Стенограмма "круглого стола" на тему: производства, переработки и обращения драгоценных металлов и драгоценных камней 23.10.14

 

 

 Стенограмма "круглого стола" Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии на тему: "Совершенствование нормативно-правового регулирования в сфере производства, переработки и обращения драгоценных металлов и драгоценных камней"

 Здание Государственной Думы. Зал 830.

23 октября 2014 года. 10 часов 30 минут.

 

 Председательствует первый заместитель председателя Комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии В.А.Язев

В.А.Язев. Уважаемые коллеги, давайте начнём работу.

У нас заявилось 132 человека, в зале, наверное, человек 80. Но кто-то ещё подойдёт. Докладчики заявленные все на месте, поэтому давайте приступим к работе.

Мы начинаем с вами работу "круглого стола: "Совершенствование нормативно-правового регулирования в сфере производства, переработки и обращения драгоценных металлов и драгоценных камней". Тема резонансная, актуальная, очень востребованная. Дело в том, что в сфере обращения драгоценных металлов и драгоценных камней много неурегулированных вопросов, много конфликтов интересов. Производители, добытчики, переработчики, производители ювелирных изделий недовольны позицией правительства, которое зарегулировало отрасль, по их мнению, очень жёстко, забывая при этом, что они работают с ценностями, которые всегда и во всём мире… и в России, и в Советском Союзе были под особым вниманием государства – это валютные ценности, многие являются уникальными вещами, и от разумного контроля не отойти.

Надзорные органы, государство в целом считают, что недостаточно мер контроля за обращением валютных ценностей, которые в ювелирной отрасли – золотодобыча, есть серый импорт ювелирных изделий, с приисков уходят неучтённые запасы шлиха, золота, драгметаллов, драгкамней, но это нормальная ситуация для того, чтобы совершенствовать законодательство. Там где нет конфликтов – законы не нужны, там и так всё нормально. Раз есть конфликты интересов – нужно законодательство.

Сегодня в Государственной Думе находятся несколько законопроектов серьёзных по этой сфере и работа по ним двигается, в том числе по 41-му закону по драгметаллам и драгкамням. Полного согласия в принятии каких-то новелл этих законов, которые совершенствуют, на мой взгляд, законодательство, нет. И это тоже нормально.

Мы решили провести "круглый стол" для того, чтобы здесь в очной форме выявить, там высказать свои позиции по ряду ключевых вопросов и, может быть, помочь законодателям принять более правильное решение. Вот цель нашего "круглого стола".

И я предоставляю слово Зубареву Юрию Ивановичу, у него базовый постановочный доклад, а потом приступим к обсуждению этого доклада. У нас записалось, и я принял заявки от 11 человек, там полтора часа у нас получается после моего вступительного слова и выступления Юрия Ивановича, поэтому регламент где-то 7-8 минут остальным выступающим. Но кто очень сильно будет просить, добавим ещё одну минуту. Поэтому вот так настраиваемся.

Вам роздан проект рекомендаций нашего "круглого стола", я подчеркиваю, слово здесь главное – проект. Поэтому мы его будем дорабатывать по результатам сегодняшнего обсуждения, по обработке стенограммы, которая ведётся, поэтому просьба к выступающим: представляться в микрофон, чтобы мы идентифицировали вас, и после этого комитет примет в окончательном виде рекомендации там в течение, может быть, недели-двух после сегодняшнего проведения.

Спасибо большое, коллеги.

Приступаем к работе. Юрий Иванович, пожалуйста, вам слово.

Зубарев Ю.И. Валерий Афонасьевич, спасибо.

Я постараюсь сэкономить время для последующих докладчиков, но всё же, действительно, базовые вещи какие-то напомню.

В целях совершенствования нормативно-правового регулирования производства, использования, обращения драгметаллов и драгкамней был подготовлен законопроект, который вносит изменения в базовый закон – 41-й закон об обращении драгметаллов и драгкамней, в закон о защите прав предпринимателей и индивидуальных предпринимателей в сфере государственного и муниципального контроля, в закон 115-й о противодействии легализации отмыванию денежных средств, а также сопутствующие поправки в КоАП и в Налоговый кодекс. Направлен, прежде всего, этот закон на устранение… скажем так, даже не на устранение, а на гармонизацию двух законов.

После выхода 294-го закона в 2009 году, ряд норм базового для нашей отрасли закона о драгкамнях, драгметаллах и драгкамнях перестали применяться на практике. Или, скажем так, применение их на практике стало весьма проблематичным и затруднительным. Привело к тому, что реальный контроль за отраслью, который существовал всегда в нашей стране, он ослаб и это не могло не сказаться на статистике, на реальных показателях того, что происходит в этой области. Я приведу несколько только фактов по 2013 году, которые говорят сами за себя. По данным Росстата, ювелирный сектор произвел продукции на 61 миллиард рублей и при этом объём розничной торговли составил 163 миллиарда рублей. Из них объём импорта 13 миллиардов рублей и совершенно логично возникает вопрос, откуда взялись ещё 90 миллиардов рублей.

По имеющейся информации до 50 процентов реализуемой в розничной торговли до 50 процентов продукции является контрабандной или контрафактной. По оценке Росфинмониторинга около 60 процентов субъектов рынка подпадают под классификацию фирм однодневок. Оборот, который проходит через эти фирмы, составляет около 80 миллиардов рублей. Соответственно, это 50 процентов от всего денежного оборота, фиксированного Росмониторингом в этом сегменте рынка. Данные ФТС показывают, что в 2013 году экспорт золотых ювелирных изделий за год увеличился более чем в шесть раз, с 2,2 тонн до 14 тонн, что говорит о том, что, скорее всего, имеет место лжеэкспорт и все признаки на это указывают, когда либо лжеэкспорт, либо как-то на вывоз многократно предоставляются одни и те же изделия с целью незаконного возмещения НДС. Это статистика - это не обвинение отрасли, это не, скажем так, не описание состава преступления, а это просто вот реальность жизни и с этим, конечно, нужно что-то делать. Государство не может не анализировать эту информацию и мы видим, что, как я уже говорил, основная причина в ослаблении контроля за отраслью. Что предлагается сделать? Во-первых, в 294-м законе предлагается прописать ряд особенностей применения 294-го, которые характерны будут  именно в привязке к конкретной отрасли.

Эти особенности не выдуманы. Они взяты уже из имеющейся законодательной практики, из имеющихся законов, которые применяются в областях, связанных с высокими рисками, с опасными, с высокими рисками ущерба, с высокими рисками нанесения имущественного ущерба или угрозой безопасности государства, или возможным ущербом здоровью граждан. Поэтому эти же нормы фактически прописаны теперь и в отношении нашей отрасли.

Предполагается установить постоянно действующий государственный контроль на 11 аффинажных предприятиях и на семи алмазодобывающих предприятиях. При этом контроль будет устанавливаться не только на всём предприятии, а именно на производственной части только этих предприятий. Также важно, что плановые и внеплановые проверки будут проводиться в соответствии с 294-м законом с учётом ряда особенностей. Как я уже сказал, мы прописываем ряд угроз, которые характерны для особо опасных, особых отраслей, требующих особого внимания или видов деятельности, требующих особого внимания. как в части угроз, так и в части процедуры проведения проверки, я имею в виду сейчас с точки зрения информирования органов, надзорных органов, которые должны осуществлять наблюдение за проверяющими.

Законопроект наделяет полномочиями государственные учреждения, подведомственные Министерству финансов - государственному органу, уполномоченному в данной отрасли. Подведомственные государственные учреждения наделяются полномочиями по контролю за соблюдением законодательства в области противодействия от отмывания и легализации, поскольку изделия ювелирные обладают не только высокой ценностью, но и во многих случаях принимаются или могут использоваться, могут приниматься в качестве средств платежа. Поэтому международная организация ФАТФ и другие международные организации соответствующим образом относятся к этой сфере как высокорисковой, вырабатывают свои рекомендации, и мы должны на это реагировать и должны также следовать этим общим правилам. Не потому, что просто должны, а потому что вот видим в этом реальную жизненную необходимость. Эти риски, они вполне оправданно оценены и необходимо реагировать на них.

Также прописывается... вернее, не прописывается, поскольку у нас не прописывается напрямую в законе, а в законе содержится отсылочная норма о том, что порядок взаимодействия между уполномоченными госучреждениями и органом, уполномоченным органом - Министерством финансов будет определяться в порядке, установленном правительством. Мы подробно, после принятия закона это подробно пропишем в порядке, утверждаемом постановлением правительства, о том, как будет взаимодействовать Минфин с Гохраном и Пробирной палатой, которые являются государственными учреждениями, уполномоченными в этой области. И этот порядок будет вполне прозрачным, подробным, всё здесь будет понятно для отрасли.

Также законопроектом вносятся изменения в КоАП, которые наделяют должностные лица уполномоченных государственных органов, раньше это полномочие было закреплено за Минфином, по составлению протокола об административном правонарушении в части правил извлечения, производства, использования, обращения драгметалла, драгкамней.

Ряд положений законопроекта направлен на либерализацию. В частности, вводится добровольный порядок клеймения на изделия из серебра до трех грамм, а это 35 процентов всего объёма продукции, направляемой на клеймение. И соответственно высвобождение мощностей будет использовано на дальнейшее сокращение сроков клеймения. Вы как представители отрасли и эксперты, наблюдающие за отраслью, все видите, что за последние там четыре-пять лет существенно изменилась ситуация в сфере клеймения. Те недостатки, которые были, вызывали серьёзные нарекания у субъектов рынка, у производителей, они практически устранены. Я могу сказать, не практически, они устранены полностью. Срок клеймения у нас сократился с 10 дней до пяти, четырёх дней по факту и надеемся, что вот эта мера по выводу из-под обязательного клеймения изделий серебра до трех грамм, она позволит нам, даст дополнительные возможности по сокращению времени, используемого для клеймения изделий.

Также вводится законом единообразный порядок обращения собранных на собственном производстве лома и отходов драгоценных металлов, которые могут использоваться в собственном производстве без передачи на аффинаж, а также прописывается, четко прописывается порядок использования скупленных, собранных сборщиками лома и отходов, которые подлежат обязательному аффинажу. Эти нормы… Противоречия в действующем базовом законе устранены и вместо двух статей написана одна статья, чёткая, ясная, здесь понятно распределение функций, кто что может сделать и кто что не может делать.

После первого чтения в рамках рабочей группы проходили активные обсуждения различных вопросов, которые не были отражены в поправках первого чтения. Есть инициативы, которые Министерство финансов готово поддержать, находит их правильными, рациональными и есть инициативы, с которыми мы категорически не согласны. Видим в них, скажем так, серьёзные источники угрозы конструкции самой, которая сейчас восстанавливается этим законом. Поэтому я надеюсь, что сейчас в последующих выступлениях выступающие как раз о них озвучат. Я их сам сейчас анонсировать специально не хочу с тем, чтобы предоставить возможность выступающим дальнейшим сакцентировать именно на том, что их больше беспокоит, что их волнует и таким образом уже построить обсуждение в дальнейшем.

Председательствующий. Большое спасибо, Юрий Иванович.

Очень компактно и системно изложили проблему.

Коллеги, мы приступаем к выступлениям. Регламент я сказал: 7-8 минут.

Слово первому предоставляю Александрову Александру Павловичу – председателю Магаданской областной Думы.

Пожалуйста, Александр Павлович.

Александров А.П. Не совсем тема заявлена "круглого стола", но поверьте, для нас очень важно участие в работе комитета и мы хотели бы именно озвучить те вопросы правового регулирования в сфере недропользования.

Сегодня мы видим, что вообще российское законодательство о недрах находится в состоянии активного реформирования, отмечаем активную работу комитета по природным ресурсам, правительства.

Но вместе с тем хотелось бы обратить внимание на три основных вопроса, положительное решение которых, по мнению депутатов Магаданской областной Думы, создавало бы реальные возможности успешному развитию золотодобычи не только в Магаданской области, но и в целом по Российской Федерации.

Основной целью законодательных инициатив Магаданской областной Думы является необходимость урегулирования наиболее острых проблем недропользования, которые требуют скорейшего практического решения. По всем этим трём вопросам Магаданская областная Дума внесла проекты законов.

Первое. Продиктовано это, конечно, необходимостью поддержания существующего уровня добычи драгметаллов на территории Магаданской области, но и поисками новых источников доходов для нашей территории, как дотационного субъекта Российской Федерации. Одних их первых вопросов российского недропользования, не получившего до сих пор необходимого законодательного регулирования, является вопрос о снятии запрета на частную добычу рассыпного золота гражданами Российской Федерации, зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей. Всем известно, что индивидуальная добыча драгоценных металлов, как ее называют в средствах массовой информации, "вольноприносительство", существовала в России более ста лет, в том числе в советский период до 1954 и обеспечивала пополнение золотого запаса страны. В других странах вольноприносительство в различных формах существует до сих пор и позволяет добывать драгоценные металлы, прежде всего, на отвалах и отходах горнодобывающих производств.

В настоящее время положительное решение по добыче драгоценных металлов индивидуальными предпринимателями, считаем, стало бы многоплановым решением проблемы, имеющим не столько экономический, сколько социальный аспект в регионах с развитой горнодобывающей отраслью.

В Магаданской области достаточно много людей, которые многие годы проработали в старательских артелях и готовы заняться индивидуальной добычей драгоценных металлов. Магаданская область является одной из основных золотодобывающих регионов России, за восьмидесятилетнюю историю золотодобычи в Магаданской области многие промышленные рассыпные месторождения отработаны с применением высокопроизводительной тяжелой техники, однако практика показывает, что в пределах таких месторождений остаются золотоносные участки, борта полигонов, межполигонные целяки – незначительные площади, содержащие рассыпное золото, которое не учтено государственным балансом полезных ископаемых или с запасами до первых килограммов.

Именно такие участки недр, не представляющие интереса для промышленной отработки, могут быть представлены для добычи россыпного золота индивидуальными предпринимателями.

В настоящее время актуальность законодательного решения так называемого "вольноприносительства" золота возросла, в частности, по следующим причинам. Банкротство и закрытие многих мелких артелей старателей, в результате чего высвобождаются опытные кадры. Истощение минерально-сырьевой базы россыпного золота. Необходимость исключения возможности скрытого старательства и теневого оборота золота. Магаданская область неоднократно выходила с предложениями о необходимости законодательного разрешения добычи россыпного золота индивидуальными предпринимателями, в том числе путём внесения законодательной инициативы в Государственную Думу, которые были поддержаны президентом, Председателем Правительства Российской Федерации.

Достаточно сказать, что впервые законодательная инициатива нами была внесена в Государственную Думу в 2001 году. В 2007 году мы в очередной раз внесли законопроект о внесении изменений в Закон Российской Федерации "О недрах". В 2008 году во время рабочей поездки по Дальнему Востоку президента Дмитрия Анатольевича Медведева проблема вольного приноса была одной из тем, поднятых депутатами Магаданской областной Думы. По результатам совещания при Президенте Российской Федерации был разработан и внесен в Государственную Думу проект федерального закона о внесении изменений в некоторые законодательные акты. В 2009 году информация по законодательной инициативе Магаданской областной Думы была представлена на Совете законодателей, на котором Президентом Российской Федерации были даны поручения Правительству Российской Федерации по изучению данного вопроса и была озвучена поддержка данной инициативы с его стороны.

Учитывая необходимость законодательного разрешения неоднократно поднимаемого вопроса, также поддержанного председателем правительства и президентом, в сентябре 2010 года группа членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы внесла в Государственную Думу проект федерального закона о внесении изменений в закон Российской Федерации. На данном совещании Государственной Думы мы свою законодательную инициативу сняли, поскольку видели более перспективу прохождения внесенная часть ряда депутатов Государственной Думы и членов Совета Федерации. У нас, конечно, проект закона несколько концептуально отличался, но мы тот проект закона, который был рассмотрен и принят в первом чтении, мы видели, что эту проблему снятие запрета на золотую добычу индивидуального предпринимателя, оно решает.

