Состоялось заседание Коллегии МПРиЭ РФ (219-ФЗ; 458-ФЗ)

Члены Коллегии Минприроды России обсудили итоги работы ведомства в 2014 г. и приоритетные задачи на 2015 г. Министр природных ресурсов и экологии РФ С.Е. Донской отметил, что объем государственного финансирования в 2014 г. достиг своего максимума и составил около 36 млрд. рублей. При этом всего за 2 года реализации Госпрограммы (2013 – 2014 гг.) бюджет получил около 250 млрд. рублей дохода только разовых платежей.

С.Е. Донской отметил, что в течение более 10 лет в России обеспечивается устойчивый ежегодный прирост разведанных запасов нефти, конденсата и природного газа, превышающий объем их добычи. Более того, нынешний прирост запасов нефти сопоставим с аналогичными показателями конца 80-х гг. Рост государственных и частных инвестиций в отрасль привел к открытию в России за последние 6 лет более 290 месторождений углеводородного сырья, в том числе и крупных месторождений, как нефти, так и газа. В последние годы также достигнуто воспроизводство по ключевым видам твердых полезных ископаемых. За шесть лет было разведано 326 месторождений различных видов полезных ископаемых.

Источник: http://www.mnr.gov.ru/news/detail.php?ID=140676

 

 

В.И. Кашин 
2015-04-02 20:53 (обновление: 2015-04-03 10:28)

 

ДОКЛАД

Заседание Коллегии Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации

27 марта 2015 года г.Москва

Уважаемый Сергей Ефимович, уважаемые коллеги!

Рад приветствовать Вас от лица депутатов Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии.

Для нашего Комитета, для Государственной Думы в целом, Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации всегда было и остается надежным партнером и союзником в работе по совершенствованию законодательного обеспечения рационального природопользования и охраны окружающей среды. И прошедший 2014 год можно назвать ярким тому подтверждением - было принято 10 масштабных законодательных инициатив, работа над каждой из которых проходила при активном участии представителей Минприроды России.

Благодаря эффективному взаимодействию были подготовлены важнейшие законопроекты в сферах охраны, защиты, воспроизводства и использования лесных ресурсов, водных ресурсов, объектов животного мира, в сферах недропользования, сохранения биологического разнообразия и, конечно, охраны окружающей среды.

Начать хотелось бы с того, что 21 июля 2014 года Президентом Российской Федерации подписан Федеральный закон № 219-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об охране окружающей среды» и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

29 декабря 2014 года Президентом Российской Федерации подписан Федеральный закон № 458-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об отходах производства и потребления», отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации».

Эффективно дополняя друг друга, данные законодательные акты вывели правовое регулирование охраны окружающей среды на новый уровень.

Углубляться в суть названных Федеральных законов, общими словами описывая все их нововведения, в рамках текущего мероприятия, не вижу смысла. Вместе с тем, считаю крайне важным заострить внимание на следующем.

Во-первых. Выступая даже на самых высоких дискуссионных площадках, заостряя внимание представителей бизнеса на предстоящей в связи с принятием данных федеральных законов работе, мы столкнулись с искренним удивлением и непониманием предмета разговора.

Перед нами прискорбно предстал факт того, что для многих субъектов правоприменительной практики - хозяйствующих субъектов, названные изменения законодательства явились, мягко говоря, сюрпризом. И все это при том, что тема новой системы экологического нормирования, внедрения наилучших доступных технологий и совершенствования системы обращения с отходами не нова, а изменения, вносимые названными законами, продолжительно и всесторонне обсуждались на всех уровнях власти, в экспертном и научном сообществе, получили большой общественный резонанс.

Безусловно, незнание закона не освобождает от ответственности. Но также очевидным является факт: столь масштабные изменения в законодательстве должны сопровождаться столь же масштабным их освещением и доведением всей необходимой информации до каждого без исключения субъекта правоприменения. Это видится тем более актуальным, если мы вспомним о том, что ожидаем результатом правоприменения данных законов значительное снижение негативного воздействия на окружающую среду. Достижение таких целей не может быть поставлено под угрозу, и должно быть обеспечено всеми возможными способами.

Во-вторых. Особого внимания со стороны всех заинтересованных органов государственной власти требует текущая и предстоящая в связи с принятием названных федеральных законах работа.

