Полигон «Красный Бор»

26.09.16г. Арбитражный суд отказался аннулировать лицензию полигона опасных отходов "Красный Бор"

"Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области отказал Департаменту Росприроднадзора по СЗФО в удовлетворении иска об аннулировании лицензии СПб ГУПП "Полигон "Красный Бор" на деятельность по обезвреживанию и размещению отходов за грубое нарушение лицензионных требований", - сообщили в пресс-службе департамента Росприроднадзора.

Там пояснили, что "поводом для обращения надзорного ведомства в суд послужило систематическое несоблюдение полигоном технологического регламента обезвреживания отходов, которое ведет к разрушению монолитной структуры кембрийских глин и загрязнению подземных вод токсическими веществами, выделяемыми хранящимися в котлованах отходами".

Деятельность полигона вызывает постоянную тревогу и нарекания со стороны экологов и надзорных органов. Специалисты Росприроднадзора считают, что "деятельность предприятия ведется небезопасным для окружающей среды способом". В настоящее время ведомство ведет административное расследование в связи с созданием на полигоне двух новых котлованов для отходов без проекта и соответствующих инженерно-геологических изысканий. Работники полигона планировали с их помощью разгрузить другие резервуары, возможности которых исчерпаны.

Полигон "Красный Бор"

Полигон "Красный Бор" - крупнейшее в России предприятие по размещению и захоронению промышленных отходов, созданное в 1960-х годах. Он расположен в 30 километрах от центра Петербурга. На полигоне площадью 73 га расположены 5 действующих и 60 рекультивированных резервуаров с отходами I-IV классов опасности. К настоящему времени на полигоне накоплено более 2 млн тонн отходов, его мощности исчерпаны, прием отходов прекращен, рекультивацию полигона планируется завершить в 2025 году.

Подробнее на ТАСС:
http://tass.ru/proisshestviya/3654560

 

Глава комитета по природопользованию обсудил "Красный Бор" с представителем Европейского банка реконструкции и развития

Председатель комитета по природопользованию Игорь Григорьев  встретился с директором фонда поддержки экологического партнерства "Северное измерение", представителем Европейского банка реконструкции и развития Яакко Хенттоненом, для обсуждения возможности финансирования полигона опасных отходов "Красный Бор". Об этом сообщает пресс-служба городского правительства.

Григорьев, в частности, рассказал о текущей ситуации на полигоне, ближайших планах специалистов комитета по природопользованию по закрытию карт от атмосферных осадков, а также о перспективах рекультивации территории.   

Отмечается, что в беседе Яакко Хенттонен затронул тему возможности сжигания отходов полигона "Красный Бор". Председатель комитета заявил, что такой способ рекультивации данного объекта специалистами не рассматривается.
"Мы рассматриваем переработку именно отходов полигона «Красный бор». Учитывая их состав, сжигать такие виды отходов считаем нецелесообразным", - сказал Григорьев.

Яакко Хенттонен в свою очередь рассказал о предприятии в городе Рейхимяки, которое занимается утилизацией сложных промышленных отходов, и пригласил Игоря Григорьева посетить его, чтобы ознакомиться с технологиями переработки, а также системами очистки, которые запущены на объекте.
Также директор фонда поддержки экологического партнерства "Северное измерение" предложил организовать встречу специалистов комитета по природопользованию с представителями Северной экологической финансовой корпорации (НЕФКО) для обсуждения сотрудничества не только в области финансирования полигона "Красный Бор", но и обмена опытом по технологиям рекультивации объекта.

Напомним, ранее в интервью ЗАКС.Ру сотрудник СПбГУ Лев Басов, который впервые занялся проблемой "Красного Бора" в 90-х годах, рассказал, сколько нужно денег на решение проблемы полигона и сколько времени есть у властей, чтобы избежать необратимых последствий.

https://www.zaks.ru/new/archive/view/153622 

 

В адрес Greenpeace России поступил официальный отказ комитета включить представителей организации в состав научно-технического совета и разрешить посетить полигон вместе с экспертами «Хельсинской комиссии» ХЕЛКОМ (комиссия по защите морской среды Балтийского моря. Образована после подписания Хельсинкской конвенции 1992 года. Объединяет Швецию, Данию, Финляндию, Литву, Латвию, Эстонию, Германию, Польшу и Россию), намеченное на 10 июня 2016 года.

Чиновники сослались на то, что визит организуется для ХЕЛКОМ и экспертов, которых пригласила комиссия. Среди них Greenpeace не оказалось.

Согласно 12 статье ФЗ «Об охране окружающей среды», общественные объединения и некоммерческие природоохранные организации имеют право участвовать в «принятии хозяйственных и иных решений, реализация которых может оказать негативное воздействие на окружающую среду, жизнь, здоровье и имущество граждан».

Напомним, в 2015 году Смольный хотел построить на полигоне «Красный Бор» завод по сжиганию высокотоксичных отходов, но тогда общественные объединения и тысячи людей не допустили осуществления проекта, а председатель комитета лишился своей должности.

Тогда же Greenpeace проверил стоки полигона «Красный Бор», которые попадают в Неву, и обнаружил в них опасные вещества. Государственное предприятие «Водоканал Санкт-Петербурга» так и не доказало безопасность питьевой воды в кранах петербуржцев, пишет Greenpeace.

Осенью 2015 года Greenpeace и общественные организации предложили план действий, как решить проблему полигона «Красный Бор», в том числе проверить эффективность использования средств, которые выделили на решение проблемы в предыдущие годы. Вместо конкретных и немедленных действий, губернатор передал комитет в ведение вице-губернатора Игоря Дивинского и расформировал оперативный штаб реагирования, а позже и комиссию по решению проблем полигона с участием общественных организаций.

В 2016 году благодаря усилиям Greenpeace и международных экологических организаций ситуацию на полигоне токсичных отходов обсудила Хельсинкская комиссия, международные СМИ и правительства соседних стран. На той встрече Россия отрицала возможность экологической катастрофы в Балтийском море, а через пару часов на полигоне произошло разрушение дамбы, о котором комитет умолчал, сообщает Greenpeace. Государственные инспекторы Росприроднадзора возбудили дело об административном правонарушении за сокрытие экологической информации.

В марте 2016 вице-губернатор Игорь Дивинский на заседании экологического совета при губернаторе Ленинградской области, по мнению экологов, умышленно ввёл в заблуждение участников заседания и общественность по поводу опасности полигона «Красный Бор». Greenpeace обратился в прокуратуру Петербурга, потребовав привлечь Дивинского к административной ответственности за сокрытие или искажение экологической информации (ст. 8.5 КоАП РФ).

http://mr7.ru/articles/132361/ 

 

«Красный Бор» заинтересовал швейцарских экологов 

Швейцарские специалисты изучили ситуацию с полигоном «Красный Бор». По словам генерального, директора швейцарских компании Виктора Хэфели на территории их страны существовал подобный полигон. «В картах-котлованах глубиной около 30 метров хранилось в глинах порядка 800 тысяч опасных отходов по классу опасности схожих с составом отходов полигона «Красный Бор». При этом глубина заложений глины была значительно меньше, чем на полигоне Ленинградской области, всего 10 м. Так что опыт рекультивации и переработки подобных отходов у Швейцарии уже есть,– отмечает Виктор Хэфели, –  и мы готовы поделиться им с комитетом по природопользованию». «В свое время мы провели анализ и поняли, что содержание полигонов опасных отходов более затратное, чем переработка. Постепенно начали рекультивировать полигоны опасных и твердых коммунальных отходов. На данный момент более 300 полигонов прошли рекультивацию. Более 50% бытовых отходов мы перерабатываем. Остальные же 50% поступают на мусоросжигательные заводы для выработки энергии», - подчеркнул Виктор Хэфели.

 Наталья Бурковская

http://ktostroit.ru/news/249943/ 

 

«Красный бор» засеют травой через шесть лет

Полигон «Красный бор» смогут засеять травой не раньше, чем к 2022 году, сообщил в эфире «Радио Балтика» исполняющий обязанности директора предприятия Алексей Трутнев.

«Мы хотим после рекультивации засеять его травой, чтобы у людей, появившихся тут впервые, даже мысли не возникло, что когда-то здесь были опасные отходы. Но всё зависит от проекта рекультивации и заложенных в него средств. Сейчас мы запросили деньги, но получим их не раньше, чем проект утвердят. Под честное слово нам никто ничего не даст», - добавил глава полигона.

Как уточнил Трутнев, в планах предприятия на ближайшее лето - приведение в порядок мелиоративных сетей полигона.

Ранее в комитете по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности сообщили РБ, что один из инвесторов предложил засеять травой территорию полигона и превратить её в технопарк. Согласно другому предложению, ямы с отходами могут покрыть защитной плёнкой.

Накануне президент России Владимир Путин пообещал привлечь к работе оргкомитета по подготовке Года экологии представителя Петербурга, занимающегося решением проблем полигона «Красный бор».

По сведениям властей Петербурга, «Красный бор» не принимает отходы последние два года.

https://baltika.fm/news/94154

 

Карты полигона «Красный Бор» защитят от атмосферных осадков специальной плёнкой

 http://gov.spb.ru/gov/otrasl/ecology/news/84161/ 

  

Информация о текущем состоянии и перспективах работы ГУП «Полигон «Красный Бор»

23 марта 2016 г.

Основные мифы связанные с «Полигоном «Красный Бор», которые часто публикуются в СМИ, между тем не являются достоверной информацией:

Миф №1: Полигон продолжает тайно принимать отходы.

Полигон не принимает отходы с января 2014 года.

Миф №2. Полигон недофинансируется. Не принимается решение об изменении организационно-правовой формы предприятия.

Из бюджета Петербурга в 2016-ом году полигону уже выделены субсидии в размере 52 млн. Дополнительно планируется выделить еще 108 млн. Кроме того принято решение об изменении организационно-правовой формы полигона в государственное бюджетное учреждение. Переходный период продлится до конца года.

Миф №3. Полигон сбрасывает неочищенную воду.

Полигон получил разрешение на сброс. Сбрасываются только воды, прошедшие очистные сооружения. Потенциально загрязненная вода с полигона поступает в пруды-накопители, далее в корпус очистных сооружений. Только после этого происходит сброс воды с полигона.

Миф №4. 10 марта прорвало дамбу на полигоне, 13 марта произошел прорыв второй дамбы, а загрязненная вода вышла за пределы полигона.

Так называемая глиняная дамба расположена за границами полигона и состоит из двух следующих друг за другом глиняных замков. 10 марта около 10 часов вечера было обнаружено нарушение целостности первого глиняного замка. Через полчаса он был восстановлен. Попавшая между двумя глиняными замками потенциально загрязненная вода откачана и помещена в карты хранения опасных отходов. Целостность второго глиняного замка нарушена не была. Информация о прорыве дамбы 13 марта не соответствует действительности. К настоящему времени создан единый глиняный замок длиной около 30 м.

Миф №5. Не предпринимается никаких действий по улучшению текущей ситуации на полигоне.

Предпринимаемые в настоящее время меры.

1. Сделана дополнительная обваловка карт. Запас по высоте составляет более 1 метра

2. Прорабатывается вопрос переработки нефтесодержащих отходов открытых карт – разрабатываются паспорта отходов, работы возможно осуществлять при температуре не ниже 15 градусов тепла. 

3. При комитете создан научно-технический экологический совет по вопросам полигона «Красный Бор», в задачи которого входит выработка следующих решений по:

- технологиям и оборудованию для ликвидации накопленного экологического ущерба в открытых картах

- технологиям и дополнительному оборудованию для очистки вод внутреннего и обводного каналов

- технологиям и методам рекультивации территории полигона
4. Осуществляется ежедневный мониторинг обстановки на полигоне и за его пределами.

Миф №6. Долгосрочная перспектива полигона до сих пор не определена.

-   На полигоне не будут размещаться новые отходы

Территория полигона подлежит рекультивации с целью полного исключения негативного воздействия на окружающую среду. Подготовлены и направлены заявки на финансирование из федерального бюджета проведения комплексных инженерных изысканий (40 млн руб.) и разработки проекта рекультивации территории  полигона (200 млн руб.) в рамках федеральной программы ликвидации наколенного экологического ущерба. 

План приведения полигона в полностью безопасное состояние:

  1. Проведение инженерно-экологических изысканий.
  2. Разработка проектно-сметной документации по рекультивации.
  3. Получение положительного заключения Государственной экспертизы на проектно-сметную документацию.
  4. Проведение рекультивации в соответствии с разработанным проектом.
  5. Пострекультивационный мониторинг объекта.

Комитет по природопользованию обращает внимание на необходимость проверки информации, с целью недопущения появления в СМИ недостоверных сведений. 

Дополнительная информация: 417-59-13, 8-921-322-38-24 tarasova@kpoos.gov.spb.ru, пресс-секретарь Комитета Ирина Тарасова

http://gov.spb.ru/gov/otrasl/ecology/news/83978/

 

 Методы очистки воды и переработки отходов на полигоне «Красный Бор» обсудили ученые в комитете по природопользованию

15 марта 2016 г.

В комитете по природопользованию прошло очередное заседание Регионального Научно-Технического экологического центра при участии представителей комитета и специалистов полигона «Красный Бор».  Возглавил заседание президент политехнического университета Михаил Федоров. В первую очередь, специалистами были представлены доклады о возможных методах очистки воды находящейся в обводном канале и на поверхности карт полигона.

Представитель регионального отделения «Российской экологической партии «Зелёные» Александр Старцев представил презентацию на тему: «Переработка жидких отходов гидроволновым методом». По словам докладчика, такой способ позволяет очистить воду любой степени загрязнения: «Производительность такой установки до 1200 м³/сутки. При этом вся очистка воды проходит при температуре до 100 градусов». Как отметил Александр Старцев на создание такой установки уйдёт около полугода.

Официальный представитель корейской компании в России Андрей Миронов также выступил с предложением по уменьшению уровня воды в обводном канале и с поверхности карт за счет переливания её в свободные карты и в пожарный водоём. Ученые сошлись во мнении, что такой вариант может быть использован лишь при крайней необходимости, и практически сразу отказались использовать его, как один из способов решения проблемы с обводненностью полигона.

Также на заседании выступили докладчики и с возможными вариантами дальнейшей переработки отходов из карт. Представитель одной из российских компаний Владимир Сендецкий рассказал о методе переработки опасных отходов в низкотемпературной плазме. По его словам, таким способом можно уничтожить отходы любого класса опасности и структуры, кроме радиоактивных, которых, как известно, на полигоне «Красный Бор» нет. Правда стоимость и производительность такого завода не озвучивалась.

О еще одном возможном методе переработки отходов рассказал генеральный директор одного из предприятий Анатолий Собко в своем выступлении: «Сверхкритическое водное окисление». Докладчик подчеркивает: «Реактор позволяет полностью убрать органические загрязнения с минимальными затратами». Вот только производительность такой установки крайне мала, отметили ученые. Она составляет 3500 кубометров в год. Таких объемов недостаточно, чтобы переработать отходы полигона «Красный Бор».

Следующее заседание Регионального Научно-Технического экологического центра назначено на 21 марта. На нём будут представлен ряд докладов специалистов. Затем пройдёт ещё одна встреча ученых, на которой будет выбран оптимальный метод очистки скопившейся на полигоне воды.

 Дополнительная информация: 417-59-13, 8-921-322-38-24 This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it. , пресс-секретарь Комитета Ирина Тарасова

http://gov.spb.ru/gov/otrasl/ecology/news/83411/

 

Специалисты Росприроднадзора провели осмотр Полигона «Красный Бор» в преддверии сезона паводков

16 марта 2016 г.

Сотрудники  Росприроднадзора  по Северо-Западному федеральному округу совместно с представителями МЧС, комитета государственного экологического надзора и Северо-Западного управления Ростехнадзора провели обследование территории Полигона «Красный Бор» на предмет готовности к безаварийному пропуску весеннего паводка 2016 года.  По заключению специалистов следов протечек в 64-ой и 68-ой картах не обнаружено. Очистные сооружения находятся в рабочем состоянии, производится очистка ливнево–дренажных вод из  обводного канала. Сбросов жидкости территории полигона в день осмотра, за исключением воды, которая проходит через очистные сооружения специалистами не зафиксировано.

По окончании осмотра специалисты Росприроднадзора постановили:

«Продолжить работы по Плану мероприятий по предотвращению опасной паводковой ситуации на территории СПб ГУПП «Полигон «Красный Бор» от 11.02.2016 года. Обеспечить эффективность проводимых мероприятий по понижению уровня вод для предотвращения сброса неочищенных вод с территории полигона в окружающую среду».

 Дополнительная информация: 417-59-13, 8-921-322-38-24 This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it. , пресс-секретарь Комитета Ирина Тарасова

http://gov.spb.ru/gov/otrasl/ecology/news/83518/ 

 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ. Активисты-экологи сообщают о попадании токсичных стоков с полигона «Красный Бор» в ручей Большой Ижорец. По их утверждению, ЧП произошло 10 марта. Хельсинкская комиссия ХЕЛКОМ просит Россию предоставить информацию о случившемся.

О прорыве дамбы на полигоне «Красный Бор» в Гринпис сообщили местные активисты. В настоящее время течь ликвидирована, взяты пробы воды. Пока оценить возможный ущерб от аварии, по мнению экологов, не представляется возможным. Страны-участницы ХЕЛКОМ обратились к российским властям с просьбой предоставить подробную информацию о ситуации и планируемых мерах.

«Экосистема Невы очень ослаблена — сюда сбрасывают свои стоки сотни предприятий, — говорит руководитель проектов токсической программы Гринпис России Нина Лесихина. — На естественную очистку воды от токсичных загрязнений могут понадобиться годы. Все зависит от того, что именно и в каких количества попало в водоемы. Сегодня необходимы срочные и скоординированные действия всех стран-участниц ХЕЛКОМ, в том числе России. Произошедшая авария — это лишь первый сигнал будущей катастрофы».

Тем временем инспекторы Департамента Росприроднадзора по Северо-Западному федеральному округу возбудили дело об административном правонарушении в отношении Санкт-Петербургского государственного унитарного природоохранного предприятия «Полигон «Красный Бор» за сокрытие экологической информации.

http://www.asi.org.ru/news/grinpis-soobshhaet-o-proryve-damby-na-poligone-krasnyj-bor/ 

 

Полигон "Красный Бор" привлекут к ответственности за сокрытие инцидента с дамбой

 14 марта 2016г.

Ранее СМИ сообщили, что в результате прорыва дамбы токсичные стоки с полигона попали в ручей Большой Ижорец, а затем в Неву

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 14 марта. /ТАСС/. Росприроднадзор привлечет к ответственности полигон химотходов "Красный Бор" под Петербургом за сокрытие инцидента с дамбой 10 марта. Он не нанес ущерба экологии, но о нем должны были сообщить.

Об этом сказали ТАСС в пресс-службе городского комитета по природопользованию.

"Государственные инспекторы департамента Росприроднадзора по СЗФО возбудили дело об административном правонарушении в отношении СПб ГУПП "Полигон "Красный Бор" за сокрытие экологической информации (ст. 8.5 КоАП РФ)", - сообщили сегодня в пресс-службе ведомства.

Представители комитета пояснили, что информация о ситуации на полигоне поступила в Росприроднадзор по СЗФО из СМИ. Они сообщили о попадании токсичных стоков с полигона в ручей Большой Ижорец, а затем в Неву в результате прорыва заграждающей дамбы в "Красном бору" в ночь с 10 на 11 марта.

Власти Санкт-Петербурга назвали сообщение о попадании токсичных отходов в гидросистему региона "провокацией, направленной на дестабилизацию обстановки в городе". Представители комитета по природопользованию подтвердили факт размыва дамбы, но отметили, что она не имеет отношения к технологическим сооружениям полигона и заполнена только талой водой.

Как уточнили в пресс-службе Росприроднадзора, от представителя полигона были получены сведения о том, что " 10 марта в 22.30 мск произошло незначительное размывание дамбы за территорией полигона и поступление талых вод общим объемом порядка 100 кубометров; в 23.00 мск этого же дня дамба была укреплена и течь локализована".

Инспекторы совместно с представителями комитета экологического надзора Ленобласти экстренно посетили "Красный Бор", осмотрели территорию и карты с отходами, но не зафиксировали утечки ядовитых веществ. Тем не менее, предприятие привлекут к ответственности.

Также решается вопрос о возбуждении в отношении полигона дел об административном правонарушении по ч. 4 ст. 8.13, ст. 8.1 КоАП РФ - "Нарушение требований к охране водных объектов, которое может повлечь их загрязнение" и "Несоблюдение экологических требований при осуществлении градостроительной деятельности и эксплуатации предприятий, сооружений или иных объектов".

Полигон "Красный Бор" - крупнейшее в России предприятие по размещению и захоронению промышленных отходов, созданное в 1960-х годах. Он расположен в 30 км от центра Петербурга. К настоящему времени на полигоне накоплено более 2 млн тонн отходов, его мощности исчерпаны, прием отходов прекращен.

Подробнее на ТАСС:
http://tass.ru/spb-news/2737281 

 

Руководитель Росприроднадзора поручил проверить сообщения о ЧП на полигоне «Красный бор»

суббота, 12 марта, 2016

12 марта 2016 года Руководитель Федеральной службы по надзору в сфере природопользования Артем Сидоров поручил Департаменту Росприроднадзора по СЗФО провести проверку сообщений о ЧП на полигоне «Красный бор».

Ранее в СМИ появились сообщения, что на полигоне произошел прорыв заграждающей дамбы, а токсичные стоки попали в Неву.

В настоящий момент на полигоне «Красный бор» работают государственные инспекторы Росприроднадзора, которые проведут все предусмотренные законодательством процессуальные действия. По предварительным данным, все карты целы, факт причинения ущерба окружающей среде не установлен.

http://rpn.gov.ru/node/20181

 

Прорыв дамбы обернулся для «Красного Бора» административным делом

Росприроднадзор по Северо-Западному федеральному округу возбудил в отношении полигона «Красный Бор» дело об административном правонарушении, сообщили «Радио Балтика» в надзорном органе.

Поводом для административного дела стала ситуация с прорывом дамбы, произошедшем 10 марта. Информация об аварии поступила в Росприроднадзор только 13 марта. Однако директор полигона «Красный бор» Виктор Колядов сообщил в эфире «Радио Балтика», что сразу доложил в городской комитет по природопользованию о прорыве заградительных сооружений.

