Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 28 ноября 2016 года по делу № А59-5673/2015. Разлив нефтепродуктов, возмещение вреда

Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 28 ноября 2016 года по делу № А59-5673/2015

Предмет рассмотрения: возмещение вреда, причиненного окружающей среде

Организацией в ходе эксплуатации установки предварительного сброса воды допущен разлив нефтепродуктов, в результате чего произошло загрязнение земельного участка.

Административным органом в отношении Организации возбуждено дело об административном правонарушении по признакам состава административного правонарушения по статье 8.1 КоАП РФ и произведен расчет вреда, причиненного земельному участку в результате указанного загрязнения.

Организация отказалась оплачивать компенсацию указанного вреда в добровольном порядке, что послужило основанием для обращения Административного органа в суд с соответствующим исковым заявлением.

При этом организация ссылалась на проведение рекультивации загрязненного земельного участка и представила в материалы дела акт сдачи-приемки рекультивированного земельного участка.

Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены частично.

Суд апелляционной инстанции подтвердил доводы нижестоящего суда и признал вынесенное решение законным и обоснованным.

Правовая позиция судов по данному делу сводится к следующему.

Пунктом 1 статьи 77 ФЗ «Об охране окружающей среды» установлено, что юридические и физические лица, причинившие вред окружающей среде в результате ее загрязнения, истощения, порчи, уничтожения, нерационального использования природных ресурсов, деградации и разрушения естественных экологических систем, природных комплексов и природных ландшафтов и иного нарушения законодательства в области охраны окружающей среды, обязаны возместить его в полном объеме в соответствии с законодательством.

В соответствии с пунктом 3 названной статьи Федерального закона вред окружающей среде, причиненный субъектом хозяйственной и иной деятельности, возмещается в соответствии с утвержденными в установленном порядке таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, а при их отсутствии исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды.

Нормы природоохранного законодательства о возмещении вреда окружающей среде применяются с соблюдением правил, установленных общими нормами гражданского законодательства, регулирующими возмещение ущерба, в том числе внедоговорного вреда.

Как отмечается судами, по смыслу статьи 1064 ГК РФ для применения такой меры гражданско-правовой ответственности как возмещение вреда необходимо доказать одновременное наличие нескольких условий: факт причинения вреда и его размер, противоправность действий (бездействия) причинителя вреда, его вину, причинно-следственную связь между противоправным деянием и возникшим ущербом. При этом вина причинителя вреда презюмируется.

По правилам статьи 1082 ГК РФ способами возмещения вреда являются возмещение вреда в натуре (предоставление вещи того же рода и качества, исправление поврежденной вещи и т.п.) или возмещение причиненных убытков.

В пункте 33 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18 октября 2012 года № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» (далее – Постановление) указано, что гражданско-правовая (имущественная) ответственность за вред, причиненный окружающей среде, может возникать в результате нарушения договора в сфере природопользования, а также в результате внедоговорного (деликтного) причинения вреда.

В пункте 37 Постановления также разъяснено, что при наличии такс и методик исчисления размера вреда (ущерба), причиненного окружающей среде, отдельным компонентам природной среды (землям, водным объектам, лесам, животному миру и др.), утвержденных федеральными органами исполнительной власти, осуществляющими государственное управление в области охраны окружающей среды, указанные таксы и методики подлежат обязательному применению судами для определения размера возмещения вреда в его денежном исчислении.

В соответствии с определением Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2011 года № 1743-О-О, окружающая среда, будучи особым объектом охраны, обладает исключительным свойством самостоятельной нейтрализации негативного антропогенного воздействия, что в значительной степени осложняет возможность точного расчета причиненного ей ущерба.

Учитывая данное обстоятельство, суды отметили, что вред окружающей среде, причиненный субъектом хозяйственной и иной деятельности, возмещается в соответствии с утвержденными в установленном порядке таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, а при их отсутствии исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды.

Таким образом, размер вреда, рассчитанный на основании Методики исчисления размера вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды, утв. Приказом Минприроды России от 8 июля 2010 года № 238 является правильным, поскольку рекультивация земель полностью не возмещает вред в смысле, придаваемом этому понятию пунктом 1 статьи 1064 ГК РФ и пунктом 3 статьи 77 ФЗ «Об охране окружающей среды».