Правительству России, Министерству природных ресурсов и экологии Российской Федерации, только лишь во исполнение 219-го Федерального закона, предстоит принять минимум 33 подзаконных акта. Если же в расчет взять еще и 458-й федеральный закон, а также учесть необходимые нормативные правовые акты уровня субъектов Российской Федерации, то только в этом случае перед нами открывается реальная картина.

Более того, значительное количество требуемых к принятию подзаконных актов завязаны друг на друга, в связи с чем, промедление в подготовке и принятии одного из них безальтернативно приведет к утрате возможности подготовить другие. Последствия могут быть самыми негативными.

Ярчайшим тому примером видится вынесенный сегодня на рассмотрение Государственной Думы в первом чтении проект федерального закона № 744090-6 «О внесении изменений в Федеральный закон «О федеральном бюджете на 2015 год и на плановый период 2016 и 2017 годов».

По оценкам Правительства в связи отсутствием подзаконных актов, регулирующих порядок исчисления и взимания введенного нами экологического сбора, его поступление в бюджет в 2015 году будет равен нулю. Нет перечня попадающей под него продукции, нет обоснованных нормативов утилизации и ставок этого сбора, нет правил функционирования соответствующей информационной системы и т.д.

Все необходимые акты должны быть подготовлены и введены в действие с ювелирной точностью, как к содержанию, так и к срокам, чтобы все передовые изменения в законодательстве заработали в полную силу.

Также отмечу, что вопрос обеспечения позитивной правоприменительной практики в свете реализации 219-го Федерального закона был вынесен Комитетом на обсуждение в рамках работы Высшего экологического совета 15 декабря 2014 года.

Итоговые Рекомендации мы уже направили, в том числе, в адрес Правительства Российской Федерации и Минприроды России, в связи с чем, все их перечислять не стану. Озвучу лишь одно: Правительству Российской Федерации поставить исполнение плана принятия нормативных правовых актов, необходимых для реализации Федерального закона от 21 июля 2014 года № 219-ФЗ, на особый контроль.

В-третьих. Переходя к вопросу дальнейшего развития природоохранного законодательства, особое внимание сегодня хочу уделить вопросам экологического аудита и связанной с ним деятельности, как логичного продолжения выбранного вектора развития государственной политики в области охраны окружающей среды.

Убежден, что повышая роль экологического аудита, переводя экологическую аудиторскую деятельность в четко регламентированное правовое поле, мы не только создадим дополнительные механизмы охраны окружающей среды и рационализации природопользования, но также дадим хозяйствующим субъектам новые эффективные инструменты оптимизации производственных и бизнес-процессов, повышения эффективности модернизации основных фондов. Это видится тем более важным в современных непростых условиях функционирования экономики Российской Федерации.

В этой работе, создавая стимулирующие условия развития эффективного управления на каждом отдельно взятом предприятии, мы должны сделать упор на экономические стимулы.

Кроме того, принимая во внимание не легкий опыт борьбы с коррупцией у нас в стране, необходимым видится обеспечение действительной независимости и достоверности результатов экологического аудита.

Следует законодательно закрепить единые требования к процедуре проведения экологического аудита, его содержанию и месту в системе государственного регулирования в сфере охраны окружающей среды.

Необходимо предельно четко систематизировать деятельность субъектов предпринимательства в данной сфере, а ведь потенциально это 2500 юридических лиц и 30 тыс. специалистов.

Не так давно Министерством природных ресурсов и экологии Российской Федерации для оценки регулирующего воздействия был представлен предварительный текст соответствующего проекта федерального закона «Об экологическом аудите и экологической аудиторской деятельности».

После его детального рассмотрения становится очевидным, что отдельные его положения станут камнем преткновения, вызовут споры и разногласия отдельных субъектов законодательного процесса. В этой связи хочу предостеречь от растягивания этой работы во времени.

Мы все помним, сколько усилий потребовалось для принятия 219-го Федерального закона. Повторения подобной порочной практики допустить нельзя. Законопроект «Об экологическом аудите» после внесения в Государственную Думу должен быть рассмотрен без задержек и проволочек.

Все спорные и неоднозначные вопросы очевидно верным будет согласовать до, а не после, чтобы подойдя вплотную к его рассмотрению Государственной Думой, не допустить выхода за пределы установленных Регламентом сроков. Комитет со своей стороны окажет для этого всестороннюю поддержку.

