Стенограмма и рекомендации парламентских слушаний на тему: «Законодательное обеспечение повышения инвестиционной привлекательности пользования недрами на территории РФ и континентальном шельфе»

С Т Е Н О Г Р А М М А

 

парламентских слушаний Комитета Государственной

Думы по природным ресурсам, природопользованию

и экологии на тему:

"Законодательное обеспечение повышения инвестиционной привлекательности пользования недрами на территории Российской Федерации и её континентальном шельфе"

 

Здание Государственной Думы. Малый зал.

8 ноября 2013 года. 11 часов.

 

 

Председательствует председатель Комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии В.И.Кашин

 

Председательствующий.

Уважаемые товарищи, коллеги, начинаем наши парламентские слушания по законодательному обеспечению повышения инвестиционной привлекательности пользования недрами на территории РФ и ее континентальном шельфе.

Мы хотели бы поблагодарить всех, кто сегодня добрался в нашу столицу, в Москву, сюда, в Малый зал Государственной Думы. Здесь от Магадана до Чечни народ собрался. Собрались депутаты всех уровней, от депутатов Государственной Думы до местного самоуправления, от губернаторов до министров.

 Российская Федерация располагает одной из крупнейших в мире минерально-сырьевых баз, уверенно занимает ведущие позиции по ряду важных направлений в энергетическом и горнопромышленном секторах мировой экономики. В недрах России сосредоточены около 25 процентов мировых запасов природного газа, 10  процентов нефти, 34 процентов алмазов, 19 процентов угля,  18 процентов калийных солей, 14 процентов запасов никеля. На государственном балансе учитывается 108 видов минерального сырья.

         По добыче некоторых полезных ископаемых Россия является признанным мировым лидером. Это, прежде всего, палладий, более 40 процентов которого добывается предприятиями России, алмазы (более четверти), никель и природный газ около - 18 процентов, нефть - около 14 процентов

По данным Федеральной службы государственной статистики, за 2012 год, добыча полезных ископаемых по важнейшим видам продукции (общий объем / %  к 2011 года) составила:

- нефть, включая газовый конденсат -517 млн.т. / 100,9%;

- газ природный и попутный -  653млрд.м3 / 97,3%;

- уголь -  354 млн.т. / 105,2%.

В тоже время иностранные инвестиции по виду экономической деятельности- добыча полезных ископаемых составили за 2012 год 18 150 млн.долларов США из общего объема поступивших инвестиций 154 570 млн.долларов США. По своей инвестиционной привлекательности для иностранных инвесторов недропользование в России стоит на 3-м месте. Как следует из данных Росстата, в  последние годы 3-4 года в России на добычу полезных ископаемых приходилось 12,0 - 12,6% поступавших иностранных инвестиции.

В течение ближайших полутора-двух десятилетий социально-экономическое развитие страны во многом будет определяться состоянием дел в минерально-сырьевом комплексе.

Получаемые доходы от использования минерально-сырьевого комплекса страны в настоящее время являются основным источником формирования доходной части федерального бюджета.Законопроектом «О федеральном бюджете на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов» предусмотрено, что в 2014 году объем нефтегазовых доходов составит   6,5 трлн.рублей  (48,1 % от общих доходов федерального бюджета).

Развитие  азиатско-тихоокеанского рынка будет требовать большого количества минеральных ресурсов. Нашей стране точно также будет требоваться для развития нефть, газ и остальные полезные ископаемые. Все это говорит том, что минерально-сырьевой комплекс страны останется основой формирования российского бюджета и экспортного потенциала на достаточно долгий срок, как минимум на среднесрочную перспективу.

 

Особенно перспективен для освоения ресурсный потенциал континентального шельфа Российской Федерации. На сегодняшний день ресурсная база внутренних морских вод, территориального моря и континентального шельфа России (включая азовское и каспийское моря) составляет 115,1 млрд. т. условного топлива, при этом запасы равны 15,4 млрд. т. условного топлива.

Согласно аналитическим прогнозам международных агентств, доля шельфа к 30-му году в добыче и нефти и газа будет, если не значительной, то достаточно определяющей, достаточно важной для того, чтобы сохранить тот уровень добычи, который считается необходимым для обеспечения национальной энергетической безопасности страны.

К 2030-му году 30 процентов нефти, добываемой на территории страны, будет добываться на шельфе Российской Федерации.

Для стимулирования, для геологического изучения шельфа, надо осуществлять геологическое изучение на шельфе гораздо более высокими темпами, чем это осуществляется сейчас.

За последнее время приняты меры государственного стимулирования добычи на российском шельфе, предполагающие отмену экспортных пошлин и снижение ставок по НДПИ и другим видам налогов, увеличившие рентабельность шельфовых проектов на 20%.

Также Правительством Российской Федерации принят ряд программ, направленных на развитие минерально-сырьевой базы:

-Стратегия развития геологической отрасли России до 2030 года;

-Энергетическая стратегия России на период до 2030 года;

-Государственная программа Российской Федерации «Воспроизводство и использование природных ресурсов».

Несмотря на принятые меры, существующий ряд серьезных проблем тормозит развитие российского минерально-сырьевого комплекса и снижает инвестиционную привлекательность пользования недрами.  К таким проблемам следует отнести:

а) Макроэкономические риски, из которых следует выделить:

1.Отток капитала. Так, по данным ЦБ  отток капитала в 2010 году составил 34 млрд.$ США, в 2011 году - 84, 2 млрд.$ США, в 2012 году - 56,8 млрд.$США;

2.Уменьшение прямых инвестиций в отрасль;

3.Высокую степень коррупции, так по экспертным оценкам, стоимость 1 км газопровода «Северный поток» составила 5,8 млрд. евро, а  стоимость строительства аналогичного трубопровода в Германии составила 1,2 млрд.евро;

4.Неразвитость инфраструктуры.

Хотелось также отметить, сырьевой характер нашего экспорта, а это значит, что в стране нет полноценного производства, которое бы потребляло наше минерально-сырьевое богатство;

б) Отраслевые риски, к которым следует отнести:

 

1.Высокие риски ведения геологоразведочных работ.

Результаты указанных работ часто бывают отрицательными, и долгосрочный характер инвестиций в минерально-сырьевом комплексе приводит к тому, что вкладывать средства в геологоразведку могут только крупные компании, обладающие большой финансовой устойчивостью, так как рынок публичного венчурного капитала для финансирования рискованных проектов в России не развит.

В то же время крупнейшие российские сырьевые компании обеспечены текущими разведанными запасами нефти, газа, твердых полезных ископаемых на десятилетия вперед. То есть, у большинства крупнейших российских сырьевых компаний нет острой необходимости наращивать сырьевую базу. При этом небольшие компании фактически оказались отстранены от участия в геологоразведочном процессе;

 

2.Природно-климатические условия, требующие значительных вложений

Около 75% всех ресурсов акваторий России сосредоточено в суровых природно-климатических условиях арктических регионов, где практически полностью отсутствует инфраструктура. Освоение каждого месторождения в таких условиях - очень дорогостоящий, рискованный и высокотехнологичный инвестиционный проект.

Кроме того, большая часть месторождений в удаленных регионах России осваивалась еще в советское время, когда строительство стационарных поселков было обычной практикой. Часть из них в ближайшее десятилетие возможно придется закрыть. Процедуру закрытия, а также источники финансирования и объем мер социальной защиты работников предприятий и жителей поселков необходимо регламентировать федеральными законами;

 

3. Достижение прироста запасов за счет пересчета, а не геолого-разведочных работ (ГРР).

Главной задачей является геологическое изучение и подготовка перспективных площадей, на которых прогнозируется открытие новых объектов («поискового задела»), а не только наращивание запасов в пределах известных разрабатываемых и ранее разведанных месторождений;

 

4. Ограничение иностранных инвестиций.

Принятие Федерального закона от 28 мая 2008 года № 58-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства», установило ограничения участия иностранного капитала при пользовании участками недр федерального значения.

Недропользователь заинтересован вкладывать значительные финансовые средства в проведение поисково-оценочных работ на участках недр только в том случае, когда у него имеются твердые гарантии того, что в случае установления факта открытия месторождения ему будет предоставлено право его разработки. Высокая вероятность потери участка недр при открытии стратегического месторождения резко снижает инвестиционную привлекательность такого участка для иностранных инвесторов;

 

5. Излишние административные барьеры и «негибкий» налоговый режим

Излишние административные барьеры являются одним из важнейших препятствий на пути развития российской экономики, поэтому необходимо совершенствовать порядок осуществления контрольно-надзорных и разрешительных функций, сокращать избыточное государственное регулирование.

Кроме того, как показывает мировой опыт, частный капитал готов вкладывать средства в ГРР, в том числе и ранних стадий, а также в разработку месторождений с низкокачественными рудами,но эти работы за рубежом выполняются преимущественно мелкими компаниями, с привлечением рискового капитала.

В связи с этим требуется реализация комплекса мер по экономическому стимулированию как геологоразведочных, так и добычных работ;

 

6. Высокая доля «нерентабельных» и «трудноизвлекаемых» запасов.

Невостребованность отечественных месторождений определяется невысоким качеством руд, сложными условиями их залегания, нахождением объектов в малоосвоенных районах. Необходимо развивать новые технологии добычи и переработки руд, чтобы сделать привлекательными для рынка месторождения с относительно низкокачественными рудами. Так, российская сырьевая база редких земель, тантала и ниобия – вторая в мире. Однако доля запасов, отработка которых рентабельна в современных условиях, невелика.

К настоящему времени в структуре разведанных запасов страны доля трудноизвлекаемой нефти достигает по разным оценкам до 70%. Тем не менее, нефтедобывающие компании продолжают использовать практику вывода из эксплуатации малодебитных скважин, работающих на трудноизвлекаемом сырье. Их закрытие рассматривается как важный элемент снижения себестоимости, поскольку обычно до 30% скважин компании дают 85% нефти, а эксплуатация остальных 70% скважин лишь повышает себестоимость добытого сырья. В некоторых компаниях не работает 50% имеющегося фонда скважин. Таким образом, идет выборочная отработка наиболее эффективных запасов;

7) Недофинансирование ГРР со стороны государства.

Истощение накопленного за десятилетия поискового задела – участков недр, готовых для предоставления в пользование инвесторам связано с недофинансированием государством геологоразведочных работ начальных стадий, которое, начиная с 2008 г., составило около 40 млрд. рублей.

В соответствии с подпрограммой «Воспроизводство минерально-сырьевой базы, геологическое изучение недр» государственной программы Российской Федерации «Воспроизводство и использование природных ресурсов» объем бюджетных ассигнований на реализацию мероприятий составляет на 2014 год и 2015 год 41 млрд. рублей ежегодно, на 2016 год 42,2 млрд. рублей

Законопроектом «О федеральном бюджете на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов» по подпрограмме «Воспроизводство минерально-сырьевой базы, геологическое изучение недр» объемы бюджетных ассигнований уменьшены в 2014 году на 2,1 млрд. рублей, в 2015 году – на 2 млрд. рублей, в 2016 году – на 3,2 млрд. рублей.

Вместе с тем сфера реализации данной подпрограммы охватывает такие важнейшие направления деятельности как: обеспечение воспроизводства минерально-сырьевой базы, обеспечение геологической изученности территории Российской Федерации и ее континентального шельфа, получение геологической информации. Указанные направления призваны обеспечить устойчивое развитие базовых отраслей промышленности, упрочить конкурентные возможности России в условиях повышения спроса на минеральное сырье в мире.

Поскольку бюджетные расходы на проведение ГРР меньше, чем предусмотрено данной госпрограммой, уже сейчас в стране ощущается дефицит перспективных участков.

Расходы России в общемировых затратахна геологоразведочные работы (ГРР) по твердым полезным ископаемым, по экспертным данным, составили всего 3% (Канада–16%, Австралия-12%, США– 8%, Мексика  - 6%, Чили - 5%, Китай – 4%).

8. Низкая обеспеченность кадрами организаций геологического профиля.

По данным последних лет, от 30 до 50 процентов выпускников-геологов работают не по специальности. Дефицит молодых инженеров, экономистов и управленцев, а также других специалистов с высшим образованием в геологической отрасли составляет свыше 20 тыс. человек.

Причины дефицита высококвалифицированных геологических кадров известны, они отражены на слайде.

Отмечу только, что без создания современных механизмов и инструментов управления кадровым обеспечением геологической отрасли, способных эффективно прогнозировать и удовлетворять спрос на специалистов геологического профиля в условиях современного рынка труда мы не решим эту проблему;

9. Несовершенство используемых технологий при добыче, устаревшее оборудование.

Морально и физически устаревшее оборудование и технологии, применяемые на многих добывающих предприятиях, определяют низкую эффективность использования отечественной минерально-сырьевой базы и не позволяют решить проблему полного и комплексного использования минерального сырья.

По различным оценкам износ оборудования в отрасли составляет от 50 до 70 процентов.

Применяемая в газопромысловой практике технология использования собственной энергии пласта позволяет извлекать лишь 70% разведанных запасов газа. Только на базовых для газодобычи месторождениях - Медвежьем, Уренгойском, Ямбургском и Заполярном – к концу эксплуатации залежей «сухого» газа в недрах останется около 1,5 трлн куб.м высококачественного топлива.

Также серьезной проблемой является низкое извлечение конденсата, потери которого при добыче природного газа составляют 40- 60%. Одной из причин, мешающих добыче этого полезного ископаемого, является отсутствие транспортной инфраструктуры (конденсатопроводов) и перерабатывающих мощностей.

В индустриально развитых странах обогащается от 70 до 90% добываемых углей, в России – лишь около трети каменного угля, а бурые угли не обогащаются вовсе. Многие перспективные технологии добычи и обогащения руд в России либо не освоены вообще, либо используются выборочно.

Вместе с тем, как показывает аналитика нефтяные компании потратили  за период 2007-2013г.г. только 10 % от чистой прибыли в инвестиции в обновление, при том, что на дивиденды ушло 27% от чистой прибыли. Особенно этим отличилась  «ТНК – ВР» у нее на дивиденды ушло 625 млрд.руб, а инвестиции на 1.08.13 составили 21.6 млрд.руб.

А если сравнить рентабельность наших и зарубежных нефтегазовых компаний, то окажется, что рентабельность большей части российских нефтегазовых компаний практически в 2 раза выше, чем у иностранных компаний аналогичного профиля.

Все компании работают в одинаковых законодательных условиях. Но только одни вкладывают в обновление основных средств, а другие вкладывают в выплату дивидендов.

15 млрд. долларов США ежегодно недополучает российский бюджет в результате нерационального использования ПНГ.

                        Однако, по состоянию на начало 2012 г. предписываемый уровень эффективной утилизации попутного нефтяного газа – 95% – в России достигли всего две компании – «Сургутнефтегаз» и «Татнефть». Например, уровень утилизации попутного нефтяного газа ОАО «Сургутнефтегаз» в 2012 году по сравнению с 2011 годом увеличился с 97,8% до 99,2%, объемы сжигания газа на факелах снижены в три раза. По итогам первого квартала 2013 года ОАО «Сургутнефтегаз»  удалось увеличить средний показатель утилизации попутного нефтяного газа до 99,51%. ОАО «Роснефть» и ОАО«Газпромнефть» являются аутсайдерами отрасли по эффективному использованию попутного нефтяного газа.

Несмотря на заявленные планы и предпринимаемые меры недропользователей по разработке мер по эффективному использованию нефтяного газа, динамика доли утилизации попутного нефтяного газа последние годы имеет значительную тенденцию в сторону уменьшения. За последние 3 года этот показатель снизился с 84% до 75%.

За последние годы в ходе реформирования системы управления государственным фондом недр были достигнуты определенные результаты, позволившие увеличить инвестиционную привлекательность российского минерально-сырьевого комплекса.

Большой блок вопросов решился путем изменений в Закон РФ «О недрах», в частности:

- установлен режим «одного окна» при согласовании технических проектов на разработку месторождений полезных ископаемых;

- отменена необходимость получения отдельных лицензий на добычу общераспространенных полезных ископаемых пользователями недр для собственных нужд на своих лицензионных участках;

- законодательно закреплена возможность изменения границ участка недр, переданного в пользование в целях обеспечения полноты геологического изучения, рационального использования и охраны недр;

- законодательно закреплена упрощенная процедура предоставления земельных участков, принадлежащих государству и муниципалитетам, для нужд недропользования;

- увеличен срок геологического изучения с 5 до 7 лет на участках недр, расположенных полностью или частично в границах Республики Саха (Якутия), Камчатского края, Красноярского края, Хабаровского края, Иркутской области, Магаданской области, Сахалинской области, Ненецкого автономного округа, Чукотского автономного округа, Ямало-Ненецкого автономного округа;

- урегулировали вопросы изменения границ предоставленных в пользование участков недр на глубину и по площади.

- отменена плата за пользование геологической информацией, полученной в результате государственного геологического изучения недр;

Параллельно проводилась работа, направленная на повышение ответственности пользователей недр, поддержанию безопасности работ и соблюдению экологических требований и минимизации экологических рисков, в том числе:

- закреплены обязательные нормы проведения дегазации организациями по добыче (переработке) угля с целью предотвращения взрывов и аварий на угольных шахтах, сопровождаемых, как правило, большим числом человеческих жертв;

- определен порядок расчета размера вреда, причиненного недрам, вследствие нарушения законодательства Российской Федерации о недрах;

- установлены обязанности и финансовая ответственность эксплуатирующих организаций, включая возмещение в полном объеме вреда, причиненного окружающей среде, в том числе водным биоресурсам, жизни, здоровью и имуществу граждан, а также необходимость установления в лицензии о мер, предусматривающих применение технологий и методов ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов в морской среде в ледовых условиях, при разработке минеральных ресурсов в ледовых условиях.

Для повышения рентабельности добычи минерального сырья была проведена комплексная налоговая реформа, внесены были изменения в Налоговый кодекс РФ, а также в Федеральный закон «О континентальном шельфе Российской Федерации» и Федеральный закон «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации», которыми урегулирован порядок создания, эксплуатации и использования искусственных островов, установок и сооружений на континентальном шельфе, во внутренних морских водах и в территориальном море, в частности:

- были введены понижающие коэффициенты НДПИ на добычу трудноизвлекаемых запасов;

-увеличено число случаев применения нулевой ставки по НДПИ при добыче нефти и горючего природного газа на отдельных участках недр;

-добыча кондиционных руд олова на участках недр, которые полностью или частично расположены на территории Дальневосточного федерального округа, облагается НДПИ по нулевой ставке;

-метан угольных пластов не признается объектом обложения НДПИ;

-приняты меры направленные на стимулирование развития добычи углеводородного сырья на континентальном шельфе Российской Федерации.

Кроме того, в «портфеле» Комитета находятся законопроекты, направленные на инвестиционную привлекательность пользования недрами:

  • о геологической информации о недрах;

о праве на государственное денежное вознаграждение за открытие месторождения полезных ископаемых

в части регламентации порядка подготовки и согласования планов и схем развития горных работ, оформления документов, удостоверяющих уточненные границы горного отвода, и ряд других.

 Так что, согласитесь, коллеги, нами сделано и делается не мало.

         Но, к сожалению, этого не достаточно. И часть старых проблем не была решена. Нам необходимо совершенствовать государственную политику в недропользовании.

Это и программно-целевое планирование, это повышение инвестиционной привлекательности начальных этапов геологоразведки, устранение административных барьеров, то, о чем уже говорилось, обеспечение рационального и комплексного использования недр. И немаловажная задача - повышение контроля над выполнением обязательств недропользователями.

Необходимо принять комплекс мер по инвестиционной привлекательности недропользования,  в частности:

Ускорить внесение в Государственную Думу подготовленных Правительством РФ законопроектов.

Рассмотреть возможность экономического стимулирования ГРР, в том числе предоставить возможность недропользователям вычитать из налога на добычу полезных ископаемых затраты, понесённые на геологическое изучение

Принять ряд мер по реформированию системы управления государственным фондом недр.

Подумать над:

 -формированием единого института комплексной государственной геологической экспертизы;

 -вовлечением в отработку «техногенных месторождений»;

-диверсификацией путей использования углеводородных ресурсов.

Россия, будучи крупной сырьевой державой, пока не преодолела опасности стать сырьевым придатком «золотого миллиарда». По-прежнему велика доля сырой нефти и темных нефтепродуктов в экспорте страны; невелик сравнительно с мировым выпуск сжиженного природного газа, значительная часть этана и других гомологов метана – ценного нефтехимического сырья не извлекается из природного газа, а сжигается или поступает на экспорт в составе энергетического газа. Страна по-прежнему в ряде случаев экспортирует даже не рафинированные металлы (не говоря уже о высокотехнологичных изделиях из них), а концентраты, иначе говоря, продукцию первого передела сырой руды. Экспортируется до четверти произведенных в стране товарных железных руд,  Технологическое отставание России от развитых стран как в горнорудной, так и в нефтедобывающей отраслях в полной мере так и не преодолено. Морально и физически устаревшее оборудование и технологии, используемые на ряде добывающих предприятий, являются определяющим фактором низкой эффективности использования отечественной минерально-сырьевой базы и не позволяют решить проблему полноты извлечения сырья из недр и комплексности его использования.

