.

В 2008 году было очередное заседание межведомственной комиссии. И там была предложена целая программа развития этого самого экологического  мониторинга на этой территории. Как известно, у нас основные три блока - это Росгидромет, мобильные и стационарные посты, это Роснедра, экзогенные и эндогенные процессы и подземные воды, ну и сейсмонаблюдения, которые проводит Сибирское отделение Академии наук. И в целом общего представления о том, что сейчас там делается, эти наблюдения, эти результаты не дают.

В 2008 году  была обширная программа развития мониторинга. В 2012 году очередное заседание, и слова там не было сказано относительно состояния системы мониторинга. Программа, которую мы с вами обсуждаем, предполагает  охват  территории, стопроцентный охват системами наблюдения. То есть экологический мониторинг наконец-то, как обещает программа, будет охватывать 100 процентов этой самой Байкальской территории. Будет это или не будет - неизвестно.  Но то, что сама система экологического мониторинга неадекватна тем задачам, которые надо решать, и то, что информация, которую получает экологические данные, не позволяет принимать нормальных решений, определять, куда нужно делать упор в инвестициях, это, по-моему, очевидно.

Теперь я хочу к проблеме вернуться - к производствам экологического контроля, то есть о проблеме воздействия предприятий промышленных, расположенных в этой территории, на природную территорию озера Байкал.

Эти системы, которые позволяют оценить воздействие, практически не функционируют. Каким образом можно было решить эту проблему? Я считаю, что путём введения обязательного экологического аудита хозяйственной деятельности этих предприятий. Хочу вам напомнить, что во времена Госкомэкологии у нас были направления экологического аудита, которые были обязательными для различного рода предприятий. В частности, этот самый наш больной ребенок БЦБК: дважды по распоряжению нашего ведомства проводился обязательный экологический аудит. Результат: ничего не удалось обнаружить, чтобы соответствовало серьезным нарушениям, то есть вся деятельность предприятия, воздействие укладывались в утвержденные нормативы. Единственное, что обнаружили, некий непорядок с автомотохозяйством. Что это означает? Либо то, что наши нормативы не годятся и надо их ужесточать для того, чтобы спасать природную территорию, хотя об этом все время говорится, либо болезнь в том, что наш контроль сейчас экологический тоже не справляется с этой задачей.

Сейчас в плане работы законотворческой деятельности Министерства природных ресурсов и экологии значится закон об экологическом аудите и экоаудиторской деятельности. Я считаю, что этот закон, который предусматривается обязательность экологического аудита для ряда предприятий, которые особую опасность представляют для природной среды, этот закон надо обязательно принимать. И я прошу, чтобы представители комитета по природным ресурсам и экологии поддержали принятие этого закона. Я считаю, что ужесточение контроля всё-таки позволило бы и в добровольном, и в недобровольном варианте позволило бы получить более надёжное представление о тех источниках, с которыми нужно бороться в первую очередь. Не только с БЦБК, у нас там есть и Ангарский, и Усолье Сибирский и так далее, и тому подобное.

 Кстати, если говорить о постах наблюдения, которые есть у Росгидромета и которые контролируют загрязнения атмосферного воздуха, они расположены только вдоль северо-западного направления: там Шелехово, Ангарск, Усолье Сибирское, Иркутск и всё, их несколько постов. То есть практически вся территория сейчас, она не оборудована постами, которые могли бы говорить о загрязнении атмосферного воздуха.

Спасибо. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Слово предоставляется Семенову Сергею Александровичу, главе административно-муниципального образования "Прибайкальский район" Республика Бурятия.

Подготовиться товарищу Красницкому Сергею Григорьевичу. У нас ещё три выступления и будем завершать. Наберитесь терпения.

Семенов С.А. Добрый день, уважаемые участники "круглого стола".

Конечно, у жителей Прибайкалья, побережья озера Байкал очень много проблем - это и утилизации твердых бытовых отходов, которых с каждым годом становится все больше, поскольку к Байкалу приковано очень большое внимание туристов. Это экологические наши проблемы, которые сегодня здесь обсуждали. Я бы хотел остановиться на основной проблеме местных жителей, проживающих на побережье озера Байкал - это проблемы территории.