Ранее в Росприроднадзоре сообщили РБ, что надзорный орган направит письмо властям Петербурга с жалобой на плохое информирование о ситуации на полигоне «Красный бор».

Дамбу на полигоне прорвало 10 марта. Аварию ликвидировали за час. Как показала проверка, загрязняющие вещества не поступили в окружающую среду. Сегодня руководитель программы токсических отходов экологической организации «Гринпис» Нина Лесихина рассказала РБ, что из-за угрозы прорыва на полигоне построили вторую дамбу.

«Красный бор» не принимает отходы последние два года. В этом году Смольный выделил на содержание полигона 52 млн рублей. Помимо этого, запланировано выделение еще 108 млн.

https://baltika.fm/news/93216

 

 Информация Комитета об обстановке на полигоне "Красный бор"

12 марта 2016 г.

В связи с распространенной сегодня информацией «о, якобы имевшем место инциденте» с прорывом дамбы на полигоне «Красный бор» Комитет по природопользованию официально информирует средства массовой информации и всех петербуржцев:

Комитет сообщает, что информация, представленная «экологическими активистами» и бывшим руководителем предприятия «Красный бор» не соответствует действительности и является провокацией, направленной на дестабилизацию обстановки в Санкт-Петербурге. Так называемая «дамба», упоминаемая в сообщениях прессы, не имеет отношения к технологическим сооружениям полигона «Красный бор», не контактирует с опасными отходами, складированными на полигоне, и заполнена исключительно талой водой, появляющейся в процессе таяния снега.

В настоящее время полигон работает в штатном режиме, угрозы экологической безопасности Санкт-Петербурга и Ленинградской области отсутствует. В связи с распространяемой бывшим руководством предприятия «Красный бор» недостоверной информацией, Комитет намерен в ближайшее время обратиться в правоохранительные органы.

http://gov.spb.ru/gov/otrasl/ecology/news/83244/

 

Власти Ленобласти направят спецлабораторию на "Красный бор"

Как сообщила председатель комитета государственного экологического надзора Ленинградской области Светлана Шишокина,12 марта, на территорию полигона выезжали представители администрации Ленинградской области совместно со специалистами Росприроднадзора. По результатам осмотра угрозы экологической безопасности нет. Неконтролируемой утечки воды с территории полигона нет. Вода, которая попадает в магистральный канал, проходит через очистные сооружения. В настоящее время полигон работает в штатном режиме.

http://rg.ru/2016/03/13/reg-szfo/napraviat-speclaboratoriiu-na-krasnyj-bor.html

 

 Сменился руководитель полигона «Красный Бор»

11 марта 2016 г.

Виктор Колядов, назначенный в октябре 2015 года на должность директора полигона «Красный Бор», написал заявление об увольнении по собственному желанию. Временно исполняющим обязанности руководителя предприятия назначен заместитель Виктора Колядова Алексей Трутнев.

Дополнительная информация: 417-59-13, 8-921-322-38-24 tarasova@kpoos.gov.spb.ru, пресс-секретарь Комитета Ирина Тарасова

http://gov.spb.ru/gov/otrasl/ecology/news/83193/ 

 

Полигон «Красный Бор» станет государственным бюджетным учреждением

4 марта 2016 г.

Председатель комитета Игорь Григорьев  провел совещание с участием представителей комитетов финансов, имущественных отношений и юридического. Основной темой совещания стала организационно-правовая форма полигона «Красный Бор».

Специалисты сошлись во мнении, что «Красный Бор» необходимо преобразовать из государственного унитарного предприятия в государственное бюджетное учреждение. В ближайшее время планируется подготовить постановление Правительства Санкт-Петербурга.  Между тем пока нельзя назвать точные сроки, когда документ вступит в силу –  требуется время на подготовку и рассмотрение всей документации.

Также на совещании было решено комитетом по природопользованию провести финансовую и производственную оценку «Красного Бора» и подготовить все необходимые справки и документы для скорейшего преобразования предприятия.

 Дополнительная информация: 417-59-13, 8-921-322-38-24 This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it. , пресс-секретарь Комитета Ирина Тарасова

http://gov.spb.ru/gov/otrasl/ecology/news/82896/

 

Санкт-Петербург. 2 марта. ИНТЕРФАКС СЕВЕРО-ЗАПАД - Федеральная служба по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзор) направила в Верховный Суд РФ жалобу на решения судов нижестоящих инстанций о включении полигона "Красный Бор" в Ленинградской области в государственный реестр объектов размещения отходов (ГРОРО).  

Как сообщила начальник управления государственного экологического надзора Росприродназора Наталья Соколова журналистам в кулуарах VII международного форума "Экология" в Петербурге, надзор за деятельностью полигона "Красный Бор", помимо департамента Росприроднадзора по СЗФО, ведет прокуратур Петербурга и природоохранная прокуратура Ленинградской области.  

При этом она признала, что Росприроднадзор проиграл судебные процессы с собственниками полигона о включении его в ГРОРО.  

"В связи с тем, что идут судебные процессы - суды первой, апелляционной и кассационной инстанций признали, что Росприроднадзор не имеет права не включать полигон в ГРОРО. Но уже подана жалоба в Верховный суд РФ в этой части, чтобы данный объект был исключен из реестра, и деятельность полигона была прекращена", - сказала Н.Соколова. 

"В связи с тем, что на протяжении ряда лет (полигону - ИФ) не выдавалась лицензия на деятельность по работе с отходами, а в прошлом году полигоном был получен итоговый документ - санитарно-эпидемиологическое заключение Роспотребнадзора, так случилось, что у Росприроднадзора не было основания для отказа в выдаче лицензии - формально все документы (полигоном - ИФ) были представлены. И через суд собственники потребовали включения объекта в ГРОРО", - пояснила она.  

По словам Н.Соколовой, в настоящее время нет опасности переполнения накопительных карт "Красного Бора" поверхностными водами. "Если речь идет о переполнении, уровень воды в накопителях отходов NN64-68 составляет 15 см. По состоянию на сегодняшнюю дату комитетом городским (по природопользованию - ИФ) представлена информация, что осуществляется перекачка поверхностного слоя вод во вновь построенные карты с целью понижения уровня воды в обводном канале, а также работы по строительству дамб обволования карт накопителей NN64-68", - сообщила Н.Соколова. 

"Красный Бор" - крупный полигон для утилизации токсичных отходов, продуктов деятельности химических, медицинских, промышленных предприятий, расположен в 30 км от Санкт-Петербурга. Площадь полигона составляет 73 га.

http://www.interfax-russia.ru/NorthWest/news.asp?id=705019&sec=1671 

 

Смольный выделит дополнительные 60 млн на "Красный Бор"

29 февраля на заседании научного совета будет рассмотрена оптимальная модель рекультивации полигона, сообщил и.о. заместителя председателя комитета по природопользованию, охране окружающей среды и экологической безопасности Петербурга (КПП ООС и ОБЭБ) Игорь Березин.

"До 1 марта будет изменена организационно-правовая форма предприятия. Из ГУПа оно станет бюджетным учреждением Петербурга и город сможет профинансировать его деятельность. Дополнительно до конца года в рамках бюджета будет выделено около 60 млн рублей", - сообщил Березин.

Напомним, активисты-экологи требуют незамедлительной рекультивации полигона опасных производственных отходов. А также постоянного контролю общественными экологическими организациями процесса принятия ключевых решений по полигону. 

Полигон ТБО "Красный Бор" находится на территории Тосненского района Ленобласти, но находится в собственности Петербургу. В настоящее время захоронение отходов на полигоне прекращено, но активистов беспокоит, что из-за подъема талых вод в связи с частыми оттепелями этой зимой, токсичные отходы "Красного бора" попали в близлежащие реки. Они в свою очередь впадают в Неву выше по течению от основного городского водозабора и "отравляют" воды в бассейне Невы.

10 марта проблему обсудят на заседании экологической организации ХЕЛКОМ.

http://online47.ru/2016/02/26/Smolnyi-vydelit-dopolnitelnye-60-mln-na-laquoKrasnyi-Borraquo-26703 

 

Прокуратура Санкт-Петербурга требует устранить нарушения законодательства на полигоне твердых бытовых отходов «Красный Бор»

16 февраля 2016, 16:34   Прокуратура города (г. Санкт-Петербург)

В соответствии с поручением Генерального прокурора Российской Федерации Юрия Чайки прокуратура г. Санкт-Петербурга провела проверку соблюдения природоохранного законодательства в деятельности Санкт-Петербургского ГУПП «Полигон «Красный Бор».

Как показала проверка, на территории полигона продолжают храниться опасные отходы, несущие угрозу окружающей среде.

В ходе осмотра, проведенного прокуратурой совместно с контролирующими органами, фактов сброса сточных вод в водный канал и далее в реку Неву выявлено не было.

В то же время, на полигоне не были определены лимиты на размещение складируемых отходов, отсутствовали разрешения на выбросы вредных веществ в атмосферный воздух и сброс в водные объекты.

В связи с выявленными нарушениями прокуратура Санкт-Петербурга внесла вице-губернатору города И. Дивинскому представление об их устранении. О сложившейся ситуации прокурор города проинформировал губернатора Санкт-Петербурга Г. Полтавченко.

Кроме того прокуратура города провела проверку соблюдения должностными лицами комитета бюджетного законодательства при исполнении государственных контрактов на выполнение работ по ремонту и содержанию объектов полигона.

В ходе нее выявлен факт хищения средств бюджета Санкт-Петербурга в размере более 17,2 млн рублей с помощью предоставления должностными лицами

ГУПП «Полигон «Красный Бор» и ООО «ЭкоГрадСтрой» не соответствующих действительности актов о выполнении работ по содержанию, эксплуатации и капитальному ремонту гидротехнических сооружений, находящихся в собственности Санкт-Петербурга.

По материалам прокурорской проверки следственными органами возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество).

Результаты его расследования и рассмотрения актов прокурорского реагирования находятся на контроле прокуратуры.

http://genproc.gov.ru/smi/news/archive/news-1051746/

 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ18 Февраля 2016, 13:07 — REGNUM  Департамент Росприроднадзора по Северо-Западному федеральному округу 18 февраля обнародовал результаты анализа проб из обводного канала вокруг полигона химических отходов «Красный Бор». Как сообщили ИА REGNUM в пресс-службе ведомства, жидкость в канале содержит токсичные вещества.

Превышены предельно допустимые концентрации загрязняющих веществ, среди которых алюминий — в 4,3 раза, железо — в 5,1 раза, а биологическое потребление кислорода, которое определяет количество органических загрязняющих веществ в воде, превышено в 2,5 раза.

Эти показатели сами по себе некритичны, отмечают в Росприроднадзоре, однако объемы воды из канала опасны для окружающей среды. Загрязнен и обводный канал полигона, который предназначен для сбора ливневых и талых вод: инспекторы природоохранного ведомства обнаружили, что жидкость в обводном канале токсична.Таким образом, Росприроднадзор рекомендует предприятию отказаться от мысли сбрасывать стоки из каналов за пределы своей территории.

Кроме того, Росприроднадзор обвиняет полигон в нарушении требований обращения с отходами. Административное дело по этому поводу также было возбуждено по результатам выезда на территорию «Красного Бора» 4 февраля. Наличие нарушений природоохранного законодательства на полигоне одновременно проверяют прокуратура Санкт-Петербурга и прокуратура Ленинградской области. Надзорным ведомством Петербурга сообщено о целом ряде экологических нарушений, а также возбуждено уголовное дело о мошенничестве с бюджетными средствами на сумму в 17 млн рублей.

Подробности: http://regnum.ru/news/society/2081902.html Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM. 

 

На полигоне «Красный Бор» возводят дополнительные валы вокруг хранилищ

Подробности: http://regnum.ru/news/accidents/2079050.html 

 

В середине января экологические активисты направили к Георгию Полтавченко открытое письмо, где сообщили, что весенний паводок может обернуться для города и области катастрофой и попросили срочно ликвидировать аварийную ситуацию на свалке

Спустя месяц ответ от губернатора так и не пришел, сообщила «Карповке» председатель межмуниципальной инициативной группы по экологической безопасности Петербурга и Ленобласти (МИГ) Виктория Маркова.

bor4

— Проблема в воле правительства Петербурга, которое отвечает за ситуацию на полигоне, ведь для принятия первоочередных мер не нужны большие затраты, речь идет о непонятном упрямстве. Обводнение отмечали уже на момент сбора штаба в октябре 2015 года, сейчас оно намного больше: до перелива загрязненных стоков осталось 14 см. Когда станет теплее, уровень воды поднимется на 19% из-за оттаявших грунтовых вод.

На заседание штаба директор полигона Виктор Колядов, который вступил в должность в октябре 2015 года, озвучилближайшие планы предприятия. Он собирался снизить уровень отходов в картах-котлованах, откачать воду из каналов в пруды-накопители, проверить финансово-хозяйственную деятельность, ликвидировать задолженности, в том числе по зарплате перед сокращенными работниками. Связаться с господином Колядовым на момент публикации не удалось.

— Сами чиновники заявили, что это штаб по ликвидации ЧС, а сейчас говорят, будто это придумали активисты, — возмущается глава Тельмановского сельского поселения Юрий Кваша. — Комитет по природопользованию за три месяца не реализовал ни один из предложенных директором предприятия пунктов. Разрешения на сброс ливневых стоков с полигона сейчас нет, мощности очистных сооружений не достаточно для борьбы с паводковой водой.

bor2

Юрий Кваша сообщил, что выезжал 11 февраля к полигону и замерял отметку переполненности канала: от перелива, по его версии, город отделяют 11 см. Виктория Маркова отметила, что к новому руководству экологи претензий не имеют: сотрудники делают все, что могут. «Недавно директор полигона предложил в случае перелива сначала сделать слив из обводных каналов менее токсичных стоков, а затем перекрыть для сброса более токсичные. Это позволило бы хоть немного уменьшить экологический ущерб».

В начале февраля председатель МИГа Виктория Маркова объявила голодовку, которая длится до сих пор. Она требует ликвидировать ЧС, погасить долги предприятия, а это почти 100 млн рублей. Из-за долгов полигон не может работать: его счета заблокировали, технику описали, а работникам уже в феврале будет нечем платить. «Это не PR-акция и не шуточки, если человек погибнет, то получается, что для нашего правительства жизнь одного, десяти, сотни человек ничего не значит. Получается, что бездействие власти толкает на самоубийство», — отмечает Юрий Кваша.

Экологический спам

Комитет по природопользованию Петербурга расценил заявления активистов в СМИ как способ нагнетания обстановки и уточнил, что тема полигона не впервые используется в политических целях. Горожан заверили, что ситуацию держат под контролем, регулярно посещают полигон, а говорить о критической ситуации преждевременно: запас по высоте канала, по версии властей, составляет 50 см.

bor1

Активистов-экологов возмущает, что информация на сайте комитета по природопользованию исходит от анонимных специалистов-экологов, хотя руководителей ведомства нельзя назвать таковыми. Например, председатель комитета Игорь Григорьев по образованию юрист, который служил в ФСБ, его заместитель, Иван Серебрицкий — геолог. На просьбу активистов раскрыть имена анонимов ответили, что «это специалисты комитета, которые с полигоном работают десять лет», а на все вопросы может ответить само ведомство.

Сотрудники комитета отметили, что на территории полигона ежегодно происходит паводок и ситуация никогда не выходила из-под контроля. Чиновников удивило, что активисты говорят о радиоактивных отходах, которые могут выйти за пределы полигона. Они заявили, что таких отходов там нет. Виктория Маркова считает, что однозначно утверждать о содержании карт нельзя: радиоактивные отходы не принимали официально, но нарушения техрегламента в работе полигона были: такие отходы могли попасть на свалку нелегально. В 2014 году «Центр лабораторного анализа и технических измерений по СЗФО» обнаружил, что в картах № 66 и 67 есть фенол, нефтепродукты, кадмий, свинец и хром, которые по техрегламенту в них захоранивать нельзя.

Активистка нашла также несоответствие между информацией комитета о том, что в картах есть запас, чтобы не допустить протечек, и выводами Ростехнадзора. По ее словам, ведомство осенью 2015 года отозвало у предприятия «Красный Бор» «Декларацию безопасности гидротехнических сооружений» из-за превышения критического уровня отходов, накопленных в картах.

bor

— Сливать воду в четыре пруда-накопителя в случае угрозы переполнения, как говорит комитет, нереально, они стоят переполненные с октября прошлого года, — утверждает Виктория Маркова. — Говорят также о резервуарах, куда можно откачать воду, но они находятся не на балансе полигона, к тому же их будет недостаточно, чтобы опустить уровень отходов ниже критичной отметки.

Глава Тельмановского сельского поселения Юрий Кваша заявляет, что пруды-накопители, которые могут вместить 28 тысяч тонн воды, заполнены на две трети. Чтобы их освободить, требуется очистка, на которую понадобится два месяца, за это время уровень воды в «Красном Бору» поднимется еще выше.

Он подсчитал, что работы имеющихся очистных сооружений с мощностью 20 кубометров/час недостаточно. Если бы они работали 24 часа в сутки, то за год они бы очистили 178 тысяч тонн растворов. За 12 месяцев на территорию полигона выпадет множество осадков, которые только добавят нагрузку на очистные сооружения.

bor3_S8QyB2Z

— Нужно срочно покупать более мощные очистные сооружения или наращивать мощность и техническую оснащенность существующих, — говорит господин Кваша. — Если этого не понимают чиновники, то их нужно гнать поганой метлой с занимаемых должностей. Кроме того, на полигон нужно закупить оборудование для обезвреживания токсичных отходов в открытых картах, поскольку такое оборудование на полигоне отсутствует, а ливневые очистные сооружения для этого не предназначены.

Сбрасывать воды даже после очистки Росприроднадзор запретил предприятию еще в конце декабря прошлого года, так как обнаружил превышение допустимых норм по шести меркам отравляющих веществ.

Подмена понятий

В начале февраля предприятие «Минерал» проверило качество воздуха на территории свалки и сообщило, что не обнаружило вредных веществ. От спама и недостоверной информации предостерегли горожан специалисты «Водоканала», заверив, что питьевая вода, вопреки заявлениям активистов, безопасна. Ленинградская природоохранная прокуратура не обнаружила сброса сточных вод в Неву и Большой Ижорец с территории «Красного Бора».

красный бор.декабрь 2015

— Замеры воздуха это какая-то фантастика, — удивляется Виктория Маркова. — По замерам «Минерала» он действительно может быть чистым, но у них оборудование рассчитано только на пять веществ. Кроме этого, когда делаешь замеры, необходимо учитывать направление ветра. Я видела только табличку с итоговыми данными, но не ясно, в каком конкретно месте находилась станция замеров.

Главу Тельманского сельского поселения возмущает проверка прокуратуры: «Зачем это делается, если речь о ЧС на самом полигоне? Чтобы гордо отрапортовать, что токсичных отходов в реке не выявлено? Проверять нужно „Красный Бор“, а не Неву. Зачем искусственно подменен предмет проверки и беспокойства жителей Петербурга?»

Юрий Кваша считает, что проверять нужно финансово-хозяйственную деятельность полигона с 2013 по 2015 год, не целевые затраты бюджетных средств, причины возникновения долгов предприятия, отсутствие гарантированной оплаты труда работников полигона, причины обводнения полигона и незаконные сливы отходов при предыдущем руководстве.

Купи слона

На днях гендиректор компании «Турмалин» Михаил Востриков предложил Георгию Полтавченко продать ему полигон «Красный Бор» за символическую плату. Предприниматель готов сам построить предприятие по утилизации отходов, так как считает, что в руках государства полигон работает неэффективно. Рекультивировать полигон предложили на доходы от приема отходов или на бюджетную субсидию.

красный бор декабрь 3

Компания производит оборудование для термического уничтожения отходов, она же поставляла установки для сжигания санкционных продуктов на границе. Еще в 2011 году Михаил Востриков заявлял, что он бы хотел установить на полигоне универсальный комплекс термического уничтожения отходов, который в 2008 году был награжден премией Минприроды «Лучший экологический проект». Подобное устройство уже с 2013 года работает в Красноярске.

Достаточно вспомнить выступления экологов и общественности против завода по сжиганию мусора в прошлом году, чтобы понять мнение горожан о предложении господина Вострикова. Юрий Кваша называет эту идею «бредом и аферой» и отмечает, что бездействие правительства Петербурга наталкивает на вывод, что от полигона хотят избавиться, выставив на продажу как непрофильный актив.

— Этим чиновники поставят полигон под угрозу. Перекладывание ответственности на частные компании не выход, а сжигание токсичных отходов не допустит общественность. Возобновление приема отходов, который запретили два года назад, — афера, город должен на основании законного акта вывести объект из эксплуатации и выделить финансирование на мероприятия по реализации решения. Если власти согласятся на передачу полигона в частные руки, то лучше им уволиться, чтобы не позорить город.

красный бор декабрь 5

— Самый лучший вариант — изменить статус предприятия с государственного унитарного на государственное казенное, чтобы была поддержка из бюджета, и при этом предприятие могло заниматься коммерческой деятельностью, — комментирует Виктория Маркова. — Но в эту сторону шаги вообще не предпринимаются.

Глава Тельмановского поселения на очередной комиссии по «Красному Бору» 16 февраля собирается публично заявить, что, если адекватные решения так и не будут приняты, то активисты начнут проводить не только голодовки, но и массовые акции.

Справка:

ГУПП «Полигон „Красный Бор“» — крупнейший полигон опасных производственных отходов на Северо-Западе площадью 73 га. Свалка двух млн тонн отходов находится в двух километрах от поселка Красный Бор Ленобласти, в пяти километрах от города Колпино и в 30 километрах от центра Петербурга.

Карина Ивченко

Фото: Комитет по природопользованию Петербурга

http://karpovka.com/2016/02/12/274769/

 
 
Росприроднадзор проверяет воду в магистральном канале, примыкающем к полигону «Красный бор»
 
четверг, 4 февраля, 2016

4 февраля 2016 года государственные инспекторы Департамента Росприроднадзора по СЗФО приняли участие в проверке СПб ГУПП «Полигон Красный Бор», которую Ленинградская межрайонная природоохранная прокуратура проводит по материалам СМИ об обводнении каналов на территории предприятия в связи с таянием снежных масс и выпадающими осадками. 