В-четвертых. С принятием 219-го и 458-го федеральных законов мы переходим на принципиально новую систему государственного управления качеством окружающей среды. Начиная работу в направлении развития экологического аудита, мы хотим довести эффективные механизмы охраны окружающей среды до каждого отдельного предприятия. И это должно дать значительный положительный эффект в плане сокращения антропогенной нагрузки на окружающую среду.

Вместе с тем, хочу обратить Ваше внимание на то, что до сих пор, фактически незадействованным резервом, обладающим значительным экологическим потенциалом, являются наши рядовые граждане – физические лица. Сконцентрировав внимание на глобальной модернизации мы, к сожалению, уделяем непростительно мало внимания формированию экологического мировоззрения в обществе, культивированию бережного отношения к природе с малых лет.

В этой связи, очевидно верным решением станет усиление общественной «пропаганды», запуск эффективных проектов в сфере социальной рекламы, изменение до сих пор не эффективных в плане экологического просвещения стандартов дошкольного и школьного образования.

Буквально неделю назад на базе Комитета состоялось заседание Церковно-общественного совета по вопросу развития взаимоотношений церкви и общества в части вопросов охраны окружающей среды. Уважаемый Ринат Ринатович принимал в этом совещании непосредственное активное участие.

По итогам принято решение о расширении нашего общего сотрудничества и усилении общественной работы на базе конкретных социальных проектов.

Кроме того, 21 мая текущего года на базе Высшего экологического совета Комитет организует расширенное заседание, на котором планируется рассмотреть вопросы совершенствования нормативно-правового регулирования в целях развития системы экологического образования и просвещения, повышения экологической культуры.

Приглашаю Министерство принять активное участие в этих мероприятиях, в рамках которых конструктивный диалог будет способствовать продвижению столь актуального, но долгие годы не решаемого вопроса.

Далее нельзя не заострить внимание на вопросах обеспечения функционирования таких стратегически важных структур, как Росприроднадзор, Росгидромет и всех других, кто служит делу охраны окружающей среды и обеспечения рационального природопользования непосредственно на местах.

Сегодня, тем более в условиях резкого роста цен на абсолютное большинство товаров и услуг, денежное содержание работников названных структур не может быть названо иначе, как нищенское и не соответствующее уровню ответственности, лежащей на их плечах.

К примеру, на одного работающего в лесничестве человека в среднем по России приходится 55 тыс. га площади земель лесного фонда. При этом денежное содержание такого работника составляет всего 55% от среднемесячной заработной платы по России.

В учреждениях Росгидромета ситуация аналогичная. Среднемесячная зарплата работников не достигает 62% среднемесячной заработной платы по стране, а на отдельных должностях не дотягивает даже до прожиточного минимума.

При этом в силу географических особенностей страны, работникам названных отраслей приходится выполнять свои служебные обязанности, в том числе, в суровых условиях крайнего севера, в полярных широтах и труднодоступных уголках России. И все это за мизерную зарплату.

Данные обстоятельства также привели к резкому сокращению штата и отсутствию заинтересованности у молодых специалистов в трудоустройстве в обозначенных отраслях.

Нам, совместно с Минприроды России, удалось частично решить данный вопрос в отношении гидрометеорологической службы – начиная с 2015 года из средств федерального бюджета на цели увеличения заработных плат сотрудников было выделено дополнительно 1 млрд. рублей. Вместе с тем, общий подход к сокращению расходов бюджета поставил эти договоренности под риск урезания.

Эту ситуацию надо решительно менять. Мы должны отстаивать свою позицию жестко, тем более, что в связи с принятием 219-го и 458-го федеральных законов на названные службы ложится дополнительная нагрузка.

Подводя итог сказанному, хочу еще раз отметить. Только действуя с одинаковой степенью эффективности по всем названным направлениям, мы сможем действительно сформировать в России прочную основу для обеспечения качества среды обитания человека и окончательно снять с повестки дня вопрос нарушения конституционных прав граждан на благоприятную окружающую среду.

Далее хочу обратить внимание всех участников заседания Коллегии на вопросы обеспечения рационального природопользования.

