Рекомендации "Круглого стола" на тему: развитие ООПТ и защита лесов. 19.11.12г.

  
   
   Рекомендации

«круглого стола» на тему:

 

«Правовое обеспечение развития системы особо охраняемых природных территорий и актуальные вопросы защиты лесов в Российской Федерации»

 

«19» ноября 2012 г.                                                             Государственная Дума,

Малый зал

 

 

Проведя с участием депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, представителей федеральных органов исполнительной власти, законодательных (представительных) и исполнительных органов власти субъектов Российской Федерации, коммерческих и некоммерческих организаций обсуждение актуальных проблем развития системы особо охраняемых природных территорий (далее также - ООПТ) и защиты лесов в Российской Федерации, участники заседания «круглого стола» отмечают следующее.

I. Проблемы развития системы особо охраняемых природных территорий в Российской Федерации.

Площадь особо охраняемых природных территорий в России на 2012 год составила около 12% от общей площади страны, при этом ООПТ федерального значения занимают 3% площади страны. Система ООПТ в России представлена 244 федеральными территориями и более 11500 ООПТ регионального и местного значения различных категорий. В структуре российских ООПТ основную часть составляют ООПТ регионального значения, на долю которых приходится 84% от общего числа ООПТ и 58% от суммарной площади. Для ООПТ местного значения эти показатели составляют соответственно 13 и 14%.

Сегодня особо охраняемые природные территории имеются во всех субъектах Российской Федерации.

Основу системы особо охраняемых природных территорий составляют ООПТ федерального значения:102 государственных природных заповедника общей площадью 33,8 млн. га (1,6% от общей площади России);43 национальных природных парка общей площадью 9,5 млн. га (0,6% от общей площади России);71 государственный природный заказник федерального значения общей площадью 13 млн. га (0,8% от общей площади России); 28 памятников природы федерального значения общей площадью 0,04 млн. га (0,002% от общей площади России).

Охраняемые морские акватории входят в состав 32 федеральных ООПТ России (19 заповедников, 3 национальных парков, 10 федеральных заказников), покрывая 1,8% территориального моря России (10,46 млн. га).

Часть особо охраняемых природных территорий России имеет международный статус: в состав находящихся на территории России десяти объектов Всемирного природного наследия входят 11 заповедников, 4 национальных парка и 3 федеральных заказника.

В состав 38 российских биосферных резерватов ЮНЕСКО входят 39 федеральных ООПТ – 33 заповедника и 6 национальных парков.

В список водно-болотных угодий международного значения включено 35 российских водно-болотных угодий, расположенных, в том числе, на территории 24 федеральных ООПТ – в 12 заповедниках, национальном парке «Мещерский» и 11 заказниках федерального значения.

4 заповедника (Костомукшский, Даурский, Ханкайский, Катунский) входят в состав международных трансграничных ООПТ.

За последние 20 лет в России было создано 28 новых заповедников, 25 национальных парков и 10 федеральных заказников, территории еще 25 заповедников, 1 национального парка и 1 федерального заказника были расширены. В результате этой работы общая площадь заповедников, национальных парков и федеральных заказников была увеличена почти на 80 процентов.

Формирование уникальной системы особо охраняемых природных территорий является одним из наиболее значимых природоохранных достижений нашей страны. Например, заповедник - специфичная для СССР и России форма ООПТ, практически не имеющая аналогов в мире (недаром в зарубежных публикациях о российских ООПТ все чаще встречается не английский перевод "reserve", а прямая транскрипция "zapovednik").

Опыт последних 20 лет отчетливо выявил сильные и слабые стороны сложившейся системы особо охраняемых природных территорий и необходимость решения проблем, препятствующих эффективному функционированию этих территорий в политических и социально-экономических условиях современной России.

Во-первых, несмотря на то, что Россия является одной из передовых стран в отношении развития системы ООПТ, современная сеть ООПТ федерального значения охватывает территорию России неравномерно: в основном они сосредоточены в европейской части, на юге Сибири и Дальнего Востока. В Центральной Сибири и на севере Дальнего Востока ООПТ федерального значения чрезвычайно мало.

Сеть ООПТ федерального значения недостаточно репрезентативна как с точки зрения представленности этих ООПТ во всех природно-климатических регионах, так и с точки зрения обеспечения наиболее полной представленности на их территориях всего биологического и ландшафтного разнообразия России.