Специалисты ФГБУ «ЦЛАТИ по Северо-Западному федеральному округу» отобрали пробы воды из магистрального канала, примыкающего к полигону и впадающего в ручей Большой Ижорец. Будет произведен лабораторный анализ проб, в том числе и на токсичность, с использованием метода биотестирования с помощью рачков дафний. 

Руководству полигона государственными инспекторами было указано на необходимость проведения работ по снижению уровня воды в обводном канале.

В проверке также участвовали сотрудники Роспотребнадзора, Ростехнадзора, прокуратуры Санкт-Петербурга, Росрыболовства, Невско-Ладожского бассейнового водного управления. 

Ситуация с полигоном находится на постоянном контроле Федеральной службы по надзору в сфере природопользования. Полигон не принимает новые отходы с января 2014 года в связи с истечением срока ранее выданной лицензии, а также из-за многочисленных нарушений, выявленных Росприроднадзором, свидетельствующих о ведении хозяйственной деятельности небезопасным для окружающей среды способом, создающим угрозу ее компонентам. 

В декабре 2015 года судом по материалам департамента был вынесен бессрочный запрет на прием полигоном новых отходов. В настоящий момент необходимо принятие мер, направленных на обезвреживание, накопленных на предприятии отходов.

http://rpn.gov.ru/node/19180


 
Для экологической катастрофы достаточно сильных осадков

По сведениям экозащитников Петербурга и Ленобласти, ситуация на полигоне промышленных отходов Красный Бор (30 км от Петербурга) в настоящее время продолжает оставаться критической и чревата экологической катастрофой для мегаполиса и прилегающих территорий. Отходы грозят хлынуть за борта котлованов, достичь Невы и Балтики. Ситуацию усугубило раннее потепление, хотя экологи предрекали катаклизм только к весне.

После публикаций в СМИ о том, что яды с полигона (более 2 млн т) могут отравить всех петербуржцев, генпрокурор Юрий Чайка во время встречи с вице-губернатором Петербурга Игорем Дивинским заявил о взятии проблемы под контроль. «Водоканал» Петербурга сообщил о дополнительных мерах по очистке водопроводной воды. По сообщениям финских СМИ, директор финского Института окружающей среды Syke Сеппо Реколайнен запрашивал Смольный об обстановке и не вполне успокоен заверениями об отсутствии угрозы. Пятый день в связи с ситуацией в Красном Бору держит голодовку экоактивистка Виктория Маркова.

Еще 13 января к губернатору Георгию Полтавченко обратились представители экологических организаций Петербурга и области с открытым письмом: «Полигон Красный Бор давно исчерпал свой ресурс. Опасные промышленные отходы находятся на полигоне в смешанном состоянии в картах-котлованах под открытым небом – такого пренебрежительного отношения к безопасности граждан собственной страны нет нигде в мире. Полигон стал сегодня не только позором Санкт-Петербурга, но и угрозой экологической безопасности всего Северо-Западного региона России. Открытые котлованы полигона ежегодно обводняются осадками, в результате чего объем отходов в картах увеличивается более чем на 20 тыс. т в год, даже если полигон не принимает новые отходы». На вчерашний день на некоторых картах уровень жидкости не доходил до краев лишь на 15–50 см, то есть достаточно сильных осадков для того, чтобы произошло непоправимое.

От предыдущего руководства (менялось оно постоянно, были и уголовные дела) у ГУП Красный Бор остались долги, угроза блокировки счетов и невыплаты зарплат персоналу (предыдущему коллективу не платили полгода). Коллизия: прием отходов сейчас не производится, поэтому у ГУП нет доходов, а меры по обеспечению безопасности хранения требуют порой работы в круглосуточном режиме. На новый коллектив, по сути, легла функция ликвидаторов. Авторы письма требовали превратить полигон из ГУП в казенное предприятие с целевым финансированием, чтобы эти функции можно было осуществлять.

С началом оттепели тревогу забил недавно работающий директор полигона Виктор Колядов, потребовав ввести чрезвычайное положение. Прежнее руководство, как сообщает Виктория Маркова, решало проблему проще: «лишнее» просто выливали в ближние леса. Она считает, что нынешний коллектив мог бы справиться с проблемами: «Но у них сейчас даже не обеспечен фонд заработной платы. Сменилось руководство в Смольном, не работает созданный в октябре штаб, который следил за ситуацией».

Осенью вокруг полигона был скандал в связи с проектом строительства завода по сжиганию отходов – жители и экологи воспротивились. Маркова рассказала «НГ»: «В техническом задании не было даже инвентаризации отходов, позволяющей определить технологии утилизации без опасности для территории. Сжигать без этого нельзя. Нужен был комплекс мер, они предлагались, но не сделано ничего». 

Красимир Врански из «Красивого Петербурга» считает: «Все очень плохо. После передачи природоохранного комитета от вице-губернатора Игоря Албина под крыло Дивинского блокируется вся информация. Был штаб, был мониторинг обстановки. Теперь есть сомнения, можно ли брать воду для питья из крана».

Три года назад премьер-министр Дмитрий Медведев обещал закрыть полигон. Сейчас, по некоторым оценкам, нужно 60 млрд руб. для первоочередных работ по ликвидации объекта, это половина бюджета области или львиная доля питерского бюджета, притом что полигон 45 лет обслуживал в том числе предприятия всесоюзного и затем федерального значения.   

Светлана Гаврилина, Санкт-Петербург

http://www.ng.ru/regions/2016-02-05/6_spb.html

 

Обращение специалистов-экологов в связи с ситуацией на полигоне «Красный Бор»

4 февраля 2016 г.

После серии публикаций, репортажей и мнений ряда активистов из разных областей о ситуации на полигоне «Красный Бор» возникла необходимость прокомментировать путаные цифры, объекты и названия.

Полигон «Красный Бор» представляет собой территорию площадью 73 га, на которой расположены карты с хранящимися в них отходами. На полигоне 5 действующих карт и 60 рекультивированных.

Отходы I класса опасности размещаются в герметичных металлических контейнерах в специально подготовленную карту. Отходы II‑IV классов опасности размещаются в отведенных картах по типам:

  • Органические (Карты №№ 64, 68);
  • Нефтесодержащие (№ 68);
  • Кислотные  и щелочные (№№ 59,66,67).

По внешнему контуру полигона создан обводной канал для перехвата поверхностных вод с прилегающей территории к полигону.

Общественность обеспокоилась тем, что из обводного канала вода может выйти и попасть в реки. Вода в обводном канале – это вода, с прилегающей к полигону территории, территории лесных массивов, в том числе. Обращаем внимание, что специалисты предприятия имеют возможность при экстремально высоком уровне воды в канале откачать ее в пруды-накопители.

Напомним,  что полигон не принимает отходы с 2014 года, поэтому уровень в картах меняется за счет выпадения и испарения осадков. Сегодня в картах есть запас для того, чтобы не допустить протечек и выхода воды, загрязненной нефтепродуктами.

Паводок на территории полигона происходит ежегодно и эта ситуация никогда не выходила из-под контроля, что свойственно и 2016 году.

По мнению специалистов, нагнетание обстановки, искажение официальной информации говорит о намеренной дискредитации работы органов исполнительной власти, а также профессионалов предприятия, которые ежедневно ответственно выполняют свою работу.

Обращаем внимание то, что в СМИ допускается бесчисленное множество домыслов и вымыслов о том, что полигон не прекращал принимать отходы, о том, что там хранятся ядерные отходы, о том, что вода из карт перетекает в обводный канал и многие другие.

Убедительно просим внимательно и ответственно относиться к информации, подаваемой в эфир для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области,  предоставляемой, в том числе, «активистами инициативных групп и организаций». Тема полигона «Красный Бор» на протяжении не одного десятка лет обостряется в зависимости от самых разных политических и экономических ситуаций.

На сегодняшний день видео о состоянии полигона, снятого с беспилотного аппарата, можно посмотреть на youtube (Красный Бор 0102) и убедиться в целостности карт, в рабочем состоянии территории полигона в целом.

http://gov.spb.ru/gov/otrasl/ecology/news/81262/

 

Прокуратура проверит информацию о возможной утечке ядовитых отходов с полигона «Красный Бор» в Санкт-Петербурге в Неву, передает ТАСС заявление официального представителя Генпрокуратуры России Марины Гридневой.

«По поручению генерального прокурора прокуратура Санкт-Петербурга проводит проверку информации, размещенной в СМИ, о возможной утечке ядовитых отходов с полигона «Красный бор» в реку Неву», — сказала она.

Гриднева также сообщила, что обсуждала данную проблему на встрече генпрокурора Юрия Чайки с вице-губернатором Санкт- Петербурга Игорем Дивинским. 

«Принято решение совместно контролировать ход и результаты работ по устранению возможных нарушений закона и исправлению сложившейся ситуации», — сказала она.

В 2012 году на полигон «Красный бор» вывозили отходы тетрахлорметана — высокотоксичное вещество второго класса опасности, которое разрушает озоновый слой.

http://www.gazeta.ru/army/news/8202905.shtml 

 

01.02.16г. Уровень воды на полигоне Красный бор снизят из-за паводка 

Уровень грязной воды в ёмкостях на полигоне «Красный бор» должны снизить в ближайшее время, сообщили «Радио Балтика» в пресс-службе городского комитета по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности.

Уровень воды в резервуарах на полигоне ежегодно повышается из-за паводков, пояснил зампредседателя комитета Игорь Березин. По его словам, говорить о критической ситуации преждевременно. «На полигоне ведётся активная работа по укреплению обваловки карт [ограждённой зоны — прим. РБ], контролю за уровнем содержимого в ёмкостях и дренажных каналах», — отметили в Смольном.

Ранее СМИ сообщили, что на территорию полигона и в ручей Большой Ижорец вылилась ядовитая вода из ёмкостей на полигоне. По некоторым данным, в Красном бору планируют обезвредить воду за месяц.  

Полигон «Красный Бор» занимает территорию 73 га. На нём размещено около 2 млн тонн химических отходов. В сентябре Гринпис сообщил о проведении лабораторных исследований проб сточных вод с полигона. По данным организации, вода в притоке Ижоры содержит опасные химикаты, которые затем попадают в Неву. В «Водоканале» опровергли эти опасения.

https://baltika.fm/news/91821 

 

25.12.15г. Росприроднадзор по СЗФО отказал полигону "Красный Бор" в разрешении на сброс в магистральный канал.

Как сообщили 47news в пресс-службе департамента Росприроднадзора по Северо-Западному федеральному округу, ведомство отказало "Красному Бору" в выдаче разрешения на сбросы веществ и микроорганизмов в магистральный канал, а из него – в ручей Большой Ижорец.

"Отказ в выдаче разрешения предприятию обусловлен тем, что полигоном ранее допускалось превышение установленных нормативов допустимого сброса большинства загрязняющих веществ, среди которых азот аммонийный, железо общее и другие",- пояснили в Росприроднадзоре.

Кроме того, в ноябре текущего года в ходе оперативного выезда госинспекторы департамента совместно со специалистами ФБУ "ЦЛАТИ по СЗФО" отобрали пробы сточных вод на выпуске в магистральный канал. По результатам проведенных исследований  выявлено превышение нормативов допустимого сброса нитратного азота, натрия, никеля, фторид-ионов, алюминия, марганца.

"Также не соответствует требованиям административного регламента план полигона по снижению сбросов с учетом поэтапного достижения утвержденных нормативов. Таким образом, с целью недопущения нарушения требований действующего природоохранного законодательства в разрешении на сбросы в магистральный канал предприятию было отказано",- добавили в ведомстве.

http://47news.ru/articles/97545/

 

30.10.15г. Губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко объявил об отказе от строительства опасного завода на полигоне "Красный Бор", против которого активно выступали петербуржцы и жители области. "О строительстве перерабатывающего завода сейчас речь не идет", - сказал Полтавченко, которого цитирует ТАСС. 

Глава региона признал, что "необходимо очень серьезно изучить мировой опыт и наш опыт, российский, связанный с переработкой подобного рода особо опасных отходов". Полтавченко подчеркнул, что главная задача состоит в том, чтобы "не допустить, чтобы этот объект и дальше создавал проблемы для жителей близлежащих районов и Ленинградской области, и города". 

Представитель российского отделения сайт экологической организации Greenpeace Дмитрий Артамонов указал, что это решение правительства является "победой людей, выступавших против проекта". "Гринпис" приветствует решение властей отказаться от опасного проекта и надеется, что теперь проблема токсичных отходов будет решаться с помощью комплексных мер", - говорится в материале организации. 

О проведении общественных слушаний по строительству завода по сжиганию опасных отходов на полигоне "Красный Бор" стало известно в сентябре. Против полигона выступали эксперты, общественные организации, жители Петербурга и Ленобласти. Слушания по поводу строительства мусороперерабатывающего завода были отменены, но на них пришли сотни граждан, отмечает "Фонтанка.ру".

http://ecoportal.su/news.php?id=85868 

 

 13.10.15г. Общественные слушания по проекту строительства мусороперерабатывающего завода в Красном Бору, запланированные на вторник, внезапно перенесли. Об этом сообщает пресс-служба Greenpeace в Петербурге.

Слушания, назначенные постановлением главы администрации района еще 1 сентября, должны были состояться сегодня в городе Никольское. Глава администрации Тосненского района Владимир Дернов сообщил об отмене слушаний сегодня днем. Ни причин переноса, ни новой даты в письме главы администрации не указано.

«То, что слушания, назначенные за полтора месяца, переносятся в день их проведения, — вызывает большое недоумение. Понятно, что люди все равно придут на них. Единственным объяснением мог быть отказ от опасного проекта и разработка нового, направленного на обезвреживание отходов полигона. Но об этом не сообщается. Если же власти решили просто провести слушания в другой день, иначе как издевательством над людьми и страхом перед ними это объяснить нельзя», — сообщил Дмитрий Артамонов, руководитель токсической программы Гринпис.

Тем не менее, представители общественных и экологический организаций все равно намерены сегодня приехать в Никольское и встретиться с местными жителями. По сведениям Гринпис, на слушаниях ожидалось присутствие нескольких тысяч человек. 

Сейчас прорабатывается вопрос о введении в эксплуатацию завода по сжиганию промышленных опасных отходов, размещенных на полигоне «Красный Бор». После прохождения проектом завода Главгосэкспертизы и Федеральной экологической экспертизы  - согласование в обеих инстанциях должно завершиться не позднее марта 2016 года - будет объявлен конкурс по выбору подрядчика. Стоимость проекта оценивается в 3 млрд рублей.

Основная цель нового строительства - закрыть существующий экологический ущерб от деятельности полигона. После его строительства новые отходы на площадке приниматься не будут - только сжигаться уже существующие на территории полигона опасные отходы. При этом эколошические активисты в один голос говорят о вреде мусоросжигающего завода окружающей среде.

http://saint-petersburg.ru/m/society/redaktor/341659/

 

Ответы на часто задаваемые вопросы по результатам общественной экологической экспертизы создания предприятия на полигоне «Красный Бор».
Название проекта, который был направлен на общественную экологическую экспертизу – «Проектная документация для разработки дополнения №1 к «Корректировке технико-экономического обоснования строительства I очереди экспериментального предприятия по переработке и захоронению промышленных токсичных отходов Санкт-Петербурга и Ленинградской области».

Экспертизу проводила экспертная комиссия  Северо-Западной межрегиональной общественной экологической организации «Зеленый Крест». В комиссии присутствовали как сотрудники Зеленого Креста, так и независимые эксперты, представляющие другие общественные экологические организации – всего восемь человек. Каждый эксперт работал самостоятельно, не зная о том, кто еще является экспертом, что исключало давление экспертов друг на друга. Несмотря на это, большинство заключений совпали по смыслу. Затем из различных заключений был сделан общий протокол замечаний, направленный проектировщикам экспертизы. С большей частью замечаний проектировщики согласились, что должно повлечь за собой – по согласованию с заказчиком проекта  — переработку проекта и, в случае надобности, повторение процедуры экспертизы.

«Экспертная комиссия выступила против рекультивации полигона Красный Бор»?
Напротив, мы были очень рады тому, что наконец-то задача рекультивации полигона поставлена Правительством Санкт – Петербурга. Это соответствовало рекомендациям Общественного экологического Совета при Губернаторе Ленинградской области. Но мы не могли согласиться с предлагаемым методом рекультивации – термическим.

«Почему экспертная комиссия выступила против термического метода уничтожения содержимого карт полигона? Ведь аналогичные производства успешно работают во всем мире!»
Экспертная комиссия не оценивала технологию. Вообще плохих технологий не бывает. Бывает неправильное их применение. Мангал вполне подходит для жарки шашлыка, но если вы будете сжигать в нем  бытовой мусор на вашем садовом участке, вы можете отравить землю токсинами. Потому что дрова – однородны, а мусор – смешанный, состоящий из пластиков и иных опасных при сжигании веществ. Предлагаемая технология не применялась для уничтожения смешанных разнородных отходов, которыми заполнены карты полигона сейчас. А строить машину, которая потом, работая в опытном режиме, может дать плохой результат, нецелесообразно. Тем более, что есть другие методы.

«Какие методы утилизации накопленных на полигоне отходов предлагает «Зеленый Крест»?»
Мы предлагаем обратиться к опыту геологической истории Земли. Много миллиардов лет назад Мировой океан нашей планеты представлял собой примерно такую же агрессивную среду, что сейчас находится в картах «Красного Бора». Щелочи, кислоты, соли, соединения металлов – все это вырабатывала молодая кора планеты, что на суше, что на дне океана. Но постепенно, под действием различных физических, химических, биологических  процессов вся эта агрессивная среда превратилась в осадочные породы типа как раз тех глин, куда до недавнего времени на полигоне «Красный Бор» сливали отходы. Этот процесс, точнее, совокупность процессов, геологи называют литогенезом.  Наши питерские ученые изобрели способ многократно ускорить процесс литификации, что позволило, во всяком случае, теоретически, превратить любой опасный отход в инертный. Мы постоянно сталкиваемся с этим в быту, используя хрустальную посуду. В каждой цветочной вазе свинца столько, что хватит, чтобы убить человека. Но в хрустале он связан, остеклован, не растворим – и поэтому безопасен. Такой метод  мы и предлагаем применить для утилизации как открытых карт Красного Бора, так и закрытых, засыпанных глиной.

«Понятно, почему экспертная комиссия выступила против переработки смешанных отходов. Но почему она также выступила и против переработки в Красном Бору на новом производстве вновь образующихся отходов – медицинских и производственных? Ведь их все равно надо где-то перерабатывать!»
В проекте было указано, что новое оборудование сможет, кроме 20 000 тонн накопленных отходов, перерабатывать вновь поступающие 20 000 тонн производственных отходов и  5 000 тонн отходов медицинских (в год). На самом деле такое количество отходов просто негде взять. Медицинские отходы постепенно обезвреживаются в лечебных учреждениях, оснащаемых специальными стерилизаторами, к концу 2016 года они будут обезвреживаться полностью. Производственные отходы в последние годы на Красный Бор поступали в количестве 7-8 тысяч тонн, и их количество постоянно уменьшалось. Прогресс на месте не стоит, производственники научились перерабатывать собственные отходы, а многие из отходов даже стали товаром – как, например, резиновые шины.  К моменту пуска завода в эксплуатацию отходов, нуждающихся в уничтожении термическим методом, станет еще меньше. К тому же стоимость их уничтожения уже сейчас оценивается в 8 000 рублей за тонну, а через 3-4 года она вырастет раза в два, судя по ситуации в стране. Никто, естественно, не повезет отходы на уничтожение по такой цене. Для справки – 7000 тонн отходов – это всего-навсего вес однодневного  вывоза бытовых отходов Петербурга. Так что перевезти его хоть за Урал – выйдет дешевле, нежели уничтожить под Питером. Наконец, против продолжения работы полигона на прием неоднократно выступала общественность Тосненского района и города Колпино, и их протест был признан обоснованным и поддержан на Общественном экологическом Совете при Губернаторе Ленинградской области.

«Заключение Общественной экологической экспертизы носит рекомендательный характер. Вы не можете ни разрешить, ни запретить строить завод. Общественные слушания также не обладают правом вето. Кто же решит, будет ли строиться завод в Красном Бору, и если будет, то какую технологию положат в его основу?»
Решать будут эксперты Государственной экологической Комиссии в Москве.  Наша задача сейчас – собрать все материалы экспертизы и общественных слушаний, добиться максимальной грамотности в их оформлении и передать на рассмотрение государственным экспертам.

На вопросы отвечал Юрий Шевчук, председатель Северо-Западного Зеленого Креста, председатель Общественного экологического Совета при Губернаторе Ленинградской области.

http://lenles.info/chto-reshila-obshhestvennaya-ekologicheskaya-ekspertiza-po-poligonu-krasnyj-bor/

 

Санкт-Петербург, 5 октября. Споры по поводу строительства мусороперерабатывающего завода в Левашово едва успели стихнуть, а в регионе уже назрел очередной конфликт – организация Гринпис выступила против возведения завода по уничтожению опасных промышленных отходов, которые десятилетиями складируются в Ленобласти на полигоне «Красный Бор». По их мнению, завод опасен для людей. Сторонники появления нового предприятия парируют – критическая точка достигнута, без переработки опасных отходов региону грозит экологическая катастрофа. НЕВСКИЕ НОВОСТИ познакомились с аргументами сторон. 

Комитет по природопользованию на днях представил журналистам проект завода по переработке промышленных токсичных отходов Санкт-Петербурга и Ленинградской области. «Цель строительства завода одна – это ликвидация полигона «Красный Бор». Проект призван переработать накопленный экологический ущерб в 2,2 млн тонн опасных отходов и создать условия для ликвидации полигона», – сказал исполняющий обязанности председателя Комитета Сергей Кукушкин. Он пояснил, что при выборе проекта завода учитывались параметры экологичности, эффективности, экономичности и этичности. 