Вот на своем районе я скажу, что Прибайкальский район является одним из крупнейших по экономическому, трудовому, рекреационному потенциалу в Бурятии. Территория района составляет 15,5 тысяч квадратных километров, 93 километра побережья озера Байкал относится к Прибайкальскому району и проживает 27 тысяч населения. Район является динамично развивающимся в сфере туризма, придорожного сервиса, пищевой отрасли и сельском хозяйстве. В структуре земельного фонда наибольший удельный вес занимают земли лесного фонда - 75,7 процента от общей площади, при этом все население района проживает на одном проценте территории. С северо-востока район граничит с Боргузинским районом, с запада - с Кабанским районом, то есть эти районы имеют такие же проблемы, как и наш.

Преимущество нашего Прибайкальского района состоит в том, что постановлением Правительства России на территории района создана особая экономическая зона "Байкальская гавань". Это пять участков площадью 3,5 тысячи гектаров, при этом, руководствуясь статьей 5 Федерального закона № 116-ФЗ "Об особых экономических зонах Российской Федерации", земли особой экономической зоны созданы на земельных участках лесного фонда.

Участки особой экономической зоны расположены в границах двух сельских поселений, это сельское поселение Туркинское и Гремячинское, в которых проживает где-то в общей сложности около 8 тысяч населения. Сёла имеют давнюю историю, их освоение началось со строительства бараков, небольших домов, земель сельскохозяйственного производственного назначения. Пастбищ и границ сёл нет, что накладывает определённые ограничения на местных жителей. Традиционная рыбалка для местных жителей в настоящее время также запрещена. Тем не менее, красота наших мест, экологически чистые территории, наличие озера Байкал влияет на развитие сёл, и не случайно, в соответствии с новыми генеральными планами муниципальных образований, расположенных в Центральной экологической зоне Байкальской природной территории планируется расширение границ поселений как в сёлах Турка, так и в сёлах Горячинск и Гремячинск. Я ещё раз обращаю ваше внимание, что территория указанных населённых пунктов составляет всего лишь один процент общей площади земель. При этом их расширение возможно только за счёт земель лесного фонда, поскольку других категорий земель там просто-напросто нет.

Согласно подпункту 2 первой... статьи 11 Федерального закона, №94-ФЗ "Об охране озера Байкал" в центральные экологические зоны запрещается перевод земель лесного фонда, занятых защитными лесами, в земли других поселений. То есть развитие сельских территорий ограничено и возможно только в рамках существующих границ.

Существующая уже на сегодня ситуация показывает, что развитие в рамках существующих границ просто невозможно. Количество граждан, изъявивших желание получить земельный участок, сегодня перевалило за тысячу человек. С учётом средней нормы - 10 соток потребность уже сегодня равняется 100 гектарам, и это без учёта объектов социально-культурного быта, дорог, проездов, площадей, объектов инфраструктуры, и, что самое главное, обеспечение жилой застройки работников особой экономической зоны. Более того, в отношении муниципальных образований, расположенных в Центральной экологической зоне Байкальской природной территории действуют запреты и ограничения видов деятельности, так называемый, байкальский фактор, что непосредственно сказывается на местных жителях. Говоря проще, в центре села Турка, где находится порт в особой экономической зоне находится кладбище, сегодня кладбище ограничено с одной стороны дорогой и Байкалом, с другой стороны гослесфондом и горой, и слева находится посёлок. Сегодня большая проблема захоронения людей. Мы не можем сегодня устроить новое кладбище, перенести его, поскольку перевод земель из гослесфонда в земли поселений законом запрещён. Также мы не имеем возможности построить официальные свалки и полигоны для утилизации твёрдых бытовых отходов. Мы не можем жителям дать нормальные условия для проживания, поскольку рабочий посёлок когда-то леспромхоза строил бараки, в которых люди жили, маленькие клетушки, и сегодня строятся красивые объекты особой экономической зоны, а люди смотрят и не понимают, а где же мы должны жить, где работники этой особой экономической зоны должны жить.