В январе 2011 года законопроект был принят в первом чтении. После принятия в первом чтении комитетом Государственной Думы были рассмотрены поступившие к законопроекту поправки. Информация о том, что Государственной Думой законопроект принят в первом чтении была с оптимизмом принята колымскими горняками и надеждой, что уже в предстоящем промывочном сезоне 2011 года добыча золота индивидуальным предпринимателям будет разрешена официально. Однако наши надежды на положительное решение данного вопроса не оправдались.

По законопроекту были высказаны ряд замечаний от представителей Союза старателей, Генеральной прокуратуры. ФСБ также выразило мнение, что принятие законопроекта наравне с положительными моментами может привести к негативным последствиям.

В мае 2012 года решением комитета была создана рабочая группа по подготовке проекта федерального закона к рассмотрению во втором чтении. В октябре 2012 года состоялось заседание рабочей группы, на котором участниками заседания с учётом вновь состоявшегося обсуждения было предложено представить свои предложения по доработке текста законопроекта. До настоящего момента данный проект федерального закона не рассмотрен во втором чтении, хотя с момента принятия проекта федерального закона в первом чтении прошло почти три года.

В феврале этого года губернатор Магаданской области обратился к Председателю Правительства Российской Федерации с просьбой ускорить рассмотрение законопроекта о добыче россыпного золота индивидуальными предпринимателями со ссылками на полученную положительную резолюцию, данную в мае 2010 года Президентом Российской Федерации. Получен ответ на наше обращение, из которого следует, что конкретные сроки рассмотрения законопроекта находятся в зоне ответственности комитета Государственной Думы и будут установлены после выработки согласованной позиции по законопроекту всеми заинтересованными сторонами. Поэтому мы сегодня обращаемся в первую очередь к комитету с предложением решить этот вопрос в кратчайшие сроки.

Принятие этого федерального закона имеет важнейшее экономически-социальное значение для развития не только Магаданской области, но и других регионов Сибири и Дальнего Востока, где основой экономики является горнодобывающая отрасль. Позволит ввести в отработку бесперспективные с точки зрения горнодобывающей промышленности участки недр, создать новые рабочие места для населения без привлечения дополнительных инвестиций, что сделает более привлекательными районы Сибири и Дальнего Востока для притока населения, позволит развить малый и семейный бизнес.

Я постараюсь покороче, чтобы .. Второй момент нашей законодательной инициативы касается острейшей необходимости в дифференциации ставок по НДПИ.

Я совсем коротко постараюсь, чтобы время уважаемых коллег не занимать. На сегодня на территории Дальнего Востока и байкальского региона находится ряд месторождений, которые имеют достаточные запасы золота, но расположены в труднодоступных и удалённых от населенных пунктов районах. Доставка товарно-материальных ценностей, которая осуществляется только по зимнику или авиатранспортом. Эти месторождения сосредоточены в Чукотском автономном округе, в Магаданской области, Хабаровском, Забайкальском, Камчатском крае и Республике Саха. В нераспределённом фонде недр дальневосточного и байкальского регионов числятся 143 тонны рассыпного золота, находящегося в труднодоступных районах. Суммарная годовая добыча на месторождениях этой категории находится в распределённом фонде и составляет всего менее 5 тонн. В связи со значительной удалённостью и отсутствием инфраструктуры, добраться до некоторых участков в летний период можно только вертолётом. Сама по себе цифра вот в распределённом фонде говорит, что интересы предпринимателей, у них просто-напросто экономика не срастается на данных месторождениях.

Суммарные затраты недропользователей на транспортировку, материалы, топливо возрастают на 15-20, с учетом содержания зимника, увеличиваются на 30-35 процентов.

К сожалению, в соответствии с действующим федеральным законодательством принципы налогообложения добываемых полезных ископаемых не учитывают существующие горно-геологические и экономические аспекты освоения месторождений полезных ископаемых, в том числе расположенных в труднодоступных районах с полным отсутствием инфраструктуры – дорог, линий электропередач и иных составляющих.

Важным экономическим стимулом в поддержку недропользователей может стать установление льготной ставки налога на добычу полезных ископаемых. С такой законодательной инициативой выступила  Магаданская областная Дума в январе текущего года, которая находится на рассмотрении в комитете.

Мы предлагаем внести изменения в статью 342 части второй Налогового кодекса, где устанавливается налоговая ставка по нормативу 3,6 процента.

К сожалению, на данный проект закона получено отрицательное заключение правительства. Мы всё-таки считаем, что при подготовке заключения правительства экспертами не был принят во внимание опыт мировой и отечественной экономики, неоднократно доказывающий, что не повышение, а именно снижение налоговой нагрузки на производителя может стать реальным стимулом роста промышленного производства и его доходности. Выводы правительства о невозможности учёта и компенсации выпадающих доходов, хотя там доходов нет и не будет, если не будет введена данная норма дифференциации, делает вообще невозможной любую законодательную инициативу в связи с тем, что согласно бюджетного законодательства, федеральный бюджет планируется на три года, что делает невозможным внести какие-то изменения.

Поэтому всё-таки предлагаем… просим и будем аргументировать при рассмотрении на комитете и в Государственной Думе данного проекта закона. Убедительно считаем, что необходимость дифференциации по добыче…рассыпной золотодобычи, в зависимости от удалённости от инфраструктуры, крайне необходимо, чтобы можно было вовлечь те месторождения, которые станут привлекательными для золотодобытчиков.

И третьим, не менее важным по значимости мы считаем вопрос по принятию мер повышения эффективности отработки техногенных россыпей. Я подсчитал тут тоже, не буду, наверное, останавливаться, потому что вот в рекомендации, которая подготовлена комитетом, тут достаточно подробно описана необходимость решения данной проблемы. Мы в свою очередь выходили с данным проектом закона. К сожалению, он тоже был отклонён, где решение… заключение правительства споткнулось на понятийные несостыковки в ряде законов, где сказали, что… Вот у нас законе мы предлагали формулировку "техногенные россыпи", сказали, что оно не корреспондируется с другими законами, хотя это тот термин, он достаточно академичен, и был академически он введён ещё академиком Шиловым. Но я не буду всю аргументацию свою излагать, просто я считаю… мы считаем, что в любом случае несостыковка понятийных терминов в законодательстве требует определённой совместной работы, а не может служить основанием для отклонения необходимых правовых мер по повышению эффективности отработки техногенных месторождений.

Уважаемые коллеги, мы считаем, что вот эти вот три момента, если мы определённым образом, на наш взгляд, правовые коллизии уберём и внесём и те изменения, которые позволят, на наш взгляд, существенно увеличить объём золотодобычи, наполняемость бюджетов Дальнего Востока, если мы говорим на всех уровнях, что Дальний Восток, развитие на сегодня наш главный приоритет, то вот эти моменты, на наш взгляд, они существенно могли бы повлиять без дополнительных инвестиций на приток рабочей силы, на увеличение золотодобычи и наполнение наших региональных и федеральных бюджетов.

Прошу поддержки нашей инициативе.

Председательствующий. Спасибо, Александр Павлович.

Интересное выступление, два регламента я вам разрешил, коллега – председатель областной Думы, остальным не разрешу. Но и нам надо время оставить на обсуждение и выступления в конце. Поэтому просьба ещё раз: соблюдать регламент.

Таракановский Виктор Иванович - председатель совета Союза старателей России. Пожалуйста, Виктор Иванович.

Таракановский В.И. Что бы мне хотелось? Я на одном вопросе остановлюсь - это индивидуальная добыча золота. Но учитывая, что я 55 лет, с 1959 года работаю на добыче золота, я могу иметь своё мнение, так назовём. В Якутии начинал.

Что такое индивидуальное предпринимательство? Никакого увеличения добычи золота не будет. Это понятно всем. Почему? В этом году Россия добывает и производит 275 тонн золота. Ещё никогда на территории России столько не производилось, не получалось. И никаких индивидуальных предпринимателей не было. Увеличили на 19 процентов. А если взять добычу золота на территории бывшего Советского Союза в этом году – это 450 тонн. Это больше, чем китайцы. Это первое место в мире. Я думаю, что в той части, которая толкуется о предпринимателях, как они должны работать, частные, то есть там написано в проекте закона, они не имеют права применять буровзрывные работы, использовать тяжелую технику и так далее, и так далее.

Что же получается? Значит, этот предприниматель должен работать тачкой, лопатой, кайлом, без насоса, воду заводить из ручья, вскрывать тачкой, потом везти пески тачкой, отводить … Но у нас существуют сейчас такие малые предприятия, я могу назвать вот 2010-2011 годы, с годовой добычей… Вот в 2010 году работало 16 предприятий, в 2011 – 13. От одного до пяти килограммов – это годовая добыча, я подчёркиваю. Работало 47 предприятий, которые добывали золота 150 килограмм. От пяти до десяти килограмм работало 40 предприятий, которые добывали 189 килограмм. Таким образом, в 2010 году работало 75 предприятий из 400-т, это составляло 21 процент общего количества работающих золотодобывающих предприятий. В 2011 году – 20 процентов. Сколько же они золота добыли? Насколько же они резко увеличили запасы? Значит, в 2010 году – 0,17 процента от общей добычи, хотя их численность составляла 21 процент. В 2011 году – 0,22 процента. Поэтому сколько бы, это я повторяю, работали юридические лица с техникой, со всеми делами, они либо воровали золото и увозили… Ну, как можно добывать меньше килограмма? Там начальник, главный бухгалтер есть, бульдозерист, повар и так далее, и так далее… Это получается, что на одного добыча составляет 100 грамм и меньше. При такой добыче работать предприятие не может. Вот туда надо обратить внимание.

Что же может дать индивидуальный предприниматель? Ничего. Тем более, я задавал тут вопросы, мы давно уже обсуждаем этот вопрос. Под этим я понимаю, ещё 12 лет назад уже вносились поправки в проект федерального закона номер 122473 от 13.11.2002 о драгметаллах и драгкамнях, о разрешении индивидуальным предпринимателям, то есть физическим лицам добывать золото. Они были приняты Государственной Думой и Советом Федерации. Президент Российской Федерации Путин Владимир Владимирович … этот законопроект. И вот прошло со 2002 года 12 лет, и снова на колу мочало пошло. Значит, не могут работать индивидуальные предприниматели. Если речь идёт о безработных, о том, что им есть нечего, я вам могу сказать, тогда почему Магаданская область, Иркутская области и все области, где… ну, назовём, большой объём рассыпной золотодобычи, первое место Иркутская и Магаданская области, они добывают примерно по 12 тонн россыпей, они выписывают иностранцев тысячами. В Магаданской области – 5 тысяч, в Иркутской области – 3 тысячи. Ну, что бы стоило заменить. Те безработные, которые есть, а не выписывать таджиков, узбеков и прочих, из Украины, а то ещё бандеровцев навыписывают.

Поэтому я хочу сказать, что вот такой проблемы тоже никакой не стоит. Я уже не говорю о многочисленных нарушениях существующих законов. Существующих законов. Руководители золотодобывающих предприятий выступили резко против, потому что это прямой путь к хищениям. Сейчас не только воруют золото уже шлиховое, то есть рассыпных месторождений, при советской власти его добывали 125 тонн золота в год на территории России, сейчас 65. 60 тонн исчезло? Куда? Многие говорят: ухудшились горно-геологические условия. Может быть. Но не за счёт уменьшения горно-геологических условий.

Вот я бываю в разных местах каждый год. Россия-артель. Витим. Добывают 2,5 тонны. В прошлом году там украли 65 килограмм. Потащили уже и рудное золото с Высочайшего. Можно много примеров приводить.

Но сейчас его надо кому-то продать, а так можно будет прийти в золотоприёмную кассу, сдать и сказать, что я его там добыл. Этот уже опыт был в Магаданской области, там, когда они принимали закон о золоте, золото сдавали в золотоприёмные кассы без документов, без всего. Пришёл, бросил, ушёл. Никто не проверяет, что это за золото. Вот есть вес, сказали тебе, по 600 рублей, грубо говоря, сдать – сдавай. Побежали. А ведь по закону золото должно быть сдано на аффинаж.

А кто будет охранять добываемое золото? Что, там будет стоять конвой? Нет, не выдержит ничего.

Поэтому это путь к бандитизму. Подкараулят этого бедного мужика, если он даже немножко золота намоет, сначала узнают, куда он его прячет, ему же прятать надо, он целый сезон моет. Вот посадят задним местом на костёр и спросят: а где золотишко-то? Либо просто расстреляют из тайги. Это тоже были эти случаи.

Тут уже говорили, что часть наших негосударственных предприятий не поддержали проекта закона, включая Генеральную прокуратуру.

Непонятно, откуда взялась предельная площадь для добычи – 15 га. Это на одного гаврика. Это 150 тысяч квадратных метров. При ширине участка россыпи – 100 метров, это полтора километра длинны.

Кто сказал, что есть там ограничение 10 килограмм, должно быть на участке золота? В отвалах, написано, и так далее... А кто его разведку вёл, в отвалах золота и что определил, что на этом участке содержится меньше 10 килограмм? У меня есть официальные ответы исполняющего обязанности Министра природных ресурсов, немножко раньше, правда, который перечислил, что таких участков официально числится в геофонде, на  то время было всего 120 и то из них уже всё пошло под снос. Тем более, никто не ответил на вопрос: а индивидуальный предприниматель может нанимать рабочую силу для работы? Вот если он сапоги шьёт в Москве или ещё чего-нибудь, он может нанять хоть тысячу человек, а на добыче золота, почему не оговорено в законе о предпринимательстве, что индивидуальный предприниматель один должен работать. А если он 100 человек наймёт, ему же надо не меньше 200, потому что кайло и лопата, тогда у нас есть такие предприятия, кто мешает этим … организовать ЗАО, ООО и работать без всякого закона.

Я вам приводил примеры, 21 процент золотодобывающих предприятий работают на такой добыче. Экспертизы запасов нет. Индивидуальный предприниматель не платит налог на прибыль, не имеет права перейти на упрощённую схему, не решен вопрос нулевой ставки НДС при продаже золота. Мы же продаём золото банкам или Гохрану. И мы имеем при продаже золота…

Председательствующий. Виктор Иванович, завершайте.

Таракановский В.И. Всё. НДС равно нулю.

Не решен вопрос уплаты социальных налогов, то есть получается, что вот этот индивидуальный, так сказать, предприниматель будет работать без налогов, а рядом вот те, которые работают, сотни людей, они должны платить все налоги.

Поэтому я считаю, что то решение, которое принимал в своём время Президент России об отклонении, оно было совершенно справедливым. Всё.

России об отклонении, оно было совершенно справедливым. Всё.

Председательствующий. Спасибо большое, Виктор Иванович.

Маркин Александр Владимирович – руководитель Федерального казённого учреждения "Пробирная палата России".

Пожалуйста, Александр Владимирович.

Маркин А.В, Спасибо.

Уважаемые коллеги! Уважаемые депутаты! Уважаемые участники "круглого стола"!

Безусловно, никакие изменения в сфере драгоценных металлов и драгоценных камней и, в первую очередь, изменения к лучшему, не могут происходить без совершенствования нормативной правовой базы.

В связи с этим, прежде всего, хотелось бы поблагодарить всех тех, кто принимал участие в подготовке данного законопроекта, который вносит изменения в базовый для отрасли драгоценных металлов и драгоценных камней федеральный закон 41-й и, соответственно, "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля" и другие  соответствующие законодательные акты.

Особо подчеркну, что внесение изменений в законодательство имеет большое значение для сферы драгоценных металлов и драгоценных камней, так как поправки затрагивают интересы всех представителей отрасли: добытчиков, производителей, ювелиров, импортеров и экспортеров, переработчиков и других субъектов сферы драгоценных металлов и драгоценных камней.