В части вопросов недропользования - за последние годы Комитетом, совместно Министерством природных ресурсов и экологии Российской Федерации, была проделана большая работа, позволившая увеличить инвестиционную привлекательность российского минерально-сырьевого комплекса.

Так, Федеральным законом от 23 июля 2013 г. № 227-ФЗ был увеличен с 5 до 7 лет срок геологического изучения недр в удаленных и труднодоступных регионах Восточной Сибири и Дальнего Востока.

Федеральным законом от 28 декабря 2013 года № 408-ФЗ были закреплены обязательства недропользователей по обеспечению безопасности горных выработок, буровых скважин и иных связанных с пользованием недр сооружений, расположенных в границах предоставленного в пользование участка недр.

Федеральным законом от 21.07.2014 N 261-ФЗ положительно решен вопрос размещения попутных вод в пластах горных пород при разведке и добыче нефти, а также использования при ликвидации горных выработок вскрышных и вмещающих горных пород.

Федеральным законом от 29 декабря 2014 года № 459-ФЗ был упрощен порядок предоставления права пользования недрами для добычи подземных вод и общераспространенных полезных ископаемых и установлена возможность по исправлению технических ошибок в лицензии на пользование недрами.

Вместе с тем, до сих пор на повестке дня остается целый комплекс непростых вопросов, основными из которых объективно являются:

- ухудшение качества и усложнение минерально-сырьевой базы;

- низкий кадровый потенциал отрасли;

- отсутствие современных отечественных технологий разработки месторождений полезных ископаемых.

Кроме того, в текущих экономических и внешнеполитических условиях особую тревогу вызывает вопрос критической зависимости отечественных геологоразведочных компаний от импорта оборудования, технологий и программного обеспечения. Сегодня в сейсморазведке зависимость от импорта составляет порядка 90%, в электроразведке - более 70%, в отношении бурового оборудования - более 30%. Повторюсь, ситуация объективно критическая, и требует к себе не только пристального внимания со стороны всех ответственных органов государственной власти, но и принятия конкретных шагов по выводу отрасли на базу отечественных технологий.

Не менее важными на наш взгляд являются вопросы, которые уже в краткосрочной перспективе отрицательно скажутся на объёмах геологоразведки в целом. Речь, конечно, идёт о снижении в текущем году бюджетного финансирования геологоразведки, санкциях и в целом о сложной внешнеполитической обстановке, определяющих сегодня неблагоприятную конъюнктуру на рынке углеводородного сырья.

Для преодоления текущих и перспективных проблем в отрасли нам необходимо обеспечить прирост запасов и поддержание уровня добычи полезных ископаемых в районах с развитой инфраструктурой, организовать геологическое изучение в новых районах, развивать минерально-сырьевую базу нетрадиционных и трудноизвлекаемых полезных ископаемых, отрабатывать техногенные месторождения, развивать технологии добычи и переработки полезных ископаемых.

К примеру, повышение коэффициента извлечения нефти всего на 1% на разрабатываемых месторождениях страны равносильно 1,3 млрд. тонн увеличения запасов нефти.

Следующим немаловажным вопросом, на необходимости скорейшего решения которого Комитет неоднократно заострял внимание, является финансовое обеспечение геологоразведки.

По подпрограмме «Воспроизводство минерально-сырьевой базы, геологическое изучение недр» государственной программы «Воспроизводство и использование природных ресурсов» объем финансирования в 2015 году сократится с 36,5 млрд. руб. до 32,1 млрд. руб. Таким образом, объемы бюджетных ассигнований уменьшены на 4,4 млрд. руб.

А ведь принятые ранее документы стратегического планирования, в том числе подпрограмма «Воспроизводство минерально-сырьевой базы, геологическое изучение недр», в последние годы обеспечили значительный прирост объёмов инвестиций в геологоразведку.

Достаточно отметить, что объем государственного финансирования в 2014 году, составивший около 36 миллиардов рублей, за два года реализации госпрограммы только за счет разовых платежей обеспечил доход государственного бюджета в размере более 250 миллиардов рублей. одновременно был обеспечен стабильный прирост разведанных запасов нефти, конденсата, природного газа, превышающий объём их добычи.

Сегодня мы не можем позволить себе допускать просчеты в управлении стратегически важной отраслью. Рубль, вложенный сегодня, уже завтра многократно оправдает свое вложение.