Полвека в топку 

Как ранее писали НЕВСКИЕ НОВОСТИ, строительство завода обойдется ориентировочно в 3 млрд рублей. Частные инвесторы пока интереса к проекту не высказывали ввиду его нерентабельности. Стоимость переработки отходов составит 8 тыс. рублей за тонну. Мощность завода – 40 тысяч тонн в год. К сведению, на текущий момент на полигоне находится свыше двух млн тонн опасных отходов. Таким образом, после строительства завод должен будет без передышки в течение полувека жечь промышленный мусор. 

Первоочередная задача, сообщил представитель компании проектировщика Андрей Миронов, это обезвреживание открытых карт №64 и №68 (котлованов, где захораниваются отходы). Объем накопленных отходов в этих картах – 429 тыс. тонн. Предприятие будет перерабатывать эти «накопления» 10 лет. 

Завод будет именно сжигать опасные отходы. Как рассказал Кукушкин, выбрана эффективная, но не самая дорогая технология. «Это не экспериментальный завод. Город не собирается ставить эксперименты на своих жителях. Технология должна быть безопасная и не самая дорогая. Это не плазма – мы не сжигаем химическое оружие, как в Сирии», – заявил Сергей Кукушкин и добавил, что выбранная технология аналогична той, что используют в Южной Корее и Финляндии. 

Сергей Зубарев, более 30-ти лет работающий над проектированием завода, рассказал о том, что критическая точка достигнута. Промедление может привести к переполнению карт. По его мнению, самым эффективным способом уничтожения отходов является сжигание: «Наиболее универсальной является технология сжигания. Предлагались альтернативы – пиролиз, плазменные процессы. Но уже нельзя проводить эксперименты, карты могут перелиться, будет катастрофа. Метод термического обезвреживания в кислой среде, проще говоря, сжигание – наиболее универсальный. Сжигание применяется, когда иные методы совершенно не приемлемы. В случае полигона – слишком разное качество и количество загрязнений». 

Универсальный завод 

Завод, который собираются построить на территории полигона «Красный Бор», не первое предприятие по утилизации мусора в этой зоне. В 90-е годы началось строительство завода по проекту отечественного Института прикладной химии. Успели построить очистные сооружения, котельную и каркас будущих зданий, после чего проект закрыли, как несовременный. 1,5 млрд рублей ушли в никуда. 

Новый завод будет универсальным и всепоглощающим. По словам Зубарева, сгорит вся органика, а неорганика превратится в малоподвижные вещества: оксиды или элементарные металлы, соли, которые по токсичности на порядки ниже, чем исходные. Они почти не повергаются растворению – их можно будет закопать. Эксперт сообщил, что в отличие от первого завода, сегодняшний запроектирован с мощной системой многоступенчатой очистки отходов. 

Сообщается, что отходы подаются в печь, подвергаясь минимальной сортировке, в разных порциях с разных уровней. Эта печь хороша тем, что в нее можно подавать крупные предметы – отходы в крупных бочках, которые не рекомендуется открывать. В конструкции печи предусмотрена камера досжига. Она отвечает за полное разрушение органических отходов. Там 1200 градусов, после этой камеры токсических органических веществ не остается. На выходе из камеры начинается процесс очистки. Первая ступень – очистка от оксидов азота, которые превращаются в азот. На второй стадии очистки щелочными реагентами нейтрализуются кислые газы. На третьей стадии происходит процесс сорбции на активированном угле. Затем происходит еще одна ступень кислотной очистки, затем очистки от диоксидов азота. 

«В проекте предусмотрен прогрессивный полусухой способ очистки, который не дает сточных вод. Это безусловное преимущество установки», – подчеркивает Сергей Зубарев. По словам специалиста, основная задача завода – чтобы газы, выходящие после очистки в зону человеческого дыхания, были ниже ПДК (предельно допустимой концентрации). 

Гринпис против 

Экологи проекту не доверяют, утверждая, что завод начнет отравлять воздух. «Петербуржцы заплатят за эксперимент правительства здоровьем детей, а предприятие отделается лишь ежегодным платежом в 15 973 рублей за выбросы! – заявляет эксперт Гринпис Нина Лесихина. – Раньше полигон отравлял нашу воду, а теперь будет отравлять ещё и наш воздух. В результате под отравляющее воздействие мусоросжигательного завода попадут миллионы людей вокруг!» 

Гринписовцы рассказывают, что в атмосферу будет выбрасываться 46 вредных веществ. В их числе, заявляют экологи, кадмий, который разрушает почки, костную и дыхательную системы, и ртуть, воздействующая на нервную, пищеварительную и иммунную системы, лёгкие, почки, кожу и глаза. Помимо прочего, это мышьяк, который может вызывать рак мочевого пузыря, лёгких и кожи, диабет и сердечно-сосудистые заболевания. «В воздух также будет выбрасываться свинец, который даже в самых малых дозах оказывает негативное воздействие на развитие мозга и нервной системы, приводит к выкидышам и мертворождению. Все эти вещества являются гормонразрушающими и канцерогенными, а значит, приводят к бесплодию и раку.Что самое важное, эти супертоксиканты опасны даже в малых концентрациях и способны переноситься на большие расстояния», – бьет тревогу Гринпис. 

Перед презентацией завода у информагентства, где проходила встреча прессы и чиновников, прошли одиночные пикеты. Жители города Никольское, которых строительство завода коснется непосредственно, с плакатами в руках требовали не допустить появления в Красном Бору завода по сжиганию опасных отходов. «Диоксины – это яд! На кону – жизнь наших детей», – было написано на плакате противника строительства завода, жителя Никольского Николая. 

Экологов крайне волнует и вопрос, действительно ли будут сжигать только уже накопленное на полигоне, и не повезут ли в «Красный Бор» новые промышленные отходы со всех концов страны. «Из документации к заводу следует, что сжигать будут как вновь поступающие отходы, так и уже накопленные на полигоне в Красном бору: около 40 000 тонн промышленных и 500 тонн медицинских отходов ежегодно. При этом в материалах нет достаточной и обоснованной информации о том, какие именно вещества и в каких количествах содержатся в сжигаемых отходах. Это ставит под сомнение данные о степени загрязнения воздуха заводом и безопасности проекта в целом», – сомневается Гринпис. 

Также гринписовцы указывают на некачественную проектную документацию, где мало информации о потенциальных нештатных ситуациях. Еще один аргумент против строительства – якобы не рассмотрены альтернативы сжиганию: «В проекте не рассмотрены в должной мере альтернативные сжиганию методы обезвреживания отходов. Описываются лишь два подхода: оставить всё как есть или сжечь. Первый вариант приведёт к продолжению загрязнения воды, второй – ещё и к загрязнению воздуха. При этом и в России, и за рубежом есть множество примеров переработки и не термического обезвреживания опасных отходов». 

Экологи требуют устранить имеющиеся по их сведениям утечки с «Красного Бора» в воду, а также обосновать выбор технологии сжигания. На текущий момент, напомним, проект завода хоть и находится на финальной стадии разработки, но еще не прошел госэкспертизу. «Проект не соответствует требованиям законодательства в части экологической оценки и не может быть направлен на государственную экологическую экспертизу, – заявляет Гринпис. – Для решения проблемы образования опасных отходов в долгосрочной перспективе необходимо исключить опасные вещества из производственных процессов и потребительских товаров. Только таким образом можно предотвратить образование токсичных отходов, а также попадание опасных веществ в окружающую среду». 

Контраргументы 

Комитет по природопользованию отреагировал на заявления экологов оперативно. Там поспешили обвинить гринписовцев в некомпетентности. «Упоминание в обращении организации 46 вредных веществ, выбросы которых ожидаются от проектируемого завода, не обоснованы материалами научных изысканий. Аналогичный перечень состава выбросов можно привязать к любому промышленному предприятию, либо автотранспорту», – сообщили в комитете. 

Комитет по природопользованию обращает внимание, что представляемая на общественные обсуждения технология переработки промышленных отходов предусматривает пятиступенчатую систему очистки выбросов до нормативов, соответствующих установленным в Российской Федерации нормам СанПин. Все проектные выводы функционирования завода основаны на данных фактически работающих  предприятий-аналогов и результатах исследований.«Что Greenpeace предлагает взамен? Ничего», – торжествуют чиновники. 

«Впервые за долгие годы вопрос ликвидации полигона близок к решению и все, кто понимает необходимость переработки накопленных 2,2 млн тонн отходов, никогда не пойдут против работы в этом направлении. Комитет по природопользованию открыт к диалогу и призывает жителей нашего города обращаться за достоверной и профессиональной информацией к специалистам», – взывают в комитете. 

Впрочем, насколько близко решение вопроса с «Красным Бором», вопрос открытый – хотя бы исходя из финансовых соображений. Частного инвестора проект вряд ли заинтересует, а денег на реализацию завода и его последующую деятельность потребуется очень много. Эксплуатация предприятия стоит около 320 миллионов рублей. Полная ликвидация полигона обойдется как минимум в 12,8 млрд руб. В Комитете сообщили, что обсуждать финансовый вопрос пока рано. 

Открытый диалог 

Диалог властей с общественностью пройдет во вторник, 13 октября, в посёлке Никольское Тосненского района. Общественные слушания назначены на 16 часов вечера. Место проведения мероприятия – Никольское, Советский пр., д.166а, МКУК «Никольский Дом Культуры». Ознакомиться с проектом завода можно на Экологическом портале Санкт-Петербурга www.infoeco.ru.

http://nevnov.ru/city/region/ekologi-vstupili-v-bitvu-protiv-zavoda-po-szhiganiyu-opasnyx-promyshlennyx-i-medicinskix-otxodov-v-krasnom-boru/

 

 

Когда власть заметит опасность Красного бора?

Екатерина Стекольщикова

После отставки председателя комитета по природопользованию Валерия Матвеева вопрос с самым ядовитым полигоном на Северо-Западе остается открытым.

Лицензия для ядовитой помойки

Полигон Красный бор давно стал катастрофой не только регионального, но и федерального масштаба, которую местные власти отчего-то не хотят замечать. Несмотря на обещания построить мусороперерабатывающий завод на этом полигоне к 2015 году, ситуация остается неизменной. После официальной отставки главы комитета по Природопользованию Валерия Матвеева, которого справедливо упрекали в неэффективном использовании бюджета, выделенного на содержание полигона, а также опасных для экологии полигона решений, вопрос о работе огромной ядовитой свалки по-прежнему открыт. По иску Росприроднадзора, который потребовал изъять лицензию на ее пользование, Тосненский городской суд в первой половине мая 2015 года закрыл полигон всего на 90 дней. На днях, 14 августа,  повторная апелляция Арбитражного суда Петербурга по иску департамента Росприроднадзора по СЗФО продублировала решение Тосненского суда - полигон Красный бор, вместо лишения лицензии, закрыли еще на 90 дней.  И это несмотря на чудовищный официальный вердикт суда: полигон Красный бор не только нарушает все мыслимые экологические нормы, но и реально опасен для жизни людей!

«Принятый на полигоне «Красный бор» способ размещения (хранения и захоронения) отходов не только не позволяет предотвратить попадания вредных веществ в окружающую среду, но и создает реальную угрозу возникновения чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера», - говорится в заключении суда.

Более того, суд пришел к выводу, что эксплуатация полигона уже загрязнила недра и подземные воды специфическими загрязняющими веществами, такими, как Фенол и Формальдегид, в концентрациях, превышающих фоновые в 11111 раз по Фенолу и в 139 раз по Формальдегиду, а также тяжелых металлов, таких, как Кадмий, Никель, с превышениями в 3,6 раз и 6 раз соответственно; наличием канцерогенного вещества - бенз(а)пирена – превышающего нормы в 9 раз.

«Вследствие указанных обстоятельств возникла угроза причинения вреда жизни, здоровью граждан, животным, растениям, что является нарушением ст. 42 Конституции РФ, ст. 34, ч.2 ст. 39, ч.1 ст.51 Федерального закона № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды», ст.ст. 11, 12 Федерального закона от № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления», при размещении отходов I-III класса опасности», - говорится в заключении суда.

Фактически свалка химических отходов уже протекает в подземные горизонты.

«Загрязнение подземных вод влечет за собой целый ряд экологических и социальных последствий, включающих распространение загрязняющих компонентов воды по пищевым цепям. В этом случае токсические элементы попадают в организм человека не только с питьевой водой, но и через растительную и животную пищу. Даже если население не пьет загрязненную воду, а только использует ее для приготовления пищи, водопоя скота и полива растений, это может отразиться на здоровье не только нынешнего, но и последующих поколений. Допущенные СПб ГУПП «ФИО3 «ФИО1» и до настоящего времени не устраненные нарушения требований природоохранного и санитарного законодательства создают реальную опасность причинения вреда в будущем, поскольку создают угрозу жизни, здоровью людей, окружающей среде, а также угрозу чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера», - говорится в документе.

В нарушение запретов Росприроднадзора, при руководстве Валерия Матвеева в 2014 году, на территории семь гектаров появлились две новые карты для отходов 1 и 2-3 классов опасности.

«По существу, стоимость работ - 34 миллиона 217 тысяч рублей - была взята с потолка. При этом фирма-подрядчик ООО «ЭкоГрадСтрой», по информации нашего источника, использовала в качестве рабсилы сотрудников полигона, а также его технику и топливо. Как следствие, официально включить не имеющие документов карты в Декларацию гидротехнических сооружений предприятия теперь невозможно. Разрешить их использование не могут ни Ростехнадзор, ни Росприроднадзор. Тем более, что вырыты они были в слое песчаника, а не кембрийских глин, цементный же слой, покрывающий стенки котлованов, растрескался... И 34 миллионов как не бывало. Как характеризовать такого рода действия – некомпетентность? должностное преступление? коррупция? Наверное, все вместе взятое. И это - стиль работы пришедшей команды «нефтяников» в лице Валерия Матвеева», - прокомментировали ситуацию в Экологическом правозащитном Центре«Беллона».

Несмотря на это, речь идет о продлении лицензии. Тонны ядовитых отходов официально продолжат складироваться на полигоне. На грани экологической катастрофы полигон оказался не сейчас. Фактически он балансирует на этом рубеже, как минимум, последние десять лет. Строительство нового завода по переработке опасных отходов, анонсированное еще в 1998-2000гг, не ведется. Все ранее выделенные средства, судя по всему, разворованы.

Кроме того, с 1 июля руководство уволило около 90 % действующего персонала, оставив на посту 12 человек из 59. (По информации источника «МР», на полигоне трудятся семь человек - с 1 июля на полигоне нет главного инженера, двух замдиректоров, главного энергетика, инженеров-химиков, аппаратчиков переработки химических отходов, инженера-эколога и т.д). Эксперты сходятся во мнении, что предприятие первого класса опасности недопустимо оставлять в таком состоянии.

Пресс-служба комитета, между тем, объяснила сокращение персонала финансовыми проблемами: «Сокращение штата работников предприятия происходит в связи тем, что полигон не зарабатывает денежные средства на обеспечение деятельности. С 28 января 2014 года предприятие не осуществляет основной вид коммерческой деятельности - приемку и размещение опасных отходов, поскольку сначала полигон был лишен лицензии, а после ее получения 9 декабря 2014 года не был включен в государственный реестр объектов размещения отходов». Местные жители заявляют об обратном: несмотря на запреты, здесь продолжают сжигать токсичные отходы. Эту информацию подтверждают и общественные активисты.

Сергей Виноградов, председатель МЭОО «Зеленый фронт»: «Некоторые жители сообщают, что мусор на полигон «Красный бор» продолжают привозить по ночам. Надо думать о том, как переработать отходы, а не принимать. Куда везти отходы с первого по третий класс опасности? Область должна построить полигон в ближайшие три года. Нужен завод по переработке мусора, но, ни в коем случае, не со сжиганием».

Экологическая катастрофа не за горами

По мнению экологов, замалчивать проблему больше нельзя: если в ближайшее время не решить вопрос с рекультивацией отходов на полигоне, экологическая бомба под Петербургом рванет так, что никому мало не покажется.

«Опасность заключается в том, что полигон Красный бор продолжит работу в прежнем режиме, - комментирует ситуацию юрист Санкт-Петербургского экологического
правозащитного центра «Беллона» Артем Алексеев. - То есть, опасные токсичные отходы так и будут сваливаться в те же переполненные карты. В этом случае, мы даже не можем надеяться на надлежащий производственный контроль захоронения отходов и мониторинг состояния атмосферного воздуха и воды. Судя по полученным «Беллоной» ответам от Комитета по природопользованию и Департамента Росприроднадзора по СЗФО, сейчас мониторинг всех нормируемых загрязнителей, образующихся в результате работы полигона, не ведется. Лабораторные исследования по воздуху вокруг полигона проводятся только в отношении 1/8 из имеющихся загрязнителей, по воде в обводном канале - в отношении 1/6. Информации о ПДК других вредных веществ нет. Полигон выработал свой ресурс. Несмотря на то, что он стоит на кембрийских глинах, из-за несоблюдения строительных правил при его создании нет никакой гарантии, что токсичные отходы не проникнут в водные объекты. Случаи сброса воды в магистральный канал и попадание их в р. Большой Ижорец уже есть. Дальнейшая работа полигона на прием отходов будет представлять серьезную опасность для Петербурга, Ленинградской области, стран Балтики. Понятно то, что это может грозить экологической катастрофой».

Экологов волнует, куда последние полтора года исчезают самые опасные отходы первого и второго класса с территории областных и городских предприятий, ведь «Красный Бор» - последний полигон, способный принимать и утилизировать такие отходы не только на Северо-Западе, но и во всей стране. Специалисты предполагают, что большая часть опасного мусора уходит в канализацию Петербурга или оказывается в лесах и карьерах Ленобласти. «Если бросить все как есть, это будет настоящая экологическая бомба», - сообщил РБК экс-председатель экологического совета при губернаторе Ленобласти Максим Боганьков.

Эксперты сходятся во мнении: полигону нужно не расширять мощности, а обезвреживать и перерабатывать накопленный ядовитый мусор.Тем более, что грунты полигона Красный бор уже не могут держать химические отходы.

По мнению экологов, решить проблему может лишь строительство нового завода по переработке уже имеющихся отходов.

«Полигон Красный Бор должен приступить к ликвидации накопленного экологического вреда, то есть, к переработке и обезвреживанию уже имеющихся в картах отходов. Для этого необходимо построить ожидаемый уже с 1990-х годов завод по переработке, заложить достаточное финансирование, позволяющее проводить мониторинг за негативным влиянием полигона на окружающую среду. Параллельно с этим, региональные власти Петербурга и Ленобласти должны найти участок для строительства аналогичного полигона и разработать схему утилизации опасных отходов в переходный период, пока не будет построен новый полигон», - считает исполнительный директор экологической правозащитной организации  «Беллона – Петербург» Николай Рыбаков.

«Есть немало недорогостоящих технологий по очистке карт, - считает глава муниципального образования Тельмановского сельского поселения Юрий Кваша. – Некоторые из них, как нам рассказали специалисты полигона, апробированы на практике. Например, система с использованием фотохимического реактора, которая уже проработала в течение двух лет на полигоне ТБО в городе Советске Калининградской области, и по которой имеется вся документация. С помощью данного метода химические отходы разлагаются на углекислый газ и воду, а в осадке остаются отходы 4 класса опасности, которые можно безопасно размещать в картах. Десять таких установок могут переработать все накопленные 2 млн. тонн за 5,5 лет. Затраты на установку составят порядка 40 миллионов рублей, срок монтажа и запуска — 6 месяцев, производительность – до 100 тонн в сутки химических отходов. Материалы по данной технологии давно имеются в комитете по природопользованию СПб. Требуется только политическая воля».

Народ против Красного Бора

В начале июня в городе Никольское, в Тосненском районе, прошел народный сход против незаконной работы мусорного полигона, на котором чиновники в который раз пообещали урегулировать проблему. Александр Дрозденко, врио Губернатора Ленинградской области, заявил журналистам, что область будет просить город о рекультивации помойки.

«Конечно, прозвучало предложение от моих коллег, что заберите Красный Бор себе. Но вы знаете, я не самоубийца, потому что столько лет полигон эксплуатировали и зарабатывали деньги одни, а теперь мы должны тратить деньги на рекультивацию. Я открыто заявляю, мне не стыдно: мы будем требовать от Петербурга выделить деньги на рекультивацию полигона».

Проблема полигона – федеральная. По поручению Министра природных ресурсов России создана рабочая группа, которая и решит, что дальше делать - утилизировать отходы или продлевать полигону лицензию. И все же, если проблему и дальше оставить в подвешенном состоянии, это может быть равносильно геноциду. Ведь ядовитые отходы отравляют природу и здоровье жителей.

Комментарий экс-главы Комитета по Природопользованию Валерия Матвеева.

На полигоне ведутся работы по запуску очистных сооружений ливневых сточных вод с площади между обводным и внутренним каналами. Для осуществления сброса очищенных сточных вод предприятие разрабатывает проект нормативов допустимого сброса. Корректировка проектной документации строительства 1-й очереди экспериментального предприятия по переработке и захоронению промышленных и токсичных отходов Петербурга и Ленобласти находится в завершающей стадии и будет представлена на государственную и экологическую экспертизы. Дата и время общественных слушаний по материалам «Оценки воздействия на окружающую среду строительства 1-й очереди экспериментального предприятия» будут опубликованы в СМИ. По поводу заявлений о моих злоупотреблениях  - Следственный комитет России, прокуратура и правоохранительные органы проводили проверки по этой информации, но никаких нарушений российского законодательства не нашли.

Справка

Полигон Красный Бор расположен в 2 километрах от поселка Красный Бор Ленинградской области и в 5 км от Колпино. Это крупнейший полигон для размещения опасных производственных отходов на территории СЗФО, который с 1970 года осуществляет обезвреживание и захоронение токсичных отходов и особо вредных веществ. Однако его котлованы не являются герметичными, что приводит к загрязнению соседних полей, рек и атмосферы. По одной из версий, частые пожары на полигоне — это не самовозгорания, а намеренное избавление от накопленных отходов.

http://www.mr7.ru/articles/117382/ 

 

14.08.15г. Полигон «Красный Бор» будут ликвидировать в несколько этапов

Ликвидация полигона «Красный Бор» пройдет в несколько этапов. Сегодня судьбу могильника обсудили в Смольном на заседании комитета по природопользованию.