Предложения к законопроекту, а также существующие в отрасли проблемы и пути их решения, неоднократно обсуждались на базе общественного экспертного совета при Пробирной палате, на площадках Торгово-промышленной палаты Российской Федерации, в Ассоциации гильдии ювелиров России, в Союзе старателей Российской Федерации, в объединении аффинажных заводов, в национальной ассоциации часовщиков, в ассоциации импортеров и продавцом ювелирных изделий. Законопроект обсуждался в Правительстве Российской Федерации, в комитете Совета Федерации по экономической политике. А также итогом этой работы явилась достаточно детальная работа в Комитете по природным ресурсам, природопользованию и экологии.

Сегодня мы можем говорить о том, что законопроект, подготовленный ко второму чтению в Государственной Думе, вносит важные для отрасли драгоценных металлов поправки, уточняет необходимые формулировки, актуализирует базовый закон в соответствии с другими действующими нормативно-правовыми актами и устраняет имеющиеся разночтения.

Безусловно, ряд пунктов законопроекта направлены на либерализацию рынка драгоценных металлов и драгоценных камней. При этом отмечу, что поправки отраслевого законодательства, которые носят либеральный характер, ну, они сегодня были озвучены, и призваны облегчить работу предпринимателей, в том числе и ювелирного сектора, принимаются на фоне недостаточной прозрачности рынка. То есть, ну, эти факторы мы подробно разбирали на международном ювелирном форуме и на других наших встречах, то есть они были озвучены, в том числе и сегодня. Это большое количество фирм с признаками однодневок, слабый удельный вес налогов, большое количество контрабандной и контрафактной продукции и значительное несоответствие информации официальной статистики фактическим данным и данным, представляемыми отраслевыми объединениями.

Законопроектом предлагается установить, хотелось обратить на это особое внимание, добровольный порядок опробования, анализа и клеймения изделий из серебра отечественного производства, весом до 3 грамм включительно.

На наш взгляд, это очень важная либеральная норма. Внесение данного изменения позволит значительно уменьшить загруженность государственных инспекций пробированного надзора в целях сокращения сроков выполнения апробированных операций.

У производителей ювелирных изделий появится возможность осуществлять переработку лома и отходов драгоценных металлов, а также перерабатывать возвращенные и непроданные изделия на собственном производстве, без передачи на аффинаж.

Согласовано изменение существующего порядка перевозки ювелирных и других бытовых изделий из драгоценных металлов, что позволит сократить расходы производителей.

В процессе долгих и подчас очень жарких дискуссий, нам удалось избавить, надеюсь, что нам удалось избавить отдельных представителей ювелирного сектора от попытки навязать ряд деструктивных мифов о том, что наличие пробированного клейма на изделии воспринимается за рубежом, как брак.

Мы провели активную работу по уточнению данного вопроса с зарубежными коллегами, особое внимание уделяя странам, на которые ссылались наши оппоненты. Однако указанных утверждений не подтвердили представители ни одного государства. Например, в США наличие российского пробированного клейма рассматривается как преимущество изделия и дополнительная гарантия его качества. Ну, о чем мы имеем, как говорится, письменное подтверждение. Особенно учитывая отсутствие собственной системы обязательного клеймения ювелирных изделий в Соединенных Штатах.

Аналогичная ситуация и в Китае, где наличие российского пробированного клейма также не является препятствием для поступления ювелирного изделия на внутренний рынок, а у потребителей является дополнительной гарантией качества изделия.

В Великобритании ни одного случая удаления российского государственного пробированного клейма зарегистрировано не было.

Государства 

Члены Международной ассоциации пробирных палат, а это порядка 40 стран, также подтвердили, что не рассматривают как брак наличие на ввезённом в их страну ювелирном изделии государственного пробирного клейма Российской Федерации. Более того, наличие российского клейма служит для зарубежного покупателя дополнительной гарантией качества. Но это... Я хотел отметить, что это не только для зарубежных, это, прежде всего, и для российских производителей, которые зачастую используют наличие клейма, как рекламную акцию, подтверждающую гарантированное качество продукции. То есть эти факты (ну и мы, как говорится, это приветствуем) известны и в Костроме, и в других регионах.

По итогам проведённой работы можно сказать, что пробирное клеймо может испортить изделие и является браком (я опять возвращаюсь к зарубежной практике) только в одном случае, когда оно не соответствует действительному содержанию драгоценного металла в изделии, ну, или, попросту говоря, клеймо фальшивое. Ну, надеюсь, что наши как бы коллеги, говоря о том, что оно, как говорится, мешает, это не имели в виду.

Нам также удалось развеять опять-таки очень жёстко навязываемый миф о том, что российская система государственного пробирного надзора является самой жёсткой в мире. Как мы уже неоднократно обращали внимание представителей ювелирного сообщества, клеймение изделий из государственных (?) металлов в том или ином виде присутствует в большинстве европейских стран.

Система обязательного клеймения существует в Великобритании, Ирландии, Франции, Испании, Португалии, Чехии, Словакии, Польше, Венгрии, Литве, Латвии, Нидерландах. Обязательное клеймение часов из драгоценных металлов установлено в Швейцарии.

В Индии с 2011... Индия - это самый крупный производитель ювелирных изделий. Да? Если у нас порядка 50 тысяч всех вовлечённых в эту сферу стоит на учёте, то в Индии - только порядка 300 тысяч зарегистрированных предприятий - производителей ювелирных изделий. В Индии с 2011 года поэтапно вводится обязательная система клеймения изделий. Существует уже сегодня около 6 тысяч (6 тысяч) центров клеймения золота, находящихся под надзором Бюро индийских стандартов.

Хотел бы ещё раз подчеркнуть, что государственный контроль за отраслью драгоценных металлов в том или ином виде присутствует в большинстве развитых стран, и клеймение - одна из составляющих государственного контроля в сфере драгоценных металлов. В странах, где система обязательного клеймения изделий отсутствует, вводятся другие методы государственного регулирования и контроля.

В США система государственного регулирования формируется на федеральном и региональных уровнях. И сейчас там чёткая тенденция возвращения к золоту, как к валютной ценности. Складывается система лицензирования организаций, участвующих в обороте драгоценных металлов.

Например, в штате Иллинойс успешно прошёл три чтения в нижней палате законодательного органа штата акт о покупке драгоценных металлов, который предусматривает, что лицо, вовлечённое в сделку по приобретению драгоценного металла, должно получить свидетельство о праве собственности, создать запись о сделке и проверить личность продавца.

В Китае, где отсутствует обязательное клеймение, например, есть Уголовный кодекс, предусматривающий наказание вплоть до пожизненного лишения свободы за пересортицу и фальсификацию продукции со стороны производителя и продавца. Наказание за контрабанду золота, серебра и прочих драгоценных металлов - до пожизненного лишения свободы или смертной казни. То есть... Ну, на фоне этого мы видим, что, слава богу, у нас, как говорится, всё достаточно либерально.

При работе над законопроектом мы были очень рады услышать предложения всех представителей рынка драгоценных металлов и драгоценных камней, в том числе и самого большого по количеству занятых работников и значительного в денежном эквиваленте сектора добычи и производства драгоценных металлов. Особую благодарность мы выражаем ювелирному сектору, наиболее активному в работе над законопроектом.

Безусловно, принятие поправок в базовый отраслевой закон мы расцениваем, как начало формирования новой системы государственного контроля. Ведь пробирный надзор - это не только опробование, анализ и клеймение, это целый комплекс мер, направленных на обеспечение защиты прав потребителей. Три столпа, на которых зиждется пробирный надзор: защита прав потребителей, защита интересов государства и защита добросовестных производителей.

Я думаю, у всех у нас общая цель - укрепление и развитие отечественного сектора драгоценных металлов и драгоценных камней. Нам предстоит большая совместная работа над совершенствованием нормативно-правовых актов, регулирующих практическую деятельность. В том числе имеются в виду и подзаконные акты.

Мы готовы к конструктивному диалогу с представителями всех секторов отрасли. Государственный пробирный надзор всегда выступал за соблюдение законов и стандартов качества при обороте ювелирной продукции, в защиту прав и законных интересов потребителей, продавцов и производителей изделий. И надеемся, что десятилетняя работа (если я не ошибаюсь, в этом году 10 лет, как внесены первые поправки, ну, прежде всего, касающиеся пробированного надзора, 41-й федеральный закон, в этом году достигнет конкретных реальных результатов, поставленные цели будут достигнуты.

Благодарю за внимание. 

Председательствующий. Большое спасибо, Александр Владимирович, особенно вот за примеры наказаний по нашей тематике в Индии, в Китае, потому что коллеги часто в ходе обсуждения говорят, что у нас пресс административный, уголовный очень чрезмерный. Там в Китае ... голову отрубают, при этом очень бурно развивается отрасль, несмотря на такие жесткие ... в Индии и в  Китае.

Спасибо.

Пелевин Олег Викторович, у него тут шапок много, заместитель председателя комитета профильного Торгово-промышленной палаты и генеральный директор некоммерческого партнерства Межрегиональное объединение производителей драгметаллов".

Пожалуйста, Олег Викторович.

Пелевин О.В. Спасибо.

Уважаемый Валерий Афонасьевич, уважаемые коллеги, с самого начала я хотел бы отметить очень конструктивную работу по обсуждению 41-го закона, которую организовал комитет Думы профильный. Ну, и лично Валерий Афонасьевич, как он это дело проводил в три заседания, и было всё это очень демократично и эффективно.

Но отрасль, она значительно шире, чем производство и оборот ювелирных изделий. И поэтому нужно помнить, что не только 41-й закон регулирует эту отрасль, но ещё целый ряд законов, ну, в частности Таможенный кодекс, подзаконные постановления правительства и так далее.

Используя возможность, что сегодня такая актуальная тема нашего "круглого стола", я считаю своим долгом кратко остановиться на важнейшей проблеме для наших предприятий - таможенного регулирования экспорта товаров высокой степени готовности из металлов платиновой группы.

В чем суть проблемы? Не так часто, есть такие примеры сейчас в современной России, когда предприятие на свой страх и риск за собственные деньги, без привлечения бюджетных средств, провели научные исследования, провели технологические изыскания, организовали производство товаров высокой степени готовности. Это химические соединения, это изделия из металлов платиновой группы. Не буду перечислять, ... аноды, пробирные иглы и так далее.

Предприятия провели многолетние совместные испытания этой продукции с зарубежными коллегами. И показали, что качество материалов полностью отвечаем всем высоким требованиям, предъявляемым зарубежными заказчиками.

В результате была организована процедура, было организовано производство этих изделий и экспорт их в такие страны, как Великобритания, Швейцария, США, Япония, Китай, ну, и другие страны.

И её соответствие европейским стандартам привело к интересной ситуации, когда такие гиганты как "Басф", "Металор" очень крупные "Джонсон Мети", вы знаете, наверное, эти фирмы, свернули собственное производство этих изделий и сориентировались на поставки из России. Таких аналогов, я думаю, что мало сейчас современные.

Интересно, что поставки российской продукции высокой степени готовности положительно отразились вообще на мировом рынке платины и палладия в интересах Российской Федерации.

Были подписаны многолетние контракты, очень крупные контракты на поставки на мировой рынок химических соединений металлов платиновой группы вот этих изделий.

Отдельно следует отметить, что полученную прибыль эти предприятия вкладывали в расширение производства и разработки новых изделий для специальных отраслей применения. Ну, это тоже, повторяю, не стоит упоминать, там бесплотные и так далее.

Так вот любопытно, что до 1 января 2014 года экспорт этих изделий в европейские страны шел без пошлины. С 1 января 2014 года европейские страны ввели заградительную импортную пошлину на эти изделия 3 там или 4 процента, что существенным образом усложнило реализацию российской продукции и уже привело у потери части западных клиентов, к снижению объемов поставок российской продукции.

Так вот мало того. В усугублении этой ситуации Минэкономразвития подготовило и направило на оценку регулирующего воздействия проект постановления правительства о введении экспортной пошлины 6,5 процентов на позиции, классифицированными кодами 28,43 и 71,15.

В проекте постановления указаны практически заградительные размеры этих пошлин, что приведет к прекращению экспорта. Россия будет возвращена к экспорту аффинированных слитков, это фактически как сырье, где могут спекулянты на мировом рынке разгуляться. И мы знаем, что это было в 2001 – 2008 годах, и сколько потеряла Россия из-за этого.

Это фактически приводит к тому, что экспорт товаров высокой степени готовности тормозится, а другие не столь товары высоких технологий свободно, значительно меньшими таможенными пошлинами, могут экспортироваться.

И вот в этих условиях, когда, действительно, напряжение для наших предприятий очень сложное, большое, и мы дальше будем стараться, ну, слово образумить здесь может подойти, но чиновники должны понять, что тот эфемерный эффект, который они думают, 157 миллионов долларов. Почему-то долларов, когда говорится о бюджете. Получится, если не изменится объем экспорта, но будет введена шести с половиной процентная пошлина.

Конечно, это все может быть виртуальными цифрами и, конечно, приведет к тому, что производство на наших этих предприятиях либо притормозится, либо остановится. Так вот опять же в этих условиях, опять же неожиданность. Вообще ... любопытное.

Была представлена в середине октября, практически сейчас на обсуждение бизнес сообществу стратегия развития экспорта, реализация которой, конечно, провозглашается общенациональной задачей. И в рамках реализации и плановых мероприятий по реализации этой стратегии Минпромторгу поручено обеспечить увеличение объемов экспорта продукции на 7,1 процента ежегодно до 2020 года по определенным кодам ТН ВЭД.

Что вы думаете попали в эти коды? Конечно, вот эти самые, о чем я говорил с самого начала, 28,43 и 71,15. Как это состыковать? Разумного здесь нет объяснения, понять не могу. 

         А в заключении несколько слов о недопустимо низком качестве подготовки документов, которые планирует направить Минэкономразвития в правительство. Ну, здесь несколько примеров. Ну, в отличие от представления авторов документа, платина, хлористоводородная кислота никогда не может изготавливаться на аффинажных предприятиях путем не посредством растворения платиновых руд шлиха и концентрата в кислоте. Это школьная азбука.

         Авторы убеждены, что анода представляет собой металлические пластины разной степени толщины с дырками. Ну, они называют это отверстие. На самом деле для того чтобы получить анод, который будет принят по своим свойствам заказчиком, нужно чистить высоко и контролировать 28 металлических и 4 газовых примеси. Никакой слиток ... так не контролируется. Платина – это пятнадцать металлических... Все, сейчас практически заканчиваю.

         Председательствующий. Большое спасибо, Олег Викторович. Очень яркое, такое сочное выступление. Я думаю, по нему по основным позициям может быть прямо противоположное мнение тому, что вы заявили, как было об индивидуальном предпринимательстве и добыче. Я думаю, мы ещё, может, сегодня услышим. Но в одном-то тут все с вами сходятся. Правительство плохое. Все время вредят. Пишут  неправильные документы. Спасибо большое.

         Некрасов Андрей Владимирович, заместитель начальника отдела ... Андрей Владимирович, просьба, если по вашей кафедре, то на выступлении включите тему "техногенные месторождения" то, что звучало, и "дифференциация НДПИ на благородные металлы". Пожалуйста.

         Некрасов А.В. Хорошо. Значит, в рамках выполнения своей основной функции – это проведение госэкспертизы запасов полезных ископаемых. Мы безусловно сталкиваемся с месторождениями драгоценных металлов и драгоценных камней. В общей доле представляемых на госэкспертизу материалов по металлическим полезным ископаемым,

         Доля месторождений драгоценных металлов, собственно месторождений драгоценных металлов, доходит до 50 процентов. Если здесь же мы ещё будем учитывать месторождения, где драгоценные металлы являются попутным компонентом, то такая доля возрастёт до 70 процентов. И это не... Это ежегодно, это тенденция.