Далее хочу обратить внимание на законодательную составляющую недропользования в разрезе перспективной работы.

Сегодня в Комитете находится целый пакет законопроектов, работа над которыми совместно с Минприроды России ведется в приоритетном порядке.

К их числе относится проект федерального закона №116807-6 «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О недрах» и в Федеральный закон «О соглашениях о разделе продукции». Данный законопроект призван обеспечить наиболее полное и комплексное использование минерально-сырьевых ресурсов на базе информационных ресурсов федерального и территориального фондов геологической информации для всех уровней управления фондом недр. Мы должны обеспечить его принятие во втором и третьем чтениях уже в апреле текущего года.

Также в активной фазе работы находятся проекты федеральных законов № 371615-6 «О внесении изменений в статью 2-1 Закона Российской Федерации «О недрах», уточняющий критерии отнесения участков недр к участкам недр федерального значения и направленный на повышение инвестиционной привлекательности пользования недрами и эффективности использования минерально-сырьевой базы, а также № 722959-6 «О внесении изменений в статью 12 Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства», направленный на установление гарантий получения лицензий с целью добычи полезных ископаемых при установлении факта открытия месторождения на участках на участках недр федерального значения в акватории Балтийского моря.

Кроме того, 25 марта 2015 года в первом чтении был принят проект федерального закона № 714896-6 «О признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации», признающий утратившими силу положения федеральных законов, предусматривающих разработку и утверждение отдельной государственной программы разведки континентального шельфа и разработку его минеральных ресурсов.

Также 25 марта первое чтение прошел проект № 714167-6 «Об особенностях правового регулирования отношений в сфере недропользования в связи с принятием в Российскую Федерацию Республики Крым и образованием в составе Российской Федерации новых субъектов - Республики Крым и города федерального значения Севастополя», вводящий переходной период для переоформления прав пользования недрами в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Все названные выше законодательные инициативы, в случае своего принятия, эффективно укрепят законодательное регулирование в области недропользования, гарантировав успешное развитие не только отрасли, но и экономики Российской Федерации в целом.

В части вопросов функционирования и развития лесного комплекса следует отметить следующее.

Принятые в 2014 году изменения лесного законодательства уже сегодня:

- устанавливают действенный механизм контроля за оборотом заготовленной древесины и созданы условия снижения масштабов незаконных рубок лесных насаждений (Федеральный закон от 28 декабря 2013 года № 415-ФЗ «О внесении изменений в Лесной кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях»);

- создают условия для более эффективного осуществления лесохозяйственных мероприятий, в том числе воспроизводства лесов и лесовосстановления через специализированные государственные учреждения (Федеральный закон от 12 марта 2014 года № 27-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам осуществления федерального государственного лесного надзора (лесной охраны) и осуществления мероприятий по защите и воспроизводству лесов»);

- устанавливают законодательный стимул к развитию арендных отношений и улучшению экономического климата в лесной отрасли (Федеральный закон от 21 июля 2014 года № 250-ФЗ «О внесении изменений в статьи 74 и 81 Лесного кодекса Российской Федерации»).

Вместе с тем, сохраняют свою актуальность ряд системных вопросов.

Во-первых. В последние 20 лет данная отрасль народного хозяйства является безнадежно убыточной. Сегодня леса обеспечивают лишь 1,3 % ВВП. Если посмотреть в разрезе доходов бюджета от использования лесов, сегодня в среднем по России объем платежей в бюджетную систему Российской Федерации в расчете на 1 га лесного фонда находится в пределах 19-20 рублей. Даже с учетом выполнения всех задач и достижения целей реализации Государственной программы развития лесного хозяйства к 2020 году, рост этого показателя запланирован лишь до 24 руб./га. А в связи с существующими недостатками администрирования и ростом кредиторской задолженности по платежам в бюджетную систему, достижение даже этих показателей вызывает сомнение.

В-вторых. Указанные выше негативные экономические факторы в значительной степени усугубляются системными проблемами лесного комплекса в целом.

Сохраняют свою актуальность проблемы лесных пожаров, слабых темпов воспроизводства лесов. Также нам все чаще приходится говорить об огромных потерях лесных ресурсов от вредителей и болезней, о том, что система лесоустройства не отвечает современным реалиям жизни. Наука в этой области также не развивается должными темпами, а кадастровый учет лесных участков проведен только на площади равной 20% общей площади лесов России.