При определении экологического вреда в денежном выражении подлежат учету не только затраты на восстановление нарушенной природной среды, но и экологические потери, которые невосполнимы или трудновосполнимы.

Довод Организации о наличии доказательств факта полного возмещения причиненного окружающей среде ущерба в результате проведения рекультивации судами отклонены в силу следующего.

Как отмечается судом, само слово «ущерб» означает: потерю, убыток, урон, соответственно, законодателя интересует объект нанесения ущерба – кому нанесён ущерб, кто терпит эти потери, убытки. Поэтому под ущербом окружающей природной среде подразумеваются те потери, которые несёт именно окружающая природная среда.

Из указанного следует, что компенсация вреда окружающей среде включает в себя и компенсацию экономического ущерба, и компенсацию возмещения вреда нанесённого окружающей природной среде.

Закон не предусматривает оснований для зачета понесенных нарушителем затрат по ликвидации последствий в сумму ущерба, поскольку такая сумма в силу закона определяется самостоятельно по факту затрат именно на восстановление нарушенного состояния, а не непосредственно на ликвидацию последствий нанесенного вреда, либо по установленным законом таксам и методикам исчисления размера вреда.

Рекультивация является лишь одним из этапов восстановления нарушенного состояния подвергнутого загрязнению участка.

Рекультивация, проводимая для восстановления нарушенных земель, лишь может привести загрязненные земли в состояние пригодное для их эксплуатации, но она не в состоянии компенсировать экологический вред, причиненный нарушением природной среды и животного мира, экосистемы существовавшей до загрязнения.

Таким образом, апелляционный суд пришел к выводу о том, что восстановление нарушенного состояния окружающей среды не тождественно процедуре ликвидации последствия загрязнения окружающей среды. Такое восстановление осуществляется после процедуры ликвидации последствий загрязнения окружающей среды.

При определении экологического вреда в денежном выражении подлежат учету не только затраты на восстановление нарушенной природной среды, но и экологические потери, которые невосполнимы или трудновосполнимы.

Таким образом, представленный Организацией акт приемки-сдачи рекультивированных земель свидетельствует лишь о приведении загрязненного земельного участка в состояние, пригодное для его дальнейшего использования и эксплуатации по целевому назначению, что не тождественно полному восстановлению нарушенной экосистемы указанного земельного участка, существовавшей до его загрязнения, в связи с чем суд апелляционной инстанции не может признать данный акт надлежащим доказательством восстановления нарушенной экосистемы указанного земельного участка.

Резюме суда:

Проведение хозяйствующими субъектами рекультивации земель, нарушенных в результате их загрязнения, свидетельствует лишь о приведении таких земель в состояние, пригодное для их дальнейшего использования и эксплуатации по целевому назначению, что не тождественно полному восстановлению нарушенной экосистемы указанных земель.

Таким образом, проведение рекультивации нарушенных земель не заменяет и не отменяет обязанности хозяйствующих субъектов возместить вред, причиненный окружающей среде в результате указанного загрязнения.

Позиция Центра:

Решение суда не соответствует действующему законодательству и судебной практике, сложившейся, в том числе, при непосредственном участии Центра.

Согласно позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 37 Постановления Пленума «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» от 18 октября 2012 года № 21 вред, причиненный окружающей среде, на основании решения суда может быть возмещен посредством возложения на виновное лицо обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды за счет его средств в соответствии с проектом восстановительных работ в случае, если восстановление окружающей среды объективно возможно и правонарушитель в состоянии в течение разумного срока провести необходимые работы по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды.

В соответствии со статьей 1082 Гражданского кодекса Российской Федерации возмещение вреда в натуре является одним из способов возмещения вреда.

Таким образом, восстановление нарушенного состояния окружающей среды, в том числе, посредством проведения рекультивации нарушенных земель, является способом возмещения вреда, причиненного окружающей среде, и не требует дополнительного расчета ущерба в соответствии с таксами и методиками исчисления размера вреда.

http://www.ecours.ru/ru/

Меню

Яндекс.Метрика