Что касается месторождений драгоценных камней, то их доля здесь невелика. В общем объёме месторождений по нерудному сырью, представляемых на госэкспертизу, такие объекты и такие отчёты по этим месторождениям не превышают 10 - 15 процентов.

Что касаемо техногенного сырья, значительные запасы драгоценных металлов сосредоточены в техногенных образованиях, которые сформировались в результате разработки как рудных, так и коренных... как коренных, так и рассыпных месторождений.

Основные причины, по которым всё-таки шло накопление полезных компонентов в этих техногенных, скажем так, техногенных образованиях.

 Первая - действие на момент разработки месторождений высоких параметров кондиции. Это бортовое содержание, это минимальное промышленное содержание и прочее, которые предопределяют высокие содержания как в отвалах с балансовых руд, в отвалах пустых пород, а также, собственно, отходов обогащения, то есть в хвостах обогащения.

Кроме того, второй основной проблемой является несовершенство существующих на момент отработки запасов технологий извлечения полезных компонентов. В связи с тем, что у нас идёт постоянное совершенствование технологий обогащения и переработки полезных ископаемых, в связи с изменением цен на товарную продукцию считавшиеся ранее некондиционными по своим содержаниям вот эти вот техногенные образования становятся рентабельными для своего промышленного освоения. И при положительной оценке соответственно эффективности освоения таких техногенных образований они приобретают статус месторождений.

Сегодня уже затрагивали вопрос техногенного сырья, но вот мы немножко по законодательству хотели пройти. Отношения, возникающие в связи с использованием отходов горнодобывающего и связанного с ним производства, они попадают под действие двух федеральных законов (то есть закона "О недрах" и закона "Об отходах производства и потребления"), в которых содержится противоречие в части вовлечения в переработку техногенных образований (по вопросам необходимости лицензирования этого вида деятельности, по вопросам прав собственности и возможности свободной продажи и передачи третьим лицам). В первую очередь, эти противоречия вызваны отсутствием юридически закреплённых определений, таких как: техногенное сырьё, техногенные образования и техногенные месторождения.

С целью упорядочения регулирования правового отношений по использованию отходов горнодобывающего производства необходимо такую терминологию включить в правовой оборот.

В группе отходов производства следует различать отходы горнодобывающего и связанных с ним производств, а также иные виды техногенных образований. Положения закона об отходах не должны распространяться на отношения, возникающие с использованием отходов горнодобывающего и связанных с ним производств, потому что данные, указанные отношения регламентируются нормами закона "О недрах".

В связи с тем, что правовые отношения регламентируются недостаточно чётко, возникает возможность трактовать отдельные положения по-разному. В результате уникальные техногенные образования и уникальные техногенные месторождения перепродаются третьим лицам, прикрываясь законом об отходах, как отходы производства, утратившие свои потребительские свойства.

Вместе с тем, ну, в продолжение этой темы, необходимо отметить, что без получения соответствующих лицензий, без уплаты НДПИ, к примеру, на Малышевском месторождении добывались и александрит, и изумруды. Также есть много примеров по золоторудным месторождениям, когда отвалы бедных руд (ну, бедных руд они были на тот момент, когда их разрабатывали, эти месторождения, десятилетие назад), как эти месторождения, как эти отвалы и отходы уходят, продаются и перепродаются.

В целом вопросы такие ставятся уже не первый раз. В прошлом году была тематическая конференция. Кроме того, ГКЗ давала своё видение этого вопроса и в Совете Федерации. Но ситуация до сих пор не изменилась.

В общем потоке представляемых на госэкспертизу материалов отчёты по техногенным месторождениям не превышают 5 процентов. И основной объём из 5 процентов - это техногенные месторождения, которые сформировались за счёт разработки рассыпных месторождений.

То есть это гале-эфельные отвалы, это прибортовые неотработанные участки  ... полигонов. Хвостохранилище занимает порядка 15 процентов, а отвалы менее 5 процентов. В целях стимулирования разработки техногенных месторождений в налоговом законодательстве мы считаем целесообразно обозначить объекты, на которые можно было бы вводить льготы по налогообложению. Возможно, это будет нулевая ставка НДПИ для техногенных объектов, которые решают не только социально-экономические проблемы, но и экологические. Кроме того, необходимо отметить, что недропользователи зачастую не заинтересованы в признании своих руд комплексными, несмотря на возможный дополнительный экономический эффект, который он может получить от реализации попутной продукции.

Основная причина, почему не происходит признание своих руд комплексными, это возложение на него дополнительной нагрузки в виде необходимости дополнительного учёта запасов, в виде модернизации производства и необходимости соблюдения требований по сохранности и обеспечению безопасности. В качестве примера можно рассмотреть целый ряд действующих железорудных месторождений, где в целом можно организовать рентабельное производство попутное получения благородных металлов, в том числе достаточно дёшево на сливе хвостов магнитной сепарации. На этих месторождениях существовали и тематические партии в своё время, и были проведены кучи исследований, но они не спешат заняться производством попутной продукции.

Второй момент. В качестве примера можно привести месторождение песчано-гравийных смесей, где также можно организовать рентабельное производство попутной продукции. В целях выполнения положений Закона "О недрах" о рациональном комплексном использовании недр не только основных, но ещё и попутных компонентов, возможно, необходимо, раз нормы закона не совсем действуют по поводу попутчиков... В Законе "О недрах" предусмотрено о необходимости извлечения совместно с основным попутных компонентов. Может быть, предусмотреть какие-то меры по стимулированию извлечения попутных компонентов, что позволит не только повысить рентабельность производства, но и решить ряд социальных и экономических проблем.

Ещё один немаловажный фактор, который хотелось отметить. Это касаемый комплексных месторождений, таких как серебряных полиметаллических, золотосурменных, а также золотосеребряных с попутным свинцово-цинковым руденением. Проблема в том, что в пределах Российской Федерации отсутствует металлургический передел таких руд. Принимая во внимание, что крупнейшие заводы свинцово-цинковые ушли в Казахстан, в Киргизии остался сурменной завод. То есть фактически производство конечной продукции выведено за пределы Российской Федерации в Китай и Казахстан. За рубеж идут концентраты, которые содержат благородные металлы по некоторым месторождениям. Доля благородных металлов товарной продукции в этих концентратах доходит до 70 процентов. То есть идёт фактически, уходит. Такие вот благородные металлы и концентраты. За счёт повышения рентабельности освоения месторождений может достигаться за счёт повышения передела конечной продукции. При проведении государственной экспертизы на таких вот комплексных месторождениях... неоднократно давал рекомендации обратиться в правительство, обратиться в субъекты Федерации с целью организации, рассмотрения возможностей совместного строительства завода свинцово-цинковых, сурменных руд. Но воз и ныне там. Никто не спешит этим заняться.

И последнее, что я хотел сказать. Что государство должно быть заинтересовано всё-таки в получении конечного товарного продукта на месте. Надо задуматься об этом. Всё, благодарю вас.

Председательствующий. Спасибо большое, Андрей Владимирович. А вот у вас прозвучала новелла в выступлении, закон о льготах по налогам для субъектов, разрабатывающих техногенное месторождение. Вы ждёте от кого-то или вы планируете сами инициировать с Министерством природных ресурсов?

Некрасов А.В. На сегодняшний момент такой задачи у нас не стояло. Но мы можем этот вопрос проработать и дать свои предложения.

Председательствующий. А кому дать-то? Вы здесь обращаетесь на "круглом столе", представляя правительство, в общем-то. Орган ГКЗ у нас структура государственная. Говорите: "Надо бы закон о льготном налогообложении". От кого вы ждёте его внесения?

Некрасов А.В. Функция у нас одна.

Председательствующий. У вас Министерство природных ресурсов. Как раз у него основная задача совершенствование законодательства. То есть не планируется такой закон?

Некрасов А.В. Значит, мы занимаемся госэкспертизой запасов, поэтому...

Председательствующий. Это я понимаю. Вы себя не противопоставляйте своему курирующему министерству и правительству в целом.

Поэтому вы к кому обращаетесь, чтобы депутаты внесли, или Минфин внёс? Но, в любом случае, субъект права законодательной инициативы, с вашей стороны, это Правительство Российской Федерации.

Некрасов А.В. Мы вносим это предложение на "круглый стол" для обсуждения.

Председательствующий. Да все приветствуют, вот я вам без обсуждения говорю. И давно эта тема, и уже несколько законопроектов вносилось в Госдуму, и они отклонялись по отрицательному заключению правительства.

Поэтому просьба, там поговорите со своими коллегами, с начальниками, курирующими, что ваша позиция вот такая. Мы в рекомендациях нашего "круглого стола", я аппарату уже говорю, включим эту новеллу.

Некрасов А.В.  Добро.

Председательствующий. Спасибо большое.

Уткин Эдуард Юрьевич - заместитель генерального директора Ассоциации "Гильдии ювелиров России". Пожалуйста, Эдуард Юрьевич.

Уткин Э.Ю. Уважаемые участники "круглого стола"!

Я бы хотел обратить ваше внимание на проблему, стоящую перед ювелирной отраслью России, которая требует нормативно-правового урегулирования.

Оборот ювелирных изделий в отрасли регулируется не только законом "О драгоценных металлах и драгоценных камнях", но и законом "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма".

И в части соблюдения требований этого закона на сегодняшний день основная проблема у представителей и производственных компаний, и, самое главное, розничных торговых сетей.

В чём суть проблемы? Нормы этого закона на сегодняшний день устанавливают довольно-таки жёсткие требований по обеспечению неких контрольных мероприятий при осуществлении любых сделок по купле-продаже ювелирных изделий, неважно это оптовая торговля, розничная торговля, наличный расчёт или безналичный расчёт.

Необходимо проведение процедуры идентификации клиента, процедуры анкетирования клиента, необходимо в строго определённой форме составить сообщение для Росфинмониторинга. И в довольно-таки короткие сроки, установленные законом, отправить это сообщение.

Администрирование вот этого направления требует определённых затрат. Это требует найма персонала, это требует подготовки персонала, обучения, переподготовки персонала, требует подготовки руководящих сотрудников. Всё это, естественно, дополнительные затраты и дополнительные издержки для отрасли.

И самое главное, что, в принципе, любые нарушения, любые ошибки при проведении вот этих процедур, они караются довольно-таки существенными штрафами в соответствии с Кодексом об административных правонарушениях.

И персонал, который приходится нанимать ювелирным предприятиям, это опять-таки персонал, не занятый производительным трудом, это персонал, который занимается контрольными функциями, то есть непроизводственной деятельностью.

Особо острая проблема стоит в розничной торговле. Если при оптовых продажах сделки заключаются между юридическими лицами, и, в принципе, все понимают требования закона, и исполняют в какой-то мере, то при розничной продаже ювелирных изделий необходимо провести процедуры идентификации, анкетирования розничного покупателя, который пришёл в магазин, там условно говоря, за покупкой обручальных колец или серебряной ложечки, или серёжек из серебра стоимостью 10 тысяч рублей.

Во-первых, у нас не все покупатели носят паспорта.

Во-вторых, не все покупатели желают предоставить свою личную информацию некому продавцу в неком ювелирном магазине, в который они зашли.

Ну и, в-третьих, когда покупатели узнают, что информация должна будет уйти в Росфинмониторинг, у многих исчезает, собственно говоря, желание что-либо покупать в этом магазине.

На сегодняшний день ситуация сложилась так, что вот требование о поголовной идентификации всех покупателей ювелирных изделий приводит практически к поголовному неисполнению закона в розничной торговой сети.

Если посмотреть на обоснованность вот этих требований о специальных мероприятиях контроля, да, то нужно понимать, что этот закон был принят, для того чтобы Россия присоединилась к международной системе контроля за незаконным оборотом капиталов.

Существует межправительственная комиссия по борьбе с отмыванием криминальных доходов. И у этой комиссии есть разработанные рекомендации, которые страны, присоединившиеся к этой системе, должны выполнять.

Так вот, в соответствии с рекомендациями ФАТФ контролю подлежат сделки на сумму, превышающую 15 тысяч долларов. В нашем законе на сегодняшний день... Практически сделка там на 3 копейки подлежит контролю. То есть нулевой порог у нас установлен. То есть любая сделка при покупке ювелирных изделий подлежит обязательному контролю. Ещё раз повторюсь, в рекомендациях ФАТФ установлена сумма в 15 тысяч долларов.

Далее. По рекомендациям этим контролю подлежат сделки по купле-продаже драгоценных металлов и драгоценных камней. Ювелирные изделия не включены в этот перечень.

Надо понимать, чем отличаются ювелирные изделия от драгметаллов и драгкамней. Это изделия, в которые уже включена добавленная стоимость. Это стоимость работы, это налоги, это розничная наценка в магазине. И, собственно говоря, как это изделие может принимать участие в финансировании терроризма или легализации доходов, полученных преступным путём?

Это точно так же, как и новый автомобиль. Да? Все вы прекрасно понимаете, что выезжая из автосалона на новой машине... Её завтра уже невозможно продать за эту цену, можно продать только дешевле.

С ювелирным изделием ещё хуже. Новое, купленное в ювелирном магазине, изделие за порогом магазина можно будет продать, или сдать в ломбард, или сдать в скупку уже по цене в два раза ниже, чем оно было куплено. Поэтому непонятно, нет здесь логики относительно ювелирных изделий.

Следующее. Абсолютно все операции по купле-продаже драгоценных металлов, драгоценных камней и ювелирных изделий на сегодняшний день контролируются сотрудниками банка соответствующей службы. То есть абсолютно все банки требуют при прохождении платежей через них, не важно, это получение или перечисление денег... Собирают всю документацию фирм, занимающихся этим видом деятельности. И нам кажется, что накладывать ещё дополнительное обременение на фирмы, занимающиеся производством и торговлей ювелирных изделий, то есть параллельно вести вот эту вот работу по контролю, наверное, нецелесообразно, если всё равно в банках это налажено гораздо лучше, чем в ювелирной отрасли.

Председательствующий. Предложения можно?

Уткин Э.Ю. Предложения следующие. Предложения наши следующие.

Мы предлагаем, во-первых, освободить от мер контроля сделки, осуществляемые по купле-продаже ювелирных изделий, если оплата производится по безналичному расчёту.

И второе. Установить в законе минимальный порог стоимости ювелирных изделий, при котором мероприятия контроля не требуются. Нам эта сумма кажется в пределах от 100 до 150 тысяч.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое, Эдуард Юрьевич.

Вот вы как-то так, между делом, сказали, что в какой-то мере закон выполняете. Ещё и коллег очернили, что они все в какой-то мере... Мы все соблюдаем закон в полной мере.

Уткин Э.Ю. А можно...?

Председательствующий. Ну и вторая тема от вас прозвучала. Вот тут вопрос у меня.

У нас Кирилл Константинович есть Грошиков?

Грошиков К.К. Есть. Да, да, есть.

Председательствующий. Не вижу.

Грошиков К.К. Я тяну руку просто...

Председательствующий. У меня просьба прокомментировать, вот с точки зрения защиты персональных данных, требование идентификации покупателей. То есть вот прозвучало так...

И я разделяю такие опасения, что мы продавцу прямо даём для наводки все данные о покупателе какого-нибудь ювелирного изделия, чтобы это ушло в бандитскую среду и чтобы его ограбили.

Грошиков К.К. Давайте я прокомментирую.

Председательствующий. Пожалуйста.

Грошиков К.К. Этот вопрос имеет давнюю историю. Гильдия ювелиров России в начале этого года - в конце прошлого обратилась с этой проблемой, с аргументацией подробнейшей, которая была только что изложена. Мы подробнейшим образом проанализировали аргументы, поняли... И мы не могли спонтанно и оперативно принять законопроект (разработать), поскольку любая инициатива, касающаяся ослабления государственного контроля, она требует анализа соответствующего. Такой анализ был проведён. И давайте я вам расскажу про нормы.