Я второй раз уже, спасибо Михаилу Викторовичу Слипенчуку, который активно занимается этой проблемой, выступая в стенах Государственной Думы, и просто хочу передать боль души людей, проживающих на территории побережья озера Байкал. То есть все ограничения, которые сегодня этот байкальский фактор включает, они действуют на тех людей, и никакой компенсации они за это не имеют. У нас одно направление - развитие туризма, но люди должны где-то жить.

В рамках развития сельских природных территорий Байкальской природной территории для поддержания баланса интересов местных жителей, учитывая наличие объектов особой экономической зоны, предполагается в проект рекомендаций включить следующие пункты.

Первое, необходимо внести изменения в статью 11 Федерального закона №94 "Об охране Байкала" в части введения исключительных случаев, разрешающих перевод земель лесного фонда, занятых защитными лесами, в земли других категорий, в том числе в земли особо охраняемых территорий и объектов при организации особо охраняемых природных территорий, в земли населённых пунктов при их установлении или изменении черты поселений, в земли промышленности, энергетики, то есть в земли для проведения работ по инфраструктуре.

Я докладываю, у нас четвёртый год лежат документы по расширению границ, схемы территориального планирования по расширению границ поселения в Минрегионе Российской Федерации. И закон о Байкале не позволяет им согласовать этот проект. Поэтому на сегодня вопрос никаким образом не решается. Я призываю депутатов Государственной Думы, которых действительно волнует судьба Байкала, и людей, которые борются за его чистоту, за его сохранность, абсолютно правильно говорили, что озеро сегодня чистое, мы из него пьём воду, из открытого водоёма, но вот такая вот проблема существует.

Я приглашаю всех приехать  на Байкал обязательно летом и вот не в стенах Государственной Думы, а вот именно на берегу Байкала принять правильное и, наверное, такое судьбоносное для Байкала и его жителей решение. Спасибо за внимание.

Председательствующий.  Спасибо большое.

Слово предоставляется Красинскому Сергею Григорьевичу - Союз рыбопромышленников, предпринимателей Байкальского бассейна.

Давайте посоветуемся. У нас выступило достаточное количество человек, 17 человек. Есть ещё три или четыре человека из Бурятии. Проблемы все обозначены. Если бы не настаивали товарищи, то мы бы подошли с вами к завершению этим выступлением, и я подвел бы итоги нашего разговора, и приняли бы рекомендации. Договорились? Договорились. Пожалуйста.

Председательствующий. Хорошо.

Красинский С.Г. Добрый день, дорогие участники!

Помимо возглавления Союза рыбохозяйственных предприятий, я являюсь генеральным директором ВостСибрацентра, о которых сегодня много, в общем, говорилось о наших заводах. Это три завода по Бурятии, которые занимаются воспроизводством ценных видов рыб, в частности, омуля, и ещё два объекта воспроизводства находятся в Иркутской области. Важность этих заводов, по-моему, для всех ясна. Поэтому они и попали именно в федеральную целевую программу. Но для того, чтобы федеральная целевая программа по нашим заводам заработала, нужно, чтобы заводы наши дожили до исполнения этой федеральной программы, до реконструкции.

На сегодняшний день очень плачевная обстановка. Если, допустим, в 2009 году, когда я возглавил этот завод, госзаказ был на 999 миллионов личинок и 11 миллионов молоди. На сегодняшний день госзаказ - 6,4 миллиона молоди. Все. Остальное мы выпускаем за собственный счет. Ещё сохраняются, правда, 100 миллионов компенсационных, по которым мы можем какие-то деньги заработать. И чудес-то в мире не бывает. Остальное, соответственное, мы должны за свой счет зарабатывать.

Как нам говорит Росрыболовство, вы - акционерное общество, хотя 100 процентов акций находятся в государстве. То есть мы полностью государственное предприятие, что мы можем зарабатывать любым образом, как говорится, потому как и являемся коммерческим предприятием. Но наши заводы строились именно для воспроизводства ценных видов рыб. И соответственно, вся структура и здания, и прочее именно на это направлены.

Дело в том, что федеральная целевая программа предусматривает  внебюджетный источник - это 8 миллионов, которые мы должны найти и соответственно на проектные работы и на другие работы направить. Но у нас на сегодняшний день, если в натуральных деньгах говорить, то в 2009 году было финансирование по госзаказу 57 миллионов, в этом году у нас - меньше 21. Хотя коэффициент дефлятора, сами понимаете. То есть мы находимся в предбанкротной ситуации.