Необходимы стимулы к развитию лесной инфраструктуры, поддержка науки и научных исследований, совершенствование государственной политики в области развития экономического потенциала лесной отрасли.

В этой связи в текущем году нам предстоит решить немало задач.

В первую очередь наши усилия должны быть направлены на обеспечение эффективной защиты лесов от вредных организмов и иного негативного воздействия, в том числе на повышение качества и сокращение сроков проведения санитарно-оздоровительных мероприятий. Необходимо оптимизировать правовой режим защитных лесов, выстроить гармоничную систему государственно-частного партнерства, усилить меры пожарной безопасности, обнаружения и тушения пожаров в лесах, кардинально улучшить качество лесовыращивания и лесовосстановления, пересмотреть ограничения на проведение сплошных санитарных рубок в защитных лесах. Следует также пересмотреть ограничения применения химических токсичных препаратов в целях борьбы с болезнями и вредителями лесов в защитных лесах, в том числе в лесах, расположенных на землях особо охраняемых природных территорий.

Не следует забывать и о том, что леса России также богаты важными пищевыми ресурсами. Учитывая наметившуюся тенденцию к импортозамещению, пищевые лесные ресурсы могут внести существенный вклад в обеспечение продовольственной безопасности страны. Биоресурсный потенциал России по запасам лекарственных растений, ягод, орехов и грибов огромен. В сегодняшних условиях необходимо сохранять и рационального использовать эти богатства.

В части вопросов сохранения биологического разнообразия значительным шагом явилось принятие Федерального закона от 28 декабря 2013 года № 406-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях» и отдельные законодательные акты Российской Федерации, в соответствии с которым усилена правовая составляющая процедуры создания и расширения особо охраняемых природных территорий, организации их охранных зон, установлена возможность софинансирования расходных обязательств, связанных с развитием ООПТ и возможность предоставления служебных наделов инспекторам, работающим на особо охраняемых природных территориях. В целом, принятый Закон ужесточил особый режим ООПТ, окончательно определив их как природные территории, создаваемые в целях сохранения природных комплексов и объектов.

24 ноября 2014 года вступил в силу Федеральный закон № 361-ФЗ «О внесении изменений в статьи 5 и 10 Федерального закона «Об особо охраняемых природных территориях» и отдельные законодательные акты Российской Федерации». Данным законом устранен целый ряд правовых коллизий, а также расширен перечень должностных лиц, уполномоченных на составление протоколов об административных правонарушениях, совершенных на особо охраняемых природных территориях.

Также нельзя упустить из виду принятие важнейшего Федерального закона от 28 июня 2014 года №181-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», направленного на совершенствование законодательства в области охраны озера Байкал. Закон снял неопределенность в вопросе об обязательности проведения государственной экологической экспертизы на Байкальской природной территории, а также установил запрет на размещение отходов производства и потребления I, II и III классов опасности в центральной экологической зоне Байкальской природной территории. Более того, Законом введена система государственного учета объектов, оказывающих негативное воздействие на окружающую среду Байкальской природной территории.

Вместе с тем, несмотря на всю строгость заповедного законодательства, правоприменительная практика, зачастую, складывается не в самом позитивном ключе. Откровенно говоря, в отдельных заповедных уголках нашей Родины сегодня складывается катастрофическое положение дел.

Яркими тому примерами являются следующие факты.

Одна из нефтяных компаний получила в пользование участок, захватывающий часть водно-болотных угодий международного значения и охранной зоны Астраханского биосферного заповедника, где бурение запрещено.

Также обострилась ситуация, связанная с разработкой Еланского и Елкинского медно-никелевых месторождений в Новохоперском районе Воронежской области. Последствия таких работ могут губительно сказаться на сохранении биоразнообразия Государственного Хоперского заповедника.

На территории Национального парка «Бузулукский бор» в свое время было открыто три месторождения углеводородного сырья — Могутовское, Гремячевское и Воронцовское — общим объёмом 70 миллионов тонн. На территории национального парка до сих пор расположены буровые скважины, техническое состояние которых представляет собой реальную угрозу для населения и окружающей среды, некоторые из них находятся в критическом состоянии и являются потенциальным очагом возникновения чрезвычайной ситуации, техногенной и экологической катастрофы. Более того, в прошлом году были объявлены конкурсы на право пользования участками недр Могутовского, Воронцовского и части Гремячевского месторождений углеводородного сырья Оренбургской области.