Действительно, рекомендации ФАТФ относят торговцев драгоценными металлами и драгоценными камнями к установленным категориям нефинансовых профессий, которые должны быть подконтрольны, с точки зрения антиотмывочной системы, с точки зрения системы podefte.

Вот было сказано, что торговцы ювелирными изделиями не относятся к сфере антиотмывочной. Однако же существуют рекомендации... руководство по применению подхода, основанного на оценке рисков для торговцев драгоценными металлами и драгоценными камнями, разработанное тоже группой финансовых мер борьбы с отмыванием денег ФАТФ. И здесь прямо указано (пункт 9-й), что розничная торговля драгоценными металлами, драгоценными камнями и ювелирными изделиями, она, в том числе, включается в понятие, вот это понятие торговец, трейдер. Это первый момент.

Второй момент. Вы сказали, что покупатели боятся, когда узнают о том, что информация должна быть направлена в Росфинмониторинг. В принципе у нас статья 4 федерального закона о противодействии и легализации говорит о том, ну, накладывает запрет на информирование клиентов и иных лиц о том, что они осуществляют данную работу. То есть покупатель, приходя в ювелирный магазин, он в принципе не должен узнать о том, что информация куда-то пойдет.

Третий момент. Да, действительно у нас сейчас идентификация от нуля. И мы понимаем озабоченность ювелирной отрасли. Мы провели исследования и практически уже на выходе законопроект, который устанавливает порог, о котором сказал уважаемый Эдуард Юрьевич. И в самое ближайшее время он будет, этот законопроект, направлен на согласование и субъектам законодательной инициативы.

Председательствующий. Сколько порог?

                   . Я не уполномочен озвучить эту цифру.

Председательствующий. Давайте я вам подскажу порог, давайте установим 100 тысяч. Но это вот на мой вопрос вы не ответили. Мы просто уменьшаем работу бандитам. Зачем им грабить кого-то, кто на 3 тысячи купил изделия? Поэтому лучше от 100 и выше.

                   . Поэтому я и говорю, что мы понимаем озабоченность ювелирной отрасли и рядовых граждан, как покупателей, вот я тоже иногда являюсь покупателем ювелирных изделий. Поэтому законопроект подготовлен и в скором времени о нем все узнают.

Председательствующий. Спасибо большое, Кирилл Константинович, что озабоченность понимаете и предпринимаете меры. Может быть, вам, как органу, как раз направленному на ужесточение финмониторинга, не так легко либерализационные какие-то эти инициативы. Мы готовы подписать, я говорю от имени депутатов Госдумы, я готов лично подписать хоть 100, хоть 200 порог там, но он не решает кардинально проблемы. Я помню, тема настолько чувствительная, что мы персональные данные очень долго воевали, когда были авиакатастрофы, взрывы самолетов, помните, на Тулу летели, и когда ужесточали требования, главный вопрос был о персональных данных. И мы там узкий круг определили, не все персональные данные сообщать и требовать с пассажира. Чтобы вот здесь такого не было. Персональные данные подразумевают адрес проживания, номер паспорта и всё остальное, то есть благодатная почва, не надо наводчиков искать.  

                   . Абсолютно понимаю. Но есть рекомендации ФАТФ, это международный стандарт, это все государства выполняют.

Председательствующий. Спасибо. У нас ещё будет минут десять. Я тут кому-то не дам выступить, к сожалению, из последних, кто записался, обсудить тему, и готовьте ещё какие-то вопросы, если будут.

Дягилев Михаил Владимирович, генеральный директор ООО "Красцветмет". Пожалуйста, Михаил Владимирович.

Дягилев М.В. Спасибо. Можно попросить коробочку мне дать, которая переключает слайды, я знаю, она должна быть. А вот несут коллеги. Благодарю.

Уважаемый Валерий Афонасьевич, уважаемые присутствующие на "круглом столе", вопрос, который я хочу поднять, вероятно, в отличие от многих других, которые уже сегодня обсуждались, не нарушает ничьих интересов. По крайне мере, в Российской Федерации точно. Ни интересы предпринимателей, ни интересы государства в целом.

Но перед этим я, тут кратенько приготовил презентацию, пробегусь по вопросам, что такое мировой рынок драгметаллов и где мы на нем, потому что мой тезис прямо связан с тем, где же мы всё-таки на этом рынке.

Ну, здесь много экспертов отрасли, поэтому, я думаю, многие цифры не будут новыми, я не буду их подробно комментировать. Вот так выглядит производство золота. Любопытно здесь то, что доля России стабильно составляет 5-6 процентов на данном рынке. В целом примерно 30 процентов вторички перерабатывается, остальное первичное, то есть минеральное сырье.

Вот здесь видно, что Россия вышла на третье место. И если посмотреть на цифры, то Россия сегодня за второе, третье место по объемам производства золото конкурирует с Австралией. Мы её практически уже догнали. Может, в этом году уже перегоним? Есть шанс, да? "Прикончить" Австралию.

Так, то, что касается серебра. Ну, пропорция чуть-чуть другая: немножко меньше вторички, минералка по-прежнему по серебру доминирует. И доля Российской Федерации в мировом производстве составляет убедительные 5 процентов, как и по золоту. В рейтинге стран, выпускающих серебро, Россия занимает 5 место, что тоже, в общем, неплохо, на мой взгляд.

Теперь немного о платиноидах. Производство платины немножко снижается в мире, доля вторички стабильная. Доля России составляет от 12 до 15 процентов. При этом мы на втором месте после ЮАР уже много лет.

Палладий. Ну, по динамике картина похожая, есть небольшое снижение, в том числе и производство в России из минерального сырья. Наша доля составляет сегодня около 30 процентов. Ну и здесь мы уверенно на первом месте уже много лет, хотя Африка очень близко, отстает всего на несколько процентов.

Итак, у нас достаточно приличные объемы выпуска разных драгоценных металлов. Вот сегодня, в том числе Виктор Иванович говорил о том, что мы на самом деле, оказывается на рекордных объемах выпуска по золоту, если сравнить нашу сегодняшнюю  работу с советским периодом, как в целом все страны, так и Российская Федерация в частности.

А вот так выглядит загрузка производственных мощностей аффинажных предприятий России. Как известно, у нас их 11, те, кто имеет соответствующие лицензии. Ну и, конечно же, мы хотели бы их дозагрузить.

Я не стал бы именно на этот тезис так сильно упирать, что есть свободные мощности и самоцель их дозагрузить. Мощности в аффинаже – это, конечно, вещь масштабируемая, мы это понимаем, в первую очередь важна экономическая целесообразность при переработке того или иного вида сырья. Но в любом случае слайд демонстрирует, что наши амбиции гораздо выше, и они гораздо выше были, когда проектировались и создавались наши предприятия. То есть это масштабы цифр, которые мы мыслим и сегодня.

Мы, я имею в виду Россия и наша отрасль, практически никак не представлены на сегодняшний день (и так было всегда), в мировом разделе мирового сырья. Все, что мы делаем, мы сфокусированы на сырье отечественного происхождения. Сегодня наши рамки немножко выходят за границы Российской Федерации в Таможенный союз. Но тем не менее мы фактически никогда не участвовали в мировом разделении труда по переработке, как первичного минерального сырья, так и вторичного.

Есть отдельные прецеденты, они существуют уже в течение, наверное, двадцати лет, когда в режиме переработки на Таможенной территории завозились отдельные виды сложного сырья, в первую очередь связанное с металлом платиновой группы, которые по толлингу перерабатывались.

Но эти случаи скорее единичные. Механизм, который у нас сегодня существует для работы по толлингу, завозя сырье в Россию, дальше вывозя какую-то продукцию в первую очередь аффинированные металлы, фактически он не работает для кого-то масштабного применения.

Не буду подробно комментировать почему. Это определенная бюрократическая процедура, которая существует. Один из примеров могу привезти.

Несколько лет назад наша компания имела очень хорошие договоренности: подписанный контракт на аффинаж отходов серебра в объеме до трехсот тонн в год. У нас ушло около календарного года на то, чтобы пройти все процедуры согласования. Там наложилась смена людей в таможенных органах, потребовалась дополнительная экспертиза нашего производства. Мы подтверждали, что мы на самом деле аффинажное предприятие, что мы, действительно, можем выпускать серебро, и в том числе и из таких продуктов и так далее. Никто в этом не виноват, просто констатирую как факт. Очевидно, что эта сделка не состоялась. Хотя есть примеры успешных сделок и в истории Красцветмета, но тем не менее это всё достаточно эпизодические вещи.

Вот цифра на экране, 23 миллиарда долларов, это данные ВТО, Всемирной торговой организации, это объём сделок межстрановый по купле-продаже сырья.

Вот здесь видно, что, примерно, четверть, это сделки с минералкой. И, соответственно, 75 процентов, это сделки по вторичке. Ну вот крупнейшие страны, которые ввозят сырьё на свою территорию, перерабатывают в аффинированные металлы или в продукты, соответственно, здесь представлены.

То есть по минералке доминируют - Китай, Корея, Германия, по вторичному сырью - Германия, США и Великобритания. Нас здесь нет.

Учитывая, что, как я ранее говорил, мы находимся в первой пятёрке производителей драгоценных металлов в мире, по всем металлам. И 5-е место, это самое низкое для нас место, касаемое серебра, а по другим металлам мы гораздо выше, я предположил, что, если бы мы могли войти в первую пятёрку импортёров различного сырья, содержащего драгметаллы, то наша доля могла бы составить, например, 13 процентов. Это средневзвешенная величина среди объёмов первой пятёрки по всем металлам интегральным.

Вот те цифры долларах, к сожалению, у меня нет раскладки пометальной, я не могу сказать, какие именно металлы больше всего продаются, но мы можем предположить, какие они. То есть это может быть предметом отдельно исследования.

Что требуется, для того чтобы в Россию стало поступать такое сырьё? Происходит определённое движение по изменению законодательства. Мы хорошо знаем, что в связи со вступлением в ВТО есть протоколы, по которым у нас происходят уже сегодня некоторые изменения.

Вот в части импорта минерального сырья у нас ввозная пошлина снизится с 5 до 3 процентов к 2016 году. И, соответственно, по вторичке с 20 до 15 процентов.

В этом зале, я думаю, всем очевидно, что эти пошлины остаются загородительными, и торговля такого рода сырьём при любой пошлине фактически невозможна.

Мы знаем, что доходности в этом бизнесе составляют не столько проценты, сколько десятые процентов, не только в России, но и, тем более, и за рубежом.

На сегодняшний день совместно с Торгово-промышленной палатой мы обратились в правительство по внесению изменений в законодательство. На сегодня подготовлен объёмный пакет документов по вторичному сырью. Я думаю, что мы в состоянии его изготовить и по минеральному сырью в обозримом будущем.

Сейчас мы находимся где-то в середине процедуры по его рассмотрению. То есть после рассмотрения на уровне Минпромторга, правительства и следующих подкомиссий, этот вопрос далее будет вынесен на тоже уровень Таможенного союза, поскольку мы в едином пространстве.

Возвращаясь к тому, с чего я начал. Ввоз минерального и вторичного сырья, содержащего драгоценные металлы, в Россию, на мой взгляд, не нарушает ничьих интересов, по крайней мере, в Российской Федерации.

Сегодня эта цифра практически ноль. Мы ничего не ввозим, соответственно, мы и не платим никаких таможенных платежей. Соответственно, мы не имеем доходов от работы с таким сырьём. Мы не платим никаких налогов.

Мне кажется, что это для нас хороший шанс очень серьёзно улучшить экономику аффинажных заводов в стране, и увеличить объёмы, количество драгоценных металлов, которые находятся в нашей стране. Это опять же расширит возможности всех покупателей таких металлов, начиная от государственных покупателей, заканчивая коммерческими покупателями, вернее, продолжая, и заканчивая, собственно, экспортом, о котором уже было до меня немного сказано.

Прошу поддержать данную идею. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое, Михаил Владимирович. Большой завод, большие масштабные оценки ситуации.

В порядке разрядки, коллеги, хочу рассказать. Вот Австралия упоминалась, но общее мнение в мире, все считают Австралию сырьевой страной, которая экспортирует огромное количество сырья, и действительно занимает передовые позиции.

Может быть, не все знают, я хочу сказать, что 14 миллиардов долларов в Австралии стоит экспорт образовательных услуг. То есть там высшая школа даёт стране 14 миллиардов долларов в год. Российская высшая школа ноль даёт образовательных услуг.

Вы Австралию догнали, хотелось бы пожелание российскому высшему образованию догнать Австралию в сфере образования. Пока, к сожалению, мы далеки от этих целей.

Что касается импорта сырья, я думаю, не так однозначно даже все присутствующие здесь воспринимают, по крайней мере, это добычники, которые бьются за понижение НДПИ, за понижение налогообложения, за улучшение условий для добычи, вряд ли будут так откровенно приветствовать ваши новации. Но я готов в рекомендации, Дмитрий, надо включить тему правительству рекомендовать, я так понимаю, что мы не с нуля начинаем, там процесс идет, исследовать эту проблему действительно по импорту. Она и для меня немножко новая, толлинг - тема понятная, а вот импортировать сырье, содержащее драгкомпоненты, в стране загрузить аффинажные заводы, ну, честно говоря, в первый раз слышу, тема интересная. Спасибо большое.

Председательствующий. Власов Василий Михайлович, постоянный представитель Государственного Собрания (Ил Тумэн) Федерального Собрания Российской Федерации, пожалуйста.

Власов В.М. Спасибо.

Ну, как и многие присутствующие, мы также принимали самое активное участие в подготовке поправок в названный законопроект, готовя его ко второму чтению.

И я выскажу нашу точку зрения, что в основном мы удовлетворены, что основные положения, решение которых от нас ювелирное сообщество ожидало, решение нашли. И это очень неплохо, поскольку мы в течение последних 10 лет очень активно в разных формациях, в разных, так сказать, составах работали над попыткой изменить законодательство, связанное с оборотом драгметаллов и драгкамней.

Почему? Вы тоже все знаете, что в 2003 году по заданию президента нашего государства, в закон о валютном контроле и валютном регулировании были внесены изменения, которые вывели драгметаллы из перечня валютных ценностей.

Естественно мы предполагали, что это потребует соответствующих изменений в другие законы, которые регулируют этот оборот. Слава богу, вот после 2003 года первая ласточка. Я не сомневаюсь, что комитет примет рекомендации рабочей комиссии ко второму чтению и Дума, тоже не сомневаюсь, примет и, бай бог, чтобы эта работа на этом не закончилась.

Что я имею в виду? Вот, уважаемые господа, смотрите динамика какая. Вот цифры, ну, это вторая проблема, из одного источника одна цифра называется, сегодня вот две цифры мы слышали производство золота у нас, даже, по-моему, три, за год. То есть, в государстве учета нет соответствующего. Я имею в виду, Росстат в первую очередь должен, видимо, вернуться к этой идее, к этому предложению.

И получается, что из 200, я цифру буду называть Пробирной палаты, из 247,5 тонн золота мы использовали на производстве ювелирных изделий в прошлом году 59 тонн. При этом 89 тонн ювелирных изделий Россия ввезла. И только 16 тонн ювелирных изделий Россия вывезла. И это золото.

Теперь давайте посмотрим по алмазам. Мы первые в мире по физике, ну, то есть в каратном исчислении по добыче сырых алмазов. В прошлом году наша компания "АЛРОСА" на внутренний рынок продала 10 процентов этой физики сырых алмазов, ну, там 10,6. Всё остальное было продано на внешний рынок.

Жемчуг, сапфир, изумруд мы не добываем. Ну, там малышевская закапушка - это не в счёт. Жемчуг тоже..