И поэтому хотелось бы обратить особое внимание и каким-то, может быть, отдельной строкой. Потому что Росрыбловство, оно тоже нас не может финансировать: мы не их подведомственная структура. Почему не может? То есть уменьшать оно может, увеличивать, соответственно, нет. У них на это денег нет.

Я хотел бы обратить внимание большое, и, может быть, привлечь все возможности, в том числе и Госдуму, чтобы отдельной целевой строкой, нам нужно финансирование для того, чтобы мы хотя бы дожили до этой федеральной целевой программы. Но мало сделать, допустим, реконструировать заводы, скажем, всех перевооружить, ведь ежегодно нужно выпускать омуля в Байкал. Омуль в Байкал - это государственная задача, так скажем, по той  причине, что никто не купит нашу личинку и молодь, которую мы  воспроизводим. Только само государство в этом деле должно быть заинтересовано.

Так что вот прошу, честно говоря, уже и, может быть, кричу с этой трибуны, потому что чудес не бывает финансовых с ежегодным понижением. В любом случае предприятие у нас какую-то даже прибыль приносит, дивиденды государству платит, но не до бесконечности это может продолжаться.  Я прошу помочь.

Председательствующий. Спасибо большое.

Уважаемые товарищи! Председатель районного совета депутатов Кабановского района Олег Владимирович.

Пять минут. Пожалуйста.

Халтуев О.В. Я не мог не взять слово, потому что Кабанский район испытывает самую большую нагрузку на территории Байкала, потому что это самая большая, длинная территория по берегу Байкала, свыше 200 километров и самое большое количество населения в районе - 60 тысяч. Развитие Байкальской природной территории невозможно без учёта условий проживания местного населения, являющегося субъектом ФЦП. Запрещение складирования, захоронения, обезвреживания отходов создало системную проблему для муниципальных образований в части разграничения территориальной ответственности между территорией муниципального населённого пункта  и территориями федеральных гослесфонда и водного фонда, когда за неорганизованными туристами, оставляющими бытовые отходы на территории гослесфонда, в судебном порядке обязывает муниципальные образования убирать эти отходы. Просил бы здесь законодательно разграничить эту территориальную ответственность.

Б. Местное самоуправление обязано строить специализированные мусороперерабатывающие, мусоросортировочные полигоны ТБО, очистные сооружения. Для этого нужно заказывать ПЗД. По ФЦП средства закладываются на инфраструктуру, а вот на ПЗД нет. Необходимо финансировать местное самоуправление на ПЗД, а также убрать софинансирование местных бюджетов по ФЦП. Уже сегодня при 60 тысячах населения Кабанского района посещаемость туристами байкальской береговой территории составляет 130-150 тысяч в год. Уже сегодня по бытовым отходам от туристов район не выдерживает нагрузку, а строительство мусороперерабатывающих полигонов ТБО включено в ФЦП на 2015-2020 годы. Поэтому просим перенести сроки проектирования и строительства данных объектов и сооружений на 2014 и 2015 годы, иначе потеряется привлекательность побережья из-за этой антропогенной нагрузки. В связи с ограничениями в постановлении 643-м об утверждении перечня видов деятельности, запрещённых на территории Байкала, просим определить компенсационные выплаты местным муниципальным образованиям по сбору, вывозу бытовых отходов от неорганизованных туристов, содержанию социальных учреждений, школ, детских садов, ФАП, клубов, использующих альтернативные чистые источники обогрева. К примеру, построена новая школа в селе Сухая,  использующая газ. Местное образование платит в три раза дороже чем за уголь. Разрешить сетевой лов местным жителям на территориях, не связанных с нерестом рыбы, и определить для этого квотирование.

Также жители района просили бы  в том плане, что огромную проблему хозяйствования на южном берегу Байкала создаёт искусственное колебание по отметкам по уровню берега Байкала, нужно законодательно решить эту проблему.