На нем заявили, что уничтожить полигон сразу невозможно. Там сейчас около 2 миллионов тонн ядовитых отходов, которые накопились за 40 лет.

Трогать химикаты не будут, пока не построят завод по переработки токсичных веществ. Во время его возведения полигон «Красный Бор» работать не будет. Когда завод запустят, все отходы с полигона постепенно отправят на переработку. Лишь после этого возможна ликвидация свалки. 

До этого еще далеко. Лишь через месяц пройдут первые экологические слушания по проекту нового предприятия.

Андрей Миронов, руководитель проекта: «По результатам этих общественных слушаний дальше проект будет направлен на экологическую экспертизу. У нас химически опасный объект. Экологическая экспертиза имеет право рассматривать данную проектную документацию до 6 месяцев. Параллельно мы предполагаем пройти государственную экспертизу проектной документации». 

Накануне по решению арбитражного суда работу полигона «Красный Бор» приостановили на 90 дней. К слову, уже не в первый раз. В мае-июне этого года Росприроднадзор выявил грубые нарушения лицензионных условий. Был нарушен технологический регламент, что может привести к загрязнению подземных вод токсичными веществами.

http://topspb.tv/news/news81646/

 

18.06.15г. Суд приостановил деятельность полигона “Красный Бор” на 90 суток

 

Санкт-Петербург, 6 июня (Илья Давлятчин). В городе Никольское Тосненского района Ленобласти в субботу состоялся митинг против нарушений в работе полигона «Красный Бор», сообщила «БалтИнфо» один из организаторов акции Виктория Маркова.

«На акции появился врио губернатора Дрозденко, который еще раз подтвердил свою позицию - полигон не должен принимать новые отходы», - сказала собеседница агентства.

Проблема полигона «Красный Бор» вступает в самую острую фазу своего разрешения. 8 мая его деятельность была приостановлена на 90 суток по решению Тосненского городского суда по иску Росприроднадзора по СЗФО. Также рассматривается иск к полигону «Красный Бор» в Арбитражном суде о приостановке его деятельности до подтверждения факта устранения нарушений природоохранного законодательства.

«Несмотря на все это на территории предприятия продолжается работа печей участка термического обезвреживания (УТО). От жителей близлежащих населенных пунктов в органы госнадзора поступают жалобы на дым, исходящих от печей УТО. Печи сделаны работниками полигона в 1972 году, они не имеют проекта, прошедшего экологическую экспертизу, не сертифицированы, их технологический регламент не соответствует экологическим нормативам», - говорят местные активисты.

По их словам, полигон переполнен и систематически сливает обводненные токсичные отходы в лес Любанского лесничества. Также ситуацию накаляют предстоящие общественные слушания по проекту завода по переработке токсичных отходов на полигоне. Завод начал строится еще в 1990-е годы, на его строительство уже потрачено более 1,5 млрд рублей, но объект так и не построен. Дата слушаний пока не назначена.

http://www.baltinfo.ru/2015/06/06/V-Lenoblasti-mitingovali-protiv-narushenii-v-rabote-poligona-Krasnyi-Bor-498819 

 

По постановлению природоохранной прокуратуры ГУПП "Полигон "Красный Бор" заплатит штраф за загрязнение водных объектов.

Как сообщили корреспонденту 47news в пресс-службе прокуратуры Ленобласти, Ленинградской межрайонной природоохранной прокуратурой совместно с Департаментом Росприроднадзора по СЗФО, Северо-Западным управлением Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору, Территориальным отделом Управления Роспотребнадзора по Ленинградской области в Тосненском районе, отделом надзорной деятельности Тосненского района ГУ МЧС России по Ленинградской области на основании поступивших обращений от граждан и организаций проведена проверка соблюдения природоохранного законодательства в деятельности СПб ГУПП "Полигон "Красный Бор", расположенном в Тосненском районе.

15.01.2015 ФБУ "ЦЛАТИ по Северо-Западному ФО" произведен отбор проб воды из магистрального канала, впадающего в ручей Большой Ижорец, ниже шандоры СПб ГУПП "Полигон "Красный Бор".

По результатам лабораторных исследований выявлены превышения предельно допустимых концентраций загрязняющих веществ в поверхностно-дренажных сточных водах.

По факту нарушения требований к охране водных объектов, которое может повлечь их загрязнение, засорение и (или) истощение природоохранным прокурором было возбуждено дело об административном правонарушении по ч. 4 ст. 8.13 КоАП РФ и направлено для проведения административного расследования в Департамент Росприроднадзора по Северо-Западному федеральному округу.

По результатам его рассмотрения СПб ГУПП "Полигон "Красный Бор" привлечено к административной ответственности в виде штрафа 40 тыс. рублей.

Источник новости: 47news.ru   

 

01.04.15г. Росприроднадзор создал рабочую группу для решения вопроса о рекультивации полигона. 

Для решения вопроса о судьбе полигона «Красный Бор» в Тосненском районе создали рабочую группу, которая должна предоставить варианты рекультивации объекта до конца мая. 

В рабочую группу, созданную Росприроднадзором по поручению Министерства природных ресурсов и экологии РФ, войдут представители правительства Ленобласти, управления Роспотребнадзора по 47-му региону и Северо-Западному округу. Не исключено, что к группе присоединятся депутаты петербургского и областного заксов. 

Чиновники должны выработать предложения по экологическому обследованию территории полигона, после которого можно будет говорить о способах обезвреживания накопленных отходов. Варианты рекультивации полигона направят в Министерство природных ресурсов и экологии. На выполнение поручения рабочей группе дается два месяца. 

Ранее «Карповка» писала, что Росприроднадзор Северо-Западного федерального округа подал в арбитражный суд иск на запрет деятельности «Красного Бора» из-за нарушений полигоном природоохранного законодательства — в рамках январской проверки в 2014 году ведомство выявило нарушения, которые не устранены до сих пор. 

На полигон «Красный Бор» в Тосненском районе привозят промышленные отходы III и IV классов опасности со всей Ленинградской области и Санкт-Петербурга.

http://karpovka.com/2015/04/01/231605/ 

 

25.03.15г. Размещение ядовитых отходов в пос. Понтонный и перемещение их в "Красный Бор" может быть спланированной акцией с целью повлиять на решение суда, рассматривающего дело о закрытии полигона. Этого не исключают в Росприроднадзоре РФ.

Как отметил врио руководителя Росприроднадзора Амирхан Амирханов, действия некоего предприятия "Экострой", обнаружившего бочки с отходами в пос. Понтонный и отправившего их на полигон "Красный Бор", а также последовавшие заявления руководства полигона о том, что решение о закрытии провоцирует такие инциденты, "по всей видимости, не являются случайными".

Напомним, 21 марта 2015 года в пос. Понтонный были обнаружены бочки неустановленного класса опасности и перемещены на территорию СПб ГУПП "Полигон "Красный Бор". При этом, как сообщил директор полигона, в Понтонном бочки размещались рядом с образовательным учреждением.

Ранее департамент Росприроднадзора по СЗФО обратился в Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти с иском о запрете деятельности СПб ГУПП "Полигон Красный Бор" по приему для размещения промышленных отходов I-IV классов опасности.

"Нарушения, выявленные надзорным органом в период с января 2014 года по настоящее время, не устраняются, что создает реальную угрозу возникновения чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, угрозу причинения вреда окружающей среде, и как следствие, жизни и здоровья людей", - подчеркнули в Росприроднадзоре.

источник: dglo.ru 

 

От «Красного Бора» потребовали прекратить загрязнение бассейна Невы

04.03.2015

Нарушения, связанные с работой магистрального канала полигона токсических отходов «Красный Бор», зафиксированы официально. Об этом сообщило управление Росприроднадзора по Северо-Западному федеральному округу.

Проведённая ведомством проверка показала, что из-за негерметичности запорного устройства в истоке магистрального канала полигона происходит просачивание поверхностных сточных вод из обводного канала в магистральный, а концентрации загрязняющих веществ (в том числе тяжёлых металлов) в магистральном канале существенно превышают предельно допустимые. Из каналов полигона стоки попадают в притоки Невы.

Материалы проверки направлены в Тосненскую городскую прокуратуру, а в отношении предприятия Росприроднадзором возбуждены административные дела о нарушении требований к охране водных объектов и атмосферного воздуха и нарушении законодательства об экологической экспертизе.

Напомним, что о происходящих с полигона утечках в течение прошлого года неоднократно сообщали экологические организации.

http://nuus.ru/news.html?p2_articleid=4716

 

 

Жители Тосненского района обеспокоены затоплением экологически опасного полигона "Красный Бор". С ними губернатор, призвавший прокуроров. Специалисты же видят вред в расцвете теневиков. Полигон остановлен, но кислоту будут сливать в канализацию.

Обеспокоенные экологической ситуацией жители Тосненского района Ленинградской области 3 марта поделились с редакцией 47news опасными тревогами. Причиной беспокойства в очередной раз стал полигон "Красный Бор", который, по словам местных, затапливается талыми водами. Люди уверяют, что из-за таяния снега, накопившаяся в лесу вода течет по каналам на полигон и грозит залить переполненные ядовитыми отходами котлованы.

Напомним, что 8 февраля у полигона проводился "флеш-моб" местных жителей, заявивших, что опломбирование задвижек полигона представляет собой лишь видимость и не может в полной мере препятствовать стоку с полигона дождевой воды, загрязненной опасными отходами.

Как неоднократно писал 47news, "Красный Бор" не принимает опасный груз уже более года. Сначала предприятие, принадлежащее Санкт-Петербургу, но территориально расположенное в Ленобласти, не могло продлить лицензию на размещение отходов I-IV класса опасности. Нарушения, найденные Росприроднадзором, были устранены и 11 декабря 2014 года полигон лицензию получил.

Однако, в связи с новым распоряжением Минприроды, все полигоны, размещающие опасные отходы, должны быть включены в государственный реестр объектов размещения отходов (ГРОРО). Сейчас руководство полигона передало собранные документы в Москву и ожидает внесение объекта в реестр.

Известие, что "Красный Бор" сможет вновь принимать отходы, взбудоражило местных жителей и активистов-экологов, выступивших с категорическим протестом. По их мнению, почти два миллиона тонн опасных отходов уже полностью заполнили карты (котлованы) полигона, вырытые в глинистой почве. Из трещин в стенах карт отрава попадает в грунтовые воды и заражает территорию в радиусе нескольких километров, на которой проживает около трех тысяч человек. Кроме того, яд попадает в реку Ижора и далее в Неву, угрожая уже пятимиллионному Санкт-Петербургу.

Протестующих поддержал губернатор Дрозденко, заявивший о намерении обратиться в окружную прокуратуру с целью проверить законность выдачи полигону лицензии .

"За 20 лет перерабатывающие мощности на полигоне так и не заработали. В связи с этим мы не согласны с возобновлением приема отходов без их переработки. Увеличивать объемы хранения в "Красном Бору" нельзя, и потому нам необходимо выбрать удаленное место для нового современного полигона, отвечающего всем экологическим требованиям", — заявил Дрозденко на рабочем совещании в середине января.

Как стало известно 47news, губернатор поручил комитету государственного экологического надзора осуществлять постоянный мониторинг экологической обстановки вокруг "Красного Бора". Отслеживать безопасность стоков с полигона комитету должна была помочь передвижная экологическая лаборатория, специально приобретенная год назад.

Однако, как сообщил 47news собеседник в этом ведомстве, с момента распоряжения губернатора мониторинг не проводился. А занимающийся этим вопросом начальник департамента государственного экологического контроля Сергей Грибалев и вовсе лишился работы. Его должность сократили при составлении нового штатного расписания, пока Грибалёв находился на больничным. По сведениям 47news, чиновник, добившийся ранее закрытия полигона "Волхонка", стал единственной кадровой потерей комитета эконадзора.

В комитете сообщили, что передвижная лаборатория не может справиться с задачей постоянного мониторинга. Этим должна будет заняться сторонняя аккредитования и лицензированная компания. Сейчас ведомство готовит обоснование для привлечения такой организации, затем будет изыскивать финансирование и проводить конкурс. Так что мониторинг будет, но когда точно определенно сказать нельзя.

Впрочем, директор полигона Сергей Мацуков в очередной раз успокоил журналиста, назвав сообщения о затоплении глупостью.

"Снег тает, вода течет везде и каждый год. И что с того? На Невском проспекте тоже течет. Наши карты герметично закрыты и абсолютно безопасны, никакое подтопление им не угрожает. Между прочим, нас неоднократно проверял Росприроднадзор и выдал нам лицензию после устранения всех замечаний", - отметил Мацуков.

По его словам, активистам экологам следовало бы посмотреть на проблему полигона с другой стороны. Пока "Красный Бор" не принимает отходы, неизвестно куда исчезают самые опасные вещества от деятельности промпредприятий.

"По моим сведениям, Красный Бор — последний полигон во всей стране, способный принимать и утилизировать все виды самых опасных отходов 1 и 2 класса. Мы не принимаем больше года, а предприятия как работали, так и работают. Значит, отходы куда-то исчезают. Поинтересовались бы экологи, куда именно", - посоветовал Мацуков.

По словам собеседника 47news в сфере утилизации опасных отходов, этот рынок - "бумажный". То есть результатом успешной утилизации отходов многие промышленники считают не фактический результат, а получение справки, которая удовлетворит проверяющие органы.

"Некоторые виды отходов 1 и 2 класса, например ртутные лампы или аккумуляторы, могут хранить и перерабатывать различные компании на территории Ленобласти. Но лицензию на все виды имел только "Красный Бор". Так что если сейчас кто-то показывает справку об утилизации, скажем, серной кислоты где-нибудь на полигоне в другом регионе страны, с огромной долей вероятности это всего лишь бумага. Сами же отходы банально отправились в канализацию. Никто не погонит машины за сотни километров, а потом обратно — справка будет стоить куда дешевле, а проверять такие межсубъектовые утилизации очень сложно. Чем дольше не принимает "Красный Бор", тем сильнее растет этот теневой рынок", - прокомментировал специалист.

В областном Росприроднадзоре корреспонденту 47news сообщили, что очередные пробы были взяты специалистами ведомства на территории полигона 26 февраля. Их результаты станут известны не раньше середины марта. О влиянии результатов анализов на дальнейшую судьбу полигона "Красный Бор" в ведомстве посчитали сообщать преждевременным.

Артем Шалякин, 47news

 

 

Бизнес ищет возможности для развития в сфере экологии

26.02.15 14:06 
Представители Комитета по природопользованию приняли участие в круглом столе, посвященном теме «Экология и бизнес. Как современные экономические условия скажутся на реализации экопрограмм государственных и частных компаний». 


Встреча с участием руководителей предприятий, федеральных надзорных органов, органов власти Петербурга состоялась на площадке издания «Деловой Петербург» по инициативе главного редактора интернет-газеты «Фонтанка.ру» Александра Горшкова и главного редактора «Делового Петербурга» Максима Васюкова. По мнению организаторов мероприятия, тема экологии и сбережения энергоресурсов – одна из наиболее актуальных в период кризиса.

Представители бизнеса интересовались вопросами создания в городе и Ленинградской области мощностей по переработке промышленных отходов, оборудования полигонов. 

По словам Александра Винокура, инженера по охране окружающей среды, промышленной гигиене и работе с надзорными органами ЗАО «Филипп Моррис Ижора» предприятие в связи с закрытием полигона «Красный Бор» вынуждено направлять отходы на полигон в Волгоград. 

«Я знаю, что автомобильные производства до сих пор испытывают серьезные проблемы в связи невозможностью направлять опасные отходы на полигон «Красный Бор», - отметил представитель компании. 

Напомним, полигон получил лицензию, но не начал работать в связи с прохождением регистрации в ГРОРО.

http://www.stroypuls.ru/news/detail.php?ID=80442

 

Задолженность перед работниками полигона "Красный Бор" будет погашена. Как сообщили в Комитете по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности, заработную плату служащим выплатят до марта этого года.

Такое решение было принято по итогам совместного совещания под председательством вице-губернатора Ленинградской области Дмитрия Ялова с участием заместителя председателя Комитета по природопользованию С. Кукушкина и директора полигона ГУПП "Полигон "Красный Бор" С. Мацукова, а также представителей налоговой инспекции и пенсионного фонда. 

"С момента окончания лицензии полигон прекратил работу и не получал финансирование, но предприятием сделано все возможное, чтобы сохранить персонал: не был сокращен ни один сотрудник",  добавили в комитете.

http://www.spbdnevnik.ru/news/2015-01-21/rabotnikam-poligona--krasny-bor--obeshchayut-zaplatit-do-marta/

 

К августу 2015 года Комитет по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности Петербурга планирует получить итоги экспертного заключения по проекту завода по ликвидации отходов. Он займется ликвидацией тех отходов, что сейчас скопились на полигоне "Красный Бор" в Тосненском районе.

Проект завода не раз претерпевал изменения, успевая устареть, пока решались проблемы с финансированием и заменой подрядных организаций.

В декабре 2014 года проект завода на полигоне "Красный Бор" был представлен общественности. На начальном этапе его эксплуатации планируется обезвреживать порядка 20 тыс. тонн отходов, поступающих на полигон, а остальные 20 тыс тонн – это переработка накопленных отходов из карт.

Основной технологией переработки на заводе станет сжигание во вращающейся печи. "Принимая во внимание химические свойства и температуру сжигания отходов полигона "Красный Бор", единственной подходящей установкой была определена вращающаяся печь с внутренней кирпичной футировкой",  - отмечают в комитете.

В марте все документы по проекту завода будут отправлены на государственную экологическую экспертизу. "На прохождение госэкспертизы уйдет 4-6 месяцев, затем два месяца на организацию и проведение конкурсов на выбор подрядчика. Единственный момент – должен быть предусмотрен авансовый платеж, который может закрыть все финансирование проекта на этот год - скорее всего, производитель оборудования потребует авансирование работ", - заключил председатель комитета по природопользованию Валерий Матвеев.
Текст: Анна Муравьева
http://www.spbdnevnik.ru/news/2015-02-10/proeykt-zavoda--krasny-bor--v-marte-otpravyat-na-gosekspertizu/

 

 

07-02-2015 У полигона «Красный Бор» прошел субботник

Рядом с территорией, где захораниваются особо опасные отходы, прошла акция-субботник — экскурсия по маршрутам экологического мониторинга для всех желающих и уборка мусор.

Как сообщили организаторы субботника — руководство и жители Тельмановского сельского поселения Тосненского района Ленинградской области — участниками акции стали порядка 100 человек. После инструктажа о правилах уборки мусора все они получили перчатки и мусорные пакеты и, разделившись на 4 группы, отправились к полигону. 

Длина маршрута составила более 1 км, субботник завершился около гидротехнического сооружения — шандоры на выходе магистрального канала полигона. Некоторые участники акции  провели флешмоб в рамках субботника — они чистили обочину дороги, ведущей к полигону, в противогазах, символизирующих борьбу с вредными последствиями размещения на полигоне опасных отходов.  
 
«Мы зафиксировали, что опломбирование задвижек полигона представляет собой лишь видимость и не может в полной мере препятствовать стоку с полигона », — отметили организаторы.

Напомним, что Ленинградская область выступает против возобновления приема и хранения отходов на полигоне в Тосненском районе и настаивает на создании нового современного перерабатывающего предприятия.  «За 20 лет перерабатывающие мощности на полигоне так и не заработали. В связи с этим мы не согласны с возобновлением приема отходов без их переработки. Увеличивать объемы хранения в «Красном Бору» нельзя, и потому нам необходимо выбрать удаленное место для нового современного полигона, отвечающего всем экологическим требованиям», — считает губернатор Александр Дрозденко. Глава региона разделяет озабоченность местного населения по поводу воздействия полигона в Тосненском районе на окружающую среду и поручил профильному комитету областного правительства создать около «Красного Бора» систему постоянного мониторинга состояния поверхностных и подземных вод.

Пресс-служба
губернатора и правительства Ленинградской области
(812) 710-33-27
This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.
www.lenobl.ru 

 

 

«Красный Бор»: особенности национального обращения с химическими отходами

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ─Комитет по природопользованию Петербурга заявил, что, по предварительной оценке, произошедший 18 января несанкционированный сброс жидких химических отходов с полигона «Красный Бор» не представляет опасности. Однако жесткая реакция руководства предприятия по отношению к активистам, обнаружившим сброс, может свидетельствовать об обратном. Результаты анализов, способных определить, кто же прав, должны быть готовы к концу января.Лина Зернова, 21/01-2015

Свидетельство

Свидетелем залпового сброса стал глава муниципального образования Тельмановское сельское поселение Юрий Кваша и трое его коллег. Именно они вызвали на место происшествия эколога администрации Тосненского района, сотрудников полиции, МЧС, а также зафиксировали на видео факт экологического преступления.

На видео четко просматривается мутный, пенный ручей, бегущий с территории полигона. Характер сброса зафиксирован и в акте МЧС, подписанном в качестве понятых Юрием Квашей и Викторией Марковой, лидером инициативной группы местных жителей. «В ходе осмотра чувствуется исходящий от ливневых стоков стойкий запах ацетон-фенол содержащих веществ, запах резкий, – значится в протоколе. – На задвижке шандоры отсутствует какая-либо запорная арматура, пломбировка, препятствующая доступу к механизму».

«Подъехать к магистральному каналу было непросто, – рассказывает Юрий Кваша. – Сразу же удивил установленный неизвестно кем и когда шлагбаум на подъездной к полигону дороге общего пользования. Далее к шлагбауму подлетел кроссовер с чоповцами. Они на повышенных тонах говорили что-то о санитарно-защитной зоне. В целях безопасности пришлось включить видеокамеру, звонить в прокуратуру и правительство Ленобласти… В итоге пройти все-таки удалось».

Откуда дровишки?

Сайт Bellona.ru не раз писал о проблемах химической свалки под Петербургом и особенно подробно в публикации «Полигон «Красный Бор»: химический Чернобыль уже стартовал». И тема того заслуживает: около 2 млн тонн токсичных отходов в 6 км от границы с 5 миллионным Петербургом, в 6 км от реки питьевого значения – Невы да еще хранящихся с дикими нарушениями. Неслучайно с 1 января 2014 года Росприроднадзор лишил СПб ГУПП «Полигон «Красный Бор» лицензии на основной вид деятельности – прием отходов.