А теперь посмотрим мелкие рассевы бриллиантов, как вы все понимаете, нерентабельны у нас в России. Поэтому производители ювелирных изделий вынуждены их ввозить.

А вот теперь, как вы сказали, заградительный бартер. 20 процентов ввозная пошлина, ну, 15-20 на все поименованные мною компоненты будущего ювелирного изделия. Это драгоценные камни, это бриллианты мелких рассевов, это жемчуг. Да, когда Таможенный союз создавали, на мелкие рассевы бриллиантов на 5 процентов по нашему предложению (Якутии). Мы официально вносили целый пакет предложений в правительство. Сбавили. Но этого недостаточно. Плюс к этому прибавьте НДС - 18 процентов. И вот наш производитель ювелирного изделия, уплатив 20 процентов пошлину, плюс 18 процентов, на 38 он сразу роняет своё изделие, и оно становится неконкурентоспособным по сравнению с изделиями его зарубежного коллеги.

И в итоге (не надо здесь больших расчётов делать) получается, что Россия активно ведёт работу по вывозу сырья. Ну, скажу к золоту. Вот в прошлом году, в 2013 году, 127 тонн золота из 247-ми было вывезено за пределы Российской Федерации. Алмазы... Я вам назвал.

То есть всё дело идёт к вывозу сырья, но не к наращиванию производства из этого сырья внутри России. Поэтому мы, Правительство Якутии, наш законодательный орган, президент республики вносили целый пакет (вот он у меня здесь лежит) предложений президенту государства нашего, правительству. Что-то учтено, но на большинство наших предложений, не скрою, правительство прислало отрицательные отзывы.

Но я думаю, что на этом не должно это всё заканчиваться. Мы должны продолжать эту работу, с тем чтобы увеличивать производство ювелирных изделий у нас, в Российской Федерации. Ведь цифры назывались (стыдливо называются, да?), сколько на самом деле контрабандной продукции-то в торговле у нас.

Вот сегодня весь контроль (да, надо контролировать, с этим никто не спорит) направлен в основном на производителя, на продавца. А вот как эта контрабанда попадает на прилавок-то, кто контролирует? Почему мы не спросим с тех, кто должен контролировать этот процесс и, наконец-то, поставить какой-то...? Но ведь это же сумасшедшие цифры называют - от 50 до 70 миллиардов контрабанды в России. Это что такое? Что, границы у нас вообще, что ли, нет? И получается странная ситуация. Производителя давай будем долбать...

Вон чего, теперь с меня требуют данные паспорта. Пошёл жене купить изделие, понимаете, а меня давай туда записывать, понимаешь... Зачем?

Прав Валерий Афонасьевич, когда эта информация попадает в руки определённых лиц... Всё открыто: адрес... Он примерно прикидывает, а какой же у него достаток. А таможенная служба и другие контрольные службы, которые обязаны поставить барьер контрабанде... Почему-то мы их не спрашиваем.

То есть надо равноценно относиться к участникам этого процесса, иначе скоро у нас эта отрасль вообще исчезнет. Она по сравнению с нефтью и газом и разными... налогов таких не даёт. Но это потребность каждой семьи. Не ежемесячная, но ежегодная - это точно. И отказываться, я думаю, нам не надо.

И я бы посоветовал... Валерий Афонасьевич, может быть... Вот ваш комитет действительно вот этим вот шагом, он как бы, на мой взгляд, пробил брешь. Может быть, какую-то экспертную группу из профессионалов образовать при вашем комитете, которые бы могли систематически анализировать ситуацию, класть вам на стол какие-то анализы, из которых могли бы какие-то предложения рождаться.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое, Василий Михайлович.

Я буду завершать... Я записал ваши вопросы и отвечу на них.

Сонькин Владимир Семёнович, объединение аффинажных заводов, генеральный директор ОАО "Приокский завод цветных металлов".

Пожалуйста.

Сонькин В.С. Уважаемые коллеги, мне бы хотелось сказать несколько слов, может быть, в дополнение моего коллеги (он сидит рядом) Михаила Владимировича, к его выступлению, ну и тем не менее несколько моментов, которые бы хотелось осветить.

Ну, первое. Доля драгоценных металлов и драгоценных камней в общем объёме российского рынка составляет 805 миллиардов.

Из них на аффинаж приходится 526 миллиардов. Это 65 процентов от общей доли и примерно около 1 процента ВВП в России в течение года. Но чтобы более предметнее и более яснее показать долю каждого предприятия, пускай, на примере ... завода. Ежегодно мы только в региональный бюджет перечисляем около 200 миллионов рублей доходов, являемся крупнейшим налогоплательщиком для Рязанской области и, естественно, градообразующим предприятием для города Касимов, где расположено предприятие. При этом сохраняем очень высокие темпы по выплате заработной платы. Она у нас примерно в два, в два с половиной раза превышает среднюю зарплату по Рязанской области. Поэтому социальная значимость работы аффинажных предприятий очень важна для того чтобы сохранить стабильность в регионе как экономическую, так и политическую, и так далее. В связи с этим, на наш взгляд, мы подробно обсуждали проект закона на заседаниях наших комитета, заседаниях ассоциаций и много раз к этому вопросу возвращались и считаем абсолютно правильно, что в новом законе приводятся в соответствие национальные стандарты по химчистоте золота девять, девять, пять. На сегодня мы работаем, как вы знаете, девять, девять, четыре девятки. Можем производить девять, девять, пять. Но в зависимости от ГОСТа ... один, два и так далее. В мире только одно государство производит золото по химчистоте девять, девять, восемь. Поэтому мы соответствуем сегодня. Все, практически все аффинажные заводы соответствуют мировым стандартам. У нас у всех практически на предприятиях есть знак ... и наш металл, который мы производим, и в дальнейшем он продаётся на биржах банками. Во всём мире можно найти нашу продукцию. Поэтому приведение к единым стандартам позволит нас, с одной стороны... Мы уходим от лишних затрат и себестоимость единицы продукции, естественно, снижается. А, с другой стороны, для тех, кто поставляет сырьё, для них, естественно, это ложится на цену услуг, которые мы оказываем. И в условиях девяти работающих аффинажных заводов в России это достаточно весомый аргумент и серьёзная значимость.

Второе. Очень хорошо, что в законе ликвидировано противоречие между 20-й и 22-й статьями. Очень хорошо, потому что вообще не было трактовки, что такое аффинаж в старом законе. Сегодня эта трактовка появилась и мы теперь чётко понимаем, что такое аффинаж. То есть до девяти, девять, девять, пять - это можно, так сказать, продукцию доводить до этого состояния. После девяти, девять, девять, пять - это уже чисто аффинаж. Это для того чтобы разграничивать само понятие.

Несколько слов хотелось бы сказать и о контроле за оборотом драгметаллов. В новом законе впервые может быть сформулирован термин, что такое лома. Мы в своей работе в основном ориентировались на инструкцию Министерства финансов, где было очень подробно, хорошо расписано, что относится к ломам и, так сказать, в работе. Ведь неслучайно сегодня у нас 2 тысячи организаций, которые занимаются первичной переработкой лома и вся эта продукция, естественно, поступает на аффинажные предприятия. И вот здесь в законе хорошо прописано, в каком случае считать лом, который идёт для собственного производства, и в какой ситуации, которая образуется на этих предприятиях, лом они должны сдать на аффинажные предприятия. Почему об этом говорю? Считаем, что эта норма позволит существенно увеличить сдачу этих ломов для дальнейшей переработки на аффинажных предприятиях. Здесь очень много сегодня говорилось  о загрузке заводов. Я считаю, это абсолютно справедливо и правильно. У нас, допустим, по заводу до 40 процентов мощности только загружено и поэтому мы считаем, что в среднем в России где-то 60-70 тонн металла, который не попадает на аффинажные предприятия и это, естественно, безусловно, влияет на дальнейшие результаты. Это и зарплата, это и налоги, и так далее, и так далее. Поэтому этим пунктом очень правильно и справедливо мы определяем понятия и усиливаем контроль. 

И последнее, что хотелось бы сказать. Думаю, что после принятия этого закона должна появиться масса нормативных документов, которые бы в дальнейшем развивали статьи закона, в частности, статьи, которые контролировали бы. И документы контролируют движение драгметаллов от момента их производства до момента продажи покупателю. 

Что я имею в виду? Сегодня по масштабам оборот золота в стране, он, наверное, по масштабам примерно равен обороту налога на добавленную стоимость. Как известно, этот налог, весьма и весьма неоднозначный к нему подход и вокруг этого налога всегда крутится масса всевозможных, возникает всевозможных проблем, так же как и вокруг движения оборота драгоценных металлов, особенно золота.

Думаю, что введение нормативного документа, который позволял, ну, к примеру, Пробирной палате вести учет от момента его производства до попадания к покупателю, естественно сюда попадает движение вторички на рынке, это только бы способствовало выводу из тени драгоценных металлов и увеличению большей загрузки аффинажных предприятий в Российской Федерации.

Что касается экспорта и оказания услуг, ну, я могу с уверенностью сказать, что условия, которые сегодня на нашем предприятии созданы, ну, и у моего коллеги, мы вполне сегодня конкурентоспособны, для того чтобы принимать сырье для дальнейшей переработки. Но, считаю, что эта работа очень длительный характер носит, она требует массу согласований и прочее. Это перспектива, на которую мы должны все как бы над ней работать и стремиться. А сегодня ближайшее настоящее, над которым, это безусловно скорейшее принятие 41-го ФЗ, внедрение его в жизнь со всеми там вытекающими дополнительными документами. Это нам позволит дополнительно загрузить и мощности и улучшить работу в целом отрасли.

Спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо большое, Владимир Семенович, за очень конкретное выступление и отдельное спасибо, вы первый без напоминаний регламент выдержали 7 минут. Все остальные перебирали.

У нас осталось ещё два, из записанных ранее, докладчика. Просьба к ним по 5 минут, не больше. И мы будем подводить итоги, чтобы регламент выдержать общий.

Акбаров Камиль Султатович, директор по взаимодействию с органами госвласти ЗАО "Полюс". Пожалуйста.

Нет, так не пойдет. Надо вам подойти, сесть к микрофону.

Акбаров К.С.  Добрый день, уважаемые коллеги! В рамках обсуждения сегодняшнего законопроекта, который представлен Министерством финансов, у нас никаких возражений нет, и мы знаем об этой работе, мы непосредственно принимали участие в ней и знаем, насколько трудно и тяжело шла эта работа.

И, в общем, единственное, что хотелось бы пожелать - скорейшего прохождения этого документа в Государственной Думе и принятие его как закона.

Ну вот Юрий Иванович в своем выступлении остановился на вопросе гармонизации законодательства в области добычи, переработки и обращения драгоценных металлов.

В связи с этим у нас есть предложение такое. Рассмотреть такое понятие, как добыча драгоценных металлов, потому что есть у нас три закона, которые по-разному трактуют этот вопрос. На самом деле это очень материально для компаний, потому что отсутствие такого понятия, как технологическая первичная переработка получаемого из минерального сырья, значит, ну, обходится компании, например, в виде уплаты НДПИ примерно где-то в 100 миллионов рублей в год. Это те средства, которые можно было бы направить на реинвестирование, на развитие производства.

Возвращаясь к теме, в федеральном законе 41-м добыча драгоценных металлов - это извлечение драгоценных металлов из коренных рудных рассыпных техногенных месторождений с получением концентрата и других полупродуктов, содержащих драгоценные металлы.

Вместе с тем в статье 23 о недрах пишется, что это есть ни что иное как: пользователь недр осуществляет первичную переработку получаемого им сырья.

И статья 337-я Налогового кодекса говорит о том, что полезным ископаемым является концентрат и другие полупродукты, содержащие драгоценные металлы при добыче драгоценных металлов.  

Значит, мы в кулуарах тут до слушаний переговорили с нашими коллегами из Минфина, из Минприроды. И решили, что для ускорения прохождения законопроекта, связанного с производством, мы не будем сейчас вносить эти изменения, предлагать вносить эти изменения вот в данный законопроект, а рассмотрим его как бы в виде другого законопроекта, который будем готовить, и будем просить об этом Минприроды.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое, Камиль Султанович.

Збойков Владимир Александрович, главный редактор журнала "Рынок самоцветов", пожалуйста.

Збойков В.А. Уважаемые участники "круглого стола", на самом деле я сейчас выступаю от "Деловой России", от отраслевого отделения драгметаллов и драгкамней "Деловой России".

Тут у меня презентация. Следующий слайд, пожалуйста. Если можно, мне коробочку дайте, чтобы быстрее я мог там... Спасибо.

Значит, я хотел остановиться на трёх конкретных вопросах к поправкам к данному законопроекту.

Значит, первая поправка фактически уже была оговорена. Это касается 115-ФЗ и касается установления минимального порога, начиная с которого проводить идентификацию покупателей. Ну, мы предлагаем 150 тысяч рублей, и соответственно текст этой маленькой поправки, он приведён. Останавливаться на этом долго не буду.

Следующий вопрос - это вопрос, который мы поднимали, это вопрос именника, именника для импортёра. С нашей точки зрения, именник для импортёра - это крайне важный документ. Точнее, это не документ, но крайне важный знак, который позволил бы покупателю защитить свои права.

Вот если мы посмотрим на сегодняшний день норму в 41-ФЗ, которая была раньше, о том, что федеральный пробирный надзор целью имеет защиту прав потребителей и так далее, она... На самом деле сейчас эта норма уходит. То есть, с нашей точки зрения, пробирный надзор... Как бы Пробирная палата не будет иметь долевую юридическую ответственность за недостаточное качество, то есть фактически не отвечать за закон "О защите прав потребителей".

А вот в законе "О защите прав потребителей" очень чётко и ясно (в статье 18) упоминается изготовитель и упоминается импортёр. Вот эта норма, она имеется там (в пункте 4). В пункте 5... В пункте 5 также имеется эта норма. И, таким образом, мы можем смело сказать, что значение импортёра и значение изготовителя для потребителя, оно, вообще говоря, не ниже, чем значение продавца.

Соответственно мы можем сказать так, что если мы говорим о слитке инвестиционном, то тогда проба и вес его исчерпывают его характеристики. Когда есть ювелирное изделие, там очень много разных характеристик, и, чтобы гарантировать качество ювелирного изделия, только пробы одной недостаточно. Более того, значит, там есть камни, вставки, контролировать которые практически невозможно. Да и не должна это делать Пробирная палата.

И поэтому, если у потребителя возникает потребность в процессе эксплуатации изделия обратиться с претензией по качеству этого изделия, он должен знать обратный адрес. Вот этот самый обратный адрес он должен знать на протяжении всего периода эксплуатации изделия. Вот если говорить о российском производителе, это именник. На именнике он обратный адрес найдёт. Вы можете найти адрес продавца по чеку. А вот для импортных изделий никаких концов на сегодняшний день реально нет.

Это мы говорили сейчас об интересах, о защите интересов покупателя. Но есть ещё и защита интересов бизнеса. Дело в том, что на сегодняшний день главное - выравнивание конкуренции. На сегодняшний день вносится норма, по которой обращения граждан, которые создают... Раньше было - "причинение угрозы безопасности". Теперь вроде вносится правка и будет - "причинение ущерба".

Так вот, к кому будет, соответственно, эта претензия обращаться? К торговле? К нашему производителю российскому? Да. А если это импортные изделия?

Вот понятно, что мы не можем обратиться с претензией к тайваньскому или там гонконгскому производителю, но к импортёру-то мы должны иметь возможность. И если будет изменник импортёра, такая возможность появится.

Поэтому, когда мы смотрим на саму по себе идею именника как обратного адреса, то мы видим, что та информация, которая даже сегодня на именнике проставляется, она не является, конечно, исчерпывающей. И лучше здесь информационная маркировка, мы там предлагали и ...технологии, разные. Но, как минимум, хотя бы вот тот минимум, который сегодня на именнике есть, это хотя бы что-то.