Проблема не озвучена по нерпе. Уже количество нерпы у нас превысила свыше, по расчётам, 108 тысяч. У нас расчёты учёных 60-65 тысяч. Это грозит повторением вспышки заболеваний и гибели нерпы в 1987 году. Я прошу, также присоединяюсь к нашим коллегам, которые пригласили вас на берег Байкала, и обсудить эти проблемы на самом деле на этом берегу. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое.

Как аплодируют, когда на Байкал приглашают.

 От микрофона по три минуты, пожалуйста.

                   . Я хотел бы зачитать то предложение, которое на прошлой неделе, обсудив законопроект, предлагает учесть научно-технический совет Всероссийского общества охраны природы. Я был руководителем рабочей группы этого закона в первой Думе, во второй Думе. Страшно тяжело проводился этот закон. Тогда депутаты были не то, что сегодня. Сегодня просвещённые и продвинутые. Это был первый созыв, второй созыв и тогда только с четвёртой попытки мне удалось убедить депутатов, чтобы они проголосовали за этот закон в первом чтении, и тогда дистанция между первым чтением и третьим чтением этого закона, составила четыре года. Вот такая длинная тернистая дорога у этого закона. И хотелось бы, чтобы на сей раз эта дорога была покороче, потому что сегодня все понимают значимость Байкала. С тех пор уже он внесён в список участков Всемирного наследия. То есть   цена этого Байкала, даже вот Михаил Викторович как-то даже на деньги сумел перевести, сколько стоит вода Байкала, в своем докладе на Байкальском форуме, цена бесконечно высока. Поэтому вот мы понимаем, какова сегодня позиция всех исполнительных уровней любой исполнительной власти. Они, понятно, преимущественно поддерживают предпринимателей, понятно, потому что хозяйствующие субъекты хотят получить максимальную прибыль, хотят максимально быстро окупить свои инвестиции, но это подчас делается за счёт того, что ухудшается окружающая среда, разрушается, истощается и так далее.

Поэтому вот мы бы предложили на стадии второго чтения Правительству Российской Федерации представить в Государственную Думу разработанный проект, завершенный проект по обоснованию границ Центральной экологической зоны, водоохранных зон и прибрежных защитных полос, потому что, как вот сегодня следует из всех выступлений, что это самая больная тема. Эти границы можно бессовестным образом увеличить, а можно таким же образом до исчезающих малых размеров сделать. Это все отдавать в руки правительства без обсуждения и без контроля со стороны депутатского корпуса, мы считаем недозволительно.

Поэтому предлагаем, чтобы в тексте закона были обозначены границы экологического зонирования, потому что этот вопрос должен обсуждаться широко, публично и там, в регионах, и здесь, в Государственной Думе. То есть в этом плане как бы закон становится законом прямого действия. Итак, координаты этих границ надо обсудить и обозначить в законе - это раз.

Настораживает статья 17, которая предлагает отмену экологических паспортов объектов, которые функционируют на территории Байкальской природной территории. Вот этого допускать нельзя. Нельзя отменять разработку экологических паспортов для тех предприятий, которые...

Председательствующий. Я там за регламентом попрошу по три минуты следить. Спасибо, передайте, пожалуйста, сюда.

              . Одно слово.

Председательствующий. Ну, пожалуйста.

              . Значит, в проект закона необходимо ввести обязательное экологическое страхование ответственности тех предприятий, которые там работают. Вот это надо сделать в обязательном порядке.

И последнее, четвёртое. Представляется, что в законе необходимо прописать обязательный экологический аудит предприятий, уж те-то предприятия надо проверять вдоль и поперек.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое. Передайте, пожалуйста, сюда предложения ваши.

Так, ещё одно выступление от микрофона. Три минуты. Пожалуйста.

Алексеев И.М. Дума Иркутского района, председатель комиссии по экологии.

Председательствующий. Извините, ещё раз. Глава какого района?

Алексеев И.М. Дума Иркутского района, председатель комиссии по экологии.