Главная проблема – обводненность полигона. Из-за осадков переполняются как стоящие под открытым небом карты с жидкой «химией», так и сама территория предприятия, не отличающаяся стерильностью. И все это разливанное море «химии» нужно куда-то девать!

По технологии жидкие отходы должны выпариваться на установках термического обезвреживания (УТО), а ливневые стоки проходить через местные очистные сооружения. Ни того, ни другого в «Красном Бору» нет. Так, по данным Росприроднадзора, в течение последних лет УТО не работают. Вышли из строя по причине моральной и физической старости. Не достроены и очистные сооружения.

Вот что пишут в анонимном письме в Законодательные собрания Санкт-Петербурга и Ленинградской области работники полигона: «Печки участка термического обезвреживания на полигоне устаревшие, если не сказать, допотопные – в 1972 году сделаны работниками полигона ручным способом – документов на них нет, проекта и экологической экспертизы УТО тоже нет… В начале лета были реконструированы 3 печки УТО для того, чтобы «иногда зажигать их в период разных проверок и инспекций», при этом создавая впечатление их работы на полную мощность, но печки на самом деле практически не работают, – говорится в письме. – На сегодняшний день фактически ни один из участков полигона не работает: ни участок термического обезвреживания, ни очистные сооружения, ни участок каскадного метода обезвреживания. Это можно подтвердить и с помощью осмотра специалистами, а также запросив документы на закупку мазута, оборудования и реактивов – соответственно».

В этом же письме содержится еще одно убийственное свидетельство: « …в нарушение закона отходы (имеется в виду содержащаяся в картах «химия» – Ред.) были сначала перекачены переносными насосами, которые можно увидеть раскиданными по полигону, в магистральный канал для ливневых стоков. Затем, через шандору, отходы сливают за пределы «Красного Бора». (Факты, изложенные в документе, проверяются сегодня природоохранной прокуратурой Ленинградской области.)

Получается, чтобы не «пойти ко дну», полигону остается одно: спускать излишки на сторону? 

«Дежавю»

И это вопрос отнюдь не риторический. Как мы уже рассказывали, в 2010 году Гринпис отобрал пробы воды из магистрального канала, идущего с территории полигона. Результаты анализа таковы: концентрация ртути в воде оказалась в 56 раз больше предельно допустимого уровня, установленного для рыбохозяйственных водоемов, полихлорированных бифенилов – в 650 раз, фенолов – в 2,1 тысячи раз.

В апреле 2014 года факт такого же сброса официально зарегистрировали Росприроднадзор и природоохранная прокуратура Ленинградской области. Апрельский сброс директор полигона Сергей Мацуков 23 декабря 2014 на заседании комиссии по экологии ЗакСа Санкт-Петербурга назвал единичным явлением.

А вот жители окрестных деревень рассказывают о периодических «газовых атаках» со стороны магистрального канала. Как мы уже поняли, сбрасываемые с территории кладбища химических отходов воды источают сильнейший тошнотворный запах.

Что ж, подождем результатов анализов – 18, 19 и 20 января из магистрального канала был произведен забор проб.

Битва губернаторов

Не смотря на столь специфический ход событий, 9 декабря 2014 Росприроднадзор выдает полигону «Красный Бор» лицензию на осуществление деятельности по размещению отходов I-IV классов опасности и обезвреживанию отходов II-IV класса опасности. А 23 декабря 2014 на упомянутом выше заседании Постоянной комиссии по экологии и природопользованию Законодательного собрания Санкт-Петербурга депутаты решили «Признать удовлетворительными принятые меры по обеспечению экологической безопасности деятельности СПб ГУПП «Полигона «Красный Бор» и выполнению плана мероприятий по развитию полигона на 2014 г., утвержденного Губернатором Санкт-Петербурга Г.С.Полтавченко».

При этом народные избранники проигнорировали требование общественности провести финансовый, строительный и экологический аудит предприятия, а также создать Рабочую группу при комиссии, с участием представителей научного, экологического, правозащитного сообществ.

Иного мнения придерживается губернатор Ленинградский области, на территории которой и располагается полигон, Александр Дрозденко. «За 20 лет перерабатывающие мощности на полигоне так и не заработали. В связи с этим мы не согласны с возобновлением приема отходов без их переработки. Увеличивать объемы хранения в «Красном Бору» нельзя, и потому нам необходимо выбрать удаленное место для нового современного полигона, отвечающего всем экологическим требованиям», – завил 16 января 2014 Агентству бизнес новостей глава региона. «Он выразил опасение за состояние окружающей среды возле полигона. В связи с этим губернатор поручил профильному комитету областного правительства создать около «Красного Бора» систему постоянного мониторинга состояния поверхностных и подземных вод», – конец цитаты.

И Дрозденко можно понять: свалка химических отходов не дает бюджету области ни копейки прибыли, а в последние годы не принимает и опасные отходы региона. При этом является источником масштабного загрязнения окрестных территорий. (По оценкам ОАО «ВНИИГ им. Б.Е.Веденеева» за 40 лет эксплуатации полигона (данные на 2009 г.) в поверхностные и подземные воды поступило 14 млн кубических метров загрязненных стоков.) Кто будет заниматься ликвидацией загрязнений? На какие средства?

Кто кого

Ответами на эти вопросы хозяева полигона предпочитают не озадачиваться. В традициях нынешнего времени не поиск разумного решения, а действия с позиции силы – кто кого.

«Генеральный директор полигона «Красный Бор» Сергей Мацуков назвал действия Юрия Кваши и его соратников провокацией и политическим пиаром», – сообщает сайт 47news.ru.

«Группа неизвестных вечером воскресенья пыталась совершить несанкционированное проникновение на территорию опасного объекта. Сбили замок, сломали первый шлагбаум, но дальше были остановлены охраной. При этом вели себя агрессивно, если не сказать по-хамски», – цитирует слова Мацукова об активистах информационный портал.

ИА REGNUM обостряет ситуацию. «Смольный: На территорию полигона Красный Бор вторглись «посторонние» муниципалы Ленобласти» – вопиет заголовок горячей новости от 19.01.2015. (Здесь журналисты накосячили: на территорию предприятия никто не вторгался.) «В санитарно-защитную зону (вот это правильно – Ред.) особо опасного объекта — полигона Красный Бор (выделено ИА REGNUM– Ред.) вторглись неизвестные …», – стращает агентство, ссылаясь на пресс-службу комитета по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности Санкт-Петербурга.

Пресс-службе комитета надо бы знать, что санитарно-защитная зона (СЗЗ) создана не для защиты предприятия от случайных прохожих, а с точностью до наоборот – для защиты местных жителей от выбросов и сбросов предприятия. Согласно санитарным правилам, в ССЗ запрещается размещать жилую застройку, зоны отдыха, территории курортов, санаториев, садоводств. А вот ходить, гулять – сколько душе угодно!

Создается впечатление, некоторые СМИ хотят сразить своих читателей наповал: «Охрана полигона зафиксировала людей, которые заявляли о намерении взять пробы воды в связи с якобы сбросом отходов с территории полигона. Отметим, что полигон не работает в связи с отсутствием регистрации лицензии. Лицами, проникшими на режимный объект, стали глава муниципального образования Тельмановского сельского поселения Юрий Кваша и депутат Кирилл Прокопенко», –сообщает ИА Балтинфо.

Вот они злоумышленники!

И опять-таки хочется напомнить, что забор пробы воды на анализ – конституционное право каждого гражданина. Экологическая информация в Российской федерации является открытой. Почему шаг, вполне укладывающийся в отечественное законодательство, вызвал такое негодование полигона и его начальников? При этом журналисты уважаемых информационных агентств на полном серьезе транслируют эту дремучую ахинею, присоединяясь, по сути, к травле своих же соотечественников из соседнего региона – Ленинградской области.

Данная ситуация вам ничего не напоминает? Ведь можно пойти дальше. Сегодня в санитарно-защитной зоне полигона, составляющей 3 км, исторически расположены поселки Феклистово, Поркузи, Мишкино, Никольское, Красный Бор, в которых проживают тысячи местных жителей. Если следовать логике пресс-службы комитета и директора полигона, население этих деревень тоже «вторгается» и «несанкционированно проникает» на его территорию?

Доживем до февраля…

Во вторник, 20 января, комитет природопользованию администрации Петербурга распространил информацию по итогам проверки МЧС. Цитируем: «По сообщению представителя ГУ МЧС Ленинградской области Владислава Быстрова ситуация на полигоне «Красный Бор» находится под контролем. Оперативная группа МЧС выезжала на место 18, 19 и 20-го января. Утечки опасных веществ с территории полигона «Красный Бор» нет. Можно говорить о незначительной фильтрации, по предварительной оценке, талых вод», – отмечает Владислав Быстров. (Интересно, а как же протокол МЧС? – Ред.) Результаты анализов, взятые лабораторией ЦЛАТИ, будут готовы к концу января».

Почему в таком случае так переполошились охрана и руководство полигона? Впрочем, подождем результатов анализов проб воды, взятых обеими сторонами.
Подробнее: http://www.bellona.ru/articles_ru/articles_2015/krasniy_bor2

 

 http://www.bellona.ru/articles_ru/articles_2015/krasniy_bor2

 

Ленобласть требует построить замену полигону «Красный Бор»

16.01.2015

Работу полигона опасных отходов «Красный Бор» в Тосненском районе Ленинградской области необходимо прекратить. Об этом по итогам рабочего совещания в правительстве Ленобласти по проблеме опасных отходов снова заявил губернатор региона Александр Дрозденко. 

По его словам, участники совещания пришли к выводу, что дальнейший приём и хранение отходов на полигоне «Красный Бор» недопустимы, поскольку перерабатывающие мощности на объекте так и не были организованы за двадцать лет подобных попыток, а потенциальный объём для простого хранения опасных отходов на полигоне исчерпан. В связи с этим необходимо выбрать удалённое место для нового современного полигона, отвечающего всем экологическим требованиям, и приступить к его строительству.

Кроме того, Дрозденко сообщил, что поручил профильному комитету областного правительства создать около «Красного Бора» систему постоянного мониторинга состояния поверхностных и подземных вод в связи с сообщениями о негативном воздействии переполненного полигона на окружающую среду.

http://nuus.ru/news.html?p2_articleid=4556

 

 

Полигон Красный Бор

 

13:0516.12.2014

Ложечко Виктор

председатель комиссии по вопросам экологии и природопользования
 

Маркова Виктория

председатель межмуниципальной инициативной группы по экологической безопасности
 

Гурьнев Алексей

координатор экологического клуба «Северо-Запад»
 
 

Н. НЕЛЮБИН: Шесть минут второго в Санкт-Петербурге, всем добрый день еще раз. Сегодня 16 декабря, напомню, я Николай Нелюбин. Начинаем наш эфир с весьма информированными собеседниками, тема нашей беседы — полигон «Красный Бор». Эта точка на карте давно известна, но она, вот, на прошлой неделе снова громко, скажем так, возникла в информационном пространстве, и сегодня будем пристально смотреть, что вообще там происходит, какие у нас есть на этот счет новости, но прежде я представлю наших гостей. У нас в студии председатель межмуниципальной инициативной группы по экологической безопасности Виктория Маркова… Добрый день, Виктория.

В. МАРКОВА: Здравствуйте. Я бы еще хотела добавить, что я житель поселка Красный Бор, поселка с населением более пяти тысяч человек.

Н. НЕЛЮБИН: Прекрасно. Так, и кроме того, у нас в студии координатор экологического клуба «Северо-Запад» Алексей Гурьнев. Алексей, добрый день.

А. ГУРЬНЕВ: Добрый день, дорогие слушатели.

Н. НЕЛЮБИН: И на связи с нами будет, прямо сейчас мы будем связываться с депутатом городского парламента, он у нас возглавляет постоянную комиссию по вопросам экологии и природопользования, Виктор Петрович Ложечко. Он есть у нас на связи, ну вот, прямо с Виктора Петровича и начнем, потому что мы знаем, что после сообщений на прошлой неделе о том, что Росприроднадзор выдал новую лицензию на работу этого химического полигона областное правительство заявило, что пристально будет следить за ситуацией и, возможно, даже обратится в суд по факту выдачи этой лицензии. После этого мы узнаем, что Смольный, комитет по природопользованию, везет чиновников туда и журналистов, вот, сегодня, 16 декабря. Один из тех, кто сейчас находится на полигоне либо только что оттуда уехал, это Виктор Петрович. Виктор Петрович, слышите ли вы нас?

В. ЛОЖЕЧКО: Да, слышу вас, здравствуйте.

Н. НЕЛЮБИН: Здравствуйте, Виктор Петрович. Ну вот, расскажите, пожалуйста, во-первых, зачем вас привезли на «Красный Бор», во-вторых, что вы там увидели?

В. ЛОЖЕЧКО: Ну, во-первых, мы сами приехали, потому что это инициатива наша была, комиссии Законодательного Собрания Санкт-Петербурга. Мы 23 числа на комиссии будем рассматривать вопросы, связанные с «Красным Бором», и поэтому предварительно, в рамках подготовки к заседанию мы такую инспекционную поездку организовали.

Н. НЕЛЮБИН: Понятно, то есть, поехали вы сами, хорошо.

В. ЛОЖЕЧКО: Да, едем сами, и сейчас вот как раз закончилось, вот я уже возвращаюсь, и я готов ответить на ваши вопросы.

Н. НЕЛЮБИН: Но вот, смотрите, экологи и разного рода специалисты говорят о том, что полигон, мягко говоря, непригоден для того, чтобы там продолжать захоронение опасных отходов. Ваша точка зрения?

В. ЛОЖЕЧКО: Ну, первое, полигон пригоден для захоронения. К сожалению, он почти год не работал на прием отходов, потому что у них не было лицензии. Вот, 15 числа они получили лицензию и, я так полагаю, где-то уже через месяц смогут принимать эти отходы. Вопрос идет о том, что пока перерабатывать у них практически там негде, потому что мощностей нет. Но это история старая, более пятнадцати лет никак не можем построить там завод по переработке.

Н. НЕЛЮБИН: Подождите, то есть, его строили, строили, строили, так и не построили, так что ли?

В. ЛОЖЕЧКО: Да, так и не построили, да, и когда…

Н. НЕЛЮБИН: Удивительное дело, как же так получилось?

В. ЛОЖЕЧКО: Ну вот, к сожалению, так у нас зачастую бывает с такими объектами. Когда вернулись, там, чуть более года назад к этому вопросу, снова мы подняли вопрос, выяснилось, что, оказывается, и технология устарела, и поэтому вынужден комитет был нанимать разработчиков, чтобы уточнить технологию, и вот, в декабре истекает срок…

Н. НЕЛЮБИН: Технология устарела, понятно.

В. ЛОЖЕЧКО: Технология переработки, да. Истекает срок в этом году. Они должны были разработать проект и послать его на экспертизу.

Н. НЕЛЮБИН: Хорошо. Виктор Петрович, скажите, пожалуйста, у нас не очень много времени, обсуждалось ли сегодня, когда по факту полигон будет готов принимать отходы? Что мешает этому, старту этой процедуры?

В. ЛОЖЕЧКО: Старту мешает то, что лицензию получили, но сейчас такой регламент, что это надо в Москве, там, в комитете, в Министерстве природопользования, надо, чтобы они утвердили эту лицензию еще. Ну, то есть, там процедура бюрократическая.

Н. НЕЛЮБИН: Понятно, бюрократия.

В. ЛОЖЕЧКО: Бюрократическая, да.

Н. НЕЛЮБИН: А сколько времени на это нужно?

В. ЛОЖЕЧКО: Вот, я это пытался от директора добиться, он стопроцентно не знает, как долго, но я так полагаю, что это месяц на это потребуется.

Н. НЕЛЮБИН: Понятно.

В. ЛОЖЕЧКО: А с учетом наших праздников, то это вообще непредсказуемо.

Н. НЕЛЮБИН: Понятно. Последний момент, вы сказали, что будете этот вопрос обсуждать на комиссии, а какой смысл его обсуждать, если всё, как вы говорите? Там, собственно, полигон готов и вот-вот, скоро начнет свою работу. Что обсуждать-то будете?

В. ЛОЖЕЧКО: Так вот, как раз мы… В марте мы рассматривали вопрос, и тогда нам был предъявлен план изменений, развития этого полигона, утвержденный губернатором. Вот, в первую очередь мы хотели… сегодня смотрели и на комиссии будем это фиксировать, как этот план выполнен, не выполнен и…

Н. НЕЛЮБИН: ГДЕ ДЕНЬГИ, в том числе, видимо, да?

В. ЛОЖЕЧКО: Да. Но ДЕНЬГИ, чтобы вы понимали, деньги в бюджете на следующий год заложены на строительство завода, ну, и на полигон, заложены эти деньги.

Н. НЕЛЮБИН: А есть цифра, сколько? Хотя бы примерно, порядок?

В. ЛОЖЕЧКО: Там, по-моему, на два года, суммарно там, по-моему, где-то 800 или 900 миллионов.

Н. НЕЛЮБИН: Да, впечатляет.

В. ЛОЖЕЧКО: Ну, в первый год больше, во второй меньше, да.

Н. НЕЛЮБИН: Понятно. Виктор Петрович, спасибо вам огромное за оперативный комментарий, то, что называется, с места события. Спасибо вам большое, всегда на связи Виктор Ложечко.

В. ЛОЖЕЧКО: Да, пожалуйста, да.

Н. НЕЛЮБИН: Председатель постоянной комиссии по вопросам экологии и природопользования городского парламента. Ну, вы слышали, дорогие коллеги. Кто будет первым? Виктория, наверно, вы? То есть, вот, по сути сказанного. Во-первых, любопытно, что лично вы об этом думаете, ну а дальше посмотрим, как это, строить наш разговор.

В. МАРКОВА: Ну, прежде всего я бы хотела поспорить с Виктором Петровичем о том, что полигон пригоден для захоронения. И поспорить я хочу даже не одна, а вместе с нашим Президентом Владимиром Владимировичем Путиным, который еще… Вот, я принесла в студию документы 1994 года, когда Владимир Владимирович был первым заместителем председателя правительства Санкт-Петербурга. Именно он, а также тогда руководители двух регионов, Анатолий Собчак и г-н Беляков, направили г-ну Черномырдину письмо, в котором говорится, что размещенный двадцать лет назад (а это было в 1994 году) на территории Ленинградской области, в междуречье Тосны и Ижоры «полигон “Красный Бор” исчерпал свой ресурс, а переполненные карты котлована с отваловкой 2-4 метра выше естественного уровня глин представляют опасность для устойчивого водоснабжения города».

Н. НЕЛЮБИН: Двадцать лет назад это было.

В. МАРКОВА: Это прошло у нас двадцать лет, завод… а это касалось именно необходимости построить завод, который до сих пор не построен. Более того, в этом же документе указано, что тогда полигон принял более одного миллиона тонн отходов (сейчас два миллиона тонн), и почему-то по прошествии двадцати лет полигон стал вдруг способен принимать отходы, при этом не переработано осталось ничего, отходов добавилось фактически в два раза, отваловка еще более увеличилась, поэтому у меня…

Н. НЕЛЮБИН: То есть, вы исключаете мысль, что Путин мог ошибиться двадцать лет назад, будучи еще неопытным политиком?

В. МАРКОВА: Нет, я исключаю совершенно эту мысль, я думаю, что, скорее всего, ошибается кто-то другой.

Н. НЕЛЮБИН: Хорошо. Но вы слышали — кстати, вот, для меня это новость, — что в бюджете на будущий год заложено ни много, ни мало…

А. ГУРЬНЕВ: Почти миллиард.

Н. НЕЛЮБИН: Почти миллиард, да. Впечатляет. А кто может напомнить вообще историю развития именно этого аспекта этой ситуации, а именно строительства перерабатывающего завода? Там же что-то построено?

А. ГУРЬНЕВ: Да, там построены, там есть несколько… Вообще он начал строиться уже давно. Вот те двадцать миллионов рублей, которые в тот момент были отпущены, это когда доллар стоил 90 копеек, поэтому нужно представлять, что эта сумма была весьма значительная.

Н. НЕЛЮБИН: Это когда было, примерно? В середине 1990-х, получается?

А. ГУРЬНЕВ: Да, это было в начале 1990-х.

Н. НЕЛЮБИН: В начале 1990-х.

А. ГУРЬНЕВ: И вот в этой части, безусловно, эти ДЕНЬГИ постепенно растворились, остались там те же самые установки, так из называют шутя «печи Кирша», которые принимали эту субстанцию, субстрат, выпаривали его и потом высохшую часть выбрасывали опять в карты, пока они не будут, значит, полностью заполнены, а потом они должны были закрываться.

Н. НЕЛЮБИН: Давайте мы еще раз напомним нашим слушателям, что такое, вот, печи… Как вы сказали?

А. ГУРЬНЕВ: Кирша.

Н. НЕЛЮБИН: Кирша. И что такое карты? Чтобы у нас понятно было.

А. ГУРЬНЕВ: Карта это такое углубление в теле земли, там почвы являются кембрийские глины, они имеют…

Н. НЕЛЮБИН: Яма, по сути?

А. ГУРЬНЕВ: Да, такую сильную защиту от проницаемости туда влажных масс, и там было выбрано место для захоронения опасных отходов. Но бесконечно туда лить нельзя, и они находятся в открытом виде, поэтому не защищены от метеорологических осадков.

Н. НЕЛЮБИН: То есть, под открытым небом эти ямы там как стояли, так и стоят?

А. ГУРЬНЕВ: Эти ямы так и стоят, совершенно верно. Когда туда сливают химические отходы, и их необходимо закрывать будет, то, естественно, закрыть налитую, так сказать, жидкостью, это не удастся. И поэтому была разработана технология, по которой туда сбрасывались нерастворимые части, они вытесняли уровень воды, которая по трубам попадала в другое пространство, в котором кипятильником, мягко говоря, они кипятились до тех пор, пока выпаривалась вся влажная часть, оставался сухой остаток, который опять бросали в эту карту.

Н. НЕЛЮБИН: То есть, вот это и планировали создать, и, видимо, с учетом, как сказал Ложечко, изменившейся технологии, создавать будут дальше?