Соответственно, можно предложить такую правку, конкретную, ввести в законопроект именник импортёра. Для этого нужно, всего лишь навсего, в двух статьях, вот мы эти оби статьи приводим, добавить фактически слово "импортёра". И, по сути дела, больше ничего особенно не требуется.

А вот, что касается того, как на сегодняшний день в Пробирной палате уже создана фактически база для таких операций, мы можем обратить внимание на сайт. Вот на сайте госинспекции указано, что госинспекция может, например, зарегистрировать, перерегистрировать именник изготовителя, находящего вне зоны района действия этой госинспекции.

Но понятно, что тайваньские и турецкие фирмы, они вне зон. Ну и что? Фактически на сегодняшний день это было бы уже можно.

Дальше, допускается изготовление государственных пробирных клейм, совмещённых с именниками для клеймения изделий лазерно-масочным методом. Ну замечательно. То есть в Пробирной палате импортёры фактически могли бы в едином блоке ставить и именник импортёра, и вместе с пробирным клеймом.

Таким образом, с нашей точки зрения, это было бы достаточно хорошей защитой и российского потребителя, в случае покупки зарубежных изделий, и выравнивание конкуренции между российскими производителями и их импортными коллегами.

Мы далее, последнее, третье, о чём мы хотели бы рассказать, это по платине, 585-й, и по палладию 585-й пробы. Дело в том, что если вот мы говорим о том, что сегодня трудные времена, для ювелирки они трудные не только в экономическом плане, а ещё и потому, что ювелирка всякими гаджитами вытесняется, в отдельных регионах по России наблюдается аж до 50 процентов спада. И вот люди переходят на более дешёвые изделия.

А почему бы не предложить тогда 585-ю платину, 585-й палладий, тем более технологии сейчас такие активно разрабатываются, в частности, на ... идёт активная работа, патентуется, соответственно.

И здесь бы покупатели могли бы более дешёвые покупать изделия из платины, палладия и тем более у нас их производится, как мы только что слышали, огромное количество этих металлов.

Вот три такие поправки, которые мы предложили бы всего на сегодняшний день внести в тот законопроект, который предложен. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое, Владимир Александрович. Поправки вносить уже поздно. Но тема и обсуждалась. Уже по каким-то решениям мы приняли, по каким-то не приняли.

Я в заключительном слове сказал бы, но вы меня тут вызываете на дискуссию.

Асосов Сергей Анатольевич есть у нас? Просьба, 3 минуты, буквально. Вы уже, так сказать, дискуссия, а не выступление, по претензиям к импортёрам. Пожалуйста, насчёт именника импортёров выскажитесь.

Асосов С.А. Я постараюсь очень коротко сказать, какие проблемы у импортёров, добросовестных, повторяю, возникнут в случае введения именника импортёра.

Во-первых, всё бремя нагрузки только на добросовестных импортёрах. Говоря о борьбе с контрабандой, с контрафактом, люди, которые работают вне правового поля, они как фальшивые оттиски клейма государственного ставили, так будут спокойно ставить и именники.

Считаем, что мера в этом отношении не эффективна. Это очень серьезное введение именника импортера. Дополнительный барьер организационный и материальный для импортеров. Практически механизм, если начать разбираться, постановки не отработан. Более того, вот, говорили о законе "О защите прав потребителей". Ну, цель, конечно, продекларирована очень хорошая – защитить.

Покупателю предоставляется законодательством право обратиться либо к изготовителю, либо к импортеру, либо к продавцу. Но импортеры не участвуют в гражданско-правовых отношениях с покупателем. Конечно, покупатель пойдет к продавцу. И здесь мера получается не эффективной. Вот и время, к сожалению, ограничено. Вот и получается что, как не поверни, добросовестные импортеры просто не понимают, каким образом и кто будет ставить им эти именники.

Прозвучала мысль о том, что это будет делать Пробирная палата России. Ну, все ювелиры с большой радостью восприняли известие о том, что, наконец-то, сроки у нас клеймения соблюдаются. Если сейчас ещё и регистрацию именников, и постановку, опять же придет к тому же самому положению, и это затронет уже не только импортеров, а всех.

В итоге я, это не только свое мнение высказываю, очень активно обсуждались возможные последствия, но пока вот добросовестные импортеры, повторюсь, считают, что эта мера не эффективная будет. Это только дополнительная нагрузка на импортеров. Ну вот, очень коротко.

Председательствующий. Спасибо, Сергей Анатольевич.

Коллеги, будем подводить итоги обсуждения. Я извиняюсь, если не все желающие смогли выступить, просто регламент двухчасовой мы вместе с вами приняли. Юрий Иванович, вам, пожалуйста, если есть ответить на какие-то вопросы, обобщение, итоги.

         Зубарев Ю.И. Я коротко и прокомментирую, и, возможно, обозначу то, что не прозвучало. Значит, в обратном порядке буду реагировать на те мысли, предложения, которые высказывались. Значит, импортеры вообще ничего не решают о введении этого. Вы говорите об обратном адресе.

Хочу просто напомнить хорошо известную практику регистрации людей в "резиновых" квартирах, так сказать, это будет то же самое. У вас будут все изделия, на которых будет один и тот же адрес известен, и вы никогда не найдете происхождение.

К нам сейчас идёт, это не секрет, контрабанда контрафактным путем. Завозятся изделия уже с пробой, с именниками, со всеми проставленными в наших соседних странах. Наши товарищи, так сказать, изобретательны, творческие подходы применяют, в том числе и с помощью отечественных производителей. У всех бьет ключом творческая мысль в этом направлении, так сказать, как бы минимизировать издержки.

А пострадают от этого только добросовестные импортеры, и наши отечественные производители, собственно говоря, пострадают в конечно итоге, добросовестные. Импортеров не так много. Все они на пересчет, и проблема не в них. А то, что вы предлагаете, это именник контрабандиста, и мы его вводить, мы против введения такого, так сказать, такого  именника. Это фикция.

По поводу предложения 150 тысяч – предел для информирования мониторинга. Значит, я воздержусь от называния какой-либо конкретной суммы, но хочу обратить внимание, что средний чек мы посмотрели по стране по ювелирным изделиям, это 10-15 тысяч. По Москве это 25-30 тысяч.

В этой области, в области регулирования ... драгкамней, регулирование основано на риск-ориентированном подходе. Это область высокого риска, высокой опасности. И вот мы считаем, что там трехкратное какое-нибудь, двукратное превышение вот этих средних показателей, это и определяет те пределы риска, на которые может государство пойти в этом вопросе.

Здесь много говорилось о добыче, вот, сейчас я с представителем полюса говорил о том, что нужно совершенствовать закон в этом направлении. Здесь я бы хотел внести уточнения.

Сейчас в редакции ко второму чтению остаются по-прежнему в этом законе нормы, которые регулируют, в том числе и область добычи. Мы конкретизируем и хотим, чтобы было такое понимание у рынка, что вот этот закон он будет  направлен, прежде всего, на производство и изготовление и оборот. А добычу в данном случае мы вычленяем только в части сортировки. Пока у нас и в преамбуле и в общих положениях о добыче фигурирует, но с тем, чтобы не входить в противоречия с законом о недрах, мы будем работать с профильным ведомством, с Минприродой над тем, чтобы как-то уточнить и не было перехлёста этих двух законов.

Что касается в порядке поступления, в обратном порядке поступления загрузки аффинажа. Значит, совершенно верно, поддерживаю тезис, чем больше будет у нас легального оборота, чем больше у нас будет контроль за производством, нормальным оборотом, за продажей, тем больше будет предпосылок для полноценной загрузки аффинажных предприятий. Когда-то они создавались, когда-то они работали в полную меру, были полностью загружены. Статистика говорит о том, что у нас там от 50-ти до 80-ти процентов оборота находится где-то - непонятно где. Поэтому по мере восстановления нормального контроля мы увидим разницу в загрузке этих предприятий.

По выступлению представителя Якутии. Вот, честно говоря, мы не стыдливо называем вот эту статистику печальную, я не согласен с этим термином. Это как раз повод предпринять меры, чем мы сейчас и занимаемся. Мы видим ситуацию, мы реагируем на ситуацию. Поэтому здесь мы просим вашей поддержки. И я чувствую в выступлениях, что практически все докладчики говорят о том, что надо скорее принимать закон, скорее нужно восстанавливать контроль. А чтобы стимулировать отечественного производителя я хочу сказать, что нужно сделать. В первую очередь стимулирование предпринимательства заключается не в том, чтобы льготы раздавать или отказываться от налогов. Любой предприниматель, я не видел ещё предпринимателя, который бы не поддержал бы снижение налогов или обнуление налогов. Все предприниматели за это будут выступать, если он нормальный предприниматель. Но предпринимательство стимулируется не отменой налогов, а выравниваем условий. Вот чем меньше будет незаконного оборота, чем больше субъектов рынка будет поставлено в единое правило, будет выведено на общее пространство, вот они должны будут работать на общих основаниях, тем будет больше развиваться отечественное производство.

По поводу загрузки, опять возвращаясь уже к презентации ... аффинажного завода, хочу сказать, что этот рынок высококонкурентен. И он уже сложился, устоялся, есть репутация на этом рынке. Да, административных барьеров много, но по мере восстановления контроля нормального за отраслью необходимо будет, в том числе, и с вашей помощью вести работу по соответствующему пропорциональному изменению и, может быть, снижению административных барьеров в этой области, когда вам не надо будет доказывать, что вы являетесь аффинажным предприятием, аффинажным предприятием по вот конкретному там металлу, потому что это уже будет понятно. Что вот если госконтроль на вашем предприятии, этот контроль обеспечивает то-то, то-то и то-то. И тогда для таможенных органов будет основание для того, чтобы, может быть, упрощать регулирования свои какие-то и отказываться от излишних административных барьеров, как вы говорите, который существуют.

Так, контроль за сделками мы уже проговорили.

По поводу персональных данных. Очень аккуратно нужно, действительно, подходить к этому вопросу. Это не должно ни коим образом препятствовать установлению какого-то или предела, либо менять норму по необходимости информирования сверх какого-то предела. Но я поддерживаю Валерия Афонасьевича в том, что нужно прописать, возможно, может быть, какой-то сокращённый перечень данных, потому что одно дело, когда государство собирает эту информацию из кредитно-финансовых учреждений, которые в своей работе связаны таким понятием, как банковская тайна, то здесь, в общем-то, вопросов не возникает или возникает их меньше. А когда речь идёт о розничной торговле, где продавцы и сотрудники этих предприятий не проходят контроля, не несут на себе обязательств, скажем так, не в большей степени, чем любой гражданин Российской Федерации, который должен соблюдать закон, в том числе и о защите персональных данных, то вот это может быть, надо пообсуждать дополнительно и продумать, как нам защитить с тем, чтобы действительно не криминализировать эту сферу, не давать лишних поводов. По ... понятно. Многие замечания, которые здесь прозвучали, они касаются полномочий Минэкономразвития и Минприроды, их компетенция. Они отфиксированы будут в материалах слушаний и, я думаю, что они соответствующим образом будут направлены в эти ведомства для анализа. Это включаются и ставки НДПИ, и вот это вот вольноприносительство и техногенные россыпи, это всё сфера деятельности не этого закона, не базового закона.

Что касается материалов заключения, рекомендаций слушаний. На что я бы хотел обратить внимание. Вижу, здесь диспозиция статьи не разъясняет термины сделки совершения с нарушением правил, установленных законодательством, и незаконное хранение, перевозка и пересылка. С точки зрения применения Уголовного кодекса вызывает вопрос. Я хочу сказать, что чем больше будет ясности в 41-м законе, тем вот здесь тогда, соответственно, будет появляться ясность и по диспозиции этой статьи. Будем видеть, что такое является. Чем чётче будет прописан 41-й закон, тем будет чётче понимание, что такое нарушение этого закона. Пересмотреть огромный массив подзаконных актов. Тут включается и таможенное регулирование, и регулирование предпринимательской деятельности. Возражать не будем. здесь подзаконные акты необходимо регулярно пересматривать. Если их избыточное количество, то в плане, в рамках действий по снижению административного контроля необходимо, конечно, их пересматривать и упрощать. Но, с другой стороны, здесь сказано, что вот здесь у нас эта область находится под излишним административным контролем, в том числе избыточное регулирование со стороны десятка административных органов. И МВД, и Минэк, Минприроды, Роснедра, Гохран, Федеральная пробирная палата. Я хочу просто немножко уточнить, что по этому закону у нас не так много регулирующих органов и субъекты предпринимательской деятельности защищены 294-м законом в равной степени как и другие субъекты предпринимательской деятельности. И они являются и в равной же степени с другими субъектами предпринимательства и объектом проверок, в том числе и пожарников, эпидемиологических служб, экологических служб, любых служб. Но в данном случае с учётом специфики добавляется ещё регулятор отрасли, орган, уполномоченный в сфере регулирования, в области регулирования этой сферы. Минфин и Гохран, и Пробирная палата. Так что я не согласился бы, что это излишняя зарегулированность. Просто есть определённая специализация, разделение труда по регулированию.

Что касается налоговой нагрузки. Звучала несколько раз в выступлениях тема НДС. Хочу обратить внимание. Отмена НДС в слитках.

                   . При продаже физическим лицам из банков.

                   . Нет, не только.

                   . Просят отменить НДС при продаже физическим лицам из банков.

                   . И этот аспект звучал. И звучало ещё, что для предпринимателя, когда он закупает, он добавляет НДС и у него, для предпринимателя НДС не возникает, если он его правильно закупает, это золото. Этот НДС ... транзитный налог и предприниматель не несёт из этих 30 с лишним процентов, которые насчитал представитель Якутии. Там НДС можно спокойно и правильно будет вычитать. Что касается просто освобождения НДС на изделия в слитках для всех, то надо понимать, что это введение отдельного учёта. Это фактически инвестиционный металл. В тех странах, в которых эта система применяется, это два разных учёта металла. 

Инвестиционный металл учитывается инвестиционными компаниями, он фактически приравнивается здесь к денежным средствам, к продукту инвестирования, как активам. И в настоящее время разделить вот эти два учёта, которые неизбежно будут, с точки зрения контроля... Невозможно будет, во-первых, администрировать. Во-вторых, неизбежно будет переток одного металла... Слишком высокий соблазн, слишком высокая стоимость концентрируется в малом объёме металла. Неизбежен будет переток неучтённого металла (инвестиционного металла, металла в слитках) в производство. Невозможно будет отличить металл в слитках в инвестиционных целях или в целях сохранения стоимости (сохранения - с точки зрения как бы накопления активов (да?) и сохранения стоимости) от металла в слитках как сырья для производства. И в данном случае мы просто будем стимулировать уклонение от налогов, уклонение от закона.

По поводу инициатив, которые не прозвучали здесь. Я просто хотел озвучить их в ходе обсуждения закона. Просто обозначить их, к чему мы приходим ко второму чтению.

Либерализовано положение о транспортировке. Из общего правила, из общего требования... Из-под общего требования по обеспечению вооружённой охраны при транспортировке в специально оборудованных транспортных средствах выведены ювелирные изделия. То бишь у нас из трёх видов основных таких перевозки, которые этим законом мы регулируем и отслеживаем - перевозка сырья, перевозка слитков и перевозка ювелирных изделий... С учётом просьб именно со стороны предпринимателей, с учётом выравнивания условий и содействия созданию нормальной конкурентной среды между крупными предпринимателями и индивидуальными предпринимателями мы сочли возможным пойти навстречу, учесть вот это пожелание и значительно либерализовать режим перевозки ювелирных изделий.