В отношении растительного покрова необходимо отметить, что система ООПТ федерального значения наиболее полно охватывает тундровые сообщества, леса и редколесья, а из всех типов зональной растительности менее всего представлено разнообразие степных и гидроморфных типов растительности (например, болот).

Особенно неравномерно и нерепрезентативно представлены в сети ООПТ федерального значения морские акватории. Если в некоторых морях, например в Беринговом, морские участки и морские охранные зоны государственных природных заповедников составляют до нескольких процентов акваторий, находящихся под российской юрисдикцией, то в таких важных в отношении ландшафтного и биологического разнообразия и биологических ресурсов морях, как море Лаптевых и Охотское море, морские особо охраняемые участки представлены в лучшем случае узкими полосками охранных зон, примыкающих к берегам наземных ООПТ.

В отношении редких и находящихся под угрозой исчезновения видов растений и животных, занесенных в Красную книгу Российской Федерации, репрезентативность ООПТ федерального значения явно недостаточна. Существующая система ООПТ федерального значения позволяет обеспечить достаточную охрану менее половины таких видов.

Таким образом, очевидна необходимость развития и расширения системы особо охраняемых природных территорий федерального значения в целях сохранения уникального природного наследия и разнообразия России.

Согласно Концепции развития системы особо охраняемых природных территорий федерального значения на период до 2020 года, утвержденной Распоряжением Правительства РФ от 22.12.2011 № 2322-р, в целях дальнейшего развития географической сети особо охраняемых природных территорий до 2020 года предусматривается:

создать 11 заповедников, 20 национальных парков и 3 федеральных заказника;

провести расширение территорий существующих 11 заповедников и 1 национального парка;

рассмотреть предложения о возможности преобразования в национальные парки ряда особо охраняемых природных территорий иных категорий;

обеспечить наличие охранных зон вокруг территорий всех заповедников и национальных парков.

Во-вторых, далека от совершенства система государственного управления ООПТ. Статья 3 Федерального закона от 14 марта 1995 года № 33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях» устанавливает, что государственное управление и государственный контроль в области организации и функционирования особо охраняемых природных территорий федерального значения осуществляются Правительством Российской Федерации и федеральными органами исполнительной власти в области охраны окружающей среды.

В настоящее время управление системой ООПТ федерального уровня осуществляют различные ведомства: Минприроды России, Минсельхоз России, Российская академия наук, Министерство образования и науки Российской Федерации. Это не только противоречит нормам действующего законодательства, но и существенно затрудняет выполнение системой ООПТ своей основной задачи - сохранения природного разнообразия нашей страны.

Различная ситуация с развитием и управлением ООПТ сложилась и в субъектах Российской Федерации. В некоторых регионах создание ООПТ рассматривается как способ вывода природных ресурсов из хозяйственного использования, что приводит к различного рода негативным последствиям. Так как федеральные ООПТ не могут решить вопроса оптимизации природопользования в регионах, основная нагрузка в этой сфере ложится на региональные ООПТ.

В-третьих, в России необходим единый подход во внедрении территориальных схем развития системы ООПТ, как это уже действует во многих других развитых странах. Во всем мире представления о территориальной охране природы сейчас сводятся к планированию эконетов, а не обособленных ООПТ. Эконеты, или экологические сети, – это системы заповедных территорий и связывающих их экологических коридоров, буферных зон и других территорий с экологически обоснованным режимом использования.

Кроме того, в настоящее время в области создания, функционирования и развития ООПТ не урегулирован ряд основополагающих вопросов:

1. Не завершена государственная регистрация прав на земельные участки во многих ООПТ федерального и регионального значения в соответствии с Федеральным законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

2. Не осуществлен перевод земель различных категорий в границах ООПТ в категорию «земли особо охраняемых территорий и объектов».

3. Для отдельных ООПТ существует проблема, связанная с включением в их границы земель населенных пунктов.

4. Не урегулирован вопрос с землями, не изъятыми из хозяйственного использования, но включенными в границы ООПТ, из-за чего имеются проблемы с региональными органами государственного управления, муниципалитетами и хозяйствующими субъектами по поводу ведения хозяйственной деятельности на территории этих ООПТ или прилегающих к ним земель.

5. Законодательством не урегулирован в достаточной мере порядок создания и правовой режим охранных зон особо охраняемых природных территорий различных категорий.