Совсем недавно под угрозой находилось более миллиона гектар заповедных территорий в Арктике, в том числе охранная зона объекта всемирного наследия – заповедника «Остров Врангеля», а также участки в границах Национального парка «Русская Арктика», на которые также были объявлены конкурсы.

Принимая во внимание сказанное, в рамках работы по совершенствованию законодательного регулирования вопросов сохранения биоразнообразия, следует учесть целесообразность:

- закрепления правового положения особо охраняемых природных территорий, обладающих международным статусом;

- определения порядка установления платы за посещение государственных природных заповедников и национальных парков с учетом интересов местного населения;

- расширения полномочий инспекторов ООПТ;

- определения в уголовном законодательстве понятия значительного ущерба на ООПТ и критерии его оценки;

- усиления мер по сохранению животных, растений и грибов, занесенных в Красную книгу Российской Федерации, в том числе межведомственного взаимодействия по их охране.

При этом проблемы сохранения разнообразия и численности животных требуют отдельного внимания.

Охотничьему хозяйству принадлежит ведущее место в деле сохранения, воспроизводства и рационального использования не только охотничьих, но и редких и исчезающих видов животных.

Однако действующая система охраны, воспроизводства и использования объектов животного мира в условиях рыночной экономики показала себя недостаточно эффективной. Зачастую принимаемые федеральными и региональными органами государственной власти меры, к сожалению, не могут координально изменить сложившуюся ситуацию. В связи с этим численность наиболее ценных видов охотничьих ресурсов восстанавливается незначительными темпами.

Во многом причины такого положения вызваны не только несовершенством действующего законодательства, но и недостаточным финансированием осуществления полномочий в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов, как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов Российской Федерации.

Основные сложности при достижении эффективности в решении проблем охраны и использования объектов животного мира и среды их обитания заключаются в необходимости совершенствования деятельности органов государственного надзора в выявлении, предупреждении и пресечении правонарушений в области охоты и сохранении охотничьих ресурсов, и оказания им содействия в осуществлении ими своих полномочий.

Чрезвычайно низки и размеры субвенций, выделяемых на осуществление отдельных полномочий Российской Федерации в области охраны и использования объектов животного мира. В связи с недофинансированием в данной сфере не удается достичь желаемых показателей в обеспечении деятельности не менее трех государственных охотничьих инспекторов в каждом муниципальном образовании, на территории которого имеются охотничьи угодья.

Необходимость указанного количества инспекторов определена поручением Президента РФ (пункт 3 перечня поручений от 18 сентября 2012 г. № Пр-2506), а также Стратегией развития охотничьего хозяйства в Российской Федерации до 2030 года, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 03 июля 2014 г. № 1216-р.

Как известно, добиться положительного решения данного ключевого вопроса в 2012 году не удалось из-за фактически отрицательной позиции Минфина России и в дальнейшем по этой причине носило сложный характер. В 2013 году все же удалось решить вопрос об увеличении субвенций в области охоты в 2 раза и довести их до 1,27 млрд. рублей. Тем не менее, такой объем финансирования не позволяет обеспечить необходимую численность госохотинспекторов для охраны охотничьих ресурсов, поскольку необходимый объем средств из федерального бюджета составляет 2,53 млрд. рублей. В связи с дефицитом бюджета не удалось обеспечить увеличение субвенций в области охоты до необходимого объема и в 2014 году.

В целях реализации указанного поручения, необходимо увеличение финансирования переданных полномочий в области охоты минимум на 1,26 млрд руб. ежегодно.

Возможно, данную проблему, и удастся решить в 2016 и последующих годах, поскольку на обеспечение деятельности государственных охотничьих инспекторов удалось добиться выделения дополнительных бюджетных ассигнований в ходе формирования федерального бюджета на 2016 год и последующие годы.

Основные сложности при достижении эффективности в решении проблем охраны и использования объектов животного мира и среды их обитания заключаются в необходимости совершенствования деятельности органов государственного надзора в выявлении, предупреждении и пресечении правонарушений в области охоты и сохранении охотничьих ресурсов, и оказания им содействия в осуществлении ими своих полномочий.