В конце года к нам пришли деньги на ликвидацию стихийных свалок. Мы столкнулись с проблемой, куда же их везти? Буквально две бумаги я вам сейчас отдам. Иркутский полигон переполнен, Шелеховское БИО: режим работы с 1 апреля ежедневно с 8 до 17 и выходные дни: суббота, воскресенье и праздничные. Какой-то офисный режим работы. Как выполнять какие-то условия по сбору, вывозу ТБО? Нет полигонов в Иркутской области, и делать мы не хотим ничего для этого. Поэтому вот хотелось, чтобы как-то деньги, которые идут к нам, за ними смотрели, как они расходуются. Федеральные, дорогие, но настолько бесполезные.

У меня всё.

Председательствующий. Спасибо большое. (Аплодисменты.)

Так, смена - это очень важно. Молодёжь наша. Спасибо. Кобеляков Иван Владимирович, пять минут вы просили.

Кобеляков И.В. Спасибо большое.

Здесь я представляю Московский государственный университет, географический факультет. Хотелось бы сказать, что...

Председательствующий. Студент четвертого курса. Пожалуйста.

Кобеляков И.В. Пятого.

Председательствующий. Пятого, да?

Кобеляков И.В. Да.

Значит, наш факультет уж достаточно давно проводит регулярные экспедиции в район Байкала. Мне посчастливилось принять участие в такой экспедиции, даже в двух экспедициях. Эти экспедиции организованы были при поддержке Фонда содействия и сохранения озера Байкал.

Нам удалось посмотреть на проблемы Байкала как бы, с одной стороны с научных позиций, а, с другой стороны, с внешней стороны. Тут выступали, было очень много выступлений именно местных очень заинтересованных людей. И вот хочется обозначить проблемы, которые нам удалось выявить. Очень надеюсь, что здесь не как на курсовой работе, эти проблемы не пойдут в стол, а  будут как-то рассмотрены.

Значит, первая, которая показалось нам наиболее важной проблемой, это проблема культуры. И касается она не только образования отходов на побережье Байкала, не только обращение персонала к туристам, но эта культура должна начинаться с детей, с детишек. Мы, например, своей экспедицией побывали в школах Горячинска, Гремячинска, Туркикике. И везде нам попадались учителя, действительно заинтересованные в своей работе. Надо развивать это направление, как мне кажется, экологическое образование детишек. Есть очень большой интерес. Но делать это им не просто. У них не хватает методик обучения, не хватает поддержки со стороны властей. У нас есть листочек, который мы готовы передать.

На что ещё хотелось бы обратить внимание? В Байкальском регионе создаются ОПТ федерального подчинения, заповедники и нацпарк, но не стоит забывать, что существует ещё такая форма особо охраняемых природных территорий как территории традиционного природопользования. Они призваны защищать природопользование коренных малочисленных народов. Эти коренные малочисленные народы являются носителями культуры людей, которые живут там испокон веков, и они как никто другой знают, как обращаться с природой Байкала, так чтобы не наносить ей ущерб. Надо их поддерживать, с нашей точки зрения.

В Северобайкальском районе, где нам удалось побывать, мы встречались с энтузиастами, которые хотели бы заниматься созданием таких территорий традиционного природопользования, но они сталкиваются с большими проблемами, которые существуют в законодательстве. Положение о таких территориях есть, но нет механизма, плохо прописан механизм, который бы помогал претворять эти идеи в жизнь.

Кроме того, хочется сказать, что в окрестностях Турки, где сейчас происходит строительство особой экономической зоны "Байкальская гавань", мы проводили опрос общественного мнения с целью выявления жизненных устоев населения, их знаний о родной культуре, и выясняли мнение о возможных перспективах развития территории. Результаты опроса показали, что люди заинтересованы в сохранении качественной природной среды своего проживания и собираются и дальше проживать в родных местах. Несмотря на то, что территория является достаточно депрессивной в том плане, что люди оттуда уезжают, люди очень любят эту территорию. И поэтому законодательство не должно мешать им заниматься тем, чем они занимались испокон веков. Об этом говорил Сергей Александрович Семёнов. В этом плане хочется его поддержать.

В проекте особой экономической зоны "Байкальская гавань" говорится о том, что на участках, на которых планируется это строительство, будут приезжать отдыхать огромное количество людей. И хочется сказать, что эту нагрузку туристическую, которая планируется на данной территории, нужно грамотно распределить. Одновременно это будет необходимо для создания разных интересных туристических объектов и распределения этой нагрузки. Нашей экспедиции были предложены маршруты и выявлены какие-то интересные объекты, которые могут представлять интерес.