5. Объем финансирования ООПТ федерального уровня  из средств государственного бюджета недостаточен. По некоторым оценкам, расходы на содержание учреждений составляют около 60% от необходимого объема.

Объем собственных средств федеральных ООПТ составляет не более 20% от общего объема их финансирования. Доходы от других видов разрешенной на территориях ООПТ деятельности – познавательного туризма, культурно-просветительской и спортивно-оздоровительной деятельности - минимальны, что свидетельствует о необходимости расширения перечня и объема платных услуг в указанной сфере. Это невозможно осуществить без привлечения инвестиций для развития инфраструктуры национальных парков, достижения мирового уровня экологического туризма и туристического сервиса. Также отсутствуют правовые механизмы привлечения средств из внебюджетных источников, в том числе не закреплена возможность взимания платы за посещение особо охраняемых природных территорий. Введение указанной нормы позволило бы привлекать дополнительные средства для целей развития особо охраняемых природных территорий в Российской Федерации.

6. Требуют решения вопросы кадрового обеспечения системы государственных учреждений, осуществляющих управление особо охраняемыми природными территориями. Все острее ощущается недостаток квалифицированных кадров, низкий уровень производительности труда, недостаточный уровень социального обеспечения специалистов заповедного дела.

Указанные проблемы требуют принятия комплексных мер организационного, управленческого и правового характера.

Что касается правового регулирования, в Российской Федерации в целом сформирована правовая база, регулирующая отношения в области организации и функционирования особо охраняемых природных территорий. В то же время ряд актуальных вопросов в данной сфере требует совершенствования нормативного правового обеспечения.

Со времени вступления в силу в 1995 году Федерального закона «Об особо охраняемых природных территориях» накоплен значительный практический правоприменительный опыт, произошли изменения в действующем законодательстве, как в сфере охраны окружающей среды и природопользования, так и в сфере организации государственной власти в Российской Федерации. Были приняты ряд законодательных актов: Земельный, Лесной, Водный кодексы Российской Федерации, Федеральный закон от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды»;  Федеральный закон от 7 мая 2001 г. № 49-ФЗ «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации»; Федеральный закон от 21 декабря 2004 г. № 172-ФЗ «О переводе земель и земельных участков из одной категории в другую» и т.д.

Многолетняя практика применения указанного Закона показала, что некоторые вопросы организации, функционирования и режима использования особо охраняемых природных территорий регламентированы недостаточно четко, либо не урегулированы вовсе, что существенно сужает сферу действия Закона, приводит к противоречиям и произвольным толкованиям отдельных его положений в зависимости от интересов различных субъектов.

Таким образом, в настоящее время существует объективная необходимость внесения изменений и дополнений в законодательство об особо охраняемых природных территориях и смежное законодательство в части:

- совершенствования регулирования земельных отношений на особо охраняемых природных территориях;

- разграничения понятий "особо охраняемые природные территории"  и "государственные учреждения, осуществляющие управление ООПТ";

- детализации режима особой охраны земельных участков, включенных в границы национальных парков без изъятия из хозяйственной эксплуатации;

- создания и функционирования охранных зон особо охраняемых природных территорий различных категорий;

- особенности организации и функционирования природных парков;

- порядка изменения границ, статуса и категорий особо охраняемых природных территорий;

- создания и внедрения экономических механизмов функционирования заповедников и национальных парков;

- уточнения особенности режима особой охраны отдельных категорий особо охраняемых природных территорий;

- уточнения перечня категорий особо охраняемых природных территорий;

- совершенствования вопросов государственного управления в сфере организации и функционирования особо охраняемых природных территорий, в том числе установления возможности преобразования отдельных федеральных заказников в заказники регионального значения;

- уточнения правового режима лесов, расположенных на особо охраняемых природных территориях; \

- уточнения особенности осуществления рекреационной деятельности в лесах, расположенных на особо охраняемых природных территориях;

- усиления административной ответственности за нарушение режима особо охраняемых природных территорий;

- расширения полномочий должностных лиц по пресечению экологических правонарушений в сфере охраны животного мира, в том числе охотничьих и водных биологических ресурсов;

- установления обязательности проведения государственной экологической экспертизы в случае предполагаемого изменения границ, статуса и (или) категории особо охраняемых природных территорий.