         Повышение эффективности нефтегазового сектора сегодня немыслимо без инноваций в бурении, добыче, увеличении коэффициента извлечения полезных ископаемых. Инновации нужны и для улучшения полезного использования уже добытого минерального сырья, на всех стадиях транспортировки, переработки и потребления. А для инноваций нам и нужно привлекать инвестиции.

         В связи с этим нам надо выстроить систему планирования на всех тех направлениях, которые мы сегодня считаем прорывными, и делать всё для того, чтобы исправить положение и в геологоразведке, и в действиях наших компаний, сориентировать их на внедрение новых технологий, на внедрение обновления соответствующего оборудования, искоренения систем коррумпированности и т.д.

Только так можно обеспечить опережающее воспроизводство минерально-сырьевой базы нашей страны, рациональное и эффективное использование разведанных ресурсов и запасов.

 (Аплодисменты.)

 

Слово предоставляется заместителю Министра природных ресурсов, природопользования и экологии, руководителю Роснедр - Пак Валерию Анатольевичу.

Подготовиться - Фатих Саубанович, давайте вы.

Сибагатуллин Ф.С. Хорошо.

Пак В.А. Уважаемый председательствующий! Уважаемые дамы и господа, дорогие коллеги!

В силу географических, идеологических особенностей нашей страны, недры России является её основным достоянием. Государственный бюджет Российской Федерации не менее чем на 50 процентов наполняется за счёт богатств наших недр. Поэтому повышение инвестиционной привлекательности геологоразведочных работ и добычи полезных ископаемых является весьма актуальной задачей.

Перед тем, как начать основную тему доклада, я хотел бы поблагодарить Владимира Ивановича за такое яркое выступление. Многие вопросы, которые подняты, они, действительно, большинство из них актуальны, но учитывая, что эта площадка она определённым образом служит и площадкой для дискуссий, может быть, моё выступление не будет, ну, столь, скажем, критичным, как у Владимира Ивановича, но в то же время чувствуется, насколько он переживает за это направление, потому что это, действительно, достаточно серьёзное направление.

С чем я однозначно согласен и это, действительно, вопрос очень широкого обсуждения - это вопросы, связанные с инфраструктурой. Сегодня мы пришли к такой ситуации, что если там 10-12 лет назад у нас по БАМ ходил там один поезд в сутки, то сегодня у нас, по сути дела, БАМ приходит к 100-процентной загрузке. И сегодня стоит вопрос о том, чтобы необходимо расшивать многие узлы по железной дороге в связи с недостаточностью возможностью для перевозки грузов.

И даже то, что сегодня намечается, представило РЖД эту программу, оно не обеспечивает тех плановых показателей по добыче полезных ископаемых наших Дальневосточных, в Восточносибирских регионах, и это серьёзная на самом деле проблема.

И, действительно, когда недропользователи часто, не до конца понимая совокупность, возможность всех рецензий, там берут на себя обязательства, они очень часто неисполнимы в части вот инфраструктурных вопросов.

То есть здесь есть два пути на самом деле.

Это развитие инфраструктуры. Это, естественно, трубопроводы, это, естественно, железные дороги. Прежде всего, потому что полезные ископаемые имеют свойство многотоннажных перевозок, и здесь нам автодороги оказывают малое содействие.

Есть другой путь, и мне кажется, он достаточно актуальный, хотя он, может быть, не касается недропользования, но здесь нужно смотреть на вопрос комплексно, это всё ж таки,  да, увеличение  глубинной переработки не только с точки зрения получения дополнительной стоимости, но сточки зрения даже состояния ... инфраструктуры.

То есть мы сегодня имеем, например, на Дальнем Востоке многие регионы, которые достаточно компактны, имеют железные руды, имеют уголь, имеют газ, имеют калийные соли и так далее. То есть речь сегодня может идти о создании новых, либо там экономических каких-то зон с созданием новых металлургических комбинатов, новых комбинатов по газо- и нефтехимии. То есть вот этот вопрос, мне кажется, он очень важен для дальнейшего развития Российской Федерации. В то же врем, когда мы говорим, это такая популярная достаточно тема, о досрочном прекращении недр, мы достаточно жестко подходим к этому  вопросу. Но надо иметь в виду определенные свойства полезных ископаемых.

Вот был пример по Якутии по газу, надо понимать, что  да, мы примем решение и можем прекратить досрочку, но возникает вопрос: а дальше? Ведь те же скважины, они находятся под давлением. Да? То есть они представляют определенную опасность и так далее. И тут надо четко понимать, что мы не являемся в этом плане чересчур лояльными или чересчур либеральными. Конечно, мы рассматриваем каждый случай по отдельности. Тот же уголь, мы прекрасно знаем, что если уголь добыт и не вывезен, то период возгорания там от месяца до двух месяцев. То есть вот последствия досрочного прекращения, они достаточно тоже могут быть серьезные. Хотелось, чтобы это все понимали. Хотя в этом направлении мы, естественно, работаем, и мы будем ужесточать требования к недропользователям в части выполнения лицензионных соглашений.

Что ещё? Ещё перед тем буквально два слова. Понимаете? Цикл работы в недропользовании и достаточно большой. То есть когда мы говорим о начале от региональных работ до открытия месторождения, то 10 - 15 лет. Соответственно, от 5 до 10 лет  это вопросы, связанные с проектированием и так далее, и так далее.

Почему мы в прошлом десятилетии, в 90-х годах, когда страна переживала достаточно серьезные трудности, не получали понимания в части развития геологоразведочных работы и реально действительно Владимир Иванович прав, мы сегодня реально отстаем на 10 лет в части подготовленности запасов, и вот этот вопрос надо нагонять. Здесь нет критичности на ближайшие 15 - 20 лет.

По основным видам полезных ископаемых Россия обеспечивает запасами как внутренний рынок без сомнения, так и большую часть экспортной составляющей. В то же время вот это отставание, возможно, приведет к определенному падению, в частности, по отдельным видам ископаемых, в том числе и на нефть. Потому что мы сегодня вынуждены переходить на новые территории: это и арктический шельф, это трудно извлекаемые полезные ископаемые и так далее. И здесь мы очень плотно работаем с законодательным собранием, благодарны им за понимание.

Когда мы говорим  о льготах, то в основном все льготы, прошу иметь в виду, направлены либо на освоение новых месторождений, либо на продление жизни  уже месторождений, которые исчерпали свои возможности с точки зрения, в том числе рентабельности в текущем периоде. То есть если говорить о нормальной добыче, то там льготы не поменялись. Льготы поменялись только вот в этих двух секторах, и это абсолютно правильно.

Основанные направления, которые мы видим в развитии законодательства. Вообще наша позиция, что законодательство - это основная база вообще управления недропользованием, основная. И конечно, её надо менять в соответствии с тем временем, в которое оно вносит определенные поправки, но при этом все ж таки базовые моменты в законодательстве должны оставаться. Это и в том числе как раз стимул для инвестиций.

Любой недропользователь (я уже сказал), когда мы говорим о 50 - 80 годах работы на месторождении, хочет, конечно, иметь стабильное законодательство. Это базовые основы закона "О недрах". С моей точки зрения, они должны сохраняться, и при этом вноситься определённые изменения, к которым нас, собственно говоря, время подталкивает, и их, конечно, надо делать.

Итак, основные направления. Повышение эффективности размещения и использования государственного заказа в сфере геологического изучения недр и воспроизводства минерально-сырьевой базы. Создание единого фонда геологической информации. Совершенствование государственной экспертизы запасов, введение государственной экспертизы технических проектов разработки месторождений полезных ископаемых. Стимулирование недропользователей к инвестициям. Приобретение права пользования недрами и выполнения геологоразведочных работ на ранних стадиях, приобретение права пользования недрами на стадии разведки и добычи полезных ископаемых. Совершенствование действующей системы регулирования отношений в недропользовании после получения лицензии. Далее я немножко раскрою те направления, о которых я сейчас сказал.

Специфика геологоразведочных работ. Мы все можем говорить о специфике любого направления, но геологоразведка, она действительно... Это отрасль на стыке науки и производства. Поэтому в ней присутствуют, конечно, наукоёмкость, исследовательский характер, территориальный метод подходов к реализации проектов (сезонность работ, вероятностный характер результатов работ, многостадийность и необходимость обеспечения совместимости результатов, полученных на разных стадиях исследований, необходимость многократной корректировки проектных решений).

Почему я подчёркиваю вот это всё? К сожалению, когда мы говорим об эффективности бюджетных средств, те законы, которые у нас сегодня работают в части распределения услуг (это 94-ФЗ, это 44-ФЗ)... Мы всё-таки считаем, что как минимум эти работы - специализированные виды исследований и подлежат предконкурсному отбору. Понимаете?

Да, на самом деле существуют достаточно серьёзные проблемы. Это и коррупция, и неэффективное использование средств. Но когда мы говорим о геологоразведочных работах, как раз очень часто вот эти жёсткие нормы, однообразные нормы, которые одинаковы для приобретения компьютера и для проведения геологических ИСУ, как раз влияют на ухудшение эффективности.

Вот здесь многие сидящие работали в геологической отрасли и понимают, что, когда мы пишем поисковый проект, и когда мы оцениваем этот проект, мы оцениваем чаще всего перспективу. Но в результате работы у нас может возникнуть ситуация, когда нам нужны дополнительные объёмы работ. Так и в обратной ситуации, когда нам нужно уменьшить работы, потому что перспективность этой территории уменьшилась. Да?

Но при существующей системе законодательства, распределив этот вид услуги геологической на определённую площадь, по сути, я фиксирую цену. И в результате мы получаем, что мы производим физически объёмы бурения без получения конечного результата - прироста ресурсов, либо запаса.

Вот специфика, понимаете, этой отрасли. И когда вот на это смотрят профессионалы, конечно, иногда, ну, больно за такие законы. У нас много случаев, когда просто компании, абсолютно не имеющие отношения к геологии, снижают цену в два раза, получают контракт. Мы пытаемся там не заключить этот контракт. ФАС говорит: вы нарушаете закон, и так далее, и так далее. То есть иногда, делая благое дело, жёстко как бы нормируя или жёстко устанавливая правила игры, одинаковые для всех, мы в отдельных отраслях имеем негативный эффект, а не позитивный эффект.

Ещё один вопрос, который тоже связан, в том числе и с бюджетным финансированием, - создание единого фонда геологической информации. Владимир Иванович, у вас во втором чтении сейчас находится этот проект закона. Это очень важный закон на этом этапе, очень важный. Понимаете?

 Мы сегодня подошли к ситуации... В отличие от Советского Союза, когда мы имели реально единый фонд геологической информации... Он сегодня диверсифицирован. Он диверсифицирован по компаниям, он диверсифицирован по государственным предприятиям.

Да, основные материалы - у нас есть фонды, но сегодня, кстати, и субъекты имеют отличные банки данных, и так далее, то есть пришло время и понимание всех, что необходимо объединить это в единый фонд геологической информации, потому что геологическая информация является промежуточным звеном в конечном продукте. Конечный продукт - это добыча, конечно, это добыча, это реальный продукт. И чем доступнее будет информация, здесь тоже очень много сделано, это и бесплатность государственной информации и так далее, тем больше у нас вероятность новых открытий новых месторождений, увеличения добычи, увеличения потенциала России. И здесь мы тоже сталкиваемся с проблемами. Да, у нас есть достаточно большой бюджет на геологическое изучение, на услуги, но чтобы создать такой банк данных, нужно определённое количество средств, порядка 200 миллионов рублей, чтобы закупить оборудование и соответствующие ... Вот на это у нас права нет. И в результате проблема остаётся проблемой. То есть создание единой базы геологической информации - это вот одно из основных направлений на ближайшее время, именно доступного банка, и он будет, конечно же, интегрировать все информационные ресурсы, в том числе и частных компаний. Он не будет государственный, как во всём мире существуют национальные банки информации, он будет в виде, скорее всего, какого-то акционерного общества, потому что дальше идёт вопрос содержания, обработки материалов и так далее. Но вот эта задача - если почти номер один на ближайшее время. Уже все страны, даже Китай недавно создал национальный банк геологической информации. У нас такого банка нет. У нас существуют, конечно, фонды, они в бумажном, в таком виде, но современного банка национальной информации у нас на сегодняшний день не существует.

Пути совершения государственной экспертизы запасов. В этом направлении мы тоже работаем, здесь тоже, и, к сожалению, есть определённое отставание, до сегодняшнего дня мы пользуемся практически системой, которая существовала в Советском Союзе.

В то же время с точки зрения мотивирования, с точки зрения подсчёта запасов уже компании, к сожалению, ушли вперёд, чем мы, как государственный орган. И сегодня в этом направлении идёт достаточно серьёзная работа. По согласованию совместно с нефтяными и газовыми компаниями мы сейчас приняли классификацию по нефти и газу, и, соответственно, следующий шаг - это классификация по твёрдым полезным ископаемым, это тоже достаточно длительный процесс, он сейчас находится в работе, и, по сути дела, новая классификация по нефти запустится только с 1 января...

Соответственно, здесь говорится о стадийности, буквально два слова, что изменилось соотношение между добывающей компанией и государством. Сегодня на рубль, вложенный государством, 99 рублей вкладывают частные компании. И, соответственно, за государством остались региональные работы.

В части административных барьеров сегодня в работе находится как раз вопрос, связанный с заявительным принципом, то есть упрощение получения лицензии на геологическое изучение. В порядке эксперимента они будут проводиться в этих регионах.

Соответственно, мы говорим о необходимости определённых изменений закона о недрах, и на слайде об этом говорится. В частности, перенос уплаты разового платежа. Это в части стимулирования добычи.

Владимир Иванович говорил, основное будущее, конечно, за шельфом. Есть вопросы, достаточно длительно проводятся работы после получения лицензии до начала работ. Это территория деятельности, и выводная часть, причина значительной части проблем в геологической государственной области является несбалансированное законодательство. То есть, когда мы говорим об изменении законодательства о недрах, необходимо учитывать весь цикл процесса, и не идти по поводу прецедента, возникла какая-то проблема, мы идём с изменением законодательства, здесь очень важно рассматривать всю цепочку, связанную с недропользованием, и влияние того или иного изменения на дальнейшее.

Буквально секунда, один пример, мы ввели вроде разумное изменение в части общераспространённых полезных ископаемых, добавив одно понятие, что мы как федеральный орган согласовываем перечень общераспространённый. В результате на полгода мы остановили практически всю деятельность по лицензированию общераспространённых полезных ископаемых, которую осуществляют субъекты.

Председательствующий. Спасибо, Валерий Анатольевич. (Аплодисменты.) Слово предоставляется Сибагатуллину Фатиху Саубановичу, руководителю подкомитета по углеводородному сырью. Подготовиться товарищу Жириновскому Владимиру Вольфовичу.

Сибагатуллин Ф.С. Уважаемый президиум, уважаемые приглашённые, присутствующие. Я единоросс, представляю Татарстан и возглавляю подкомитет по углеводородному сырью.

Сегодняшняя тема очень актуальная, именно инвестиции от разведки, добычи, переработки до реализации готовой продукции. Прежде всего, нефти и газа. И хотя пусть будет повтор, оно, я думаю, не помешает. С чего начинается Родина? Именно геологи, геофизики. Уже в своём докладе Владимир Иванович назвал цифры.  У нас в начале 90-х годов было геологов 500 тысяч по стране, сегодня около 80 тысяч. Из них у 60 процентов возраст более 50 лет. Дальше я очень часто встречаюсь у себя в Казани, у нас федеральный университет поволжский. Там есть геологический факультет. Вот именно в этом факультете. Преподают там академики, профессора, в частности, есть всемирно известный геолог Муслимов Ренат Халилович. Учёные всего мира его знают. Он возглавлял ... в течение 31 года геологию в "Татнефти". Главный геолог, и он говорит: "Я вообще платное обучение на геологическом факультете не признаю". И он говорит: "Сегодня отношение к геологии, заинтересованность, романтика и дальше, дальше". Из 25 человек в группе годны к строевой службе, всего пять-шесть человек. Всё начинается именно с этого.

Дальше в геологоразведке ещё подтверждение. Нам всем кажется, в западной Сибири Самотлорское месторождение как пробурили, так и сразу пробило. Искали Самотлорское месторождение геологи опытнейшие 22 года. После этого только пришёл успех и пришёл надолго этот успех. Вот что значит геология, геофизика. Сегодня уже было сказано о геофизике. Мы по технологии, по производству, по выпуску технологического оборудования по геофизике очень далеко отстаём от передового цивилизованного мира и поэтому всё больше, больше по геофизике наш рынок завоёвывают иностранные компании. Уже называется более 30 процентов. Здесь тоже мы маленькие парламентские слушания провели по развитию геофизики, но правительство нас пока не услышало. Наших геофизиков пока ещё правительство не слушало.

И мне сегодня очень жаль и неудобно как депутату то, что среди нас нет хотя бы заместителя министра по энергетике. Министерство энергетики есть, нет достойного представителя Министерства энергетики. А ведь вопросов очень много в адрес Министерства энергетики. В Татарстане добывается Ромашкинское месторождение с 1943 года. Ещё в моём детстве говорили: хватит всего-навсего на 30 лет нефти в Татарстане в этом месторождении. Прошло уже более 50 лет, нефть все идёт и идёт. И в условиях Татарстана сегодня 9384 тонны за сутки, она высокоокупаемо. Что только ни делается "Татнефть" по геологии, по науке и дальше по развитию нефтехимической промышленности Республики Татарстан.

Дальше я назову в цифрах. Могу и сразу. Вот при добыче 25 миллионов тонн - это в год, не 100 миллионов тонн, не 200 миллионов тонн. Построили буквально за последние пять лет нефтеперерабатывающий завод "Танеко", стоимость этого завода 262 миллиарда за счёт "Татнефти". Дальше провели большую реконструкцию "Нижнекамскшина": выпускают более миллиона штук резины и мирового стандарта резина называется, под маркой сейчас идёт "Кама", вложили туда миллиард долларов буквально в последние пять лет.

Дальше. Каждый год вкладывают на развитие как минимум 60-65 миллиардов рублей. Построили за последние 15 лет 31 ледовых дворца в Татарстане за счёт "Татнефти". Построили 22 плавательных бассейнов стандартных, кроме всего. Вот при рачительном хозяине в Татарстане, что можно сделать.

Председательствующий. И стали четвертым городом в мире спортивным. В мире.

Сибагатуллин Ф.С. Казань - да. Спасибо. (Аплодисменты.)

Есть такая ещё компания - это "Сургутнефтегаз". Товарищ Богданов, он не господин, товарищ Богданов, он говорит: "Это, - говорит, - народное предприятие. "Сургутнефтегаз" не частное, не акционерное, - народное, - говорит, - предприятие". И у них прекрасные показатели и по разведке, и по освоению месторождения.

Говорили и сегодня говорим, восстановление наших запасов на 20 процентов уменьшается. Просто мы разведкой по-настоящему не занимаемся, не вкладываем сюда, начиная с подготовки кадров. Вот, допустим, есть Красноярский край, Иркутская область, Якутия. Недавно говорили, мало в Якутии нефти. Вот сегодня Богданов там добывает, Талаканское месторождение за сутки дает в среднем минимально 40 тонн нефти. Да, может быть, условия там более жёсткие, чем в Татарстане, но зато там в 10 раз больше за сутки выхода с одной скважины. То есть только надо заниматься.

По добыче. Применение передовых технологий, наука. Нам немедленно, значит, науке, особенно по добыче и природным ресурсам, по нефти и газу надо повернуться лицом и не жалеть финансов... (Микрофон отключен.)

Председательствующий. Минуту ещё добавьте. Завершайте.

Сибагатуллин Ф.С. Хорошо.

То есть при желании... Я вот попросил ещё минуту. Мы должны заниматься тем, прежде всего, сегодня, что умеем делать. Да, нанотехнологии нам очень нужны, "Сколково" - это наша перспектива. Но мы сегодня должны развивать нефть и нефтехимию, как наш уважаемый президент в первом же президентском Послании ... поставил задачу за 5 лет удвоить ВВП, за 5 лет удвоить и на это есть  расчеты. Нефть, нефтехимия, новые заводы, лесопереработка, завод минеральных удобрений на миллион тонн по датской технологии. Японцы строят, а мы сегодня рассчитываем, сегодня уже газеты, телевидение трубят о том, что господин Улюкаев - Министр экономики России заявил, до 30-го года за 17 лет может ВВП увеличиться в России на 29 процентов.  Это менее чем... и в газетах наших, и радио я вчера слушал, и телевидение говорит, почему мы должны настроиться.

Мы должны сегодня сосредоточить всю науку, силы и средства на развитие нефтехимической промышленности: добыча нефти, добыча газа и переработка, в переработанном виде реализовать за пределы Российской Федерации.

А то в течение 50 лет самих себя ругаем: расточительство, глупо продавать свою нефть. А сегодня сами перерабатываем только половину, добываем 500, а перерабатываем 250.

США добывает 250, добывает более 800. Вот где наше будущее, будущее экономики. Спасибо за внимание.

(Аплодисменты.)

Председательствующий. Слово для выступления предоставляется руководителю партии, фракции в Государственной Думе ЛДПР Владимиру Вольфовичу Жириновскому.

Пожалуйста, Владимир Вольфович.

Подготовиться Василенко.

Жириновский В.В. Выступать надо коротко, чтобы не утомлять аудиторию. Длинные доклады, они малоэффективны. Мы же ставим задачу повысить инвестиционную привлекательность, а капитал пойдёт туда, где лучше условия созданы. Так и аудитория, надо учитывать, когда она будет слушать длинный доклад или короткий.