Особо популярной на Байкале считается необходимость развития экологического туризма, но хочется сказать, что не надо забывать и об этнокультурном туризме, который как раз очень хорошо бы подошёл, то есть Байкал обладает огромным потенциалом.

И последнее, о чём хочется сказать, это то, что в экологической зоне Байкала есть сеть мониторинговых наблюдений за состоянием природной среды, но она должна быть более широкой. В тех местах, где мы были, нам не удалось увидеть какие-то глубокие комплексные пункты наблюдений.

Председательствующий. Спасибо, Иван Владимирович.

Уважаемые товарищи, две минуты, не могу не предоставить слово Румянцеву Андрею Григорьевичу - народному писателю Бурятии, заслуженному работнику культуры России. Пожалуйста, две-три минуты.

Румянцев А.Г. Спасибо большое.

Я родился и вырос на Байкале в Кабанском районе, который здесь представлял Олег Владимирович, сейчас выступавший. Хочу его поддержать. Вот я полтора года последние провёл в родном селе, работы нигде нет на нашем правобережье Селинги по берегу Байкала, занимаются в основном браконьерством ночами мужики.

Мне хочется вот в чём поддержать Олега Владимировича. Может  быть, речь не вести о лове омуля, но о лове частиковой рыбы - окуня, щуки, сазана, леща, может быть, разрешить. Но как-то так законодательно разрешить моим землякам ловить рыбу, но в определенных таких размерах что ли.

Я был, например, несколько раз на берегах Женевского озера в Швейцарии и во Франции, там все это цивилизованно разрешено, все рыбаки получают возможность заниматься вот этим традиционным ловом. Это первое.

Второе. Сегодня совершенно не говорили о Селингинском целлюлозо- картонном комбинате, а ведь он влияет очень на экологию Байкала. Воздушные выбросы колоссальны. И если вы приедете на Байкал к нам, то вы за километр, за два, за три почувствуете этот ужасный запах, во-первых. А во-вторых, видимо в хранилищах, так сказать, отработанные вещества, дно этих хранилищ, оно ненадежно и стоки попадают в нижние слои...

Председательствующий. В подземные воды.

Румянцев А.Г. Да, в нижние слои почвы, попадают в Селенгу и, естественно, в Байкал. Наши жители, они чувствуют это и на вкусе рыбы, так сказать, и особенно на той воде, которую они пьют. Вот мое село и соседние села, они, по сути дела, у стен комбината расположены, это невозможно пользоваться питьевой водой из скважины колодцев. Вот это все надо законодательно, конечно, предусмотреть и создать возможность моим землякам жить нормально.

Спасибо огромное.

Председательствующий. Спасибо. Спасибо вам большое.

Румянцев А.Г. Позвольте вам поднести журнал "Наш современник", последний номер, где опубликован большой мой очерк, "Драма Байкала" называется.

Председательствующий. Спасибо. Очень хорошо.

Ну, ещё две минуты, пожалуйста, от микрофона.

Усов Виктор Георгиевич, исполнительный директор, вице-президент одного из предприятий, связанных с работой в области экологии.

Усов В.Г. Ну, не предприятие. Это Российский национальный комитет содействия программе ООН по окружающей среде, президентом которого является академик Ваверов Николай Павлович.

Значит, но, во-первых, я хочу поддержать мнения, высказанные местными руководителями, о том, что мы хоть и организация, работающая под эгидой Организации Объединенных Наций, но мы считаем, что Байкальская природная территория, режим которой определяем мы через перечни запрещенных видов деятельности, привел к избыточным ограничениям хозяйственной деятельности с падением уровня жизни населения.

Здесь есть представители Кабанского района. Я бы как раз... почему обязательно попросил слово, у меня было общение с жителями Кабанского района и есть вот такая проблема. Бывшим работникам совхоза "Оренбургский" предоставили по паям земли, но как это у нас по закону положено, но эти земли входят в число земель, особо ценных сельскохозяйственных земель. Но даже в советское время при огромном количестве и торфа, и навоза оно было сельскохозяйственно как бы убыточными такими делами. И теперь, когда режим работы Байкала запрещает использовать минеральные удобрения, другие всякие вещи, связанные с возможным загрязнением вод, теперь на этих землях сельское хозяйство вести невозможно.

