По мнению российского профессора Сергея Медведева, уязвимый Арктический регион должен стать «гигантским биосферным заповедником», где будет действовать запрет на добычу нефти и военные действия

Россиянин, призывающий к сохранению Арктики, не склонил головы перед Путиным ("Los Angeles Times", США)

По мнению российского профессора Сергея Медведева, уязвимый Арктический регион должен стать «гигантским биосферным заповедником», где будет действовать запрет на добычу нефти и военные действия

Москва — Профессор политологии Сергей Медведев, посвятивший массу времени изучению Арктики, вызвал гнев президента России Владимира Путина своим заявлением, в котором призвал международное сообщество защитить этот ледяной северный регион перед лицом планов экономического развития России.

 

В октябре Путин назвал Медведева, который является преподавателем Высшей школы экономики, «придурком».

Этот инцидент спровоцировал общенациональную дискуссию по проблемам Арктики, а также совпал по времени с арестом 30-ти активистов Greenpeace, протестующих против добычи нефти в этом регионе.

В октябре 46-летний Медведев, который часто появляется на популярных телевизионных шоу и который провел 15 лет за границей, получая образование и занимаясь преподавательской деятельностью, дал интервью, встретившись с репортером в здании Архитектурного музея в центре Москвы.

— Какие события, происходящие сегодня в Арктике, должны вызывать беспокойство у международного сообщества?

— Многие в России считают Арктику лакомым куском, и наши нефтяные компании изо всех сил стремятся попасть туда. Я думаю, что Арктика сейчас находится на пороге тектонического экологического сдвига, который грозит нам катастрофой, если ее шельф подвергнется масштабному глубоководному бурению, и если она превратится в крупную водную магистраль. Учитывая особенности этого региона — суровые погодные условия, айсберги и ледяные поля, внезапные сильные штормы — мы не сможем избежать таких аварий, как разливы нефти, возникающие в результате поломок танкеров, а также буровых платформ, и масштабы этих аварий будут настолько серьезными, что по сравнению с ними утечка нефти, произошедшая в 2010 году в Мексиканском заливе, покажется незначительным инцидентом.

— Вы долгое время продвигали идею международного контроля за состоянием Арктики, не так ли?

— Ни одно государство не должно обладать единоличным правом контролировать Арктику — точно так же, как никто не имеет права контролировать Антарктику. Этот регион представляет собой гигантскую территорию, покрытую океаном, и значительная ее часть (200 морских миль) относится к российской экономической зоне, в пределах которой Россия имеет право вести глубоководное бурение. Однако Россия предпочитает рассматривать эту ситуацию как быстро меняющуюся и стремится доказать мировому сообществу, что ее шельф простирается от его континентальной части до самого Северного полюса. Довольно символично то, что... в рамках марафона Олимпийского огня Россия оправила олимпийский факел на Северный полюс — как будто она хотела четко обозначить границы своих территорий.

— Какую роль в этом сыграл российский нефтяной гигант «Газпром»?

— У них нет никакой проверенной технологии бурения в условиях Арктики, не говоря уже о наиболее передовых технологиях. Таких технологий пока просто не существует. Однако «Газпром» стал первым предприятием, которое решилось начать эту рискованную игру в Арктике. 10 месяцев в году море там покрыто льдом, поэтому «Газпрому» сейчас необходимо создать целый флот ледоколов, и для этого потребуются гигантские субсидии от государства.

— В чем заключается проблема нефтяной платформы «Приразломная», принадлежащей дочерней компании «Газпрома»?

— Платформа «Приразломная» представляет собой пародию на серьезный подход к добыче нефти, особенно в условиях Арктики. Она была построена в 1984 году и списана в 2002 году, как исчерпавшая свои ресурсы, однако затем ее внезапно продали России в качестве верхней части, которую должны были отбуксировать и установить на подводный каркас [в 100 километрах от берегов российской Новой Земли] — то есть списанная верхушка бывшей норвежской платформы теперь установлена на ржавеющем российском основании и оснащена ненадежным и несовершенным оборудованием российского производства. В течение двух лет компания, которой принадлежит платформа, отчаянно пыталась заставить ее работать, вынужденная устранять последствия одной аварии за другой. Когда и если эта платформа заработает на полную мощность, она превратится в гигантскую опаснейшую бомбу с нефтяным резервуаром в 100 тысяч тонн.

Обратите внимание на то, что разлив нефти в Арктике несет в себе гораздо больше опасностей [по сравнению с разливом в Мексиканском заливе], учитывая его последствия для окружающей среды.

Представьте, что тысячи тонн нефти разлились под ледяными полями посреди арктической ночи. Учтите, что нефть не разлагается в ледяной воде так, как она разлагается в теплой соленой воде Мексиканского залива. Она останется там на многие десятилетия, убивая вокруг себя все живое. Это будет похуже сценариев современных фильмов-катастроф.