Вот здесь же проходили парламентские слушания, была тема другая там: "Новые организационно-правовые формы участия государства в управлении предпринимательской и хозяйственной деятельностью". Полупустой зал. Почему? Такая тема, вроде бы, там где-то какие-то формы участия государства, а вот недра, видимо, больше интерес привлекает.

Почему? Наверное, пахнет золото...

Председательствующий. Работать надо.

Жириновский В.В. Золото, алмазы, нефть, газ, лес, то есть что-то ощутимое. И переполненный зал, даже на ступеньках сидят будущие наши геологи, будущие владельцы крупных компаний, потому что пропагандистки обеспечено, что самый большой доход в России дают вот эти вот отраслевые.

Здесь, если посмотреть на законодательное обеспечение, то встаёт вопрос о рисках. Мы как здесь обеспечим риски? Это же очень тяжело. Вы вкладываете деньги и ничего не находите. Нет здесь ни нефти, ни газа. Кто заплатит за всё за это? Вы несколько лет искали.

Я всегда удивлялся профессии геолога, встать и уйти куда-то в тайгу на несколько лет, в горы где-то... ходят, ходят. В этом смысле у меня Миронов вызывает какие-то, сколько лет ходил, ходил, и всё равно удовлетворения нет.

И большая коллекция камней. Всё-таки, видимо, он с радостью находил эти камни, камни, камни. Другие камушки смотрят в ювелирных магазинах, больше привлекает.

Поэтому риски, как мы законодательно обеспечим? Кто компенсирует вложения, чтобы вот, хотя известно, ведь почему Россия воюет всё время? Смотрите, царская воюет, советская воюет и сейчас давят. Территория хорошая. Территория, именно сюда стремятся приблизиться к огромным недрам.

Холодно, да. Вот уже Сахалин там замерзает, Якутия, Камчатка, Бураны. Но, видимо, природа так сделала, что большинство богатств в холодильнике, как у нас дома, в холодильнике всё лежит самое вкусное, где-нибудь там не будет валяться на подоконнике.

Поэтому, видимо, в холодной части планеты Земля больше всего богатств, хотя, может быть, и в Африке что-то найдут и в Латинской Америке. Но вот главный риск есть. То есть нас не оставят в покое, если даже у нас будет великолепное право и пустые тюрьмы, не оставят в покое. Они будут ползти со всех сторон, потому что нужны недра, недра, которые самые, видимо, богатые.

Поэтому, когда мы заявляем о богатствах недр, я считаю, что эта информация должна быть закрытая. Мы же разжигаем аппетит у всех наших друзей в кавычках, смотри, сколько у них оказывается. Ещё ведь не всё разведано, а не всё разведанное ещё вошло в производственную сферу, чтобы добывать.

Ну вот при этом, если по этой теме дальше идти, то есть ещё проблема, надо ли создавать вторичный рынок лицензий. Мы выдаём лицензию на разработку... В принципе, рынок требует запустить лицензии, и пускай уже субъекты рынка сами покупают друг у друга лицензии.

К чему это приведёт? Иностранцы или подставные фирмы скупят эти лицензии. Риск, риск политический.

Из зала. Сквозные лицензии.

Жириновский В.В. Сквозные, но тем не менее. Я говорю, если мы уже разрешаем их продать, пока этого нет, насколько я понимаю, но если идти по рыночным механизмам, мы должны разрешить. Получил, ты получил, идите на рынок, перепродайте.

Вон квоты на мигрантов, по-моему, даже мы не разрешаем продавать, они всё равно продают, документ у него есть, что якобы ему разрешили завести.

И, по идее, мы должны заложить в законодательство норму о возможности в случае споров, обратиться в независимый арбитраж, включая международный. А встанет ли на нашу сторону международный арбитраж?!

Вот вам события с ГРИНПИС - судно "Арктик", да. Они, конечно, не в нашу пользу будут решать.

И, таким образом, те, кто будут спорить у нас здесь и обратятся в международный арбитраж, мы будем здесь нести большие риски.

Поэтому на тех парламентских слушаниях, я вот тогда пять признаков дал рисков и эта пурга метёт ещё больше, сильнее. Это было две недели назад, только заморозки в Якутии, теперь засыпало Камчатку и Сахалин. Я говорю: ну, давайте, частники пускай помогут исправить ситуацию, не смогут, никто не будет вкладывать деньги в частный сектор, чтобы спасать страну - завозить продовольствие на Крайний Север или сейчас очищать всё, что можно там засыпает или когда наводнение было.

Вот здесь я то же самое говорю. Есть риски, которые, если мы заложим в законодательство, как найти им правовой механизм. Вот надо подумать, надо ли это делать, надо ли нам делать так, чтобы международный арбитраж мог вмешиваться в споры между субъектами, которые занимаются инвестициями или уже разработкой, переработкой.

Это же одна из причин, на чём погорел Ходорковский. Вот они взяли компанию, ещё одну, ещё одну взяли и вот он готовился уже договориться с американцами - перепродать им контрольный пакет акций, и крупнейшая нефтяная компания - "ЛУКОЙЛ", не "ЛУКОЙЛ", "ЮКОС" она бы оказалась в руках американцев. Это вот проблема!

У них там нет этой проблемы, там японцы скупили пол-Нью-Йорка, но это не означает, что идёт японизация Америки. Китайцев очень  много - чайна-тауны, я там был, великолепно всё, прямо этой лапшой пахнет, просто с удовольствием отдашь три доллара, съешь эту чашку лапши. Но китаезация США не угрожает и все остальные риски. У них риски меньше, у нас больше.

Как с погодой. Мы здесь сидим сейчас, посмотрите, что происходит - Сахалин, Камчатка, Якутия. Разные условия. Тайфун есть - Филиппины, но острова все в зоне риска, им всем будущего нет.

Поэтому здесь вот, я заканчиваю, хотелось бы, чтобы комитет учёл риски, которые будут, мы сами можем заложить в законодательное обеспечение повышение инвестиционной привлекательности, чтобы потом лет через 20-30 другие товарищи в этих залах не говорили: а что за закон-то придумали в 2013-2014 годах?!

Поэтому избежать риски - вот мой совет комитету нашему по природным ресурсам и по экологии, и по другим.

Сегодня услышал лозунг, который использовали, это я к экологии, последний пример. Когда решили запретить все испытания ядерного оружия, то у нас сразу тут изобрели лозунг: "Если все народы за одно, то всё оружие пойдёт на дно".

Как бы экологи сегодня отнеслись к такому лозунгу? Наверное, невозможно, тогда их просто не было. Представляете ситуацию - всё бы оружие мы бы на дно опустили, весь мир бы. Ну и чтобы было сейчас с природными ресурсами? А это тоже недры. Сегодня континентальный шельф - это же бывшее побережье России Арктическое, но миллионы лет назад оно опустилось, теперь это континентальный шельф, а он, возможно, самый богатый, потому что там, действительно, нога человека не вступала. И поэтому там сегодня борьба идёт, потому что там ещё больше богатств - Арктика и под водой всё, что можно.

Поэтому, конечно, штурмуют нашу платформу, их не волнуют проблемы экологии, они хотят нас напугать, чтобы мы не двигались туда, в Арктику. Они нас напугают, туда двигаются наши арктические войска, не пугайте, тогда вы будете там видеть русские арктические войска, если вы будете влезать на наши платформы.

Вот, должно быть, баланс, привлекательность должна быть, не штурмовать русские платформы по разведке и добычи газа и нефти, тогда вместо них пойдут солдаты, и тогда что будет, у вас нет арктических войск и никогда не будет. Но я рад, что пришла молодёжь, такая хваткая, видимо, они хотят стать золотоискателями, добытчиками алмазов, стипендия их не устраивает. Поэтому можно поставить вопрос о лишении стипендии - сырьевые вузы страны, они скоро заработают сами большие деньги.

Спасибо.

(Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо большое, Владимир Вольфович.

Слово предоставляется, мы договаривались, Василенко Александру Борисовичу - заместителю председателя комитета Государственной Думы, нашего комитета.

Подготовиться товарищам из Магадана.

Василенко А.Б. Начну с выступления Владимира Вольфовича, который сказал об обеспечении рисков, и я начну с законодательной деятельности. На языке закона сегодня очень важно те запасы, которые получили компании, те, которые они разведывают, и для поднятия геологоразведки, давнишний и старый рецепт: это введение сквозной лицензии. Лицензия на геологоразведку, и после этого ты получаешь лицензию на добычу полезных ископаемых. Зачастую сегодня происходит обратное, когда происходит открытие, потом начинается конкурс, и начинаются условия получения этой лицензии. Мне представляется, когда мы сегодня говорим о пользовании недр, это тоже один из ключевых вопросов, вот лицензия, которая существует сквозная, разведал, ты её получаешь, её надо узаконить законодательно.

Второе, сегодня очень часто говорится слово "шельф", и, как бы, с одной стороны - это богатство, с другой стороны - это перспектива, это всё правильно, но мы начинаем говорить о различного рода льготах, и в докладе и министерства сегодня звучало это слово "льгота", и часто мы это слышим, и различные компании начинают бороться, выходить на какое-то новое месторождение и бороться за льготный режим налогообложения. Но здесь какие подводные камни встречаются? Первое, это так называемое деление компаний, я не раз уже об этом говорил, это о том, что есть государственные компании, есть частные компании, и начинается разговор. Я не оригинален, наверное, буду, когда скажу о том, что если мы берём любую сегодня в нефтегазовом секторе компанию, которая называется государственной, она не государственная, она с государственным участием, контролем, как хотите можно сказать, а потом она является уже компанией, которая участвует на рынке. А дальше, если смотреть, я вот взял шельф, и дальше мы ведём когда дочерние компании уже этой компании с государственным участием, они получают разработки, скажем, в Баренцевом море "Статойл эни", Карское море - это "Эксен мобил", и так далее, и так далее, то есть дочернее предприятие создаётся и оно вступает уже в альянс с зарубежной компанией, и происходит там разработка. Хорошо это или плохо? В принципе, да, это нормально. Но закрывать на это глаза законодателю нельзя. Мы должны очень чётко видеть, что такое социальная политика, что такое работа компании. Вот сегодня говорил Фатих Саубанович о примерах Татарстана, это вот, наверное, классический пример, компания "Татнефть" блестяще работает на своей территории, осваивает, бережёт, рачительно использует и так далее, и так далее можно говорить.

Мы договорились сегодня о шельфе, а между этим была Западная Сибирь, сегодня там и губернатор, много сегодня делается, скажем, на территории Ханты-Мансийского округа для того, чтобы поднять работу компаний на территории Западной Сибири, добиться лучших условий для её работы, добиться работы низкодебетных скважин и других, но это требует серьёзного внимания недропользования. Дальше мы совершенно пропускаем, как-то я не слышу сегодня о Восточной Сибири, потому что сегодня, как пошли в Восточную Сибирь, один пример сегодня звучал - это Сургута, а остальные, как-то Восточная Сибирь, она вроде бы не очень привлекательная стала в связи с появлением шельфа, а надо идти последовательно, пусть это будет территория, вот Приволжье, мы говорим, пусть это будет территория Западной Сибири, пусть это будет территория Восточной Сибири, и дальше выходить на шельф, последовательно вести. И тогда мы, когда говорим о льготном налогообложении, я хотел бы сегодня услышать в докладе от министерства о том, что мы ввели льготное налогообложение для чего-то, чего-то, это нам дало: мы освоили такое-то месторождение, мы сделали такое-то открытие, мы сделали то-то, то-то, то-то, деньги потрачены правильно. И вот тогда это будет эффективно непосредственно вестись.

Следующий момент, этот вопрос тоже звучит сегодня очень часто - коррупция, и тоже в докладах, это контроль за использованием бюджетных средств. И неслучайно сегодня в Думе Государственной зреет ряд законов о том, чтобы усилить контроль за израсходованием бюджетных средств, о том, как они вкладываются. Владимир Иванович вот про трубопровод там немножко намекнул о том, что... и мы тут придём к тому, что вот, я опять вернусь к слову "государственное". Если мы не наведём порядок в государстве, в национальных компаниях... тоже сегодня появился ряд законопроектов, я вот вношу, закон, который вы внесли по национальным компаниям, это тоже попытка навести порядок здесь.

Когда ты национальный недропользователь и имеешь статус этого национального недропользователя, ты имеешь привилегии. Но в то же время контроль должен быть, парламентский, какой угодно, там местных органов самоуправления, за израсходованием бюджетных средств.

И если эти бюджетные средства нецелевым назначением, это будет, в законодательстве надо особенно подчеркнуть, усиленно спрашиваться, вплоть до каких-то ужесточённых мер, как бы уголовного воздействия и так далее, за сохранение этих бюджетных средств.

Ну и дальше, если мы говорим о том, что как вот новые технологии, да, безусловно, сегодня это "Ахиллесова пята" нашей, ну будем говорить так, нефтяной промышленности, в целом ТК, это внедрение новых технологий. И поэтому этому внимание должно быть, привлекаться самое пристальное. И очень хорошо, что занимаются сейчас вузами, появились новые технические центры и новые технологии. На это необходимо обращать внимание и активно этим пользоваться.

Спасибо.

(Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо большое.

Засько Юрий Евгеньевич - заместитель губернатора Магаданской области. Подготовиться мурманчанам.

Засько Ю.Е. Уважаемый президиум! Уважаемые участники парламентских слушаний!

Доля горнодобывающей отрасли в структуре промышленного производства Магаданской области составляет около 80 процентов, и в обозримой перспективе она будет продолжать играть ключевую роль в экономике области.

На территории области работают предприятия, отрабатывающие месторождения каменного угля, рудные, рассыпные месторождения драгоценных металлов.

Разработка рассыпных месторождений золота имеет важное социально-экономическое значение для Магаданской области. Для эффективного использования минерально-сырьевого комплекса региона, на наш взгляд, необходимо решить ряд проблем законодательного характера. В соответствии с ФЗ "О недрах" и с правилами, установленными рядом приказов Роснедра, процедура формирования и утверждения перечня участков недр, предлагаемых в использование, месторождений проявления золота и серебра, независимо от размеров запасов, занимает очень длительный период.

Считаем, необходимым решить вопрос по передаче полномочий территориальным органам Роснедра, не только формировать, но и утверждать перечень участков недр, предлагаемых для предоставления в пользование по объектам рудного золота, с запасами всех категорий до 10 тонн, с ресурсами всех категорий до 20 тонн, рассыпного золота с запасами всех категорий до 1 тонны, с ресурсами всех категорий до 2 тонн. Серебра с запасами всех категорий до тысячи тонн. И с ресурсами всех категорий до 2 тысяч тонн.

Следующее. Существующая законодательная база не рассматривает техногенные россыпи как самостоятельные ресурсообразования. То есть нормативное требование к технологическому процессу освоения техногенных россыпей, также как и при освоении незатронутых эксплуатацией месторождений, это приводит к низкой степени вовлечения техногенных россыпей в хозяйственный оборот в горнодобывающих регионах, в том числе на территории Магаданской области.

Поэтому необходимо провести работу по совершенствованию законодательства о недрах в части возможности отработки техногенных россыпей по упрощённой схеме, то есть без проведения опережающих геологоразведочных работ и без экспертизы запасов полезных ископаемых.

С целью оптимизации государственной системы лицензирования участков недр местного значения и снижения административных барьеров следует предпринять следующее.

Передать полномочия территориальным органам Росприроднадзора по предоставлению информации об отсутствии либо наличии особо охраняемых природных территорий федерального значения в пределах участков недр местного значения.

Второе. Передать полномочия территориальным органам Роснедра по согласованию перечня участков недр местного значения.

Следующее. Предусмотреть в качестве основания для получения права пользования участками местного значения наличие государственного контракта для выполнения работ, по которым необходимы общераспространённые полезные ископаемые.

Госконтракт должен заключаться по федеральному закону № 44.

Спасибо за внимание.

(Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо большое.

Василий Николаевич Шамбир - председатель Мурманской областной Думы.

Подготовиться товарищам из "Сколково".

Шамбир В.Н. Добрый день, уважаемые друзья, уважаемый президиум! Я как раз из той самой области Арктической зоны (за полярным кругом мы находимся), где большие перспективы Штокмановского месторождения сулили нам новый виток развития области, ну и... Но пока эти планы "Газпромом" отложены. И я хотел доложить немножко краткую информацию, что у нас происходит в области в части сегодняшней обсуждаемой темы.

Важность и актуальность самой темы очевидна и в свете масштабных планов по реализации государственной программы по развитию Арктики, и, безусловно, для Мурманской области роль, которая в освоении Арктической зоны, сегодня ни у кого не вызывает сомнений.

Вместе с тем мы понимаем, что вопросы реализации государственной политики в Арктике требуют постоянного и пристального внимания (и, прежде всего, в части законодательного обеспечения) в целях формирования современной правовой базы, обеспечивающей комфортные условия для осуществления инвестиционной деятельности на территории области. И Мурманская областная Дума приняла ряд базовых региональных законов, регулирующих экономическую и хозяйственную деятельность на территории региона.

Это закон о государственной поддержке инвестиционной деятельности на территории Мурманской области. Мы его приняли в прошлом году. Он позволяет перейти от регулирования инвестиционной деятельности к регулированию форм государственной поддержки инвестиционной деятельности и вводит понятие "стратегический инвестиционный проект".

Это также закон Мурманской области об участии Мурманской области в государственно-частных партнёрствах, который устанавливает порядок, условия, формы и виды участия Мурманской области в государственно-частных партнёрствах; полномочия органов государственной власти в данной сфере; определяет объекты общественной инфраструктуры, включая объекты жилищно-хозяйственного комплекса, транспорта, энергосбережения, туризма, здравоохранения, которые могут являться объектами соглашения о государственно-частном партнёрстве.

Разработан комплекс мер, в том числе преференции инвесторам: отсрочки и рассрочки уплаты налогов и сборов, инвестиционного налогового кредита, льготы по аренде имущества, предоставление государственных гарантий Мурманской области, освобождение от уплаты налогов на имущество организаций, предоставление пониженной ставки по налогу на прибыль, ну и ряд других.

Предприятия горнопромышленного комплекса составляют сегодня основу экономики Мурманской области. Мы являемся единственным российским производителем апатитового, нефелинового и бадделеитового концентратов (это ОАО "Апатит"). Кольская горно-металлургическая компания представляет собой единый комплекс по добыче сульфидных и медно-никелевых руд, по производству цветных металлов. Ковдорский ГОК выпускает железно-рудный, апатитовый и бадделеитовый концентраты. ОАО "Алкон" (это группа "Северсталь") добывает железистые кварциты, производит и реализует высококачественный железно-рудный концентрат. Филиал акционерного общества "СУАЛ" - "КАЗ-СУАЛ" - осуществляет выплавку алюминия, к сожалению, из привозного глинозёма.

Но все эти производства были созданы десятилетия назад. Основные проблемы, которые приходится решать действующим предприятиям горнопромышленного комплекса, связаны с переходом к обработке горизонтов и подземной добыче полезных ископаемых, что значительно увеличивает текущие затраты и капитальные вложения, усложняет условия их разработки. Поэтому важнейшее значение для экономики региона имеет реализация инвестиционных проектов, направленных на замещение убывающей добычи природных ресурсов на существующих месторождениях, а также выпуск новой продукции региона.

Эти проекты: строительство горно-обогатительных комбинатов на базе месторождения апатит-нефелиновых руд "Олений ручей" и месторождения платиноидов "Фёдорова тундра"; строительство и модернизация горнодобывающего и обогатительного производства в городе Ковдоре.

Отдельно следует отметить строительство нового ГОКа "Олений ручей", поскольку это самый крупный и самый новый успешно реализующийся проект Мурманской области. Общие инвестиции составили порядка 30 миллиардов, и будет создано порядка 4 тысяч рабочих мест. Мощность объекта - 1 миллион тонн апатитового и 940 тысяч тонн нефелинового концентрата в год. И увеличение мощности обогатительной фабрики до 2 миллионов тонн каждого из концентратов после ввода в строй второй очереди.

По-прежнему стратегическим для нашего региона является рыбохозяйственный комплекс. Рыбная отрасль Северного бассейна составляет около 60 процентов общего вылова на российский берег. Сегодня одним их перспективных направлений Мурманской области становится развитее аквакультуры. Мы сумели привлечь в область двух крупных инвесторов: это "Балтийский берег" и "Русский лосось". В список приоритетных нашей области включен инвестиционный проект компании "Русский лосось". И предприятие с 2009 года занимается разведением  атлантического лосося и форели в поселке Линахамари. И общий объем инвестиций превышает 5 миллиардов рублей.

В планах компании - приступить в будущем году к реализации нового проекта по строительству завода
смолта мальков лосося. За последние 5 лет объем выращивания товарной продукции увеличится более чем в 30 раз, а реализация готовой продукции аквакультуры выросла в 16 раз. Но если все сложится задуманное, то у российского рынка совсем скоро исчезнет потребность в норвежской рыбе.

Следует  подчеркнуть, что одним из главных достижений в развитии   рыбной отрасли совершенствование её регулирования  стало и принятие в текущем году федерального закона 138-ФЗ "Об аквакультуре и рыболовстве".