При этом оговариваем (это такая декларативная норма записывается), мы оговариваем, что предприниматель тем не менее обязан принять достаточно разумные и достаточные меры по обеспечению сохранности товара, с тем чтобы... Мы все понимаем, что это большой соблазн и высокая стоимость, и поэтому вокруг этих... создаётся криминогенная обстановка.

Оборот лома. Уже говорилось, он структурируется, регулируется теперь более прозрачно, нормально. И здесь значительная либерализация тоже происходит. Собственный лом, на аффинаж не отправляется.

Более того, существенный шаг навстречу предпринимателям - возвращённый из розничной торговли товар на аффинаж (собственного производства) не направляется. Надо будет продумать, как мы будем учитывать этот товар, какие формы, может быть, дополнительные ввести по учёту этого товара, с тем чтобы исключить злоупотребления, когда под видом возврата товара будет перерабатываться на собственных мощностях, возможно, товар, который принадлежит... по-другому или товар неизвестного происхождения. Мы попробуем отрегулировать это в подзаконных актах. Но считаю, что это тот шаг, который правительство может... на который правительство может пойти.

Что ещё? По пробам. 995-я проба, она закрепляется, как минимальная проба по слиткам. Даётся возможность, дополнительная возможность изготовления товара на экспорт по международному, фактически международно принятому стандарту.

Но при этом мы слышим и озабоченность производителей, которые говорят, что они привыкли работать с тремя девятками и им важно сохранять здесь неизменное качество этого сырья. Пожалуйста, - аффинажники могут работать и с таким сырьём, они будут производить и такое сырьё. Цена другая, но тем не менее такой товар возможно производить. Поэтому будут довольны и те, и те.

Ну, в целом вот, собственно говоря, всё, что с точки зрения таких вот комментариев... Если есть ещё какие-то вопросы, то готов...

Председательствующий. Спасибо большое.

Я попросил бы представителя ФСБ. Вы там персональные данные свои сами называйте, вы люди секретные. Вот тоже на прозвучавший вопрос ответить, и в том числе на безобразно высокий поток контрабанды.

                  . Во-первых, хотелось бы поблагодарить руководство комитета за организованную такую работу по данному законопроекту, я имею в виду в рамках рабочей группы, куда, в общем-то, были приглашены представители и ФСБ, и МВД, и Федеральной таможенной службы.

Если мы как бы обратимся чуть назад, то у нас, по большому счёту, органы пробирного надзора уже с принятием 274-го закона контроль, в общем-то, и надзор в данной отрасли фактически не осуществляют в той мере, как это было сделано.

Поэтому та негативная ситуация, наверное, которая сложилась на рынке, которую мы разделяем, безусловно, как Юрий Иванович сказал, что мы от цифр не отказываемся, а понимаем данную проблему, наверное, она сложилась, в том числе в связи с тем, что у нас органы пробирного надзора были лишены этих функций. Поэтому вот принятие данного закона, наверное, как бы мы полагаем, что это будут действенные меры, в том числе для наведения порядка в данной отрасли, в том числе, да.

Поэтому основные как бы вопросы, которые касались участия, вернее, ну скажем так, компетенции органов ФСБ, МВД, они, наверное, обсуждались. И по многим вопросам пошли навстречу бизнесу. И, как Юрий Иванович сказал, что многие вопросы, в общем-то, как бы идёт либерализация в данном направлении, там по транспортировке, по ломоотходам и тому подобное.

То, что касается потока контрабанды, естественно, как бы и мы, и таможенные, наверное, в свою очередь, органы МВД могут сами сказать, с этим борются. Но это касается как бы не только вопросов, наверное, поставки сюда ювелирной продукции, мы можем констатировать о росте криминализации в части, касающейся хищения и реализации непосредственно добытого золота, в частности, в регионах Дальнего Востока, в первую очередь, и Сибири.

В этой связи вот хотелось бы вернуться к выступлению чуть-чуть Александра Павловича по поводу вольного принципа. Как уже отмечалось в своей позиции, которая ФСБ была изложена несколько лет назад, отмечается и положительные, и отрицательные моменты в данном направлении. Но если рассматривать, возвращаясь к выступлению Виктора Ивановича, мы можем говорить о том, что она только в большей степени будет, криминогенная обстановка, наверное, будут нарастать.

Поэтому в последнем обсуждении, если мне память не изменяет, были поставлены конкретные вопросы, но каких-либо предложений по их разрешению, в общем-то, от инициаторов законопроект они не поступали в дальнейшем. Наверное, поэтому как бы находятся в подвешенном состоянии.

И хотелось бы мне ещё, я с удивлением услышал выступление Олега Викторовича по поводу увеличения пошлины на высокотехнологичную продукцию из металлов платиновой группы. На Комиссии по таможенно-тарифному регулированию при Минэкономики данный вопрос обсуждался. И, в общем-то, представители бизнеса на нём присутствовали. И каких-либо аргументов на поставленные вопросы, которые прозвучали от представителей госорганов, ну они, наверное, комментариев дать не смогли. И на последнем совещании это как бы единым согласованным решением, да, но решение было принято. И протокол совещания он, наверное, находится, или уже утверждён первым вице-премьером по данному вопросу.

Тем более данный вопрос касается достаточно узкого круга производителей и участников рынка. Но коль он поднят в данном контексте, вот я бы хотел пояснить. А то, что касается как бы работы, то, в общем-то, ещё раз отмечу, что принятие данного закона, наверное, мы уверены в том, что это будет положительное решение и положительно скажется на дальнейшем развитии рынка, в том числе защиты, как вы все здесь говорили, российских производителей и остальных участников.

Может, там у таможни есть какие-то замечания? Здесь представители есть. Или в МВД? Спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо большое.

Мы завершили обсуждение. Вы кто?

                   . Таможня.

Председательствующий. Я встану сейчас, такое событие. Пожалуйста, 3 минуты.

                  . Очень коротко. Прозвучали тревожные цифры по поводу действительно объёмов теневого оборота импортных изделий из драгметаллов и драгкамней. Действительно, нас тоже это беспокоит и последние там мероприятия на протяжении двух последних лет подтверждаются. Изымались достаточно большие партии товаров из оборота, которые не проходили таможенное оформление, которые контрабандным путём попали на таможенную территорию Российской Федерации.

Но в данном направлении таможня не стоит на месте, мы работаем. И у нас есть предложения, есть определённые наработки в течение этого года. Как вы все знаете, у нас в Москве находится специализированный таможенный пост, который уполномочен осуществлять таможенное оформление изделий из драгметаллов, драгкамней, которые поступают, ввозятся в Россию, импортируются. И мы предлагаем, дабы упорядочить контроль за ввозом, организацию работы по принципу одного окна, когда импортное изделие с границ Таможенного союза по таможенным транзитам поступает на специализированный пост, закрывается доставка и выходит уже с таможенного поста после осуществления всех необходимых мероприятий с госконтролёрами. То есть создать единый комплекс на базе специализированного таможенного поста, то есть изделие импортное выходит уже товаром Таможенного союза ОТК отклеймённое и внесённое в базу. Тем самым у нас будет возможность чёткого сопоставления базы, ввезённых товаров с декларацией на товар и отклеймённых по количеству с декларацией на товар. И тогда отпадёт, соответственно, наверное, необходимость то, что коллега выступал по поводу введения именника-импортёра, потому что мы всегда по базе сможем сопоставить это дело и увидеть, кто ввозил и в каких объёмах. И, кроме того, в данной области уже есть положительная практика. Мы можем на сегодняшний день отследить любую алкогольную продукцию бутилированную и можем сказать по акцизной марке через систему ... в каком таможенном органе производилось оформление, и кто ввозил, и в каком количестве.

То же самое у нас и по транспортным средствам. По каждой машине мы можем сказать путём сопоставления базы "Автотранспорт" и АИС ФТС, на какую машину выдавался ПТС и кто её ввозил, и какие были характеристики. Поэтому мне кажется, что если мы реализуем эти мероприятия, то мы защитим и внутренний рынок в какой-то степени, наверное, от контрабандного ввоза и сможем осуществлять эффективный контроль совместно с госконтролёрами за введёнными в оборот изделиями из драгметаллов, драгкамней. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое. Коллеги, я повторяться не буду. Здесь, по сути, и Юрий Иванович и ... подвели итоги. Несколько просто моментов хотел бы осветить. Вот по частному предпринимательству в золотодобыче, значит, два диаметрально противоположных выступления прозвучало. Я хотел бы подчеркнуть только значимость социального эффекта в этом направлении. Это, действительно, вопрос занятости. Но внутренне понимаю, что если только мы будем частного добытчика подводить под общие нормы, существующие по контролю движения металлов, то есть там ничего не получиться. Это было, как с вменённым законом, законом о вменённом налогообложении, когда мы начали там требовать от него отчётности в полной мере, надо бухгалтерию заводить и все преимущества этого пропали. Ровно то же здесь получиться. Надо понимать, бизнес бизнесу разница, да? Никто не говорит о частном предпринимательстве, индивидуальном в нефтедобыче. Ну, есть такая отрасль, там входной билет сто миллионов долларов стоит. Здесь, действительно, нужен набор техники колоссальный для того, чтобы эффективно работать, это дело больших предприятий или, по крайней мере, среднего бизнеса.

Но, я считаю, здесь продолжать работу надо, и то, что позитивные были реакции президента страны, председателя правительства, а потом дело, как коллега из ФСБ говорит, в деталях, в тонкой проработке. Когда начинаешь запинаться уже в существующем правовом нашем поле ..., касающиеся движения валютных ценностей, всего остального, приходишь к понимаю, что не так это легко реализовать.

Второе, по дифференциации НДПИ. Ну, вообще говоря, тема абсолютно трендовая такая. Мы добились за все годы. Наверное, тут кое-кто знает. Я занимаюсь нефтегазовым комплексом масштабно десятилетиями, 17 лет в Думе. Мы только вышли на дифференциацию сегодня по газу. Формула дифференциального НДПИ 60 страниц занимает. По нефти всё ещё не можем. Это настолько сложный процесс аналитический вывести с учётом разных природно-геологических условий, климатических условий, инфраструктурную дифференциацию и кто располагает газотранспортной системой, кто не располагает очень сложно. Это один аспект. Второй, администрировать очень сложно дифференциальное налогообложение НДПИ. Это вот препятствием будет для продвижения по этому направлению. Но двигаться надо.

По техногенным месторождениям. Это касается не только драгметаллов, не только драгкамней. Это редкоземельные металлы, да? Можно железо брать. Технологии выросли так, что перелопачивать можно отвалы в десятки и сотни миллионов тонн, которые у нас по всей стране. И здесь мы в начале пути. Потому что собственники этих отвалов, они понимают их ценность в будущем, и, когда к ним приходят с современными технологиями переработки, но они сами не готовы и не видят интереса (а у них компонента ещё там - хорошо извлекаемые и достаточные для экономики и для целесообразности действий), они говорят: нет, мы подождём.

Это мы проходили, в том числе по нефтяному попутному газу, когда малый и средний бизнес инновационный приходит в крупные нефтяные компании. Мы говорим: дайте нам низкодебетные скважины, дайте нам возможность извлекать компоненту полезную или утилизировать попутный нефтяной газ. Они говорят: да ладно, дойдёт до этого, мы сами утилизируем.

То есть здесь, конечно, вопросы очень многоплановые и сложные. Но техногенные месторождения, конечно же, надо включать в хозяйственный оборот в стране. И это направление на взгляд нашего комитета и мой лично, абсолютно правильное.

Значит, о льготах по налогам по техногенному... Ну, как прозвучало, я понял так, что есть техногенные месторождения, которые добывать не надо, разрабатывать не надо, они лежат на поверхности. Какие там льготы ещё нужны по налогообложению? Надо, мы говорим, дифференцировать рудную добычу там, открытым способом извлекать, буриться надо. А здесь - лежит на поверхности. Давай современную технологию и добывай. Здесь вопрос тоже...

И, вообще, по налогообложению я согласен с Юрием Ивановичем. Хоть и не работаю в Минфине, но много занимаюсь льготами для северян, для Арктики. Вот я считаю, что мы в Арктику, вообще говоря, рано пошли.

 Сейчас я отсюда поеду на Нефтяной национальный форум (вы знаете, идёт) и буду там выступать. Потому что государству неинтересно добыть полезные ископаемые из Арктики любой ценой, то есть ничего государство от этого не получает. А сегодня время такое, что нужно дать льготы, НДПИ отменить, налог на прибыль отменить, ввозные пошлины на оборудование отменить. Там вопрос стоит о создании искусственных островов и всё остальное. И плюс к этому государство ещё должно профинансировать инфраструктуру всю.

И вопрос тогда: а для чего государству сегодня нужна такая добыча, когда у нас вторая Тюмень лежит под первой Тюменью? Нужно увеличивать коэффициент использования, извлечения нефти из действующих месторождений, тех, где сливки сняли во времена там... Не буду нефтяные компании называть, чтобы никого не обидеть. То есть это вопрос всегда очень сложный.

И не любой ценой нужны полезные ископаемые. Нам надо, чтобы не только бизнес получал, но и государство свою ренту получало от того, что оно отдало в хозяйственный оборот эти месторождения.

Значит, по статистике здесь было. Ну, что можно сказать? Мы все понимаем (да?): есть неправда, есть ложь и есть статистика. Значит, у нас к статистике вопросы не только по драгметаллам... Вы назвали там две-три цифры. Я вам назову... По нефтедобыче, по газу у нас 10 видов в стране и называют разные цифры. Ну, вот, к сожалению, на таком мы стоим...

Мне очень понравился ваш тезис, Алексей Михайлович, и настойчивость, что не все ваши предложения учитываются. Было бы сверхоптимистично рассчитывать, что любая инициатива ваша, якутская, будет приветствоваться федеральным правительством, потому что там есть интересы региона, есть интересы хозяйствующих субъектов. Надо, чтобы интерес государства был. Но то, что вы говорите - надо дальше требовать и под лежачий камень вода не бежит... То есть абсолютно правильный подход.

По контрабанде. Я считаю, что действительно в нашем проекте Рекомендаций мало этому времени уделено. Надо в констатирующей части сказать, что органы, отвечающие за это, не справляются. И прямо в рекомендациях правительству нужно потребовать от коллег, которые надзорные функции осуществляют, чтобы они требовали справедливо, я уж не говорю - "кошмарили" бизнес. Давайте "кошмарить" контрабандистов.

И вот реагирую на выступление коллеги из таможни. Вы рассказали опять, как вы налаживаете работу, на мой взгляд, с добросовестными импортёрами. Проблема-то не в них. Проблема... всех органов правопорядка... Это, видимо, не только вы, а граница, ФСБ... Те 60 миллиардов, которые завезены нелегально в страну... Вы-то совершенствуете работу с легальным импортом. Я думаю, что мы отметим такое у себя в рекомендациях "круглого стола". По экспертной группе здесь было предложение, я его поддерживаю. И давайте сделаем ...хоть вот рабочую группу, которую мы по закону создали для принятия решения и выработке рекомендаций по всем вопросам совершенствования, добычи, переработке, обращения драгметаллов, драгкамней.

Ну и в заключении, здесь коллега Акбаров говорил о прохождении документа, видимо, имея в виду законопроект о внесении изменений, который сейчас рабочая группа рассматривает. У нас настроение постараться (не все от нас зависит), законотворческий процесс сложный, но в этом году довести до принятия.

Это будет, я не буду повторяться, но там ряд новелл, которые серьезным образом совершенствуют механизмы и правового регулирования и облегчают, либерализуют ряд позиций, на которые с трудом (и я за это благодарен представителям ФСБ, МВД, других), пошли нам на встречу, но ещё последнее слово не сказано там. Нужно получить одобрение высших органов, потому что вопрос, он такой, близкий к политическому.

Спасибо большое всем за работу на нашем "круглом столе", завершаем её, до новых встреч.

 

 

 

Меню

Новости экологии

Яндекс.Метрика