Между тем, Кремль пытается сделать из «Приразломной» символ национального суверенитета, пограничный бастион России, который мы должны любыми способами защищать от пиратов из Greenpeace и назойливых нападок Запада.

— Что вы думаете об аресте активистов Greenpeace, пытавшихся подняться на платформу «Приразломная» в знак протеста против добычи нефти в Арктике? Сейчас им грозит до семи лет тюрьмы за хулиганство.

— Активисты, оказавшиеся сейчас в тюрьмах Мурманска, действовали от имени всего человечества, однако в первую очередь они пытались защитить интересы России, потому что мы станем первой жертвой катастрофы, если на «Приразломной» произойдет масштабный разлив нефти.

— Стал ли арест активистов Grennpeace для вас неожиданностью?

— Реакция на действия активистов оказалась абсолютно непропорциональной, граничащей с истерикой. Кремль уже демонстрировал подобную реакцию в прошлом — на действия участниц Pussy Riot, на принятие закона Сергея Магнитского, на действия различных оппозиционных групп внутри страны. Власти снова и снова используют эти происшествия, чтобы доказать, что Россия находится в опасности. Сейчас Россия вернулась к классической политике прошлых веков: она создает образы врагов, окруживших ее, составляет списки врагов, куда теперь попали гомосексуалисты, богохульники, активисты оппозиции, Greenpeace. Получается, что синдром пребывания в осаждаемой крепости, окруженной врагами, навязывается обществу сверху.

— Какие ваши идеи, касающиеся Арктики, могли вызвать настолько агрессивную реакцию со стороны лично Путина?

— Моя идея заключается в том, что большая Арктика должна принадлежать всему человечеству, что в итоге обязательно обернется запретом на бурение и любую экономическую деятельность, а также запретом на военные действия, на ядерные испытания и на размещение военных баз. То, что призыв активистов Greenpeace «Сохраним Арктику» поддержали 5 миллионов человек по всему миру, в том числе в России, это не простое совпадение. Арктика должна получить такой же статус, как и Антарктика: она должна стать открытой для научных исследований, туризма и некоммерческих экспедиций. Другими словами, я выступаю за то, чтобы превратить Арктику в гигантский биосферный заповедник. В долгосрочной перспективе это принесет нам гораздо более значимую выгоду, если мы будете рассматривать Арктику сквозь призму зеленой экономики и относиться к природе не как к ресурсу, а не как к инвестиционному капиталу.

— Как получилось, что Путин публично назвал вас «придурком»?

— Путину сообщили [на заседании активистов партии «Единая Россия», состоявшемся в октябре], что есть некий профессор, предложивший установить над Арктикой контроль международного сообщества — именно на это он и отреагировал. Таким образом, это не было выпадом против меня лично, и на самом деле я не чувствую себя оскорбленным. В некотором смысле, я даже рад, что это произошло, потому что этот конфликт президента с профессором, подхваченный прессой, создал предпосылки для начала общенациональной общественной дискуссии вокруг того, что нам следует и чего не следует делать в Арктике.

— Вписывается ли эта реакция президента в его образ ревностного стража того, что осталось от российской империи?

— Путин известен своими сетованиями по поводу «крупнейшей геополитической катастрофы» — развала Советского Союза, и он принимает любую дискуссию по вопросам суверенитета России очень близко к сердцу. Путин, который воспринимает два десятилетия между развалом СССР и его приходом к власти как период позора, считает себя человеком, который поднял Россию с колен и сейчас пытается укрепить ее единство — в итоге мы имеем конец войны в Чечне, защиту суверенитета Абхазии и Южной Осетии и продвижение идеи Евразийского союза. Путин рассматривает свою политику в Арктике именно в этом контексте — в качестве части грандиозного проекта по воссоединению российских территорий.

— Как это характеризует Россию, созданную Путиным?

— Кремль начал осторожно навязывать свои идеи с 2003 года, когда я, поверивший обещаниям экономических и политических реформ, вернулся в Россию после 15 лет жизни на Западе. Эволюция Путина в последние 10 лет с момента ареста и заключения в тюрьму [нефтяного магната Михаила] Ходорковского совпала с объективной логикой российской истории, превратившей страну в неосредневековое, автократическое, клановое и продающее сырье государство.

Путин — это не просто лидер государства, но и, в первую очередь, воплощение клана безопасности и власти, который руководит перераспределением имущества и ресурсов. Путин в одиночку стоит на самой вершине гигантской, выстроенной им самим пирамиды, и в то же самое время он является главным заложником своего творения.

 

Оригинал публикации: Russian who urged Arctic conservation is unbowed after Putin's insult

Сергей Лойко (Sergei L. Loiko)

Опубликовано: 08/11/2013

Читать далее: http://inosmi.ru/world/20131111/214645267.html#ixzz2kM5aWrpE

Меню

Новости экологии

Яндекс.Метрика