Совсем недавно, в октябре текущего года члены комитета Государственной Думы по природным ресурсам побывали в Мурманской области, где состоялась очень интересная дискуссия и очень важная, в частности, для Мурманской области, для развития горно-обогатительного комплекса, энергетики, экологической безопасности, законодательного и нормативного правового обеспечения рыболовства. Решение многих из этих проблем напрямую зависит от законодательного регулирования  правоотношений в области недропользования.

В рекомендациях по итогам "круглого стола" в Мурманске, на наш взгляд, были четко сформулированы предложения Федеральному Собранию  и Правительству Российской Федерации, органам государственной власти субъектов Российской Федерации, правительству Мурманской области для стабильного развития законодательной базы в области природных ресурсов, природопользования и экологии.

Суть их состоит в следующем.

Первое. Сохранение государственной собственности на недра. Установление четкого разграничения полномочий между Российской Федерацией и субъектами Российской Федерации в сфере недропользования, равнодоступности и платности пользования недрами и их представления на обязательной основе. Совершенствование налоговой базы, налоговой системы связано с использованием недра для обеспечения справедливого распределения доходов от использования недр между государством и   недропользователями. Обеспечение более полного извлечения минерального сырья и качества его переработки. Обеспечение опережающего роста разведанных запасов, в том числе за счет увеличения объемов финансирования геологоразведочных работ как со стороны недропользователей, так и со стороны государства.

Добиться успешного комплексного освоения природных ресурсов в Арктике сегодня возможно только общими усилиями. И Мурманская областная Дума будет нацелена на успешное решение задач в формировании законодательного обеспечения государственной поддержки инвестиционной деятельности с тем, чтобы Мурманская область по праву могла выступать в качестве опорного региона по освоению Арктики.

Спасибо за внимание.  (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо большое, Василий Николаевич.

Слово предоставляется Выгону Григорию Вадимовичу, директору энергетического центра "Сколково". Семь минут. Подготовиться товарищам из Чеченской Республики.

Выгон Г.В. Уважаемый Владимир Иванович, уважаемые коллеги, спасибо за приглашение на парламентские слушания.

Сегодняшняя тема - это обеспечение повышения инвестиционной привлекательности. И важным залогом инвестиционной привлекательности  нефтедобычи является налоговая система, прежде всего такие её качества, как стабильность и разумность.

Что касается стабильности, то мы знаем, что её, в общем-то, нет, потому что изменения в налоговую систему, они происходят очень часто и в последние три года они происходят буквально с пугающей частотой. При этом сами изменения, они становятся все более и более сложными. То есть если раньше для того, чтобы стимулировать добычу на сложных объектах, на выработанных месторождениях, на новых проектах, вводились отдельные поправки в экспортные пошлины или налог на добычу полезных ископаемых, то

сегодня это целая комбинация движений и апогеем налоговой мысли является так называемый налоговый манёвр, при котором снизили пошлины на нефть и нефтепродукты, одновременно компенсировали доходы бюджета повышением НДПИ.

Система 6066, введённая в 2011 году, она во многом была призвана стимулировать добычу. Но после того как снизили пошлины на нефть, два раза повышали НДПИ, а с учётом роста затрат, с учётом инфляции эффект на добычу, в общем-то, практически нивелирован. То есть вот это изменение, которое позиционировалось как первый шаг налоговой реформы, оно, в общем-то, практически отрасли ничего не дало. Сегодня упоминалось о том, что был введён специальный налоговый режим для шельфа. Он действительно является стимулирующим. Пожалуй, самым стимулирующим в мире и эффект от этого налогового режима мы, наверное, увидим после 2030 года, когда будут открыты новые месторождения и начнётся их разработка. Но, по всей видимости, мы увидим больше не бюджетный эффект от этой системы, а, возможно, мультипликативный эффект от развития регионов в промышленности смежных отраслей. Также недавно были приняты решения по стимулированию трудно извлекаемых запасов. Это, в общем-то, тоже, безусловно, правильное решение в правильном направлении. Но если посмотреть на то, насколько эти меры будут эффективны, то наше мнение, что не очень. Во-первых, они затрагивают относительно небольшой объём запасов.

Во-вторых, собственно, для тех объектов, для которых эти меры действительно нужны, для сложных объектов, сложных коллекторов, баженовская свита, тюменская. По тюменской свите мер недостаточно. Мы проводили соответствующие расчёты и представляли их в правительство. По бажену основная проблема - это, конечно, отсутствие технологий и потребуется достаточно много времени, чтобы эти технологии разработать и внедрить. А, собственно, сами льготы, они развитие технологий сегодня не стимулируют.

Налоговый манёвр, который я упоминал, он позиционировался как нейтральный для отрасли. Нейтральность, она достигается за три года, но опять же здесь есть нюансы. Например, в секторе добычи, очевидно, выиграют те компании, у которых сегодня много льгот по НДПИ. Браунфилды, которые без льгот, от налогового манёвра, конечно, проиграют. Но самое главное, что бюджет за эти три года получит дополнительно порядка 7 миллиардов долларов и эти деньги, они уйдут либо из переработки со сбытом, либо лягут на потребителей через рост цен на нефтепродукты.

Важным направлением сегодня упоминавшемся неоднократно является стимулирование геологоразведочных работ и вы все прекрасно помните о том, что в своё время существовал фонд воспроизводства минеральной сырьевой базы и на сегодняшний день у нас есть поручение премьер-министра о том, чтобы проработать вопрос фактически не восстановления этого фонда, а сделать определённый аналог в сегодняшних условиях. Это проработать возможность ведения механизма вычетов расходов на геологоразведку из НДПИ. Мы провели соответствующую работу с Минприроды, построили модель и оцениваем, что введение механизма вычетов может позволить дать дополнительную добычу порядка 50 миллионов тонн к 2030 году и, в общем-то, позволит компенсировать падение добычи в традиционных регионах.

Сегодня также упоминалось о том, что ключевое, наверное, направление в развитии добывающих отраслей и,  в частности, в нефтяной является развитие технологий. На сегодняшний день в России нет системы отработки технологий. Скажем, если в международной практике, важное внимание на этапе НИОКР, важную роль играет государство. Фактически активно софинансирует соответствующие работы и предлагает инструменты экономического стимулирования на этапе внедрения. У нас сегодня этого ничего нет. Вот эти вот три этапа, они живут каждый своей жизнью. По сути каждая компания пытается реализовать самостоятельно. И одним из направлений стимулирования технологий в нефтедобыче является их отработка на специальных полигонах с определёнными функциями по мониторингу и налоговым стимулированием со стороны государства.

Также хотелось бы сказать о том, что сегодня в России фактически уничтожен сегмент независимых нефтяных компаний, то есть идёт процесс укрупнения, а между тем этот сегмент, он по естественным причинам должен существовать и, более того, его существование просто необходимо. Достаточно посмотреть на американский опыт, где свыше 7 тысяч производителей нефти и газа, на них приходится почти половина добычи нефти, и все вы прекрасно знаете, что, собственно, сланцевую революцию в США сделали именно независимые нефтяные компании. У нас сегодня они представлены в основном на ранних этапах - поисково-разведочных, несмотря на то, что добывают они меньше 3 процентов, в поисково-разведочном бурении на долю независимых компаний приходится порядка 17 процентов.

В этой связи представляется, что всё-таки необходимо государству подумать о том, чтобы развивать этот сектор, поскольку очевидно, что для крупных компаний важным направлением деятельности является ведение больших мегапроектов, для независимых - это в основном ниши на поисковых этапах, их хвостовые активы. Они достаточно эффективно работают на этих нишах. И вот если эти два сектора вертикальные нефтяные компании независимые будут друг друга дополнять, то как раз рациональность недропользования, она и будет достигнута.

Председательствующий. Спасибо большое. (Аплодисменты.)

Слово предоставляется Магомадову Лёмме Абубакаровичу - Министру природных ресурсов и охраны окружающей среды, Чеченская Республика. Подготовиться представителям из Бурятии.

Магомадов Л.А. Уважаемый Владимир Иванович, уважаемые члены Государственной Думы, коллеги.

Вопросы сохранения окружающей среды и здоровой экологии в нашей сегодняшней действительности выдвинулись в категорию приоритетных. В рамках проведения Года охраны окружающей среды, объявленного Президентом Российской Федерации Путиным, государственные органы всех уровней и общественность Российской Федерации направили все имеющиеся ресурсы на улучшение экологической обстановки в России.

Для Чеченской Республики окружающая среда, которая в промежуток времени с 1993 года по 2000 год получила колоссальную негативную нагрузку, задачи по ликвидации последствий и восстановления экологической нормальной среды остаются приоритетными. Вот за эти годы варварское отношение к недропользованию привело к тому, что сегодня в нашей республике в действительности катастрофическое положение по этим нефтяным амбарам и шламам, где люди уже практически не могут даже дышать и находиться.

В настоящее время чрезвычайно актуальной для Чеченской Республики является проблема экологического ущерба, накопленного в результате предыдущей хозяйственной деятельности нефтедобывающего, нефтеперерабатывающего комплексов Чеченской Республики. Объекты экологического ущерба, образовавшегося в результате интенсивной разработки недр, будучи долговременными источниками химического загрязнения окружающей среды, оказывают существенное негативное влияние на качество жизни населения и становятся потенциальным препятствием социально-экономического развития республики.

Интенсивное развитие с середины XIX века нефтяной промышленности Чеченской Республики обусловило создание и эксплуатацию нефтепромысловых объектов, строительство которых сопряженное с образованием больших объёмов отходов бурения и нефтепереработки, негативно воздействующих на окружающую среду. В чеченском нефтегазодобывающем секторе сбор, утилизация и захоронение отходов бурения и нефтепереработки в большинстве случаев осуществлялись на территории объектов нефтекомплексов, в земляных амбарах, шламонакопителях. В процессе сбора и хранения происходили их излив и течь из шламонакопителей. Последствием этого стало загрязнение окружающей среды на прилегающих к ним территориях.

Следует учитывать также и тот факт, что с 1994 по 1999 годы в период наведения конституционного порядка на территории Чеченской Республики была прекращена хозяйственная деятельность. Заброшенные нефтескважины годами горели и фонтанировали, загрязняя почву и другие компоненты окружающей среды. А демонтаж заводов проводился с нарушением экологических норм.

В настоящее время нами проводится работа по полной инвентаризации на предмет выявления очагов и видов химического загрязнения. По предварительным итогам исследования, очаги загрязнения привязаны к местам расположения скважин, наливных эстакад линейных сооружений, а так же к местам, где ранее эксплуатировались установки по кустарной переработке нефти.

Наиболее масштабным очагом загрязнения земель является промзона в Заводском районе города Грозный - территория бывшего "Грознефтеоргсинтез", ныне правопреемник ООО "Чечнянефтехимпром", который на сегодняшний день не в состоянии осуществить рекультивацию загрязняющихся десятилетиями территорий.

Площадь загрязнений, по разным оценкам, составляет более чем 250-350 гектаров. При значительных загрязнениях земель имеет место и загрязнения геологической среды, особенно подземных вод.

Именно из-за указанных проблем, имеющие катастрофические экологические последствия, встал вопрос о бесперспективности восстановления города Грозный и о переносе столицы в город Гудермес. Но принципиальная позиция первого Президента Чеченской Республики Ахмата Кадырова, поддержанная Президентом Российской Федерации - Путиным, решили вопрос о восстановлении города Грозный.

Город Грозный входит в число городов с наиболее неблагоприятной экономической обстановкой. Это обусловлено тем, что в своё время большее число нефтеперерабатывающих и нефтехимических предприятий, и других объектов загрязняющие окружающую среду ... в черте города Грозный.

Так, в Заводском районе города Грозный сбор и хранение отходов, нефтепереработки из шламовых амбаров, привело к накоплению экологического ущерба углеводородными загрязнениями, объёмом десятки тысяч тонн. Указанные загрязнения относятся к первому классу опасности.

По данным исследований, общий объём скопившихся углеводородов плавающего на грунтовых водах Заводского района оценивается в объёме до 2 миллионов кубометров, существует риск попадания и загрязнений в водные объекты, из которых осуществляется Сундзинский водозабор, обеспечивающий питьевой водой и водой для хозяйственных нужд.

При этом в зоне негативного влияния нефтешламовых амбаров Заводского района города Грозный численность проживающего населения составляет более 80 тысяч человек.

Объектами накопленного экологического ущерба оказывается существенно негативная нагрузка и на атмосферный воздух.

Анализ показал, что в самом густонаселённом селе Октябрьское Грозненского района уровень загрязнения воздушной среды оценивается как очень высокий. Основным фактором загрязнения воздушной среды в районе Октябрьский является испарение отходов нефтепереработки, накопившихся в результате прошлой хозяйственной деятельности, скопившиеся в шламонакопителях, находящихся в 2,5 километрах севернее селения.

Периодически здесь происходит самовозгорание нефтеотходов, в результате чего чадящий дым потоками ветра достигает села Октябрьское, который отравляет жизнь его населению.

Цель - нормализация данной ситуации нашим министерством во взаимодействии с Управлением МЧС по Чеченской Республике, принимаются экстренные меры по тушению, мониторингу состояния атмосферного воздуха и почвы. Шламовый амбар в селении Октябрьское включён в реестр объектов экологического ущерба и рассматривается в числе первоочередных объектов, которые необходимо ликвидировать.

Подобные зоны сложной... (Микрофон отключен.)

Председательствующий. Дайте ещё одну минуту. Завершайте.

Магомадов Л.А. Подобные зоны - сложной экологической обстановки - негативно отражаются на здоровье населения, в связи с чем злокачественные новообразования остаются одной из сложнейших проблем здоровья населения Чеченской Республики.

По данным Министерства здравоохранения Республики, ежегодно в Чеченской Республике заболевает около 3,5 тысяч человек, из них более ста - дети. Высок также процент летальности. В настоящее время по поручению главы Чеченской Республики Кадырова министерством взято под контроль решение вопросов по ликвидации отходов и нефтешламовых амбаров бывших заводов нефтепереработки Заводского района города Грозный и в районе Октябрьском.

Так как время очень мало, скажу вам, нами проводится работа по поиску источников финансирования проекта по ликвидации объектов накопленного экологического ущерба.

Мы благодарны Министерству природных ресурсов Российской Федерации, в лице министра Донского, благодаря которому нам удалось включить четыре объекта, имеющихся в республике, в проект федеральной целевой программы по ликвидации накопленного экологического ущерба на 2014-2025 годы.

Но, конечно, десять лет их убирать, это слишком много, надо с ними, конечно, работать... И в этой связи с высокой трибуны хотелось бы обратиться к депутатам Государственной Думы с просьбой об оказании содействия в помощи решения вопроса о выделении финансовых средств для проведения работы по ликвидации объектов накопленного экологического ущерба, что позволит реабилитировать и возвратить в хозяйственную деятельность нарушенные земли, а, самое главное, остановить обратный отчёт страшной статистики онкологических заболеваний и смертности от новообразований среди населения республики.

Председательствующий. Спасибо.

(Аплодисменты.)

Спасибо большое, Лёма Абубакирович.

Так, слово предоставляется Кушнарёву Анатолию Григорьевичу - заместителю председателя Комитета по экономической политике, использованию природных ресурсов и охране окружающей среды Народного Хурала Республики Бурятия.

Подготовиться Васильеву.

Кушнарёв А.Г. Добрый день.

Прежде всего, хочу передать пламенный привет с берегов Байкала. Там у нас очень тепло. Байкал ещё не встаёт. Поэтому я не зря начал своё короткое выступление именно с этой проблемы. Вы знаете, что, по последним данным, 22 процента запасов пресной воды находится именно в этом озере. Вода дорожает, она уже дороже нефти. Наверняка, она станет, как в Библии записано, дороже золота. И поэтому мы должны сохранить этот стратегический запас пресной воды для всей России, ну и вообще, поскольку Байкал признан участком мирового наследия, для мирового сообщества.

Но тем не менее отношение вот к нашему региону, в байкальскую природную территорию входит: Иркутская область, Забайкальский край и 72 процента приходится на Республику Бурятия.

Несколько оно одностороннее. То есть как бы не учитывается и эта проблема полностью, хотя принят закон о Байкале, и есть центральная зона, буферная зона, но периодически возникают у нас проблемы с недропользованием.

Вот свежий пример, в 2007 году выдана лицензия на Жарчихинское  молибденовое месторождение Роснедром компании "Акрополь". И сейчас они собираются приступить к освоению этого месторождения.

А, между прочим, находится оно, хотя и в буферной зоне, но в 2-х километрах от основной артерии водной, от реки Селенга. Население против, в своё время с ним никто не согласовывал. И я как депутат Народного Хурала именно от этой территории, меня попросили просто высказать вот эту боль, потому что к тому же этот молибден будет ещё и продаваться в Китай. У нас есть пример Джигинского вольфрамо-молибденового комбината, вы знаете, каждый четвёртый танк в войне, вот в броне использовался этот вольфрам в своё время.

Но сегодня государство тратит миллиарды денег на то, чтобы убрать эти техногенные пески. Там население готово выехать. Поэтому я солидарен с коллегой с Чечни, что там ещё, где накопились проблемы с советских времён, их тоже надо решать, бесспорно. Но вот, к сожалению, сегодня появляются и проблемы нашего времени, когда частный капитал заходит, его, откровенно говоря, мало интересует экологическая составляющая региона, будущее населения, которое там проживаем, хотя у нас и не такая плотность, на 360 тысяч квадратных километров, например, проживает всего 960 тысяч население. Но это уникальный край. Повторяю, край, который должен сохранить вот это озеро.

И мы хотели бы выступить с инициативой по поводу таких месторождений, связанных с особой экологической нагрузкой на территории, тем более на таких территориях, как на байкальской природной территории, на законодательном уровне всё-таки ограничение тоже ввести на выдачу лицензий, потому что, только что я пример привёл, мы встаём перед фактом, когда приходят какие-то компании транснациональные, возможно, и говорят, что мы будем добывать. В конце концов, Сибирь, население Сибири и так мигрирует в Москву, создаёт массу проблем, и хотелось бы, чтобы у нас тоже жизнь продолжалась. Почему-то какие-то очередные сборочные заводы, современные производства строят здесь, за Уралом, а у нас, традиционно мы источник этих недр - это нефть, это газ, это молибден, это нефрит, сейчас проблема возникает, и если такое отношение к нашему региону будет дальше продолжаться, Россия, в принципе, может потерять население в нашем сибирском регионе, в частности, в Восточной Сибири.

Спасибо за внимание. Я ещё раз хочу пригласить к дискуссии по вопросу, всё-таки на первое место при выдаче лицензии и вообще в вопросах недропользования мы должны ставить экологию, мы должны оставить землю, воду, недра наши будущим поколениям, а не сплошные котлованы. Спасибо.

(Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо большое.

Пользуясь случаем, я хочу комитету подарить такой подарок с берегов Байкала ... (Микрофон отключен.)

Председательствующий. Спасибо.

(Аплодисменты.)

Молодёжь наша на разведку пошла.

Слово предоставляется Васильеву Николаю Ивановичу - руководителю подкомитета по драгоценным металлам и драгоценным камням.

Подготовиться товарищу Грабцевич.

Васильев Н.И. Уважаемые товарищи, коллеги, сегодняшнее пленарное заседание запланировано для обеспечения возможности публично и профессионально обсудить актуальные вопросы привлечения инвестиций, в том числе и в горнодобывающую промышленность Российской Федерации.

Всем нам известна ситуация в отрасли. Минерально-сырьевая база Российской Федерации является основой экономики России. Её рациональное использование способно на ближайшее десятилетие обеспечить развитие других видов производства и непроизводственной сферы. В недрах России сосредоточено 50 процентов алмазов, 25 процентов никеля, 70 процентов олова и других драгоценных металлов.

Россия занимает лидирующие позиции в сфере добычи основных видов полезных ископаемых, являясь крупнейшим производителем и экспортёром продукции минерально-сырьевого комплекса. Высокие доходы государства от функционирования минерально-сырьевого комплекса создают иллюзии надёжности обеспеченности основных её отраслей инвестиционными ресурсами и наличия условий для устойчивого роста. На самом деле проблема инвестиций в сырьевом секторе экономики и, в том числе, казалось бы, в самых благополучных отраслях, металлургических, золото и алмазодобывающих, сохраняется все последние годы. Особенно остро это сказывается на воспроизводстве минерально-сырьевой базы.

Разведка новых месторождений и прирост запасов давно стали головной болью минерально-сырьевого комплекса. В последние годы рост добычи стимулируется только одним фактором, и, как не прискорбно это признать, это фактор высокой цены. Однако необходимо понимать, что, несмотря на увеличение добычи, а также на высокие цены за последние годы на ископаемые, например, на золото, российской промышленности уже сейчас грозит стагнация, которая через несколько лет может обернуться спадом. Не будем лукавить, в настоящее время прирост запаса на действующих предприятиях достигается за счёт постановки на баланс именно таких списанных запасов. Но это не открытие новых залежей и пластов, рудных тел, а просто продление срока службы горного предприятия. Ожидать сейчас появления перспективных для изучения и освоения участков недр в нераспределённом фонде не приходится. Новые объекты с апробированными прогнозными ресурсами и поставленными на баланс запасами могут появляться главным образом уже в распределенном фонде недр, как изученные за счёт средств недропользователей. Таким образом, сокращение бюджетных расходов на геологоразведку отзовется большими проблемами в отечественном минерально-сырьевом комплексе уже в ближайшие годы.

