Ресурсные проклятия

Несколько дней назад в Госдуме в первом чтении был принят бюджет страны на 2016 год, рассчитанный при цене на нефть $50 за баррель. 44% доходов в нем должны обеспечить прямые нефтегазовые доходы. За последние 17 месяцев стоимость нефти Brent упала почти на 60%, ниже $50 за баррель. Большая часть специалистов нефтяной отрасли отмечает, что следующий год будет самым трудным для добывающих компаний за последние несколько десятилетий. Но именно на таком драматичном фоне в отечественном ТЭКе появляется ряд новых перспективных направлений развития.

После снятия санкций на рынке будет расти присутствие Ирана, продолжится увеличение объемов экспорта из Ирака. Нефть Саудовской Аравии, вытесняемая из США местными производителями, продолжит активно конкурировать с российскими поставками на рынках азиатских и европейских стран. На проходившем 10 ноября в ИМЭМО семинаре, посвященном тенденциям в развитии мировой и российской нефтегазодобычи, норвежский эксперт Яранд Ристад высоко оценил потенциал дальнейшего роста производства нефти в Соединенных Штатах. Да, в настоящее время из-за низких цен на сырье многие скважины оказались законсервированы. Однако при благоприятном развитии ситуации добыча в США может увеличиться чуть ли не на 50%.

Наши же нефтяники, активно выступающие за сокращение налоговой нагрузки и переход на налог на дополнительный доход, утверждают, что иначе нас ожидает в ближайшие 20 лет серьезное падение добычи. Так, согласно негативному сценарию, заложенному в проект новой Энергостратегии-2035, к концу этого периода в стране будет добываться порядка 310-320 млн тонн нефти. Тогда как, согласно ожиданиям Минэнерго, уровень российской нефтедобычи превысит в текущем году 520 млн тонн.

Специалисты отмечают, что высокорентабельные ресурсы нефти в стране исчерпаны. Сергей Донской, министр природных ресурсов и экологии РФ, на проходившей в Москве 11 ноября конференции "Геологоразведка-2015" отметил, что впереди нас ожидает ухудшение ресурсной базы, а также дальнейшее сокращение бюджетного финансирования геологоразведочных работ. Впереди у российских компаний сложные с технологической точки зрения и высокозатратные проекты по разведке и разработке трудноизвлекаемых ресурсов, а также на шельфе, в том числе арктическом. Для всех этих направлений необходимы серьезные капиталовложения, западные технологии и оборудование, переставшие быть доступными из-за санкций. Сегодня российских нефтяников беспокоят вопросы материально-технического снабжения, необходимости проведения сложных технологических операций на месторождениях: горизонтального бурения, многостадийного гидроразрыва пласта и других. Новые технологии и методы управления разработкой пласта имеют прямое влияние на показатели экономической рентабельности. Мировая нефтегазодобывающая промышленность достигла в настоящее время значимых результатов в бурении совершенно новых по своей конструкции скважин, в том числе в экстремальных условиях на максимальных глубинах. Делается это с невероятной и невозможной ранее точностью, что создает возможность достижения высоких стандартов эффективности по извлечению углеводородного сырья, больших дебетов на таких скважинах.

Мы перестали быть конкурентоспособны по такому показателю, как коэффициент извлечения нефти (КИН) на месторождениях. По словам заместителя министра энергетики Кирилла Молодцова, сегодня средний КИН в России составляет 27%, то есть более 70% ресурсов на месторождении остается неосвоенными. Тогда как уже существующие в мире технологии позволяют довести этот показатель в среднем до 50%. В Саудовской Аравии, нашем главном конкуренте на нефтяных рынках, уже ставится целью превышение КИН уровня в 70-75%.

Эксперты говорят о стремительном развитии возобновляемой энергетики в мире — курс на так называемую декарбонизацию (постепенный отказ от использования нефти и угля) в ведущих экономически развитых странах мира. Технологии производства ВИЭ становятся дешевле и набирают популярность не только в США и Европе, но и в азиатских странах, на Ближнем Востоке и даже в некоторых африканских государствах, связывающих с возобновляемой энергетикой не только улучшение экологической ситуации (как в Китае, например), но и возможность быстрого прогресса в самых неблагоприятных с точки зрения развития экономики районах и борьбы с бедностью.

В то же время можно отметить новые возможности для российских компаний, связанные с переработкой нефтегазовых ресурсов. Отечественный downstream стал источником поставок продукции с высокой добавленной стоимостью не только для отечественного рынка, но и ряда зарубежных стран. Российская индустрия смазочных материалов — один из самых конкурентных сегментов на рынке нефтепродуктов. Экономический кризис только подстегнул развитие этого сегмента бизнеса наших ведущих ВИНК. Так, "Газпромнефть — смазочные материалы" не только удалось существенно нарастить долю на внутреннем рынке за счет зарубежных производителей, но и серьезно увеличить экспорт масел. Уже более 50% выпускаемой продукции компании продается на международных рынках. В прошлом году "Газпромнефть-СМ" реализовывала свою продукцию в 51 государстве мира. Только в течение 2014 года компания вышла на рынки Ирака, Израиля, Индонезии, Испании, Коста-Рики, Конго, Китая, существенно увеличила поставки в Египет и сейчас рассматривает возможность открытия своего представительства в КНР, а к 2018-2019 годам планирует начать проект по локализации смешения масел в Китае. Эффективно модернизировав свой завод по выпуску масел в итальянском Бари, "Газпром нефть" рассматривает возможность приобретения новых мощностей в этой стране.

Еще одно эффективное с экономической точки зрения направление связано с ужесточением международных экологических требований, предъявляемых к судовым топливам. Эксперты предрекают бурное развитие рынка малотоннажного сжиженного природного газа, применяемого для бункеровки морского и речного транспорта. В настоящее время на Балтике реализуется сразу несколько российских проектов по созданию СПГ-терминалов: "Балтийский СПГ", "СПГ Горская" и терминал в Выборге. В долгосрочной перспективе можно прогнозировать появление подобных проектов и в других частях нашей страны (по мере ужесточения международного экологического законодательства в этой сфере и распространения его действия на акватории других прилегающих к России морей).

Ну а пока, дефицит, заложенный в новый финансовый план российского правительства, составляет около 3% от ВВП, а по едкому замечанию бывшего вице-премьера Альфреда Коха на 17% превышает планируемые доходы, что вполне сопоставимо с показателями преддефолтного 1997 года.

Мария Кутузова
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2855490

Меню

Новости экологии

Яндекс.Метрика