А. ГУРЬНЕВ: Я думаю, что это порочная практика, за которую я, как государственный инспектор, в свое время оштрафовал и директора этого предприятия, и главного инженера, которого директор уволил после этого, потому что никакой системы реальной защиты, доказательной, что мы не загрязняем окружающую среду диоксинами мне представить не смогли…

Н. НЕЛЮБИН: То есть, процесс выпаривания, вы имеете в виду?

А. ГУРЬНЕВ: Да. И в этой части, безусловно, эта была признана технология ничтожной, и должна была вступить новая технология, которая бы принимала на переработку и различными технологическими способами, которые открыто не обсуждаются, она должна была стать безопасной. То есть, полигон должен был в процессе приема еще заниматься и как бы так называемой рекультивацией этого процесса.

Н. НЕЛЮБИН: То есть, еще раз, чтобы понимать — это не безвыходная ситуация, эта ситуация имеет решение, если ей заниматься.

А. ГУРЬНЕВ: Заниматься, да, если ей заниматься, совершенно верно.

В. МАРКОВА: Совершенно верно, да.

Н. НЕЛЮБИН: Хорошо. Тогда в чем, собственно, проблема? Вот, мы подходим к самому интересному. ДЕНЬГИ выделялись, люди работали, получали зарплаты, премии, наверно, тоже получали, и что?

А. ГУРЬНЕВ: Я думаю, не только премии получали. Но дело в том, что эти ДЕНЬГИ — либо приняты решения легкомысленные, которые ничем не защищены, и никакой ответственности никто за утверждение данной технологии, за строительство данного объекта не нес…

Н. НЕЛЮБИН: У нас же надзорных органов, как мягко говорится, много.

А. ГУРЬНЕВ: Надзорных органов у нас больше чем надо, достаточное количество. Вот, поэтому у нас меняются руководители, процесс остается, и каждый последующий начинает с нуля, как будто до него ничего не делалось, хотя и до него что-то делалось. И вот, последний пример, на котором мы были в апреле, когда директор завода докладывал общественности, общественному экологическому совету Ленинградской области, губернатору Ленинградской области, руководителю комитета по охране окружающей природной среды, представителю департамента экологии, федерального органа, который находится в Санкт-Петербурге, о том, что происходит на полигоне, директор ничтоже сумняшеся сказал: «А вы знаете, я принял полигон, а документов на него нет. Мы не знаем, что где лежит, куда это вылили, и что с ним происходит…»

Н. НЕЛЮБИН: Милый человек, но вы приняли предприятие в такой ситуации, как руководитель.

А. ГУРЬНЕВ: «Потому что даже когда загорелся в прошлом году полигон, мы не знали, чего тушить и как».

Н. НЕЛЮБИН: Ну да.

А. ГУРЬНЕВ: «Поэтому я не хочу нести ответственность, я не знаю, куда делись эти отходы». Но это уже вопрос не общественности, это вопрос прокуратуры, потому что документы, которые от этого полигона должны были оставаться, должны храниться в трех местах — на полигоне, в комитете и в департаменте.

Н. НЕЛЮБИН: Понятно. Документы есть, если поискать, а кто-нибудь пытался инициировать проверку вообще работы официально, я не знаю, писал ли какие-то обращения в необходимые инстанции, чтобы разобраться в ситуации, как вообще это происходит до сих пор?

В. МАРКОВА: Я могу сказать, что мы, конечно, обращались и в Счетную палату, мы обращались и к Президенту нашему, Владимиру Владимировичу Путину, я лично, сама возила 23 тысячи подписей от населения прилегающих территорий к полигону «Красный Бор», 23 тысячи.

Н. НЕЛЮБИН: Передали в руку?

В. МАРКОВА: В руку не получилось, но это была не только приемная Путина, это была и приемная председателя правительства, Дмитрия Анатольевича Медведева, и в том числе и г-ну Бастрыкину, и г-ну Чайке.

Н. НЕЛЮБИН: То есть, они все в курсе?

В. МАРКОВА: Они в курсе абсолютно того, что необходимо сделать — и финансовый аудит, и строительный, прежде всего. Потому что там сейчас те корпуса, которые построены, один из них, там просто нет оборудования, и гниет фундамент, и он без отопления, второй, он уже не нужен, поскольку нефтесодержащих отходов в таком количестве нет. То есть, и очистные сооружения тоже построены, которые предназначены для бытовых вод, а не для токсичных. Поэтому куда делись ДЕНЬГИ, вопрос остается открытым, но я хочу заострить внимание на том, что было, потому что я бы вообще объявила амнистию, начала всё сначала, но честно, о том, что есть сейчас, а именно в 2014 году. То есть, о том плане, о котором говорил вот сейчас Виктор Петрович, который подписан Георгием Сергеевичем Полтавченко. Он так и называется: план развития, а не план закрытия полигона «Красный Бор». Так вот, я посмотрела сегодня еще раз — на «Закупках.Гов» 27 контрактов заключил полигон «Красный Бор», и многие из них вызывают сомнение сейчас.

Н. НЕЛЮБИН: Это то, что касается как раз того, что нам предстоит?

В. МАРКОВА: То, что потрачено только что или тратится в данную минуту.

Н. НЕЛЮБИН: На будущий год, имеется в виду?

В. МАРКОВА: 2014 и 2015-й.

Н. НЕЛЮБИН: 2014 и 2015-й.

В. МАРКОВА: Так вот, например, потрачено 34 миллиона на устройство двух новых карт котлована. Они сделаны, причем они уже потрачены, эти ДЕНЬГИ. В ГТС’ках, то есть, в гидротехнических сооружениях, системе гидротехнических сооружений, которые получили по новой лицензии на эксплуатацию, разрешение, этих двух новых карт нет, то есть, все равно они их использовать не смогут. Завод, ТЭО, только… сейчас идет, фирма финская делает лишь технико-экономическое обоснование завода, то есть, эти карты тоже зарыты в землю, 34 миллиона зарыты в землю еще.

Н. НЕЛЮБИН: То есть, подождите, вы хотите сказать, что есть какие-то параллельные истории, не связанные между собой (неразборчиво)?

В. МАРКОВА: Я хочу сказать, что у нас история бесконечна, она продолжается и продолжается. Может быть, 34 миллиона для правительства Санкт-Петербурга не такие БОЛЬШИЕ ДЕНЬГИ, хотя мне кажется, сейчас такое время…

Н. НЕЛЮБИН: Чем дальше, тем меньше, конечно.

В. МАРКОВА: …когда нужно считать ДЕНЬГИ. Но я могу сказать совершенно точно, что для работников полигона, которые не получали зарплату несколько месяцев, а она у них не более 15 тысяч, в основном, это фантастические деньги. Поэтому насколько правомерны были расходы за 2014 год, вот лично у меня тоже вызывает сомнения, и у них тоже.

Н. НЕЛЮБИН: Но тем не менее, из ваших уст прозвучала фраза — предлагаете некую амнистию, чтобы потом уже делать всё по совести, правильно я вас понимаю?

В. МАРКОВА: Да, вы хорошо сказали, по совести, да.

Н. НЕЛЮБИН: А как вы себе видите, если предположить, что до этого было иначе — а это еще надо доказать, как вы знаете, у нас суд такие решения принимает, ну и т.д., всю остальную лирику вы слышали неоднократно, — то есть, вот, с чего вдруг дальше будет иначе? Допустим, кто-то соглашается с вами на то, что прошлое не колупаем, смотрим в будущее уверенно и честно.

В. МАРКОВА: Ну, я верю в силу государства, я честно скажу. Я верю в силу государства, и я верю, что сейчас такая историческая ситуация, которая уже не позволяет по-другому себя вести государству, что государство должно сказать: «Всё, хватит, халява закончилась».

Н. НЕЛЮБИН: Это точка зрения Виктории Марковой, а Алексей Гурьнев что думает?

А. ГУРЬНЕВ: Николай, я более пессимистичен. Пессимистичен из-за ответа г-на Виктора Петровича Ложечко, который так бодренько заявил: лицензия есть, она законна, захоронивать можем, и всё в порядке. И мне бы хотелось, чтобы вы его еще раз пригласили и задали ему ряд вопросов. Первое, соблюдается ли технология доставки отходов туда? Потому что при утраченных документах и при первичном задании перед тем, как отправить на полигон «Красный Бор» отходы, необходимо согласовать объем, состав, определить сопровождающего на машину, отправить ее на место, получить заключение (это от того, чьи отходы), что она принята там в этот момент, и отпра…

Н. НЕЛЮБИН: А что, может быть такое, что нет документов, когда к ним въезжает машина, допустим, с первым классом опасности грузом без бумаг?

А. ГУРЬНЕВ: У нас… вот, мой опыт подсказывает то, что система доставки зависит только от договора. Я заключил с вами, как с владельцем отходов, договор, дальше машина идет, и если у нее что-нибудь не так, ее полигон не примет, и уверяю вас, назад он эту машину не повез.

Н. НЕЛЮБИН: Так, как интересно.

А. ГУРЬНЕВ: Он ее где-то выгрузил, в районе этого полигона. И если при закрытии этого полигона потребуется рекультивация и проверка этих площадей, то я думаю, площадь полигона увеличится в десятки раз, потому что то, что вокруг — там хоть как-то что-то обосновано, — это тоже большая и опасная клоака.

Н. НЕЛЮБИН: Хорошо. То есть, вы не верите в то, что можно сделать всё по-человечески. А что же делать-то?

А. ГУРЬНЕВ: Я думаю, что это можно, но для этого надо конкретно г-ну Ложечко ответить: «Регламент есть, порядок установлен, у нас есть контроль над этим процессом, и мы не можем в следующий раз услышать то, что услышали в апреле — документов нет, что где лежит, нет, мы ничего не знаем, поэтому делать ничего не можем».

Н. НЕЛЮБИН: Там же опасная, вообще, такая ситуация — упала бумага в лужу, всё, разъело, нет бумаги, или эти шутки неуместны? Куда документы-то деваются, как это вообще возможно?

А. ГУРЬНЕВ: Ну вот, по тем слухам, те документы по ошибке, по поручению какому-то рабочему по этому двору, которому сказали: «Вот, придет новое руководство, нужно очистить кабинеты», он выгрузил всё это в ковш и этот ковш опустил в карту, и с тех пор документов не ста…

Н. НЕЛЮБИН: Случайно.

А. ГУРЬНЕВ: Совершенно случайно. Но вот как они исчезли, умудрились еще, аналогичные, из комитета по охране природы и департамента, вот это есть секрет. Но это не наш вопрос, это уже других органов.

Н. НЕЛЮБИН: Да, любопытно. Хочется здесь пригласить наших слушателей к разговору, я совсем забыл это сделать до… Опять же, очень сложная тема, но бывает. Я напомню, что у нас есть номер для SMS: +7 921 579 9392, звоните нам, пожалуйста, с вашими, возможно, какими-то рекомендациями, возможно, советами, как эту ситуацию решать. Но вот, мы на эту тему на прошлой неделе говорили, у нас в эфире известный журналист-эколог Элина Зернова сказала, что есть, действительно, риск экологических катастроф, потому что, как я для себя из ее слов картинку представил, вот эти вот ямы с отходами, они уже как бы выше, чем они должны быть, они надстроены, скажем так, и в случае размыва это просто всё благополучно по поверхности разливается. Это действительно так? Или это… это некая…

А. ГУРЬНЕВ: Это в действительности может быть.

Н. НЕЛЮБИН: Может быть.

А. ГУРЬНЕВ: А вот то, что я вам сказал, это то, что уже…

Н. НЕЛЮБИН: Уже есть.

А. ГУРЬНЕВ: Есть, да, вокруг. Это то, что выгружено было, потому что раз с опасными отходами кто-то уехал и выгрузился, и раз система контроля над движением груза и его сопровождение, и порядок проведения был упрощен в какой-то период до того, что вот, у нас есть договор, и я тебе посылаю каждый, там, месяц или квартал машину вот этого, и всё.

Н. НЕЛЮБИН: Так, хорошо. Еще один комментатор в нашем эфире сказал, что, на его взгляд, вообще всё это решать начнут, только когда действительно что-то случится, допустим, как он сказал — не приведи, конечно же, не дай бог, чтобы это произошло, — люди начнут массово болеть. Как вообще ситуация с этим аспектом в Красном Бору, в окрестностях? Насколько люди осознают, с чем рядом они живут? Есть ли какая-то динамика, быть может, у вас, Виктория?

В. МАРКОВА: Я могу ответить на этот вопрос. Конечно, полигон влияет не только на поселок Красный Бор. Прежде всего, он еще влияет, в розе ветров находится, это город Никольское, и им достается больше нас, также Колпино, это очень большое население, поселок Тельмана, Отрадное, то есть, роза ветров направлена больше на них. Вот, в данном случае…

Н. НЕЛЮБИН: А в чем проблема? Ну хорошо, дует ветер, но там же всё по-человечески складируется, ведь вряд ли что-то опасное там может перелететь.

В. МАРКОВА: Ну вот, например, я принесла в студию исследование НИИ профпатологии и гигиены, которое они производили именно по исследованию здоровья территории, прилегающей к полигону и именно нашего поселка, поселка Красный Бор. Надо сказать, что исследования производились в 2009—2010 году, в основном, вот… 2008—2010, даже точнее, года. Сейчас эта же компания выиграла тендер и будет производить еще исследования до 2014 года. Надо еще уточнить, что те исследования, которые произведены, которые у меня сейчас лежат в студии, это было во время работы УТО, участка термического обезвреживания вот этих печей, о которых мы только что рассказывали, которые очень вредные, там очень много выбросов, и поэтому, конечно, сейчас участок термического обезвреживания работает порядка трех лет. Честно говоря, он и сейчас не работает на полигоне, и не знаю, заметил ли это Виктор Петрович, но на полигоне нет мазута, его давно не закупали, а на одну тонну мазута… одна тонна мазута как раз уходит на одну тонну отходов. И та лицензия, которая получена уже была на обезвреживание, а это, кстати сказать, с сентября месяца, и по документам, официально, полигон принимал отходы, они не обезвреживались, потому что ни один из участков не работает. Это легко проверить и по закупкам мазута, и по закупкам щелочи, а участок каскадного метода тоже, PH в картах равна единице сейчас, и это кислотные карты, нужна была щелочь. Поэтому если у нас начнет работать, наконец-то, прокуратура, если государство скажет, покажет себя как ответственное, сильное и мощное, то я думаю, что всё встанет на свои места.

Н. НЕЛЮБИН: И все-таки, к статистике, что касается медицины.

В. МАРКОВА: Итак, к статистике, по медицине. Я могу сказ…

Н. НЕЛЮБИН: У нас есть тридцать секунд до перерыва на новости, начнем и потом продолжим. Да?

В. МАРКОВА: Значит, заболевания в Красном Бору в среднем в 5,9 раз, именно среди детей, выше, чем по району, это если очень коротко говорить.

Н. НЕЛЮБИН: Какие заболевания?

В. МАРКОВА: В основном это связано с теми болезнями, которые именно связаны с токсичными отходами, с теми выбросами, а здесь анализируются именно выбросы…

Н. НЕЛЮБИН: То есть, это (неразборчиво) какие-то?

В. МАРКОВА: Ну, от УТО которые поступали, вот именно те болезни. И по некоторым болезням более чем в 11 раз.

Н. НЕЛЮБИН: В 11 раз чаще?

В. МАРКОВА: Более чем в 11 раз, да, чаще, чем по району.

Н. НЕЛЮБИН: То есть, не на 11%, а на порядок.

В. МАРКОВА: Не на 11%. Да, на порядок. Но надо еще сказать, что…

Н. НЕЛЮБИН: Мы прервемся на выпуск новостей и продолжим буквально через несколько минут. Я напомню, в студии «Эха Петербурга» Виктория Маркова, Алексей Гурьнев.

* * *

Н. НЕЛЮБИН: Мы продолжаем. Я напомню, в студии «Эха Петербурга» Виктория Маркова, председатель межмуниципальной инициативной группы по экологической безопасности, жительница Красного Бора; и Алексей Гурьнев, координатор экологического клуба «Северо-Запад». Говорим про полигон «Красный Бор», химические отходы. Вот только что мне в перерыве напомнили, что там два миллиона тонн уже сейчас, и это как вообще выглядит? Это всё в кучу перемешано, или это все-таки там как-то рассортировано?

В. МАРКОВА: Это фантастически выглядит. Нет аналогов в мире, потому что везде в мире отходы у нас… только у нас так бывает. Отходы селективные, то есть, они раздельно, раздельный сбор.

Н. НЕЛЮБИН: Вообще, химикаты перемешивать опасно.

В. МАРКОВА: А у нас получается, что отходы промышленные, они изначально уже были селективны, но почему-то мы вместо того, чтобы перерабатывать их сразу, с колес, мы их вместе бросаем в одну большую пожароопасную кучу и делаем это в течение 45 лет.

Н. НЕЛЮБИН: Ну да, мы легких путей не ищем. Хорошо, два миллиона… Так, допустим, завод заработал на полную мощность. Какая у него мощность? Сколько тонн в год он может перерабатывать?

В. МАРКОВА: Ну, прошлый проект, который рассматривался, проект ГИПХ’а, он был рассчитан на 40 тысяч тонн.

Н. НЕЛЮБИН: Два миллиона, 40 тысяч тонн, это пятьдесят лет безостановочного перерабатывания с учетом того, что ничего нового туда не везут и не выливают.

В. МАРКОВА: Да, да, с учетом того, что в него ничего не добавляем.

Н. НЕЛЮБИН: Ну, так это золотая жила, на веки вечные.

В. МАРКОВА: И с учетом того, что дожди не идут, карты открыты.

Н. НЕЛЮБИН: Почему бы этого не сделать? Ведь все равно можно зарабатывать и дальше, только перерабатывая, если кто-то, допустим, зарабатывал, не перерабатывая?

А. ГУРЬНЕВ: Ну, с точки зрения рационального природопользования, наверно, надо предпринять все меры к тому, чтобы на полигон попадало как можно меньше отходов, чтобы в части ее…

Н. НЕЛЮБИН: А это возможно?

А. ГУРЬНЕВ: Это возможно.

Н. НЕЛЮБИН: Вот проблема, как этого избежать? Ведь отходы все равно человек производит.

А. ГУРЬНЕВ: Производит, безусловно.

Н. НЕЛЮБИН: Вот, куда их девать?

А. ГУРЬНЕВ: Но вот, человек производит, как правило, в двух местах — на производстве, где он работает, и это называется промышленные отходы, и в быту, где он живет, в силу социальной среды. Если с отходами в быту вопросы все мне абсолютно понятны, и они тормозятся только нежеланием отдельных лиц выводить из тени свой БИЗНЕС, то с промышленными отходами несколько сложнее, потому что технологии промышленные не так быстро и рождаются. Переход наш на нанотехнологии, на новые системы…

Н. НЕЛЮБИН: У нас есть вообще промышленное производство? Простите меня за этот дурацкий вопрос…

А. ГУРЬНЕВ: Промышленное производство в части военно-промышленного комплекса, слава богу, еще существует.

Н. НЕЛЮБИН: Ага, хорошо.

А. ГУРЬНЕВ: Есть и частично промышленное производство, которое занимается вопросами химическими и физическими. В меньшей степени, но оно еще чуть-чуть тлеет и теплится.

Н. НЕЛЮБИН: Хорошо. То есть, перерабатывать можно промышленно, или все-таки сложно?

А. ГУРЬНЕВ: Промышленные перерабатывать, но этим должны озабочены не «Красный Бор» и завод по переработке, а те, кто владеет технологией производства данного продукта и, следовательно, способен изучить его свойства и на первой части задать, что с ним нужно сделать, чтобы он был не опасный.

Н. НЕЛЮБИН: Если его обязать над этим думать, он скажет: «Я разорюсь». Ведь скажет.

А. ГУРЬНЕВ: Если его обязать над этим думать, эта обязанность должна быть разделена на две части. Первая часть — ему нужно думать на те ДЕНЬГИ, которые платят все предприятия за размещения отходов, чтоб он мог на что-то думать. И второе, у него должен быть экономический толчок. Если он производит продукцию, и на нем нет технологии его утилизации, тогда мы вправе внести на нее акцизный налог, а это…

Н. НЕЛЮБИН: В общем, все механизмы есть, только…

А. ГУРЬНЕВ: Есть, только их никто не включает.

Н. НЕЛЮБИН: Понятно. Хорошо, мы прервались, приостановились медицины. Вы сказали, что на порядок отличаются заболевания детей в Красном Бору и в окрестностях по тем заболеваниям…

В. МАРКОВА: По исследованиям НИИ профпатологии и гигиены, которые были сделаны до 2010 года.

Н. НЕЛЮБИН: И здесь возникает логичный вопрос: а что вообще местные жители? Мы говорим, и вы говорите, что государство, государство, сильная рука, захотели бы, стукнули, навели порядок. Люди-то чего? Они же сидят и терпят, и терпят, и терпят, и их дети болеют.

В. МАРКОВА: Вы знаете… да…

Н. НЕЛЮБИН: Не дети тех, кто должен рукой стучать по столу, а дети тех, кто живет рядом.

В. МАРКОВА: Более того, я вас удивлю. Вот у нас в поселке люди даже притерпелись.

Н. НЕЛЮБИН: Ну, так традиция такая.

В. МАРКОВА: Да, вот я могу сказать… Ну, за столько лет, все-таки 45 лет существования, мы даже себя как-то уже плохо представляем…

Н. НЕЛЮБИН: Смирение, есть такой термин, знаете?

В. МАРКОВА: …представляем без этого полигона. Поэтому, да, есть, конечно, такое, но, на самом деле, я все-таки безнадежная оптимистка. Мне кажется, что в последнее время внимание к экологии и какая-то гражданская позиция населения, она дает надежду.

Н. НЕЛЮБИН: Они хоть понимают, что делать? Их с этой надеждой в очередной раз не кинут? Я прошу прощения за простую такую речь. Ведь надежду можно завести в тупик и сказать, что ой… Ну, то есть…

В. МАРКОВА: Но у нас есть новый закон об общественном контроле, вообще-то.

Н. НЕЛЮБИН: Вот, и как это работает?

В. МАРКОВА: Пока еще не разобрались. (Смеются.)