Нет, кстати, пока объективных причин ожидать серьезного увеличения финансирования геологоразведки крупными холдингами. Выходом может стать формирование благоприятного инвестиционного климата и действующих механизмов для привлечения, прежде всего, конечно, отечественных инвесторов, но хотя не нужно забывать, и в этом тоже нуждающихся, и иностранных инвестиций горнодобывающей промышленности России.

Проведенный нами анализ законодательных и нормативно-правовых актов, регулирующих данные отношения, а также правоприменительной практики выявил проблемы и противоречия. Часть имеющихся проблем мы зафиксировали в розданных сегодня вам рекомендациях. Однако, несомненно, перечень этот не является исчерпывающим. Также мы вели глубокий анализ международного опыта привлечения иностранных инвестиций в горнодобывающую отрасль или возможность его экстраполяции на национальное законодательство. Некоторые аспекты очень перспективны. Подробно имеющую проблематику уже часть товарищей озвучили. Вот, в частности, из Магадана и после выступали, которые касаются, чтобы законодательно определиться, в частности, что же такое техногенные месторождения. Действительно эта тема звучит уже несколько лет со стороны золотодобытчиков. Это уход от излишней централизации в части выдачи лицензий на недропользование в зависимости от объёмов запасов того или иного полезного ископаемого от Федерации субъектам, региональным субъектам, о чем тоже сегодня говорилось. Это, конечно, и сегодня будут звучать и другие предложения, которые касаются изменения в наш Налоговый кодекс. Здесь звучало предложение о компенсации тех затрат, которые ведут на геологоразведку собственными силами предприятия за счёт вычетов НДПИ. Значит, есть и другие предложения подобного рода и так далее. Поэтому я думаю, сегодня это будет озвучено.

И в заключении хочу сказать, мы выступаем за реформирование законодательства и поддерживаем здесь непосредственных производителей, работающих в данных сферах, в горнодобывающей, в частности. Однако подчеркиваю, его необходимо проводить так, чтобы обновленное законодательство послужило основой создания оптимальных условий сотрудничества недропользователей и государства (со "Сколково" товарищ тоже говорил, есть проблема при часто меняющемся законодательстве), при которых первые были бы побуждены с наибольшей отдачей рационально использовать предоставленный им государством ресурс, а государство со своей стороны обеспечивало бы для этого стабильный, предсказуемый и законодательно закрепленный режим.

Спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо, Николай Иванович. (Аплодисменты.)

Слово предоставляется: Грабцевич Василий Борисович, вице-президент "Алроса". Подготовиться товарищам из Челябинска.

Грабцевич В.Б. Уважаемый Владимир Иванович, уважаемые коллеги.

Акционерная компания "Алроса" считает, что поднятая проблема повышения инвестиционной привлекательности пользования недрами является одной из ключевых в пакете программ по развитию экономического потенциала страны, поскольку сырьевая направленность будет ещё длительное время базовой в её экономике.

Так вот немножко на компьютере или вот здесь уже... Так, коротко о компании. Что-то немножко... нажимаю кнопочку. В чём дело? Так, тогда покажите второй, третий, четвёртый слайды. Если подойти к этой проблеме концептуально, то очевидно, что основополагающим для решения вопросов вложения инвестиций в недропользование является факт или перспектива открытия новых значимых месторождений, масштабы которых для поиска и освоения требуют серьёзных средств и привлечения в первую очередь крупных недропользователей. К сожалению, масштабы и количество вновь открываемых месторождений имеют многолетнюю тенденцию к уменьшению. Объёмы и характер региональных работ не позволяет обеспечить необходимый уровень геологической изученности и формирования поискового задела. Отсутствуют экономические правовые стимулы проведения геологоразведочных работ на условиях риска. Препятствием являются избыточные бюрократические барьеры, связанные с получением лицензии на право пользования недрами и оформлением права на земли лесо- водопользования, отсутствие моральных и материальных стимулов геологических открытий. Общей тенденцией становится исчерпание ресурсов легко открываемых месторождений, перенос основных объёмов геологоразведочных работ в районы со сложными условиями поиска, что требует роста затрат и новых методологических подходов к ведению геологоразведочных работ.

Пятый слайд, пожалуйста. Наш опыт показывает, что изыскание новых эффективных месторождений, планомерные и эффективные геологические изучения перспективных территорий возможно только на основе тесного партнёрства государства с крупными недропользователями. Однако часто приходится сталкиваться с фактами недостаточного понимания в органах и государственного управления недропользования сегодняшней роли крупных недропользователей, воссоздания геологической службы страны. Создание благоприятного правового поля для деятельности крупных недропользователей по наращиванию и расширению сырьевой базы, стимулированию их к выполнению региональных геологических и общих поисковых работ является одним из важнейших направлений совершенствования законодательного обеспечения недропользования.

В связи с вышесказанным акционерная компания предлагает следующее.

Шестой слайд, пожалуйста. Установить заявочную форму предоставления площадей для регионального геологического изучения недр за счёт средств недропользователя. Регламентирует на законодательном уровне процедуры рассмотрения заявок в органах государственного управления недропользованием с установлением жёстких сроков исполнения. Подчёркиваю, например, не более полгода.

Следующий слайд. Закрепить право недропользователя на приоритетное получение лицензии на дальнейшее геологическое изучение участков недр с перспективными объектами, выявленных при проведении регионального геологического изучения за счёт средств недропользователя. Внести изменения в статью 2.1 ФЗ "О недрах", исключить из определённого участка недр федерального значения такого признака как проявление полезного ископаемого. Минприроды с Роснедра вышли с такими предложениями в Госдуму.

Следующий слайд. Лицензия, горный отвод в обязательном порядке должны дополнять геологическим отводом без пространственных ограничений до разведки месторождений и установления новых контуров, промышленных блоков в связи с динамичной изменяющейся экономической ситуацией и горнотехническими условиями. Восстановить методологию разведки крупных месторождений в стадии опытной эксплуатации продолжительностью до трёх-пяти лет в качестве заключительного этапа разведки и переходного к реализации полного проекта. То есть организацию пионерного разведочно-эксплуатационного предприятия с соответствующим ... требований к государственной экспертизе проекта в этой стадии.

Следующий слайд, пожалуйста. Проекты на геологическое изучение недр за счёт средств недропользования должны проходить согласование в органах государственного контроля только в части методики намечаемых работ. Целесообразно систему экспертизы проекта построить централизованно с участием ответственных представителей соответствующих надзорных органов строго в границах их компетенции при головной роли ведомства, ответственного за полноту и эффективность использования недр в рамках, выделенных лицензией.

Действующее законодательство справедливо устанавливает, что недропользование должно осуществляться в соответствии с согласованными и утверждёнными проектами. (Извиняюсь, это я уже говорил.)

Всё более актуальным становится необходимое соответствующее реформирование налоговой политики в области пользования недрами.

Следующий слайд, пожалуйста. Предлагается налог на добычу полезных ископаемых, должен быть дифференцированным Минприроды. С Роснедрами проработали этот вопрос и должны отправить  дополнение к закону в Госдуму.

Необходимо установить гибкость шкалы налога на добычу полезных ископаемых в зависимости от стадии освоения месторождений. Для вовлечения в разработку новых месторождений, размещённых в труднодоступных районах с неразвитой инфраструктурой целесообразно введение в практику налоговых каникул в течение первых трёх-пяти лет эксплуатационной деятельности.

Дальше, пожалуйста.

В заключение хотелось бы поднять ещё одну острейшую проблему о неопределённой системе исполнения, принимания законодательных актов со стороны уполномоченных органов государственного управления, в первую очередь на федеральном уровне.

Предлагается... Необходимо законодательно установить регламент принятия правительственными органами Российской Федерации решений по реализации законов в области недропользования. Регламентом установить, чтобы при принятии закона отсылочной нормой определялся срок подготовки соответствующего подзаконного нормативного акта и орган Правительства Российской Федерации, ответственный за его разработку и введение в действие. Регламентом также должен быть предусмотрен механизм преодоления межведомственных разногласий и переноса ответственности. 

Председательствующий. Спасибо.

Грабцевич В.Б. Полный текст доклада представлен в раздаточных материалах. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое.

(Аплодисменты.)

Слово предоставляется Курятникову Виталию Владимировичу, заместителю министра промышленности и природных ресурсов Челябинской области.

Подготовиться товарищу Кашубе.

Курятников В.В. Здравствуйте, уважаемые коллеги! Я хотел бы поблагодарить комитет. В последнее время достаточно эффективно проходят слушания, и об этом я сейчас ещё скажу в своём докладе. Поэтому в принципе мы регулярно собираемся.

Председательствующий. Кстати... Я на секундочку за счёт регламента своего перебью. Последние слушания здесь мы проводили по особо охраняемым природным территориям и по лесным нашим проблемам. И одна из тем, которая, в общем-то, разрушила и поручения президентские, исходя из последнего заседания Президиума Госсовета, на территории Республики Бурятия,  да и в целом управленческую составляющую, - это тема единой субвенции, которая "раздевала" по существу Рослесхоз, превращала его в аморфную структуру. И нам удалось... Удалось, жёстко, как говорится, ставя эту тему правильно, вернуть.

Буквально вчера был здесь Владимир Альбертович Лебедев. Вот вчера родилось постановление, и мы вернули всё в лоно управления, восстановив финансирование по вертикали через Рослесхоз. Это я должен сказать о результативности общей нашей позиции, в том числе позиции и парламентских слушаний.

Пожалуйста, продолжайте.

Курятников В.В. Спасибо.

Хотелось бы сказать о проблемах исключительно субъектов Российской Федерации. Это реализация полномочий относительно общераспространённых полезных ископаемых.

На одном из заседаний активно коллеги поддержали необходимость порядка соответствующего принятия. Наконец-то, он был принят. Ну а проблемы всё-таки остаются.

Обладая значительными полезными ископаемыми, Челябинская область при решении вопросов о привлечении инвестиций в сферу недропользования, как и другие регионы, сталкивается с рядом сложностей, причины которых заключаются в нечёткости правового регулирования отношений.

Внесённые за последнее время изменения в законодательство о недропользовании положительно отразились на динамике роста инвестиций в отрасль в Челябинской области. Так, в частности, ежегодный прирост негосударственных инвестиций в геологическое изучение составляет 5 - 7 процентов. Были у нас скачки и до 10. Налоговые поступления от уплаты НДПИ за общераспространённые полезные ископаемые у нас в 2012 году подросли на 21 процент, и рост у нас продолжается.

Однако считаем, что внесённые в правовое регулирование изменения недостаточны. Одной из важных задач создания привлекательности инвестирования является создание условий, при которых добросовестные предприниматели будут защищены от конкуренции с незаконно введёнными в экономику сырьём и товарами.

Для достижения указанной цели предлагается рассмотреть возможность внесения изменений в законодательство, которые установят порядок привлечения к ответственности недобросовестных недропользователей, ну и в целом в недропользовании как системные шаги, для того чтобы обеспечить нормальную конкуренцию.

Неоднократно уже обсуждался вопрос (и это первая проблема, а я попытаюсь три очень коротко обозначить) отсутствия определения своих нужд. На практике мы столкнулись со следующим. Есть статья 19 закона "О недрах" и статья 40 Земельного кодекса, когда собственник земельного участка (пользователь) вправе для своих нужд до 5 метров без буровзрывных работ добывать полезные ископаемые.

Результат такой, что ни один реально собственник свой дом за счет этих полезных ископаемых не построим. Вырывают огромные  котлованы в промышленных масштабах, и мы ничего с этим сделать реально не можем. Какая проблема? Проблема следующая. Нет определения собственных нужд. На практике мы сталкиваемся с достаточно широким толкованием этого определения. Это уже происходит, если смотреть, 20 лет.

Более того, очевидно, что так как отсутствует плата за такое пользование, это ещё более привлекательная лазейка для незаконной добычи полезных ископаемых. Возникает противоречие определения лиц, которые вправе это делать. Судебная практика пошла по двум направлениям: четким и понятным. В одном случае, конечно, субъект - только физические лица, в другом - все независимо... Дальше возникает вопрос, а можно реализовывать, арбитражный суд говорит в каскаде своих решений: а чего нельзя-то, нет такого ограничения. Ну, добыли, ну продали. А зачем тогда система лицензирования как таковая? А где платежи? И после таких мероприятий якобы для проведения добычи, осуществления добычи для собственных нужд  остаются только ямы, больше ничего.

Неоднократно были попытки  внести такое определение нормативное в статью 19-ю, но на сегодняшний день его пока нет. Мы знаем, что рассматривается опять этот вопрос. Но мы считаем, что это архиважно, потому что не получается нам привлечь. Вот у нас немцы приезжали, не получается. Они смотрят, считают и понимают, что неконкурентны они. У нас проще Урал, камень вот он, проявления вот они. Экскаватор подгоняли, и разрыли яму. Все. С кем конкурировать? Тут же ряд других ещё вопросов: это промышленная безопасность, эти так называемые полезные ископаемые  под поддельные сертификаты заходят в экономику, фонит ли он, соответствует ли он реальным сертификатам, которые подделали или нет, никто не знает. Это тоже очень важный вопрос.

Также мы считаем, что необходимо в целях борьбы с нелегальной добычей дополнить статью 7.3 административного кодекса и добавить такую меру ответственности, как конфискация орудий, с помощью которых  осуществляется добыча.

На практике мы, с чем сталкиваемся? Там экскаватор, но в лучшем  случае опечатали, и все. Ну, рассмотрели, штраф наложили. И, как правило, это физические лица, очень маленький штраф. И здесь тоже необходимо дорабатывать, поднимать шкалу ответственности, потому что там в основном... Юридическое лицо не будет признаваться, конечно, физик, экскаваторщик и так далее. Поэтому также требуем обратить внимание на эти проблемы системного характера.

Еще у нас предложение. Это всё-таки развить положение статьи 21 закона "О недрах". В первую очередь скорректировать для того, чтобы возникла возможность, чтобы возник оператор по временной лицензии, не только для того, чтобы технологически поддерживать какую-то выработку   на карьере, но и в принципе осуществлять, как и охрану недр, территории.

У нас в области такая проблема. Значит, огромное количество карьеров, брошенных в разный период появившихся. Просто заброшенных, возникших хаотично. Начинают там люди купаться. У нас есть один из карьеров, там вообще радиация, природа, но все равно купаться-то нельзя. А как огородить, как создать условия, при которых не допустить вред жизни и здоровью населения. Эти же брошенные карьеры также являются источником  нелегального сырья.

Предлагаем доработать. Первое. Статью 21-ю, исключив из нее ограничение, что ... может быть назначено только в случаях поддержки технологических каких-то процессов для того, чтобы... Вероятнее всего, это под шахты или ещё подо что-то, писалось. Но это проблема серьезная. И второе. Мы считаем, что в принципе нужно создавать круг профессиональных операторов.

Председательствующий. Спасибо большое за выступление. Давайте поаплодируем.  (Аплодисменты.)

Слово предоставляется Кашубе Сергею Григорьевичу, председателю  Союза золотопромышленников. Подготовиться  товарищу Лопатникову.

Пожалуйста, семь минут.

Кашуба С.Г. Добрый день, уважаемые участники слушаний! Владимир Иванович, большое спасибо за возможность выступить на данных слушаниях.

По итогу прошлого года Россия сохранила четвертое место в мире по общему производству золота, произведя 226 тонн драгоценного металла по этому показателю, мы, видимо, в этом году, возможно, перейдём на третье место в мире, потому что сводка, которая пришла сегодня за девять месяцев, свидетельствует об очень высоком росте добычи золота - на 13 процентов.

Стабильный рост отрасли продолжается в последние пять лет, благодаря вводу новых мощностей в регионах Дальнего Востока.

Одновременно с положительными тенденциями по добыче золота, сформировались негативные тенденции, они здесь уже все перечислялись, легкообогатимых руд у нас остаётся всё меньше и меньше, геологоразведка перемещается в те регионы, которые здесь показаны на этом слайде и прирост запасов незначительно у нас происходит за счёт, так называемой, свежей геологоразведки, в основном это переоценка существующих месторождений, понижение бортового содержания. И эта тенденция могла существовать в предыдущие годы, пока была высокая цена на золото, она у нас росла 12 лет, но вот в апреле этого года катастрофически упала - с 1800 долларов за унцию, сегодня у нас цена - 1300. И у нас все вот эти тенденция негативные по МЗБ по золоту вмиг обострились.

Недавно мы делали переоценку ряда месторождений, где-то до 40 процентов балансовых запасов золота ушли за баланс, моментально.

На фоне подобного снижения цен на золото, государство, казалось бы, должно было держать отечественных золотодобытчиков и помощь (в кавычках) пришла неожиданно, инициатива депутата Госдумы - Дегтярёва, который вдруг предложил запретить экспорт золота из страны, подготовил обоснование и свою законодательную инициативу, 9 октября отправил на рассмотрение в правительство.

К нашему изумлению, в этом документе говорится о несуществующем федеральном органе исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке госполитики в драгметаллах, которому нам теперь нужно продавать золото по рыночной цене, причём в инициативе депутата установлена рыночная стоимость на следующий год - 1700 за грамм, когда она сегодня - 1300.

Конечно, можно по-разному относиться к подобным инициативам депутатов, ну, вот банкиры сегодня реально встревожены, они закрывают год, восстанавливают лимиты нам на кредитование, отрасль давным-давно частная, кредитуется банками, кстати, государством и финансирование не получаем 10 лет и не просим, и не нужно оно нам. И тут инициатива депутата, он предлагает на следующий год сто тонн выкупать, какую-то квоту придумал, а с остальным золотом, которое не выкупают, мы что с ним будем делать, вернёмся в 90-е годы.

Одним словом, хотелось бы, чтобы было поменьше таких инициатив. Надеемся, что реакция правительства на данную инициативу будет адекватной и правильной.

Возвращаясь к теме привлекательности МЗБ России по золоту. Сегодня частные инвестиции у нас в отрасли по сравнению с частными - это один к семи, один к восьми. То есть на один рубль государственных, восемь рублей - частные компании.

Мы считаем, что эта пропорция может и дальше увеличиваться, если будет принят ряд мероприятий законодательного характера.

Что касается лицензирования. Мы считаем, что нынешний порядок, когда мы тратим 1,5-2 года на получение участков недр для геологоразведки за счёт собственных средств, он должен быть серьёзно улучшен. В этой связи мы поддерживаем инициативу МПР, о которой говорил сегодня Валерий Анатольевич Пак, о том, чтобы участки недр для геологического изучения, для проведения геологоразведки за счёт средств частных недропользователей они представлялись по заявительному принципу, но считаем, что помимо четырёх тех краёв и областей, которые назвал, необходимо сферу вот данной нормы обратить на все регионы Дальнего Востока и Байкальского региона. И что самое главное, необходимо прописать эту процедуру так, чтобы мы после подачи заявки, имели исчерпывающий список, по которому нам либо откажут в течение там, скажем, трёх месяцев, либо предоставят, и тогда мы пойдём заниматься дальше геологоразведочными работами.

Так же нас беспокоит порог по стратегическим месторождениям, который был установлен в ФЗ-2395 и отнёс к участкам федерального значения рудные запасы в 50 тонн. Ну, вот, скажем так, практика критерия истины, а практика здесь показывает, что за период действия данного закона ряд недропользователей просто сознательно ограничили размер своих инвестиций месторождения.

И вместо того, чтобы ставить на баланс и разведывать 70-80 тонн, месторождение ограничили сознательно 45-47. Можно пойти в ГКЗ, посмотреть статистику последних лет, что от этого получилось: государство недополучило балансовые запасы, деньги на геологоразведку не ушли, и за период действия данной законодательной нормы в стране не открыто ни одного крупного месторождения с запасами, превышающими 50 тонн.

Следующая тема - это природоохранные зоны. Распоряжение правительства, которое вышло абсолютно недавно, всех повергло в замешательство. Об этой норме здесь говорится.

Дальше хочу сказать, Владимир Иванович, вы сказали о принятии нормы и создания одного окна при согласовании проектной документации, но, а вот на этом слайде теперь показано движение к этому самому единому окну. Если двигаться слева направо от белых к жёлто-зелёным, мы в конце этой таблички попадаем в зелёный квадратик, где написано: вот там согласовали. Вот какая у нас на сегодня процедура.

Когда у нас полная несовместимость градостроительного комплекса, согласно которому всё это единое окно было сделано, и горного дела, которым мы сегодня занимаемся. Поэтому у нас есть предложение о серьёзной оптимизации этого порядка, как для вновь вводимых предприятий, где, конечно, экспертиза и проектная документация должна быть более серьёзно подготовлена, так и предложения о действующих предприятиях, когда нужно, например, сделать дополнение к проекту существующего производства.

Председательствующий. Хорошо. Спасибо вам большое за выступление.

(Аплодисменты.)

Слово Лопатникову Александру Николаевичу - генеральному директору компании Американ Аппрэйзел по России и странам СНГ.

Подготовиться товарищу Григорьеву.

Лопатников А.Н. Добрый день. Спасибо руководству комитета за приглашение и возможность выступить на этих интересных слушаниях.

Я по сути дела постараюсь изложить очень кратко точку зрения обсуждений моих коллег по секции экономика недропользования российского общества экспертов недропользования.