 

II. Проблемы защиты лесов России.

Согласно статье 51 Лесного кодекса Российской Федерации, леса подлежат охране от пожаров, от загрязнения (в том числе радиоактивными веществами) и от иного негативного воздействия, а также защите от вредных организмов.

Статьей 54 Кодекса установлено, что защита лесов направлена на выявление в лесах вредных организмов (растений, животных, болезнетворных организмов, способных при определенных условиях нанести вред лесам или лесным ресурсам) и предупреждение их распространения, а в случае возникновения очагов вредных организмов, отнесенных к карантинным объектам, - на их локализацию и ликвидацию.

В целях обеспечения санитарной безопасности в лесах Российской Федерации проводятся лесозащитные мероприятия, которые подразделяются на профилактические (предупредительные), меры по локализации и ликвидации очагов вредных организмов, санитарно-оздоровительные мероприятия, лесопатологические обследования и лесопатологический мониторинг.

Профилактические мероприятия направлены на привлечение насекомоядных птиц, муравьёв, энтомофагов, которые на определённом этапе развития популяций насекомых – вредителей леса могут предотвратить их массовое размножение. Они включают следующие виды работ: развешивание искусственных гнездовий, огораживание и расселение муравейников, посадка ремиз и т.п.

Меры по локализации и ликвидации очагов проводят в местах массового размножения вредителей с целью снижения их численности до порогового уровня и предотвращения ущерба от повреждения насаждений. Меры подразделяются как по способам проведения борьбы (наземные и авиационные), так и по используемым препаратам (химические и биологические).

К санитарно-оздоровительным мероприятиям относятся выборочные и сплошные санитарные рубки, а также выборка погибших и поврежденных деревьев; очистка лесов от захламления, загрязнения и иного негативного воздействия; уборка захламлённости. Их главной целью является улучшение санитарного состояние лесов и сокращение экономического ущерба от потери древесины.

Лесопатологические обследования организуются лесничествами субъектов Российской Федерации и проводятся с целью определения санитарного состояния насаждений и назначения санитарно-оздоровительных  мероприятий. Целью лесопатологического мониторинга является сбор, анализ и хранение информации о санитарном и лесопатологическом состоянии насаждений, прогноз состояния лесов и популяции вредителей леса и определении необходимых объёмов лесозащитных мероприятий на следующий год. Лесопатологический мониторинг относится к полномочиям Федерального агентства лесного хозяйства и проводится силами ФГУ «Российский центр защиты леса», имеющим 42 филиала.

За прошедшие 40 лет наметилась устойчивая тенденция к увеличению площади повреждений лесов и потерь лесных ресурсов от пожаров, вредителей и болезней. Гибель насаждений в последнее десятилетие увеличилась почти в 1,5 раза по сравнению с предыдущим периодом: если в период с 1990 по 1999 г. от различных причин погибло 3 017.6 тыс. га насаждений, то с 2000 по 2009 г. – около 4 347.8 тыс. га.

Общая площадь лесных насаждений, погибших в 2010 г., по данным лесопатологического мониторинга с учётом дистанционных наблюдений (ФГУ «Рослесозащита), составила 1392.6 тыс. га. Это в 7 раз превышает показатели 2009 г. Объемы гибели лесных насаждений достигли максимального значения за весь период наблюдений – с 1989 г. Кроме того, в различной степени повреждено 2.144 тыс. га насаждений.

Традиционно среди причин гибели лесов лидирующее место занимает гибель от пожаров. За последние десятилетие усыхание насаждений от воздействия неблагоприятных почвенно-климатических факторов было, как правило, вторым или третьим по значимости фактором гибели лесов. Площадь погибших от этих причин древостоев в 2010 г. составила 155,68  тыс. га (по данным государственного лесного реестра на 01.01.2010 г. – 120 тыс. га).

От болезней в 2011 г. погибли насаждения на площади 33 тыс. га. Гибель от болезней леса выявлена во всех федеральных округах (в лесах 50-ти субъектов Российской Федерации) – от Калининградской обл. до Хабаровского края. Максимальные объемы усыхания от болезней зарегистрированы в лесах Сибирского (13 тыс. га), Дальневосточного  (5.4 тыс. га) и Центрального  (5.1 тыс. га) федеральных округов, что составило соответственно 46,8, 19,4 и 18,3% всех погибших насаждений от этих факторов по стране.