Значит, люди обратились с просьбой разрешить использовать эти земли для развития экологического туризма. Было такое обращение в местное Министерство земельных отношений. Они рекомендовали обратиться в Министерство природных ресурсов. Но мы знаем, насколько профессиональный как бы вот состав этого министерство, он всегда достаточно хорошо подходит. Я думаю, что они найдут решение этой тематики. Но вот только волнует одно: Министерство земельных отношений сначала сказало жителям Кабанского района: вы обратитесь в Министерство природных ресурсов и тема будет  решена, а спустя три месяца после этого уже и.о министра прислал письмо, предупредил, что в 2013 году власти начнут изымать земли, которые не используются в сельскохозяйственном назначении.

Председательствующий. Спасибо.

Спасибо всем выступающим, всем, кто сегодня работает в Малом зале Государственной Думы. Будем завершать нашу с вами сегодня работу. Буквально несколько слов.

Сегодня, конечно, не только жителям Байкальской природной территории живётся вольготно и весело на Руси, сегодня всё крестьянство живёт также, если ещё не хуже, чем живут жители Бурятии, Иркутской области, Забайкальского края.

Исходя из всего этого, мы ещё раз должны правильно понимать всё, о чём сегодня говорим.

Я особенно благодарен именно министрам, в первую очередь, региональным, которые последний период времени, последние два года ведут себя активно.

Хочу сказать, что в лице комитета Государственной Думы вы всегда найдёте поддержку и полное взаимопонимание. Но только в соответствии с теми принципами, о которых мы сегодня с вами ведём дискуссию. Все это найдет свое отражение в рекомендациях «круглого стола».

Слово по рекомендациям предоставляется доктору технических наук, первому заместителю председателя Комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии Никитчуку Ивану Игнатьевичу. Пожалуйста.

Никитчук И.И. Спасибо, Владимир Иванович.

Уважаемые коллеги, уважаемые участники "круглого стола".

Сегодня у нас здесь обсуждается чрезвычайно актуальная тема - тема сохранения Байкала. Байкал - это действительно не только природная жемчужна, я бы сказал, что это природный бриллиант России. И сохранить его для будущих поколений - это не только задача тех, кто живет на берегу этого озера. Это не только общегосударственная задача, но это задача для каждого русского человека, для каждого из нас. Именно в таком, мне кажется, ключе сегодня и шла дискуссия, шёл разговор заинтересованный. И этот разговор наш должен закончиться принятием итогового документа, как сказал Владимир Иванович, в виде рекомендаций.

У вас проект этого документа имеется на руках. Мне кажется, что многое из того, о чем мы сегодня говорили, этот документ в себя вобрал, и предлагается его принять за основу.

Председательствующий. Товарищи, есть предложение принять за основу предложенные рекомендации. У вас они все были розданы... все в раздаточном материале были.

Кто за? Прошу проголосовать. Спасибо.

Пожалуйста.

Никитчук И.И. У нас отработана технология дальнейшей работы с проектом рекомендаций. Обычно она заключается в том, что мы поручаем "круглым столом" президиуму, аппарату комитета тщательно проанализировать стенограмму, посмотреть, что у нас, поступили какие записки в президиум. И поручить президиуму и аппарату доработать с учётом этих замечаний. И тогда можно было бы согласиться принять документ в целом.

Спасибо. 

Председательствующий. Есть предложение: с учётом высказанного принять документ в целом. Давайте за это проголосуем. Кто за? Против, воздержавшихся нет.

Ещё одно объявление. Пожалуйста, кто не выступил сегодня, сдайте, пожалуйста, ваши выступления сюда. Мы обязательно ваши выступления опубликуем на сайте комитета. Ну и в другой печати мы обычно делаем определенный сборник или брошюру, и все там материалы находят свое отражение.

Всем спасибо. До свидания.

Меню

Новости экологии

Яндекс.Метрика