Короткая тема: предложить идею создать при профильном комитете Госдумы рабочие группы, которые изучат основные причины, ограничивающие инвестиционную привлекательность пользования недрами в Российской Федерации, предложат способы их устранения, и законодательные инициативы, которые обеспечат реализацию ресурсного потенциала страны.

Несмотря на то, что Российская Федерация обладает тем самым значительным ресурсным потенциалом, объём привлекаемого ею инвестиционного капитала пока не соответствует ему. А инвестиции - это важнейший элемент, с помощью которого потенциал превращается в актив. А именно актив даёт зарплаты, налоги и создаёт стоимость.

Инвестиционный рынок недропользования сегодня глобальный и высококонкурентный, а стоимость активов на нём тем выше, чем больше ёмкость такого рынка, его ликвидность, чем больше на рынке горных предприятий и инвесторов.

Инвестиционная привлекательность пользования недрами - это один из важнейших критериев, по которому инвесторы выбирают, куда им вложить деньги. Российские инвесторы давно и успешно инвестируют в разных странах, а иностранные инвестируют свои деньги в Российской Федерации.

Важно отметить, что инвестиции в развитие добывающих предприятий - это инвестиции в долгосрочные проекты, при этом давно известно из экономики, что пик потребности в капитале и человеческих ресурсах, а стало быть вклад в ВВП, основной вклад приходится на фазу обустройства месторождений и строительство новых горных предприятий, а специфика отрасли такова, что ещё за долго до того, как инвестор примет решение о строительстве предприятия, он должен будет понести значительные и высокорисковые инвестиции в поисковую геологоразведочную деятельность. А запас, оставшийся с советских времён, к сожалению, на сегодня уже исчерпан, и поэтому государству особенно важно учитывать характер и размер инвестиционного риска на этой стадии и способствовать его снижению.

Ускорение инвестиционной активности в отрасли, как и любое движение, достигается либо за счёт приложения дополнительных усилий, например, государственного финансирования, льгот и преференций, либо за счёт снижения трения, то есть устранения рисков и непродуктивных издержек инвесторов. А в текущих условиях именно снижение трения позволит относительно быстро и с минимальными затратами государства вовлечь в инвестиционный оборот больше активов, установить более благоприятный инвестиционный деловой климат, привлечь необходимый финансовый, технологический и человеческий капитал.

Повышение инвестиционной привлекательности пользования недрами на территории Российской Федерации - это инфраструктурный проект, в решении которого главная и важнейшая роль отводится государству, которое должно ясно обозначить свои приоритеты, установить для участников рынка понятные и прозрачные правила игры, и, самое главное, обеспечить их соблюдение.

Активное участие в реализации такого инфраструктурного проекта должны принять все заинтересованные участники инвестиционного процесса: законодатели, недропользователи, регуляторы, инвесторы, специалисты и профессиональные консультанты, работающие в отрасли.

Поэтому мы полагаем, что создание при профильном комитете Государственной Думы такой рабочей группы, которая проанализирует причины и предложит способы устранения трения, а также предложит соответствующие законодательные инициативы, это важная и своевременная задача, которая станет важным практическим шагом для развития современного и эффективного рынка объектов недропользования, соответствующего богатому ресурсному потенциалу нашей страны.

Спасибо.

(Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо большое.

Слово предоставляется Григорьеву Михаилу Николаевичу - члену Совета безопасности, председателю экспертной группы по вопросам освоения минеральных ресурсов.

Васючкову подготовиться, товарищу Васючкову.

Григорьев М.Н. Член научного совета Совета безопасности.

Спасибо большое.

Господин председатель, благодарю за возможность выступить на этом заседании.

Коллеги, я хочу обратить ваше внимание на не слишком очевидную проблему, которая, на наш взгляд, представляет, вернее, весь значима для повышения инвестиционной привлекательности части арктических регионов и их последующего успешного освоения.

Арктическая зона России объективно является зоной развития нефте- и газодобычи. При этом значимую роль играет освоение континентального шельфа.

Необходимо отметить, что понятие "континентальный шельф" в законодательных актах природоресурсной направленности размыто. В одном случае понимается шельф в целом, в других выделяются общепринятые последовательные зоны: внутренние морские воды, территориальное море и, собственно, континентальный шельф.

Если мы с вами возвращаемся к освоению ресурсов и освоению ресурсов Арктики, мы понимаем, что основная активность по освоению ресурсной базы происходила и будет происходить в среднесрочной перспективе на периферии арктической суши и в ближайших акваториях.

При этом очевидно, что из двух первоочередных регионов - Печорского и Карского морей - второе имеет первостепенное значение. Именно внутренние морские воды Северо-западной Сибири начинают приобретать доминирующее значение за счёт реализации крупных инвестиционных проектов.

Несомненно, что в освоении региона играют свою роль компании различной формы собственности. И крайне важно для инвестора иметь ясное представление о том, каким районом применимы те или иные нормы, определяющие характер недропользования.

А законодательно исчерпывающе определены границы территориального моря континентального шельфа. Благо они определяются расстоянием от исходных линий.

Для внутренних морских вод определена только внешняя граница, которая соответствует исходным линиям, отделяющая внутренние морские воды от территориального моря.

Внутренняя граница, то есть расположенная внутри суши, она не определена в принципе. Поэтому объект применения налоговых льгот и прочих, относящийся к внутренним морским водам, он имеет не до конца чётко определённый объект приложения вот этих налоговых льгот и инициатив.

Если воды являются морскими, то они должны быть солёные или, по крайней мере, солоноватоводными. Я думаю, что все с этим согласятся. Используя несложные условия как один из вариантов, мы можем определить внутреннюю границу по объективным показателям, но с учётом зональности, то есть сезонности и так далее.

Вот, что происходит сейчас? На карте Северо-западной Сибири мы видим, что налицо неопределённость с критериями отнесения лицензионных участков, к так называемым, шельфовым, имеющим, как было сказано выше, особый статус. Подчеркнём, что это не только доступ к этим участкам ограничен, но на них распространяется ряд принятых для шельфов льгот.

Выданная на шельф Карского моря лицензия имеет серию "ШКМ", они покрашены синим цветом, которые выданы на сушу Ямало-Ненецкого округа, они показаны коричневым.

Группа каменномысских месторождений, она значительно удалена внутрь материка, дальше зимних границ солоноватых вод. И именно на неё выдаются морские лицензии.

Я, конечно, понимаю, что можно назвать месторождение как Каменномысское море. Но если оно находится на удалении 500 километров от моря и средние глубины на реке Обь в этом месте 5,5 метров, то прибавка моря ничего не изменит.

Что за этим стоит? За этим стоит очень простая ситуация. Рассматриваемый район крайне перспективен, в нём открыто значительное количество месторождений нефти и газа, подготовлен значительный пакет перспективных структур, часть из которых располагается под акваториями низовья рек Обь, ... и других.

Компаниям, которые выходят в этот регион, необходимо иметь ясное представление о правовом статусе территорий для обоснованного планирования деятельности и принятия инвестиционных решений.

В неменьшей степени в разрешении этих коллизий заинтересована администрация разных уровней от субъектов Федерации до муниципальных образований. Надо сказать, что подобная ситуация характерна для других арктических морей. Например, это Харенский залив моря Лаптевых.

Завершая свое выступление, я хочу предложить для включения в рекомендации необходимость законодательного определения внутренних границ внутренних морских вод с целью определения зон деятельности нефтяных и газовых компаний различных форм собственности.

Большое спасибо. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо большое.

Слово предоставляется Васючкову Юрию Федоровичу, ректору Института экономики и управления в строительстве и промышленности. Подготовиться товарищу Петренко.

Мы ещё работаем минут 35, поэтому прошу всех набраться терпения.

Васючков Ю.Ф. Уважаемый Владимир Иванович, уважаемые коллеги.

Так как моя последняя 50-летняя жизнь принадлежит в основном проблемам угольной промышленности, я буду говорить об углеэнергетическом комплексе России.

Есть ли сейчас инвестиции в угольную промышленность? Мы понимаем, что угольная промышленность сейчас у нас в частных руках, но она подконтрольна государству, и она работает на государство, потому что из угля мы электроэнергии добываем, 28 процентов доля угля в добыче электроэнергии, а всего ТЭС, то есть тепловые электростанции у нас вырабатывают 60 процентов электроэнергии. Да, есть такие инвестиции. В частности, вот по Кузбассу - главному нашему угольному центру. Вот, в частности, за 15 лет в Кузбасс вложено 130 миллиардов рублей, построено только в 2013 году шахты Ирунаковская и Бутовская, построены обогатительные фабрики, другие предприятия, но, как вы видите, все эти деньги направлены на расширенное воспроизводство. Мы не вкладываем в угольную и в энергетическую отрасль в этой части, которая вырабатывается из угля, деньги в инновационные технологии.

А нужно ли это делать? Очень остро нужно. Я вам могу совершенно твердо сказать, что по нашим оценкам, которые были сделаны под руководством академика Ржевского, энергетическая эффективность использования угольного топлива, не только у нас, но и во всем мире, она составляет при традиционных технологиях 8, примерно 10 процентов, не более 10 процентов. Это означает, что 90 процентов труда и материальных затрат мы тратим впустую.

Существующая технологическая цепочка у нас такая: угольное предприятие, добыча полезного ископаемого топлива, железнодорожный транспорт и ТЭС. И вот на каждом из этих звеньев теряется очень много эффективности. Я уже не говорю о том, что существуют очень серьёзные экологические проблемы. Сейчас вот Кузбасс добывает 200 миллионов, ставится задача 230-270 миллионов, и все открыто говорят и ученые, и производственники, что Кузбасс сейчас находится в критическом состоянии по фактору экологии, что такую нагрузку - 250-270 миллионов уже регион не выдержит, природа просто даст сбой. Нужны новые прорывные технологии.

И вот об этом несколько буквально слов. Предложена нами лет 15 тому назад концепция о том, чтобы из угольного топлива получать газовое топливо. Об это сегодня Владимир Иванович в своем докладе сказал несколько слов очень положительно. Газовое топливо можно получать двумя в основном путями - это подземная газификация и наземная газификация. Дальше это газовое топливо нужно очищать, подготавливать и перерабатывать и направлять в установки энергетические. У нас по энергетическим установкам сейчас в России коэффициент полезного действия где-то так 0,36-38, хорошо если дотягивает где-то до 0,42.

Так вот, здесь мы предлагаем то, что за рубежом уже сейчас довольно интенсивно применяется. Это установки комбинированного цикла, когда одновременно парогазовый цикл существует, и тогда эффективность энергетической установки возрастает до 0,5 - 0,56, а побит рекорд около уже 0,6 (в Германии получен). Нам нужно равняться на эти, так сказать, показатели, потому что именно энергетически мы должны сделать какой-то прорыв.

Вот эта установка, конкретный проект, который мы подготовили. Здесь синим показана часть кислородная, потом показана пароустановка (парогенератор). Красным и жёлтым показан блок газификации. Далее идёт градирование, потом идёт переработка и энергогенерирующая установка.

Чтобы не утомлять аудиторию, могу сказать, что в принципе основой получения газового топлива... А это довольно сложный процесс. Здесь, в этой технологии, объединяются последние достижения углехимии, горного дела и энергетики. Основой являются генераторы Лурги, которые работают с твёрдым топливом. Здесь мы получаем довольно хороший газ, порядка 20 - 24 мегаджоулей на кубометр. Это очень приличная теплотворная способность, которая может быть именно газовым топливом для выработки электроэнергии. И всё это находится на одном блоке.

Председательствующий. Спасибо.

(Аплодисменты.)

Слово предоставляется Петренко Вадиму Евгеньевичу, начальнику управления Департамента по добыче газа, газового конденсата, нефти.

Подготовиться товарищу Хавкину.

Петренко В.Е. Добрый день, Владимир Иванович! Большое спасибо, Владимир Иванович, коллеги, за предоставленное слово и возможность выступить с кратким докладом.

Мой доклад будет специализирован по шельфовым проектам и состоять будет из освещения наиболее проблемных вопросов, которые, на наш взгляд, при их решении способны повысить привлекательность инвестиционных проектов; предложений по включению в рекомендации парламентских слушаний и некоторых комментариев к направленным рекомендациям парламентских слушаний.

Но, прежде всего, с вашего разрешения, мне бы хотелось акцентировать ваше внимание и рассказать о специфике освоения шельфовых месторождений. Сегодня многие говорили о своей специфике, мне тоже хочется подчеркнуть её.

На сегодняшний момент разработка шельфа является стратегической задачей для России, и, наверное, это всё-таки безальтернативный вариант компенсации падения неизбежного нефти и газа на суше. И хотелось бы подчеркнуть, что на всех стадиях реализации шельфового проекта - от оценки геологоразведки, проектирования, обустройства, добычи до ликвидации проекта, на каждом из этих этапов существует своя специфика. И, несмотря на высокие, значительные капитальные вложения и строгие требования по охране труда, окружающей среды, высокому риску при реализации проекта, существует вероятность открытия новых месторождений и значительного прироста природных ресурсов.

 Если сравнивать освоение месторождений на суше и месторождений на шельфе, можно сказать, что те запасы, которые прирастились сегодня у нас в Российской Федерации, они открыты на шельфе с наименьшим количеством разведочных скважин и за минимальный срок. И по сравнению запасы сопоставимы с уникальными месторождениями на шельфе.

Я, наверное, опущу, потому что зал устал, все проблемные вопросы, которые существуют. Здесь их накопилось немало. Но тем не менее хочется подчеркнуть, что все уровни власти и законодательной, и исполнительной на сегодняшний день предпринимают серьёзные усилия на повышение эффективности проектов и на улучшение этой обстановки вокруг этого. Поэтому, наверное, я всё-таки остановлюсь на предложениях по включению к рекомендациям.

Мы давно работаем над планом комплексного стимулирования освоения ресурсов, хотелось бы просить, чтобы было какое-то ускорение по рассмотрению и принятию этого плана. Инициировать разработку проектов существующих нормативно-правовых актов и организовать их согласование с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти по следующим направлениям.

Разработка порядка обеспечения безопасности объектов топливно-энергетического комплекса морского шельфового базирования, в том числе, расположенных в исключительной экономической зоне Российской Федерации.

Вы помните последние взаимоотношения по платформе приразломная - ГРИНПИС. Наверное, это будет повторяться, если не будут предприняты какие-то серьёзные меры в этом плане. Об этом мы говорим давно и над этим работаем.

Создание правовой основы для гарантий инвесторов, вкладывающие значительные средства в разработку участков недр путём снятия ограничений наоборот искусственных островов.

Упрощение порядка ввоза отходов неопасных для человека на территорию Российской Федерации, искусственных островов, установок и сооружений, расположенных на континентальном шельфе Российской Федерации и на российском участке недр дна Каспийского моря.

Разграничение сфер действий градостроительного, морского, экологического законодательства и законодательства промышленных запасов на континентальном шельфе.

Каждая из этих сфер законодательств имеет свои пересечения и часто эти пересечения являются тупиковыми в согласовании и проектов разработки, и проектов обустройства.

Расширение числа пользователей участков недр федерального значения, расположенных на континентальном шельфе за счёт специализированных дочерних обществ и компаний-владельцев лицензий.

Поручить федеральным органам исполнительной власти проведение работы по ревизии программных документов Российской Федерации, предусматривающих мероприятия по созданию инфраструктуры морских портов, навигационного обслуживания на Северном морском пути.

Аварийно-спасательном формировании спутниковой связи и иные.

Те рекомендации, которые были рассмотрены и получены нами, хотелось бы добавить к ним в качестве предложений.

В части установления в лицензии обязательных сроков обустройства месторождения полезных ископаемых. Считаем, что данная норма не должна распространяться на шельфе месторождения по следующим причинам.

Месторождения преимущественно расположены в арктических и в субарктических зонах, уникальных технических решений обустройства морских месторождений они требуют длительного срока изготовления оборудования, и нет стандартных подходов в технологическом обустройстве месторождений.

Низкая степень изученности районов требует дополнительных подготовительных работ, сезонность проведения работ.

В части минимальных уровней извлечения полезных ископаемых и полезных компонентов, считаем, что данная норма регулируется проектом документов на разработку, и выполнение которой является одним из наиболее обязательных условий выполнения лицензионного соглашения.

На стадии геологоразведочных работ минимальный уровень установить проблематично. (Микрофон отключен.)

(Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо большое.

Слово предоставляется Хавкину Александру Яковлевичу - заместителю директора Института геологии и разработки горючих ископаемых.

Подготовиться товарищу Сергееву.

Хавкин А.Я. Спасибо, уважаемые коллеги, за возможность высказать наши предложения!

Я приведу несколько цифр.

Первый. По данным Западносибирского института геологии и геофизики, из введённых месторождений за первое десятилетие XXI века, в России, коэффициент нефтеотдачи составил 27 процентов, всего-навсего.

Дальше. Обводнённость, доля воды, которая поднимается при разработке месторождений, в России на сегодня превышает 85 процентов. Это означает, что за каждой тонной воды мы поднимаем из недр более 6 кубов..., каждой тонны нефти, более 6 кубов воды.

И третий момент. В проектных документах, как правило, проектируется применение и заводнение, потому что, конечно же, себестоимость добычи нефти с помощью заводнений значительно ниже, чем применение современных технологий, хотя, так сказать, и нефтеотдача при этом низкая.

Что, на наш взгляд, надо делать?

Во-первых, на сегодняшний день нормы, по которым определяется рациональный вариант разработки, идут с советских времён. Когда критерием рациональности варианта разработки является накопленная дисконтированная прибыль недропользователя. Государство в этом критерии нет.

Поэтому важнейший вопрос, на наш взгляд, это является поручение профильному министерству создания современного регламента по проектированию и разработке месторождений, где было бы записано, что критерием рациональности вариантов разработки является гармонизация интереса между недропользователем и государством, грубо говоря, надо сравнивать NPV недропользователя и NPV государства. Всё-таки недра принадлежат государству вообще-то.

Ещё один очень важный момент, который необходимо отметить, нефтяная и газовая отрасль является всё-таки бюджетообразующей деятельностью. И, мне кажется, что очень важно было бы, это мы, кстати, обсуждали с рядом депутатов, когда было выездное заседание в Кагалыме, о том, что вообще-то было бы неплохо, чтобы руководство центральной комиссии по разработке нефтяных и газовых месторождений рассказывало бы Государственной Думе чего за год принято, с какой нефтеотдачей, какие технологии, чтобы депутатам было понятно, всё-таки на чём будет основываться бюджет следующего года, а то напринимают эти 27 процентов, а потом нужно скраивать бюджет. Как это делать? Хотя современные технологии, безусловно, могут быть применены. Это очень важный момент.

Ещё один важный момент, который очень важно отметить, сегодня всё-таки, говоря об инвестиционной привлекательности, надо говорить всё-таки о деньгах. Вот принятый критерий рациональности варианта разработки льготы по проницаемости, конечно, это хорошо. Я как гидродинамик прекрасно понимаю, что можно практически любое месторождение подвести под эти льготы. Но всё-таки инвестиционная привлекательность - это экономический критерий, поэтому, наверное, надо ставить критерий создания льгот на основе рентабельности разработки.

Когда инвестор решает вопрос вкладывать деньги или нет, он смотрит среднегодовую доходность проекта, и, наверное, на этом надо основываться. Если среднегодовая доходность проекта меньше, чем банковский процент, никто не будет вкладываться в это месторождение, хоть там какая проницаемость, хоть там какие льготы и так далее. Наверное, этот момент надо в этом новом регламенте по проектированию и разработке отметить, и более того, в классификации запасов необходимо отметить, какие запасы можно извлечь при рентабельности, равной банковскому проценту, то есть так называемые реально извлекаемые запасы. Ясно, что если рентабельность извлечения этих запасов меньше, чем банковский процент, никакой инвестор никаких денег в это дело не вложит.

Сегодня очень важно отметить такой момент, существует куча технологий, очень много технологий, которые при цене на нефть больше 60 долларов за баррель дают нефтеотдачу больше 40 процентов. О чём это говорит? Это говорит, что когда у нас сегодня цена на нефть больше 100 долларов за баррель, мы 40 процентов нефтеотдачи можем обеспечить. Что предлагается? Предлагается законодательно принять, что проекты с нефтеотдачей меньше 40 процентов просто не рассматриваются. При этом что будет происходить? При этом будет происходить увеличение оплаты научных работников, занятых в нефтегазовой сфере. Это будет происходить не волевым усилием, а это просто так, не может недропользователь обеспечить нефтеотдачу своими решениями технологическими, будет заказывать работу нормальным научным работникам, а не брать каких-то варягов, которые слово "геология" никогда не слышали... (Микрофон отключен.)

Председательствующий. Спасибо большое.

(Аплодисменты.)

Сергеев Игорь Борисович - декан экономического факультета горного университета Санкт-Петербурга.

Товарищи, есть необходимость посоветоваться, я думаю, что у нас выступило более двадцати человек, записались, конечно, сорок человек, но, надеюсь, никто не настаивает, поскольку выступления ваши вы можете сдать, мы их обязательно оформим через протокол наших сегодняшних слушаний, учтём в рекомендациях. Если кто настаивает сказать, что здесь не звучало, пожалуйста, по две-три минуты мы дадим данному товарищу. Есть желающие в таком ключе? Или будем завершать? Завершать. Спасибо большое.

Пожалуйста.