Достижение устойчивого использования охотничьих ресурсов, как и удовлетворение спроса охотников на получение возможности осуществления охоты, получения услуг в сфере охотничьего хозяйства, также требуют системного подхода.

Необходимо правильно обусловить приоритеты при определении перспектив развития охотничьего хозяйства в Российской Федерации.

Для достижения этих целей необходимо сформировать правовые, социально-экономические и культурные условия, в первую очередь обеспечивающие:

в экономической сфере - развитие предпринимательской деятельности в сфере охотничьего хозяйства, а также создание эффективных механизмов государственного управления;

в социальной сфере - повышение доступности охоты для населения;

в экологической сфере - обеспечение и поддержание видового разнообразия охотничьих животных в экологических системах наряду с увеличением численности охотничьих животных.

Эти приоритеты определены в Стратегии развития охотничьего хозяйства в Российской Федерации до 2030 года, утвержденной Распоряжением Правительства Российской Федерации от 3 июля 2014 года № 1216-р.

Однако для повышения эффективности правового регулирования по всем этим направлениям, Минприроды России необходимо обеспечить подготовку соответствующих законопроектов.

Далее считаю необходимым обозначить актуальные вопросы функционирования водного комплекса Российской Федерации.

В конце 2014 года были приняты важные изменения в Федеральный закон «О введении в действие Водного кодекса Российской Федерации», которые позволят разработать с использованием новых научно-обоснованных подходов правила использования для 7 новых водохранилищ, а также для 23 водохранилищ Крымского федерального округа.

Это видится тем более актуальным в свете продолжающегося поиска путей решения проблем с обеспечением водой Крымского полуострова, а также требующего скорейшей интеграции в общероссийскую систему управления водными ресурсами водного хозяйства Республики Крым.

Вместе с тем, в России отсутствует единая система управления водным хозяйством, которое, в силу его многогранности и масштабности, не умещается в круг интересов ни одного из действующих министерств. Из-за большого числа заинтересованных ведомств, столкновения интересов промышленного производства и экологических служб законодательство, касающееся охраны воды, содержит множество противоречий.

Как пример можно привести подземные воды, которые являются предметом регулирования одновременно нескольких отраслей законодательства - о недрах, водного, природоохранного, санитарно-гигиенического. При этом подземные воды являются резервными, а иногда и основными источниками питьевого водоснабжения сотен городов.

Из-за различной ведомственной подчиненности существующая система управления водными ресурсами не решает всех стоящих перед ней задач. В настоящее время функционируют государственные ведомства различного уровня, бассейновые водохозяйственные управления, территориальные органы управления водным хозяйством, а также органы, эксплуатирующие различные водохозяйственные объекты.

Это не позволяет проводить единую техническую политику в области безопасности на водных объектах, что ведет к неэффективности использования государственного имущества и создает предпосылки для техногенных катастроф.

На государственном уровне признана необходимость защиты от негативного воздействия вод территорий 450 городов в различных регионах страны. Несвоевременное принятие превентивных мер может значительно увеличить это число поселений.

Причиной тяжелых социально-экономических последствий летне-осеннего катастрофического наводнения 2013 года явилось не только стихийное явление, но в значительной мере, нарушение водного законодательства в виде интенсивного хозяйственного освоения паводкоопасных территорий без предварительного выполнения необходимых водозащитных мероприятий.

Расходы по защите населенных пунктов РФ от вредного воздействия вод всегда существенно меньше затрат на компенсацию и ликвидацию последствий возможных катастроф.

Завершая хотел бы отметить следующее.

Проведение заседаний коллегий подведомственных Минприроды Служб и Агентств, а также сегодняшнее итоговое заседание коллегии Министерства отражает системность работы, ее плановый характер. Этот подход должен сохраняться и развиваться, поскольку только слаженными усилиями, комплексными решениями можно добиться требуемого успеха.

В этой связи призываю всех участников содействовать выработке максимально эффективных решений по намеченным в работе вопросам, внести свой вклад в сохранение природы России.

Спасибо!

http://kprf.ru/party-live/opinion/141042.html

 

 

 

Меню

Яндекс.Метрика