Н. НЕЛЮБИН: Пока еще не… Ну вот, да. Хорошо. Есть еще один сюжет, с которого мы с вами начинали, и это та самая лицензия Роспотребнадзора, которая была выдана. Областные чиновники говорят, что могут ее оспаривать. Это вообще метод борьбы, или это всего лишь способ привлечь внимание к этой ситуации?

А. ГУРЬНЕВ: Лицензия — это метод борьбы. Лицензия это основной гуманный, нормальный метод борьбы, но для того, чтобы использовать в борьбе лицензию, необходимо еще обладать и силой, и волей контролировать исполнение лицензионных условий, не доводя это до катастрофы. А вот то, что это не контролировалось многие годы… Наверное, есть фамилии у этих людей, которые отпустили на произвол судьбы этот вопрос. И почему-то не от контрольных органов, а от общественности и от исполнительных органов власти идут вопросы об изъятии или отъятии лицензии — после скандала, после выхода на улицу, после общего возмущения, после пожара…

Н. НЕЛЮБИН: Алексей, потом поймают такого, какого-нибудь стрелочника, а он скажет классическую фразу: «Не мы такие, жизнь такая». Дальше что с ним делать?

А. ГУРЬНЕВ: Если вы вступили в должность, господин, и отвечаете за себя, значит, ответственность ваша должна быть не виртуальная, а реальная, и она должна быть чем-то определена. Вот, я приведу вам в пример замечательную газету «Месседжеро», она издается в Италии. Вот там кто заступает на пост, печатается в этой газете, его фотография, номер его машины, адрес его проживания, состав его семьи, его доход и ответственность в случае чего, что он несет. Ну, грубо говоря, я приведу вам архитектурный надзор, то, что я читал. Если у нас на Петроградской упал балкон кому-то на голову, то за это ответственность, как правило, не несет никто — ну пошумят, ну покричат. А там это не происходит. Там контролирующий орган если в этот процесс не дал предписания владельцу починить этот балкон, чтобы он не упал, а он все-таки упал, то на скамье подсудимых владелец и инспектор сядут рядом и будут и за жертву нести, и платить за всё и пр. Поэтому договориться с инспектором в этих условиях не удастся, он не захочет сидеть в тюрьме вместе с тем, кто был пользователем. Почему мы это не вводим?

Н. НЕЛЮБИН: Красиво это всё звучит, да.

А. ГУРЬНЕВ: Ну вот.

Н. НЕЛЮБИН: Очень красиво звучит, но вот да, причинно-следственная связь и мотивация тех, кто принимает решения как-то, вот, настораживают в этом смысле. С чего вдруг это начнут всё реализовывать и вводить? Кто будет контролировать неотвратимость этих изменений, так скажем?

А. ГУРЬНЕВ: А вы знаете, мы находимся в той ситуации, когда верхи не могут, а низы не хотят. Вот, если верхи в конце концов не внесут изменения, то тогда начнет работать второй вариант, который мы не так давно видели на Украине, правда, он…

Н. НЕЛЮБИН: Не хотелось бы.

А. ГУРЬНЕВ: Не хотелось бы.

Н. НЕЛЮБИН: Не хотелось бы. Виктория, ваша точка зрения?

В. МАРКОВА: Категорически бы не хотелось. Я просто хочу добавить, что лицензия дана на размещение 1-4 класса и переработку 2-4. Если бы она была дана, например, только на обезвреживания 2-4, платился бы налог на окружающую среду, и если бы она была дана только на размещение первого… извините, именно на размещение 1-4, платился бы налог, на обезвреживание налог не платят. И если бы на обезвреживание, мы бы по расходникам по щелочи, мазуту и т.д. могли отследить, обезвреживается или нет. Здесь такая сложная схема, которая предполагает коррупционную составляющую, к сожалению, потому что сейчас ни один из участков не работает, обезвреживать нечем, то есть, писать могут «обезвреживание», чтобы не платить налог на окружающую среду, а на самом деле размещать бесконечно в те же самые карты.

Н. НЕЛЮБИН: А контролировать-то это можно?

В. МАРКОВА: Вот о том и речь.

Н. НЕЛЮБИН: Если, допустим, те органы, которые получают зарплату и погоны носят, этого не делают, люди-то это могут делать как-то?

В. МАРКОВА: Ну, вообще, конечно, неправильно, если мы такие вещи будем контролировать, только мы будем контролировать…

Н. НЕЛЮБИН: Неправильно, да, ну, а куда деваться? Я просто пытаюсь найти хоть какой-то алгоритм (неразборчиво)…

В. МАРКОВА: Надо взаимодействовать.

А. ГУРЬНЕВ: Я вам подскажу выход.

Н. НЕЛЮБИН: У нас одна минута.

А. ГУРЬНЕВ: Вот, выход… Да, одна минута. Это мониторинг данного процесса. Что такое мониторинг? Ну, наблюдение. Если у нас совершенна настолько техника, что мы можем, вот, пришла машина, указать, что пришло, и дальше вы процесс… и это может отследить, и туда будет доступ не только тем, кто, так сказать, владеет и играет там в эти ДЕНЬГИ, но еще и частично общественности, которая скажет: «Мы хотим знать…» Вот, как Виктория говорит, что немного нам надо знать — вот, было ли это отпущено… Мы сами поймем, делается там что-то, или просто промываются деньги.

Н. НЕЛЮБИН: Будем следить за этой ситуацией вместе с вами. Спасибо вам большое. Я думаю, что это не последний эфир, потому что тема, действительно, каким-то таинственным образом замалчивалась десятилетиями. Ну, посмотрим, как получится у них, что получится у нас. Я напомню, 800 миллионов на два ближайших года на строительство завода по переработке выделено, будем следить, как будут тратить. Спасибо вам большое. Виктория Маркова, Алексей Гурьнев были у нас в гостях, говорили про «Красный Бор».

http://www.echomsk.spb.ru/interviews/krasnyy-bor.html

 

 

Росприроднадзор отказал полигону «Красный Бор» в выдаче лицензии

 Департамент Росприроднадзора по СЗФО отказал полигону под Петербургом «Красный Бор» в предоставлении лицензии на деятельность по обезвреживанию и размещению отходов  I-IV классов опасности. 

Как сообщили в пресс-службе ведомства, у такого решения несколько причин. Во-первых, отсутствие у полигона разрешения на эксплуатацию гидротехнических сооружений,  декларации безопасности гидротехнических сооружений, сведений, в представленном санитарно-эпидемиологическом заключении, о соответствии требованиям санитарного законодательства деятельности по размещению отходов 1-4 классов опасности и др.

«После устранения всех замечаний, выявленных в ходе проверки соответствия соискателя лицензии лицензионным требованиям,  полигон может вновь обратиться в Департамент Росприроднадзора по СЗФО с пакетом документов на получение лицензии», – добавили чиновники.

Сейчас правительство Петербурга проводит работу, чтобы устранить нарушения действующего природоохранного законодательства на территории полигона, и предотвращение возможных экологических рисков.

«Власти города уже предпринимают меры, направленные на проведение обследования состояния почв и воздуха на территории предприятия, корректировку проектной и рабочей документации завода по переработке токсичных отходов», – добавили в Росприроднадзоре.

Напомним, лицензия у СПб ГУПП «Полигон «Красный Бор», выданная Ростехнадзором в 2008 году, истекла в январе 2014 года. Департамент дважды возвращал предприятию документы на получение лицензии по причине их некомплектности.

http://argumenti.ru/society/2014/07/351113 

 

Гордиев узел красноборского полигона

Комиссия по экологии и природопользованию петербургского закса поддержала губернаторский план развития полигона «Красный Бор» в 2014 году, который предполагает расширение деятельности предприятия. Складывается впечатление, что ни экологам, ни чиновникам, ни депутатам просто не под силу разрубить гордиев узел высокотоксичного могильника.

Члены комиссии по экологии и природопользованию петербургского Заксобрания приняли резолюцию, согласно которой закрывать полигон «Красный Бор» не будут. Депутаты считают, что более рациональным станет перевод (читай: переименование) предприятия в Центр экологически безопасных технологий, что якобы позволит обеспечить качественную переработку токсичных промышленных отходов, а также требовать от него уменьшения накопленного экологического ущерба, разработки и внедрения технологий по экологически безопасной переработке отходов.

Для этих же целей парламентарии намерены рекомендовать городскому правительству претендовать на получение для полигона субсидий из федеральных целевых программ по обеспечению химической и биологической безопасности России и по ликвидации накопленного экологического ущерба, а также регулярно проводить финансовый и экологический аудит предприятия.

Вместе с тем депутаты предлагают петербургскому комитету по природопользованию сокращать объем накопленных на полигоне отходов, отказываясь от приема новых жидких отходов, закрывая котлованы и запуская установки по экологически безопасной переработке отходов. Жесткий контроль этой деятельности предполагается путем онлайн-наблюдения за всей работой предприятия.

Однако, по мнению жителей соседствующих с полигоном населенных пунктов, данные предложения парламентариев едва ли смогут в корне решить проблему с могильником высокотоксичных отходов. «Поддержка комиссией плана мероприятий по развитию полигона вызывает как минимум недоумение, — отмечают члены межмуниципальной инициативной группы по экологической безопасности Петербурга и Ленобласти (МИГ). — Средства в указанном плане мероприятий предполагается направить на увеличение мощности полигона с целью продолжения его работы на прием новых отходов, но никак не на уменьшение объема уже ранее накопленных отходов и рекультивацию территории».

Поэтому активисты предлагают, напротив, отказаться от создания новых котлованов для отходов, а также незамедлительно поставить на совещании губернаторов Петербурга и Ленобласти вопрос о поиске альтернативного варианта размещения промышленных отходов I–II классов опасности.
Затяжной эксперимент

Первые захоронения высокотоксичных отходов в Красном Бору датируются 1968 годом. Это место привлекательно своими мощными залежами древней кембрийской глины. Мало того, что из-за наличия почти всех элементов таблицы Менделеева она обладает высоким терапевтическим действием, так еще и по уровню пропускной способности близка к цементу. Особо злоупотреблять столь богатыми почвами изначально не собирались — закапывать в кембрийской глине яды планировалось лишь в течение трех лет. Но эксперимент затянулся настолько, что предприятия всего Северо-Запада и даже Центральной России до сих пор возят сюда на захоронение свои высокотоксичные отходы.

 Стоит отметить, что изначально полигон расположился на землях Гослесфонда незаконно — договор аренды у предприятия есть только на пользование водными объектами. В действительности же деятельность предприятия уходит далеко под землю. На 73 гектарах земли вырыто около 70 котлованов глубиной до 25 метров. 65 из них открыты и уже более 40 лет пополняются новыми отходами гальванических производств, нефтепродуктами, ртутью, цианидом, кадмием, мышьяком и другими ядами.

Между тем это является грубым нарушением строительных норм и правил (СНиПов). Так, по закону «О полигонах по обезвреживанию и захоронению токсических промышленных отходов» один котлован может принимать отходы на захоронение не более двух лет, а сам полигон — существовать максимум четверть века. Кроме того, на территории такого стратегического предприятия в обязательном порядке должны перед захоронением обезвоживаться и обезвреживаться жидкие негорючие отходы.

Однако, как выяснили члены МИГ, на мазут, который должен обезвреживать отходы, денег нет. На эти цели предприятию необходимо всего 4,5 млн рублей. А вместо этого руководство полигона в марте пыталось потратить семь млн рублей на покупку автомобилей. Но, будто под влиянием кармических сил, закупка не состоялась — на участие в конкурсе не было подано ни одной заявки.
Без права на существование

Впрочем, сейчас дирекции предприятия необходимо решать более насущные вопросы. Ведь в декабре 2013 года у полигона закончился срок действия договора аренды территории Гослесфонда. Как сообщили «Карповке» в петербургском комитете по природопользованию, недавно руководству полигона удалось-таки пролонгировать договор аренды, но на старых условиях. То есть земли, в которых хоронят ядовитые отходы, до сих пор относятся к категории Гослесфонда и не переведены в категорию земель для размещения промышленных объектов. Как подчеркивают в Смольном, в настоящее время соответствующие документы по изменению категории земель находятся на проверке у главы комитета государственного контроля и экологической безопасности Ленобласти и в скором времени должны быть отправлены на одобрение в правительство РФ.

 Вместе с тем с конца января 2014 года у полигона отсутствует лицензия на прием отходов, накапливать которые предприятия у себя могут не более полугода. При этом отметим, что только Красный Бор из всех расположенных в Северо-Западном округе полигонов может принимать на захоронения отходы I и II классов опасности. Их за год на полигон поступает около 800 тонн при общем объеме ежегодно утилизируемых отходов в 17 тыс. тонн. Как отмечает председатель рабочей группы при губернаторе Ленобласти Юрий Шевчук, их, конечно, можно свозить и в другие регионы, но это, очевидно, будет дороже.

Поэтому в ответ на многочисленные протесты местных жителей чиновники упорно продолжают твердить о невозможности закрытия единственного на весь Северо-Запад полигона. А между тем, по самым скромным оценкам, к сегодняшнему дню на нем скопилось около 2,5 млн тонн высокотоксичных отходов. Официальную же цифру никто называть не берется. Ведь, как отметил на одном из заседаний общественной палаты экологического совета замначальника департамента Росприроднадзора по СЗФО Дмитрий Скорописов, паспорта на отходы на полигоне отсутствуют. Как оказалось, они просто исчезают при каждой (довольно частой) смене руководства предприятия.

Однако это не единственные фантасмагоричные результаты официальных проверок деятельности полигона «Красный Бор». 19 февраля 2014 года проверка Ленинградской межрайонной природоохранной прокуратуры показала, что участок термического обезвреживания отходов не функционирует уже 2,5 года. По результатам аналитического контроля поверхностных и подземных вод на полигоне систематически выявляются превышения предельно допустимых концентраций по таким веществам, как нефтепродукты, кадмий, свинец, никель, цинк, формальдегид, ртуть, фенол.
Всеотравляющее производство

Карты (то же, что котлованы — прим. ред.) полигона не герметичны. Следы захоронения веществ обнаруживаются на соседних с полигоном полях и в верховьях рек. Проблема защиты природных вод от загрязнений также не решена: значительная часть принятых жидких промышленных отходов (около 14 млн кубометров) попала в поверхностные и подземные воды. Кроме того, во время сильных дождей и высоких паводков токсичные вещества попадают в Неву, в верховье бассейна которой находится полигон. Он удален всего на пять километров от административной границы Петербурга и на 30 километров от его центра.

Регулярные пожары, которые систематические возникают на полигоне из-за самовоспламенения отходов, приводят к химическому заражению окружающей среды через атмосферу и делают жизнь населения близлежащих населенных пунктов невыносимой. «Здесь пару дней назад дул юго-восточный ветер — стояла такая вонь, что возникло желание голову под воду засунуть и дышать под водой. Потому что воздухом невозможно было дышать», — рассказала «Карповке» депутат Красноборского городского поселения Валентина Петрова.

В таком же положении находятся и жители городов Колпино, Никольского, Отрадного, поселков Тельмана и Ульяновки, деревень Мишкино, Поркузи и Феклистово. Часть из них проживает в границах трехкилометровой санитарно-защитной зоны (СЗЗ) полигона. Ее, кстати, руководство предприятия пыталось в 2008 году сократить до одного километра при условии строительства завода по переработке накопленных отходов. Однако тогда МЧС России отказалось согласовывать соответствующие поправки в генплан Красноборского городского поселения, а также указало на необходимость переработки документа с учетом переселения населения, проживающего в пределах СЗЗ.

Однако этого до сих пор не сделано. Тем временем, по данным НИИ гигиены, профпатологии и экологии человека, заболеваемость детей Красного Бора болезнями эндокринной системы, расстройствами питания и нарушениями обмена веществ превышает среднеобластные и районные показатели в шесть раз. И если после Великой Отечественной войны жители Красного Бора вернулись, чтобы отстроить свой разрушенный до основания город заново, то сейчас вынуждены его покидать из-за последствий соседства с полигоном. Так, если к 1970 году численность проживающих достигла 8 тыс. 189 человек, то к 2002 году из них осталось 4 тыс. 877 человек. «Мне причем „нравится“ реакция чиновников — мол, а зачем вы там строили дома после появления полигона? — рассказывает глава Красноборского городского поселения Тимур Катков. — А ведь на самом деле поселок существовал еще до полигона. Там раньше 15 тыс. человек было, а сейчас пять».

Чтобы как-то переломить злосчастную тенденцию, в марте 2014 года жители соседствующих с полигоном населенных пунктов обратились к президенту России Владимиру Путину с просьбой принять срочные меры по ликвидации опасного предприятия. Впрочем, сделать это обещал еще в 2013 году Дмитрий Медведев на открытии саммита Совета государств Балтийского моря. Однако дело в том, что сделать это не так-то просто без наличия в регионе достойной альтернативы красноборскому могильнику.


Заводская коллизия

Завод по переработке отходов в Красном Бору начали строить еще в конце 1980-х годов. Однако, потратив на него 1,5 млрд рублей, чиновники так ничего и не добились. «Этот проект мало того, что устарел, так он еще и был плохим с точки зрения безопасности, так как предполагал сжигание отходов, — рассказала «Карповке» председатель МИГ Виктория Маркова. — Ведь, если 2,5 млн тонн будут возле нас перерабатывать, мы совсем помрем».

Сейчас, конечно, чиновники обещают пересмотреть проект строительства завода. Так, по слухам, глава петербургского комитета по природопользованию Валерий Матвеев чуть ли не всю весну ездит по Европе в поисках подходящей установки. Ведь в начале года правительство Петербурга уже выделило 960 млн рублей на новый план по развитию полигона в 2014 году. Из них 928 млн рублей пойдет на строительство в текущем году первой очереди завода. Еще 2,5 млн рублей пойдет на оценку и сокращение СЗЗ, а 36,5 млн рублей — на организацию четырех новых карт, которые позволят увеличить мощность полигона на 125 тыс. тонн, что, само собой, не может не вызвать обеспокоенность местных жителей.

Так, Виктория Маркова отмечает, что сокращение СЗЗ возможно лишь при переработке части существующих карт и рекультивации почв. А с учетом предполагаемой мощности завода в сто тыс. тонн в год это произойдет далеко не в ближайшие пару лет. Поэтому трата денег на эти исследования сейчас равносильна выбрасыванию их на ветер. Вместо этого, как отмечают члены МИГ, разумнее было бы их потратить на проведение пилотных испытаний установок по переработке отходов, чего подписанный губернатором Петербурга Георгием Полтавченко план не предусматривает.

Дело в том, что европейские установки рассчитаны на переработку селективных отходов, в то время как в красноборских котлованах мешанина и разный состав отходов на различной глубине. «За последние десять лет было несколько испытаний пилотных установок, — рассказывает красноборский депутат Валентина Петрова. — Они начинают качать одни отходы из котлована, а потом состав меняется, на него не запрограммирована установка, и происходит резкий выброс. Сколько ни было испытаний этих европейских установок, они провалились».

«Мы очень боимся, что власти потратят 928 млн рублей на завод, а он сможет перерабатывать только новые отходы, — отмечают жители региона. — Когда завезут оборудование, мы уже не сможем повлиять на ситуацию».

Что удивительно, несмотря на существование пусть и сжигающих, но высокотехнологичных установок по переработке высокотоксичных отходов российского производства (например, предприятий «Турмалин» и «Технологии XXI века»), вопрос об их применении не поднимался ни старым, ни новым руководством красноборского полигона. Кстати, новый директор предприятия Сергей Мацуков является дальним родственником председателя комитета по природопользованию господина Матвеева и работает в этой должности только с декабря 2013 года.
Туманное будущее

В настоящее время в решении проблемы с будущим полигона намечается просвет. Так, 14 апреля губернатор Ленобласти Александр Дрозденко решил сформировать совместную рабочую группу Петербурга и Ленобласти, которая будет решать вопрос с тем, какие технологии по переработке отходов должны быть применены в Красном Бору. Вне зависимости от выбора оных, жители территории по-прежнему категорически настаивают на окончательном закрытии предприятия на прием новых отходов. «Мы понимаем, чтобы прекратить прием, должен быть либо новый полигон, либо мобильные пункты приема отходов», — отмечают члены МИГ.

Организация альтернативной площадки для такого стратегического объекта кажется логичной и председателю общественного совета при губернаторе Ленобласти Юрию Шевчуку. «В Красном Бору полигон сделали из-за кембрийской глины. Но можно найти место гораздо лучше, — отмечает он. — Можно с нуля создать полигон, например, на депрессивных землях бывших военных городков, которые нуждаются в рекультивации из-за разливов горюче-смазочных материалов. Кроме того, можно объявить конкурс среди перерабатывающих отходы III–IV классов опасности предприятий на установку на их мощностях дополнительного оборудования по переработке I–II классов отходов. Правда, в этом случае нужно будет сперва пару лет подождать после закрытия существующего предприятия, чтобы они могли принимать отходы не так дешево, как это делает красноборский полигон».

Действующая сейчас в СЗФО система оплаты приема и переработки высокотоксичных отходов неэффективна: поставщик платит восемь рублей за килограмм, а переработка стоит около ста рублей за килограмм. Государственными субсидиями такое положение сложно исправить.

Примечательно: в отличие от соседствующих с могильником жителей, Юрий Шевчук полагает, что чиновники могут позволить себе некоторую отсрочку, с тем чтобы принять более взвешенное решение по дальнейшей судьбе красноборского предприятия. Ведь происходившие и раньше закрытия полигона даже не на шесть месяцев, а на один-два года, не приводили к катастрофическим последствиям.

«Предприятия научились перерабатывать отходы даже I и II классов опасности у себя или же свозили их на полигоны в другие регионы, например, в Московскую область, — подчеркивает господин Шевчук. — А вообще по стране есть больше тысячи предприятий по утилизации высокоопасных отходов. Так что закрытия полигонов идут на пользу — предприятия учатся перерабатывать отходы и на вторичное сырье».

Главное, чтобы чиновники сильно не откладывали принятие решения по будущему могильника. Ведь со временем экологический ущерб от деятельности полигона только растет. Уже сейчас на переработку скопившихся в древних глинах ядов потребуется четверть века.
Дарья Фазлетдинова

http://karpovka.com/2014/04/22/172202/

Меню

Новости экологии

Яндекс.Метрика