Сергеев И.Б. Во-первых, я также присоединяюсь к тем выступающим, что сегодня уже делали доклады, выражаю благодарность не только за приглашение выступить здесь, высказать свою точку зрения на эту проблему, но и послушать компетентное мнение многих тех, кого я знаю, кто есть в зале, и впервые вижу профессиональных и практиков, и теоретиков, и вот представителей государственных структур.

Что касается обсуждаемой проблемы повышения эффективности, инвестиционной эффективности недропользования, то, естественно, мы имеем дело с государственным регулированием недропользования в целом, а это сложнейшая проблема, потому что уже сегодня говорили многие, показывали специфику инвестиционных проектов недропользования. Действительно это совсем не те проекты, которые в других отраслях материального производства используются. Они и высокорисковые, они и очень подвержены сильно колебаниям тех сумм инвестиционных затрат, выгод, прибылей, которые может сулить проект.

Поэтому здесь, наверное, нужно всё-таки себе отдавать отчёт, что такой сложной проблеме должны быть подобраны соответствующие непростые методы её решения. И я немного, естественно, сокращу доклад и позволю себе два слова сказать, как бы обобщить, ну может быть, высказываю впечатление о том, что уже сегодня говорилось. На мой взгляд, есть необходимость всё-таки решить проблему систематизации затрат и выгод как для недропользователей, так и для государства как выразителей интересов общества.

То есть это не новая, на самом деле, методика. Речь идёт об известном методе затраты выгоды. Я прошу не путать с методом затраты выпуска, это другое. И если у нас на сегодня получается так, что, с точки зрения недропользователя, все коммерческие показатели, они достаточно хорошо проработаны. Компании, оценивая экономическую, свою коммерческую эффективность, уже пользуясь методиками, разработанными и апробированными, имеют неплохие результаты, для того чтобы какие-то уже принимать решения, то, с общественной точки зрения, есть проблемы.

И вот предыдущий докладчик говорил, что нужно государству также рассчитывать NPV. Да, действительно, речь идёт о, так называемой, экономической NPV, или как это на Западе ещё называется, ну да, экономическая NPV, то есть социально-экономические показатели, которые также учитывают и социальные выгоды, экономические выгоды и затраты, в том числе экологические и экстерналии.

Проблема здесь в том, что не всё можно монетизировать и оценить в денежном выражении. Ну хорошо, но нужно тогда, что можно оценить в денежном выражении, а что-то в качественном пока, хотя бы так. Тогда появляется та платформа, то уже что ли поле, чем же можно вести разговор о том, в чём уступить недропользователю, в чём не уступать с тем, чтобы заключать какие-то контрактные отношения по разработке того или иного месторождения.

Пока не будет систематизирована вот эта вот вся, все затраты и выгоды для второй стороны, для государства, будут пробуксовывать и проекты с государственно-частным партнёрством, потому что здесь возникает путаница, и сложно будет реализовывать проекты с условиями реальных опционов. Здесь, вот я знаю, есть коллеги, которые в этом уже серьёзно продвинулись, я читал их публикации. Потому что проблема заключается в том, что сегодня, если говорить о самых высокорисковых капиталоёмких проектах, то задачу снижения рисков и снижения инвестиционных затрат недропользователя иначе решить невозможно. У нас просто получится такое бессистемное решение. Мы будем, вроде бы, вот сейчас видим, нужно сделать то-то, предоставить льготу налоговую. Оказывается, увеличилась налоговая нагрузка на территорию. Надо потом будет, может быть, отыгрывать назад, что-то менять.

Поэтому у меня, наверное, такое единственное предложение будет, всё-таки задуматься над тем, чтобы выгоды и затраты государства систематизировать, критерии определить, в частности, вот горный университет и научная школа, рациональное недропользование, мы вот сейчас этим занимаемся, проводим конференции. И я думаю, что…

Председательствующий. Спасибо большое.

(Аплодисменты.)

Уважаемые товарищи, будем завершать наши парламентские слушания. Прежде чем, сейчас первому заместителю председателя комитета предоставим слово по рекомендациям, которые мы с вами должны принять, я, буквально, минуту займу вашего внимания.

Во-первых, поблагодарю ещё раз вех от имени президиума, Государственной Думы, министерство за интересные выступления, за предварительную работу по подготовке слушаний, за ваши тезисы, которые вы прислали своевременно сюда.

Ещё и ещё раз мы сегодня убедились через дискуссии, через выступления, что вопрос действительно очень сложный. Не так просто отыскать именно тот баланс, который нужен сегодня государству, людям, территориям, бизнесу, науке.

И если внимательно вы слушали друг друга, у территорий... Мне понравилось, что всегда у всех (от Челябинска, Чечни, Забайкалья) звучало одно. Это экология, это люди, это здоровье людей, это здоровье территорий, это инфраструктура, и так далее, и так далее, и так далее. То есть вот такое мощное здоровое начало - это очень важно. Это гарантия того, что мы не перевернём усилия некоторых хапуг, которым всё равно до территорий и до людей, которые готовы на самом людном месте любое вредное производство организовать.

Мы же знаем, как травят людей. Продукты питания готовят в подвале, где такая антисанитария, что невозможно даже нормальному человеку представить. А работают и в магазины тащат. Некоторые придумывают ещё более системные грубые вещи, циничные, когда занимаются недропользованием в особо людных местах, и когда оно при сегодняшних технологиях просто вредно, просто вредно напрямую. Не только там на атмосферный воздух, на выбросы, на сбросы влияет, но напрямую на человека через ближайшие два-три года уже идёт эта вредная отдача и на растения.

То есть мы ещё и ещё раз, понимая это, должны с вами самым внимательным образом работать на эффективность недропользования, на качественные показатели, чтобы наши предприятия по добыче углеводородов, твёрдых полезных ископаемых не были самыми грязными. Ведь они сегодня 95 процентов выбрасывают. От 3-х с лишним миллионов предприятий вот эти 10 тысяч выбрасывают (95 процентов всего вредного) и сбрасывают и в воздух, и в воду. Это факт известный. Поэтому давно уже и наука, и министерство требуют, в конце концов, этих новых технологий, требуют остановить это глобальное уничтожение всего и вся.

А вот понимая это, вторая часть должна, конечно, исходить из того, чтобы мы работали на вот эти лучшие технологии, которые бы могли эту затратную часть на экологию восполнять качественными показателями, меньшими прямыми затратами и издержками при производстве того или другого вида полезных ископаемых. Вот это всё и является главным предметом наших слушаний, ваших выступлений, ваших предложений.

И понятно, где перспектива завтрашнего дня. Мы все сегодня... Все сегодня говорили о геологоразведке, начиная от подготовки специалистов и завершая необходимостью восстановления этого провала, без которого невозможно жить будущим поколениям.

Поэтому, уважаемые товарищи, говоря ещё раз слова благодарности, мы обращаемся и к правительству, и ещё раз к Государственной Думе в целом, и к Совету Федерации, обращаемся к нашему бизнесу вот в этом плане, к контролирующим органам: в этом плане проявлять особую ответственность.

Может быть, повторюсь, но хочу сказать, надо понимать, что это народное добро, что это добро государства, и поэтому повышенная ответственность должна быть у бизнеса к недрам, к этим богатствам нашей страны, чтобы мы их восполняли на не возобновляемом направлении, а восполнять можно только через эффективное использование, через геологоразведку и так далее, и так далее. Ещё раз вам спасибо.

Слово предоставляется Ивану Игнатьевичу Никитчуку, доктору физических наук, пожалуйста, математических, технических, ну настоящему доктору. 

Пожалуйста.

Никитчук И.И. Спасибо.

Уважаемые коллеги, уважаемые участники парламентских слушаний, наши слушания завершаются. Состоялся, по крайней мере, на мой взгляд, очень интересный обмен мнениями профессионалов по очень актуальной теме сегодня. Образно говоря, мы все прекрасно понимаем, что сырьевая отрасль наша - это та лошадка, которая тащит, по сути дела, сегодня на себе всю экономику страны. За счет этой отрасли мы сегодня живем с вами. Поэтому отсюда и тот интерес, который был проявлен здесь, в этом зале, на этих парламентских слушаниях.

Наши парламентские слушания должны закончатся не просто разговоров, а конкретным документом - это рекомендации. Они у вас, я думаю, есть на руках, вы, наверное, успели, по крайней мере, кратко хотя бы ознакомиться с этим документом. Он у нас получился достаточно объемным. Но мне кажется, что это его не недостаток, а, наверное, скорее, преимущество, поскольку он здесь вобрал практически все те темы, которые были подняты в докладах и о которых говорил и Владимир Иванович, и все выступающие. Поэтому мне кажется, что этот документ можно принять за основу.

Председательствующий Товарищи, нет, я думаю, возражений? Давайте за основу примем документ нашим голосование. Кто за? Против, воздержавшихся не вижу.

Пожалуйста.

Никитчук И.И. Уважаемые коллеги, у нас есть отработанная процедура. Мы предлагаем поручить президиуму, поручить аппарату Комитета нашего по природным ресурсам и природопользованию и экологии обобщить то, что говорилось в докладах, выступлениях, дополнить эти рекомендации, доработать. И с учетом вот этой процедуры принять их  целом.

Председательствующий. Уважаемые товарищи, доверяете, я думаю, и президиуму и комитету проголосовать нам всем вместе в целом с теми предложениями, которые озвучил Иван Игнатьевич.

Кто за то, чтобы в целом принять данные рекомендации, прошу проголосовать. Против, воздержавшихся не вижу.

Спасибо, Иван Игнатьевич. 

Никитчук И.И. Спасибо.

Председательствующий. Ну, ещё раз, уважаемые товарищи, спасибо вам. До свидания.  (Аплодисменты.)

 

 

РЕКОМЕНДАЦИИ

парламентских слушаний на тему: «Законодательное обеспечение повышения инвестиционной привлекательности пользования недрами на территории РФ и континентальном шельфе»

 

Проведя с участием депутатов Государственной Думы, членов Совета Федерации, представителей федеральных органов исполнительной власти, исполнительных и законодательных (представительных) органов власти субъектов Российской Федерации, представителей научно-исследовательских учреждений, коммерческих и некоммерческих организаций обсуждение проблем обеспечения повышения инвестиционной привлекательности пользования недрами на территории Российской Федерации и ее континентальном шельфе, участники парламентских слушаний отмечают следующее.

Российская Федерация располагает одной из крупнейших в мире минерально-сырьевых баз, уверенно занимает ведущие позиции по ряду важных направлений в энергетическом и горнопромышленном секторах мировой экономики. В недрах России сосредоточены около 25 % мировых запасов природного газа, 10 % нефти, 34 % алмазов, 19 % угля, 18 % калийных солей,14 % запасов никеля. На государственном балансе учитывается 108 видов минерального сырья.

Особенно перспективен для освоения ресурсный потенциал континентального шельфа Российской Федерации. На сегодняшний день ресурсная база внутренних морских вод, территориального моря и континентального шельфа России (включая Азовское и Каспийское моря) составляет 115,1 млрд. т. условного топлива, при этом запасы равны 15,4 млрд. т. условного топлива.

Развитие экономики Российской Федерации сопровождается неуклонным ростом потребления топливно-энергетических и других минерально-сырьевых ресурсов. В частности, за последние 10 лет добыча нефти (включая конденсат) выросла в 1,5 раза, добыча железных руд - на 38 %, добыча угля - на 20 %.

По данным Федеральной службы государственной статистики, за январь-сентябрь 2013 года добыча полезных ископаемых по важнейшим видам продукции (общий объем / % к январю-сентябрю 2012 года) составила:

- нефть, включая газовый конденсат - 390 млн.т. / 100,8%;

- газ природный и попутный – 483 млрд.м3 / 101,1%;

- уголь - 255 млн.т. / 97,5%;

- руда железная сырая подземной добычи - 16,8 млн.т. / 102,7%.

Получаемые доходы от использования минерально-сырьевого комплекса страны в настоящее время являются основным источником формирования доходной части федерального бюджета. Так, проектом федерального закона         № 348499-6 «О федеральном бюджете на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов» предусмотрено, что в 2014 году объем нефтегазовых доходов составит   6,5 трлн. рублей  (48,1 % от общих доходов федерального бюджета).

Повышение уровня добычи полезных ископаемых напрямую связано с инвестициями в данный сектор экономики. По своей инвестиционной привлекательности для иностранных инвесторов недропользование в России стоит на 3-м месте.

В 2012 году инвестиции в основной капитал по добыче полезных ископаемых составили 117,4% к  уровню 2011 года (1801,7 млрд. рублей и 1534,3 млрд. рублей) и в экономику России поступило 154,6 млрд. долларов США иностранных инвестиций, что на 18,9% меньше, чем в 2011 году. Как следует из данных Росстата, в последние 3-4 года в России на добычу полезных ископаемых приходилось 12,0 - 12,6% поступавших иностранных инвестиций.

Следует учесть, что общий объем инвестиций, который планируется привлечь в ТЭК до 2020 года, превышает 1 трлн. долларов США, при этом реализация нефтегазовых проектов помимо экспортных доходов обеспечит развитие территории Восточной Сибири и позволит увеличить количество высококвалифицированных отраслевых рабочих кадров.

За последние годы в ходе реформирования системы управления государственным фондом недр были достигнуты определенные результаты, позволившие увеличить инвестиционную привлекательность российского минерально-сырьевого комплекса, в частности:

- установлен режим «одного окна» при согласовании технических проектов на разработку месторождений полезных ископаемых;

- отменена необходимость получения отдельных лицензий на добычу общераспространенных полезных ископаемых пользователями недр для собственных нужд на своих лицензионных участках;

- законодательно закреплена возможность изменения границ участка недр, переданного в пользование в целях обеспечения полноты геологического изучения, рационального использования и охраны недр;

- законодательно закреплена упрощенная процедура предоставления земельных участков, принадлежащих государству и муниципалитетам, для нужд недропользования;

- для повышения рентабельности добычи трудноизвлекаемого углеводородного сырья была проведена комплексная налоговая реформа, в частности, были введены понижающие коэффициенты НДПИ на добычу трудноизвлекаемых запасов;

- увеличен срок геологического изучения с 5 до 7 лет на участках недр, расположенных полностью или частично в границах Республики Саха (Якутия), Камчатского, Красноярского, Хабаровского краев, Иркутской, Магаданской, Сахалинской областей, Ненецкого, Чукотского, Ямало-Ненецкого автономных округов;

- урегулированы вопросы изменения границ предоставленных в пользование участков недр на глубину и по площади;

- отменена плата за пользование геологической информацией, полученной в результате государственного геологического изучения недр;

- за 10 лет выросла доля высокотехнологичных услуг (с 18 до 30%).

- приняты меры государственного стимулирования добычи на российском шельфе, предполагающие отмену экспортных пошлин и снижение ставок по НДПИ и другим видам налогов, увеличившие рентабельность шельфовых проектов на 20%;

- повышена «прозрачность» принятия решений в минерально-сырьевом комплексе путем установления необходимости разработки нормативных правовых актов, регулирующих осуществление административных процедур.

Параллельно проводилась работа, направленная на повышение ответственности пользователей недр, поддержание безопасности работ и соблюдение экологических требований и минимизации экологических рисков, в том числе:

- закреплены обязательные нормы проведения дегазации организациями по добыче (переработке) угля с целью предотвращения взрывов и аварий на угольных шахтах, сопровождаемых, как правило, большим числом человеческих жертв;

- определен порядок расчета размера вреда, причиненного недрам, вследствие нарушения законодательства Российской Федерации о недрах;

- предусмотрены обязанности и финансовая ответственность эксплуатирующих организаций, включая возмещение в полном объеме вреда, причиненного окружающей среде, в том числе водным биоресурсам, жизни, здоровью и имуществу граждан, а также необходимость установления в лицензии мер по применению технологий и методов ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов в морской среде в ледовых условиях, при разработке минеральных ресурсов в ледовых условиях;

- разработаны поправки в законодательство, направленные на совершенствование системы экологического нормирования и экономического стимулирования для внедрения наилучших доступных технологий, вовлечение отходов производства и потребления во вторичное использование, существенное сокращение объемов их захоронения, и необходимость формирования ликвидационных фондов в недропользовании.

Несмотря на принятые меры, существующий ряд серьезных проблем тормозит развитие российского минерально-сырьевого комплекса и снижает инвестиционную привлекательность пользования недрами. К таким проблемам следует отнести:

1. Высокие риски ведения геологоразведочных работ.

Результаты указанных работ часто бывают отрицательными, и долгосрочный характер инвестиций в минерально-сырьевом комплексе приводит к тому, что вкладывать средства в геологоразведку могут только крупные компании, обладающие большой финансовой устойчивостью, так как рынок публичного венчурного капитала для финансирования рискованных проектов в России не развит.

В то же время крупнейшие российские сырьевые компании обеспечены текущими разведанными запасами нефти, газа, твердых полезных ископаемых на десятилетия вперед. То есть, у большинства крупнейших российских сырьевых компаний нет острой необходимости наращивать сырьевую базу. При этом небольшие компании фактически оказались отстранены от участия в геологоразведочном процессе.

2. Природно-климатические условия, требующие значительных вложений.

Около 75% всех ресурсов акваторий России сосредоточено в суровых природно-климатических условиях арктических регионов, где практически полностью отсутствует инфраструктура. Освоение каждого месторождения в таких условиях - очень дорогостоящий, рискованный и высокотехнологичный инвестиционный проект.

Требуемые вложения в освоение шельфовых ресурсов страны оцениваются более чем в 15 трлн. рублей. При этом для активного освоения месторождений углеводородов континентального шельфа Российской Федерации необходимо устранение законодательных ограничений и неопределенностей, связанных, в частности, с порядком прохождения пограничного контроля при перемещении с территории Российской Федерации на объекты, расположенные на шельфе и обратно, с минимизацией административных и временных затрат на прохождение таможенных формальностей, с возможностью осуществления перевозок грузов и пассажиров с использованием судов под иностранными флагами.

Кроме того, большая часть месторождений в удаленных регионах России осваивалась еще в советское время, когда строительство стационарных поселков было обычной практикой. Часть из них в ближайшее десятилетие возможно придется закрыть. Процедуру закрытия, а также источники финансирования и объем мер социальной защиты работников предприятий и жителей поселков необходимо регламентировать федеральными законами.

3. Достижение прироста запасов за счет пересчета, а не ГРР.

В золотодобывающей отрасли, где геологоразведочные работы в последние годы были наиболее успешными, основная часть прироста запасов получена в результате доразведки или переоценки запасов ранее разведанных месторождений.

Таким образом, главной задачей является геологическое изучение и подготовка перспективных площадей, на которых прогнозируется открытие новых объектов («поискового задела»), а не только наращивание запасов в пределах известных разрабатываемых и ранее разведанных месторождений.

4. Недофинансирование ГРР со стороны государства.

Истощение накопленного за десятилетия поискового задела – участков недр, готовых для предоставления в пользование инвесторам, связано с недофинансированием государством геологоразведочных работ начальных стадий, которое, начиная с 2008 года, составило около 40 млрд. рублей.

В соответствии с подпрограммой «Воспроизводство минерально-сырьевой базы, геологическое изучение недр» государственной программы Российской Федерации «Воспроизводство и использование природных ресурсов» объем бюджетных ассигнований на реализацию мероприятий составляет на 2014 и           2015 годы 41 млрд. рублей ежегодно, на 2016 год - 42,2 млрд. рублей. Поскольку бюджетные расходы на проведение ГРР меньше, чем предусмотрено данной госпрограммой, уже сейчас в стране ощущается дефицит перспективных участков.

5. Ограничение иностранных инвестиций.

Принятие Федерального закона от 28 мая 2008 года № 58-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства», установило ограничения участия иностранного капитала при пользовании участками недр федерального значения.

Недропользователь заинтересован вкладывать значительные финансовые средства в проведение поисково-оценочных работ на участках недр только в том случае, когда у него имеются твердые гарантии того, что в случае установления факта открытия месторождения ему будет предоставлено право его разработки. Высокая вероятность потери участка недр при открытии стратегического месторождения резко снижает инвестиционную привлекательность такого участка для иностранных инвесторов.

6. Излишние административные барьеры и «негибкий» налоговый режим.

Излишние административные барьеры являются одним из важнейших препятствий на пути развития российской экономики, поэтому необходимо совершенствовать порядок осуществления контрольно-надзорных и разрешительных функций, сокращать избыточное государственное регулирование.

Кроме того, как показывает мировой опыт, частный капитал готов вкладывать средства в ГРР, в том числе и ранних стадий, а также в разработку месторождений с низкокачественными рудами,но эти работы за рубежом выполняются преимущественно мелкими компаниями, с привлечением рискового капитала.

В связи с этим требуется реализация комплекса мер по экономическому стимулированию как геологоразведочных, так и добычных работ.

7. Высокая доля «нерентабельных» и «трудноизвлекаемых» запасов.

Невостребованность отечественных месторождений определяется невысоким качеством руд, сложными условиями их залегания, нахождением объектов в малоосвоенных районах. Необходимо развивать новые технологии добычи и переработки руд, чтобы сделать привлекательными для рынка месторождения с относительно низкокачественными рудами. Так, российская сырьевая база редких земель, тантала и ниобия – вторая в мире. Однако доля запасов, отработка которых рентабельна в современных условиях, невелика.

К настоящему времени в структуре разведанных запасов страны доля трудноизвлекаемой нефти достигает по разным оценкам до 70%. Тем не менее, нефтедобывающие компании продолжают использовать практику вывода из эксплуатации малодебитных скважин, работающих на трудноизвлекаемом сырье. Их закрытие рассматривается как важный элемент снижения себестоимости, поскольку обычно до 30% скважин компании дают 85% нефти, а эксплуатация остальных 70% скважин лишь повышает себестоимость добытого сырья. В некоторых компаниях не работает 50% имеющегося фонда скважин. Таким образом, идет выборочная отработка наиболее эффективных запасов.

8. Несовершенство используемых технологий при добыче, устаревшее оборудование.

Морально и физически устаревшее оборудование и технологии, применяемые на многих добывающих предприятиях, определяют низкую эффективность использования отечественной минерально-сырьевой базы и не позволяют решить проблему полного и комплексного использования минерального сырья.

Например, применяемая в газопромысловой практике технология использования собственной энергии пласта позволяет извлекать лишь 70% разведанных запасов газа. В неглубоких залежах по мере вступления их в завершающую стадию эксплуатации растет доля так называемого «низконапорного» газа, для извлечения и транспортировки которого требуются серьезные дополнительные затраты, а часть его извлечь невозможно. Только на базовых для газодобычи месторождениях - Медвежьем, Уренгойском, Ямбургском и Заполярном – к концу эксплуатации залежей «сухого» газа в недрах останется около 1,5 трлн. куб.м высококачественного топлива. Технологии вытеснения низконапорного газа из залежей дороги, их применение требует инвестиций, сопоставимых с затратами на открытие новых газовых месторождений.

Также серьезной проблемой является низкий процент извлечения конденсата, потери которого при добыче природного газа составляют 40 - 60%. Одной из причин, мешающих добыче этого полезного ископаемого, является отсутствие транспортной инфраструктуры (конденсатопроводов) и перерабатывающих мощностей.

В индустриально развитых странах обогащается от 70 до 90% добываемых углей, в России – лишь около трети каменного угля, а бурые угли не обогащаются вовсе. Многие перспективные технологии добычи и обогащения руд в России либо не освоены вообще, либо используются выборочно.

9. Дефицит квалифицированных кадров.

Годовой выпуск специалистов с высшим геологическим образованием составляет около 2,5 тыс. человек, со средним геологическим образованием - около 500 человек. По данным последних лет, от 30 до 50 процентов выпускников-геологов работают не по специальности.

За последние 15 лет обеспеченность организаций геологической отрасли специалистами с высшим профессиональным образованием снизилась почти в 1,5 раза, выросла доля лиц пенсионного возраста и одновременно снизилась доля персонала в экономически активной возрастной категории до 40 лет. Кроме того, постоянно увеличивается отток кадров, а более 10 процентов появившихся рабочих мест остаются вакантными.

По различным оценкам, дефицит молодых инженеров, экономистов и управленцев, а также других специалистов с высшим образованием в геологической отрасли составляет свыше 20 тыс. человек.

10. Слабая развитость альтернативной энергетики.

В целях снижения энергоемкости валового внутреннего продукта Российской Федерации, обеспечения рационального и экологически ответственного использования энергии и энергетических ресурсов необходимо развивать возобновляемые источники энергии(ветроэнергетика, биотопливо, солнечная энергетика).

Доля их использования в энергобалансе страны менее 1,5%. К 2020 году мощность генерации на основе ВИЭ в России должна составить 6 ГВт (4% в общем энергобалансе), что потребует 516 млрд. рублей инвестиций.

Развитие альтернативной энергетики позволит снизить излишнюю нагрузку на минерально-сырьевой комплекс страны.

 

Помимо решения указанных выше проблем, необходимо принятие ряда следующих концептуальных решений, в том числе на уровне законодательства.

1. Вовлечение в отработку «техногенных месторождений».

Современное отношение к техногенных образованиям, как к отходам производства, существенно сдерживает вовлечение их во вторичный оборот и лицензирование на уровне законодательства о недрах. Между тем, на Урале при производстве медных, цинковых и пиритных концентратов в отвальные хвосты флотации уходит более 9% меди и цинка, 30% серы, более 50% железа, 20- 50% золота и серебра, 30% селена, 40% теллура, 60% висмута, молибдена и галлия.

Для решения данного вопроса необходимо предпринять следующие шаги.

1.1. В сфере отходов производства (Федеральный закон «Об отходах производства и потребления»):

-проведение инвентаризации объектов размещения отходов сроки, финансирование, определение ответственных органов и их полномочий;

- выделение по результатам инвентаризации отходов, являющихся вторичными ресурсами, определение порядка их выделения, формирование и ведение реестра отходов, являющихся вторичными ресурсами;

- установление обязанностей собственников отходов, включенных в реестр отходов - вторичных ресурсов, провести их утилизацию собственными силами на перерабатывающем комплексе, либо заключить договор на их переработку с лицом, владеющим перерабатывающим комплексом. При этом собственник вторичных ресурсов в установленный законом срок (необходимо уточнить какой срок для этого достаточен) обязан представить в уполномоченный государственный орган на согласование программу проведения утилизации; установление требований к содержанию такой программы; установление обязанностей собственника вторичных ресурсов по выполнению программы утилизации, государственный надзор за ее выполнением; установление административной ответственности собственника вторичных ресурсов за невыполнение обязанностей по их утилизации, в том числе - возможность административного приостановления деятельности;

- введение нормы о том, что данный Федеральный закон не распространяется на техногенные минеральные образования (техногенные месторождения), обращение с которыми регулируется законодательством Российской Федерации о недрах.

1.2. В сфере недропользования (Закон Российской Федерации «О недрах»):

- определение техногенных минеральных образований (техногенных месторождений), установление права государственной собственности на них.

- проведение инвентаризации техногенных минеральных образований - сроки, финансирование, определение ответственных органов и их полномочий;

- установление нормы о том, что право добычи полезных ископаемых техногенного месторождения возникает на основании отдельной лицензии на осуществление данного вида пользования недрами;

- установление права недропользователя, в результате деятельности которого образовалось техногенное месторождение, на бесконкурсное получение лицензии на его разработку при условии представления утвержденного проекта разработки, требований к содержанию такого проекта, последующий надзор за его выполнением и выполнением условий соответствующей лицензии;

- установление срока, в который недропользователь, в результате деятельности которого образовалось техногенное месторождение вправе либо обратиться за получением лицензии на его разработку, либо отказаться от разработки. При этом, в случае отказа недропользователя от разработки, либо не поступления от него в установленный законом срок заявления о предоставлении права пользования техногенным месторождением, государство вправе предоставить по результатам аукциона данное право иному лицу;

- установление порядка проведения аукционов на предоставление права добычи полезных ископаемых техногенного месторождения;

- установление обязанностей лиц, осуществляющих разработку техногенных месторождений, проводить ее с применением технологий, не наносящих ущерба окружающей среде, обеспечивать подсчет запасов техногенных месторождений, утверждать программы комплексной переработки минерального сырья и утилизации неиспользуемых компонентов и др;

- установление обязанностей недропользователей в результате деятельности которых создаются техногенные минеральные образования поставить их на государственный баланс;

- определение порядка ведения государственного учета техногенных месторождений.

2. Формирование единого института комплексной государственной геологической экспертизы.

Указанный институт может быть создан путем объединения экспертизы проектов геологического изучения недр, поисков, разведки месторождений полезных ископаемых, государственной экспертизы запасов полезных ископаемых, и экспертизы технических проектов разработки месторождений полезных ископаемых и иной проектной документации на выполнение работ, связанных с пользованием участками недр, в рамках единого центра на базе Федерального агентства по недропользованию по принципу «одного окна».

Все указанные процедуры могут быть заменены одной государственной услугой по проведению комплексной государственной геологической экспертизы, предмет которой на каждой стадии освоения участка недр будет соответствовать определенной задаче государственного управления фондом недр.

2.1. На этапе геологического изучения недр и разведки месторождений полезных ископаемых в ходе экспертизы будет устанавливаться соответствие проекта геологического изучения недр требованиям законодательства о недрах, условиям пользования недрами, а также утвержденным в установленном порядке стандартам (нормам, правилам) по технологии ведения работ.

2.2.   На этапе завершения стадий геологического изучения недр и разведки месторождений полезных ископаемых будет проверяться достоверность и правильность указанной в представленных материалах оценки количества и качества запасов полезных ископаемых в недрах, подготовленность месторождений или их отдельных частей к промышленному освоению, а также их промышленное значение.

2.3.   На этапе разработки месторождения полезных ископаемых будет устанавливаться соответствие предлагаемых технических и технологических решений условиям пользования участком недр, требованиям по рациональному использованию и охране недр.

В качестве базовых принципов проведения комплексной государственной геологической экспертизы следует установить платность, стадийность, единообразие методических подходов с целью обеспечения рационального использования и охраны недр. При этом сохранить согласование экспертного заключения на завершающем этапе комплексной государственной геологической экспертизы комиссией, создаваемой Федеральным агентством по недропользованию с привлечением представителей других ведомств.

Введение комплексной государственной геологической экспертизы позволит обеспечить создание единой системы методического руководства экспертной деятельностью в сфере недропользования, предполагающей единообразный подход к рассмотрению представляемых материалов.

Логическим продолжением введения предложенного механизма может стать введение механизма предоставления «единого пакета» лицензионных документов при недропользовании (недра, вода, лес, земля), учитывающего все потенциальные экологические риски и существенно снижающего административные барьеры;

3. Диверсификация путей использования углеводородных ресурсов.

Задача увеличения доли перерабатывающего сектора в структуре национальной экономики, определенная в качестве приоритетной для развития страны, не может быть решена только за счет наращивания добычи природных ресурсов. Необходимый результат может быть достигнут при сбалансированном развитии экономики в целом, в первую очередь, ее перерабатывающих отраслей, среди которых предприятия нефтеперерабатывающего и нефтехимического профиля занимают одно из приоритетных мест.

Постоянно увеличивающийся спрос на моторные топлива, растущая стоимость на светлые нефтепродукты, истощение легко извлекаемых нефтяных запасов, а также огромные ресурсы ПНГ и угля в России вместе с отсутствующей инфраструктурой вынуждают добывающие и перерабатывающие компании работать над совершенствованием технологий переработки сырья и возможностями использования его новых видов.

Одними из наиболее перспективных направлений, помимо производства сжиженного природного газа (LNG) и компримированного природного газа (CNG), в настоящее время считаются технологии GTL (gas-to-liquid) и СTL (coal-to-liquid) производство синтетического топлива из газа и угля. Накопленный опыт использования таких технологий в других странах, а особенно динамика ввода новых мощностей позволяет сделать определенные выводы и прогнозы потенциала их применения.

На сегодняшний день в России существует только одна действующая GTL-установка и ни одной CTL. Основными причинами столь низкой активности во внедрении новых решений по переработке являются неоднозначная экономическая эффективность проектов и отсутствие на рынке российских компаний с опытом их использования.

Между тем применение технологий открывает уникальную возможность энергетическим компаниям, обладающим газовыми или угольными ресурсами, диверсифицировать свои доходы путем выхода на более глобальный и ликвидный рынок моторного топлива и продуктов нефтехимии. В том числе использование GTL-технологий может так же поспособствовать решению топливно-энергетических проблем удаленных регионов Крайнего Севера, Восточной Сибири, Дальнего Востока.

Проанализировав проблемы обеспечения повышения инвестиционной привлекательности пользования недрами на территории Российской Федерации и ее континентальном шельфе, участники парламентских слушаний р е к о м е н д у ю т:

I. Федеральному Собранию Российской Федерации:

1.1. Ускорить рассмотрение следующих проектов федеральных законов:

№ 371615-6 «О внесении изменений в статью 2.1 Закона Российской Федерации «О недрах»;

№ 116807-6 «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О недрах» и в Федеральный закон «О соглашениях о разделе продукции»;

№ 348208-6 «О внесении изменений в статью 34 Закона Российской Федерации «О недрах» (о праве на государственное денежное вознаграждение за открытие месторождения полезных ископаемых);

№ 262942-6 «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О недрах» (в части регламентации порядка подготовки и согласования планов и схем развития горных работ, оформления документов, удостоверяющих уточненные границы горного отвода).

1.2. При принятии проекта федерального закона «О федеральном бюджете на 2014 год и плановый период 2015 и 2016 годов» предусмотреть финансирование геологического изучения недр на 2014, 2015 и 2016 годы ежегодно не ниже значений, предусмотренных Государственной программой Российской Федерации «Воспроизводство и использование природных ресурсов».

1.3. В целях введения новых подходов и критериев допуска компаний к освоению участков недр федерального значения, осуществить обсуждение вопроса введения в законодательство Российской Федерации дефиниции «национальная компания», определив совокупные критерии отнесения к ней (например, регистрация компании на территории Российской Федерации, 100% уплата налогов в консолидированный бюджет Российской Федерации, ежегодный объем уплачиваемых налогов, уровень социальной ответственности и участия в государственных программах, доля использования отечественного оборудования и работающих граждан Российской Федерации, затраты на НИОКР, уровни технической и технологической модернизации, и т.п.).

2. Правительству Российской Федерации:

2.1. Осуществить анализ налогового, таможенного, водного законодательства, законодательства об иностранных инвестициях, о недрах, на предмет выработки предложений по его гармонизации и совершенствованию.

2.2. Рассмотреть возможность внесения изменений в следующие законодательные акты Российской Федерации:

2.2.1. Закон Российской Федерации от 21 февраля 1992 г. № 2395-1 «О недрах», в части:

- уточнения критериев отнесения месторождений полезных ископаемых к участкам недр федерального значения (объемы запасов, наличие промышленных запасов и т.д.), в том числе  в части повышения критериев участков недр федерального значения для коренных месторождений  золота с 50 тонн до 150 тонн;

- установления прозрачных критериев выбора механизма предоставления права пользования участком недра (конкурс или аукцион);

- введения возможности «заявочно-уведомительного» принципа осуществления геологического изучения участков недр, прилегающих к границам горных отводов;

- конкретизации вопросов государственного надзора за геологическим изучением, рациональным использованием и охраной недр;

- упорядочивания процедуры проведения аукционов и конкурсов;

- предоставления возможности получения лицензии единственному участнику аукциона на право пользования участком недр, в случае если аукцион признан не состоявшимся в связи с поступлением заявки только от одного участника;

- возможности проведения «инвестиционных конкурсов», когда критериями для выявления победителя конкурса являются степень переработки добытого полезного ископаемого на территории Российской Федерации и сроки реализации инвестиционного проекта;

- стимулирования создания мощностей по переработке минерального сырья;

- введения возможности ограниченного гражданского оборота прав пользования недрами и их регистрация как имущественного права (залог, переуступка);

- установления в лицензии обязательных сроков обустройства месторождения полезных ископаемых, минимальных уровней извлечения полезных ископаемых и полезных компонентов;

- предоставления безусловной возможности получения права пользования участком недр в целях разведки и добычи полезных ископаемых пользователем недр, осуществляющим деятельность в рамках лицензии на геологическое изучение (сквозная лицензия);

- предоставления возможности получения прав пользования недрами в целях геологического изучения, разведки и добычи полезных ископаемых по факту открытия месторождения полезных ископаемых в границах лицензионного участка, отличных от полезных ископаемых, указанных в лицензии;

- регулирования вопросов рекультивации и сдачи земельных участков по окончании отработки месторождения полезных ископаемых.

2.2.2. Земельный кодекс Российской Федерации в части совершенствования процедуры изъятия земельных участков у собственников земельных участков для целей пользования недрами;

2.2.3. Налоговый кодекс Российской Федерации, в части:

- введения системы дифференцированного налогообложения по налогу на добычу полезных ископаемых для всех полезных ископаемых;

- предоставления возможности недропользователям вычитать из налога на добычу полезных ископаемых затраты, понесённые на геологическое изучение;

- перехода в долгосрочной перспективе на налогообложение добычи природных ресурсов на основе результатов финансово-хозяйственной деятельности организации (налог на добавочный доход);

- передачи органам власти субъектов Российской Федерации полномочий по установлению ставок налога на добычу полезных ископаемых по видам полезных ископаемых относящихся к общераспространенным.

2.3. Рассмотреть вопрос о внесении изменений в следующие нормативные правовые акты:

2.3.1. Положение о порядке лицензирования пользования недрами (Постановление Верховного Совета Российской Федерации от 15.07.1992 года № 3314-1 в части приведения его в соответствие с Законом Российской Федерации «О недрах» или инкорпорации его основных действующих норм в Закон Российской Федерации «О недрах» с последующим признанием утратившим силу Положения;

2.3.2. Положение о возмещении расходов на поиск и оценку открытого месторождения полезных ископаемых и суммы уплаченного в соответствии с условиями совмещенной лицензии разового платежа за пользование участком недр лицам, которым в соответствии с частью пятой статьи 21 Закона Российской Федерации «О недрах» отказано в предоставлении права пользования участком недр для разведки и добычи полезных ископаемых на участке недр федерального значения, и о выплате им вознаграждения (постановление Правительства Российской Федерации от 10 марта 2009 года № 206) в части необходимости учета в порядке расчета размера вознаграждения объемов запасов, упущенной выгоды и иных экономических факторов.

2.4.   Инициировать разработку проектов соответствующих нормативных правовых актов, направленных на активное освоение месторождений углеводородов континентального шельфа Российской Федерации и организовать их согласование с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти по следующим направлениям:

а) упрощение пограничного контроля при перемещении российского и иностранного персонала с территории Российской Федерации на искусственные острова, установки и сооружения, расположенные на континентальном шельфе Российской Федерации, над которыми Российская Федерация осуществляет свою юрисдикцию, и обратно;

б) устранение неопределенностей в применении таможенного законодательства Таможенного союза к российским проектам разработки континентального шельфа, включая:

- определение момента возникновения таможенной территории Таможенного союза на искусственных островах, установках и сооружениях, над которыми Российская Федерация осуществляет свою юрисдикцию;

- совершенствование порядка применения специальной таможенной процедуры, а также иных таможенных процедур для иностранных товаров, используемых в целях разработки месторождений углеводородов на континентальном шельфе Российской Федерации;

- распространение сферы применения специальной таможенной процедуры на товары, используемые для создания и обеспечения функционирования береговой инфраструктуры и инфраструктуры, размещаемой в территориальном море Российской Федерации в целях разработки морских углеводородных месторождений без установления их перечня по номенклатуре с введением обязательного условия о целевом использовании (по аналогии с действующей специальной таможенной процедурой для шельфовых проектов);

2.5. Ускорить принятие подзаконных нормативных правовых актов, направленных на реализацию положений законодательства, связанных с защитой морей от загрязнения нефтью.

2.6. Ускорить внесение на рассмотрение Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации законопроектов, направленных на:

- упрощение доступа к земельным участкам в целях пользования недрами, совершенствования процедуры изъятия земельных участков для государственных или муниципальных нужд;

- создания ликвидационного фонда, формируемого компаниями-недропользователями в целях финансирования мероприятий по консервации и ликвидации предприятия, восстановлению природной среды, рекультивации земель и благоустройству территорий.

- установление случаев, исключающих внесение изменений в лицензии на пользование недрами;

- уточнение содержания лицензий, конкретизацию порядка досрочного прекращения, а также упорядочение процедуры проведения аукционов и конкурсов;

- установление обязательств пользователей недр по обеспечению безопасного состояния горных выработок, буровых скважин и иных объектов, связанных с пользованием недрами в границах лицензионного участка;

- разрешение вопросов размещения в пластах горных пород «подтоварных вод»;

- формирование единого института комплексной государственной геологической экспертизы;

- разграничение полномочий между федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере изучения, использования, воспроизводства и охраны недр, и федеральным органом исполнительной власти по оказанию государственных услуг и управлению государственным имуществом в сфере недропользования;

- определение критериев контроля за иностранными инвестициями в сфере недропользования;

- отмену градостроительной экспертизы в отношении «разведочных скважин».

2.7. Оценить эффективность существующего порядка финансирования геологоразведочных работ и предложить меры по безусловному проведению недропользователями необходимых геологоразведочных работ в запланированном объеме.

2.8. Рассмотреть возможность приведения российской классификации запасов месторождений твердых полезных ископаемых в соответствие с международно-признанными системами классификаций минеральных ресурсов и запасов.

2.9. В целях подготовки высококвалифицированных кадров для геологической отрасли учесть нужды высшей школы по интеграции с геологоразведочными и добывающими компаниями.

2.10. Создать необходимые правовые условия для стимулирования изучения и освоения нетрадиционных и трудноизвлекаемых запасов полезных ископаемых, а также возобновляемых источников энергии (ветроэнергетика, биотопливо, солнечная энергетика).

2.11. Поручить федеральным органам исполнительной власти проведение работы по уточнению программных документов Российской Федерации, предусматривающих мероприятия по созданию инфраструктуры (морские порты, навигационное обслуживание на Северном морском пути, аварийно-спасательные формирования, спутниковая связь и иные) для освоения месторождений нефти и газа континентального шельфа за счет средств федерального бюджета, с целью систематизации данных мероприятий в рамках одного программного документа и повышения результативности использования бюджетных средств.

 

 

 

Председатель Комитета Государственной Думы по природным ресурсам,

Природопользованию и Экологии                                   В.И.Кашин

 

Меню

Новости экологии

Яндекс.Метрика