Наибольшей вредоносностью среди болезней, влияющих на состояние насаждений, являются комлевые и стволовые гнили, вызываемые различными видами трутовых грибов. Гнилевые заболевания являются причиной усыхания лесов в более чем 70% случаев. Одной из широко распространённых болезней леса, способной вызывать гибель насаждений, является корневая губка. От поражения этим патогеном отмечена гибель лесов на площади 5,8 тыс.га (21% всего объема усыхания) в насаждениях 55 субъектов РФ от Калининградской до Томской областей.

Что касается вредителей леса, в настоящее время вспышка массового размножения короеда-типографа охватила старовозрастные ельники на всей территории европейской части России от Брянской и Смоленской областей до Башкирии и Челябинской области. В наиболее сильной степени оказались поражены леса западной части Московской области, где по оценкам Комитета лесного хозяйства Московской области  ельники погибли на площади около 40 тыс. га.

В текущем году распространяется второе поколение типографа, очаги развиваются, и площадь погибших лесов неизбежно возрастет. Ситуация осложняется тем обстоятельством, что в лесах центральной полосы России отмечена повышенная численность рыжего соснового пилильщика и шелкопряда-монашенки, причем монашенка уже нанесла весьма существенные повреждения. Помимо этого, дубравам нанесены повреждения гусеницами зеленой дубовой листовертки.

Развитие событий привело к тому, что в текущем году гибель древостоев от вспышек вредителей леса сопоставима с гибелью от лесных пожаров. По убеждению экспертов, это обусловлено в том числе недостатками надзора за эффективным применением средств защиты леса и системы борьбы с вредителями леса.

По данным на  2010 г. от воздействия антропогенных факторов, в том числе от промышленных выбросов, погибло 3,8 тыс. га лесов, в том числе 3,6 тыс. га хвойных пород (по данным государственного лесного реестра на 01.01.2010 г. – 49.8 тыс. га). Объемы усыхания насаждений снизились в 3,9 раз по сравнению с 2009 г. Площадь усыхания насаждений в результате воздействия антропогенных факторов в 2010 г. на 19% ниже средних значений за последние 10 лет (4.6 тыс. га).

Особого внимания заслуживает также ситуация с санитарным состоянием лесов. Особенно остро проблема загрязнения и захламления лесов стоит в крупных населенных пунктах. Антропогенный пресс на городские леса, лесопарковые и зеленые зоны городов усугубляется безответственным отношением населения к соблюдению требований Правил санитарной безопасности в лесах при отсутствии должного контроля и надзора со стороны органов местного самоуправления, в чьи обязанности в соответствии с действующим законодательством входит очистка территорий от загрязнения и захламления (статьи 14 и 16 Федерального закона от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»). Однако в ряде случаев возникают спорные ситуации, когда соответствующие обязанности рассматриваются в качестве полномочий государственных органов в области лесных отношений, что не может быть признано обоснованным.

Среди основных проблем, связанных с защитой лесов в России наиболее актуальны следующие:

1. Установленный лесным законодательством механизм определения исполнителя санитарно-оздоровительных мероприятий на не переданных в аренду площадях земель лесного фонда через процедуру размещения государственного или муниципального заказа не позволяет организовать указанные мероприятия максимально оперативно, что снижает эффективность борьбы с вредителями лесов.

2. Законодательный запрет на применение токсичных химических препаратов как способа борьбы с болезнями и вредителями лесов в защитных лесах, в том числе в лесах, расположенных на землях особо охраняемых природных территорий, не всегда целесообразен, поскольку нетоксичные препараты имеют ограниченную эффективность по сфере действия на вредителей, а современные  препараты (в том числе применяющиеся в сельском хозяйстве) в ряде случаев незаменимы в борьбе с карантинными объектами и при этом являются щадящими по отношению к окружающей среде.

3. Предусмотренные законодательством ограничения проведения сплошных рубок в защитных лесах не позволяют проводить санитарные рубки в достаточных объемах.

4. В настоящее время наращиванию темпов работ по лесовосстановлению препятствует стабильный дефицит посадочного материала в размере около 100 млн. штук ежегодно или 12,5% от потребности. В результате за последние три  года значительно увеличилась стоимость посадочного материала, но снизилось его качество. Использование же некачественного посадочного материала значительно снижает эффективность всего процесса воспроизводства лесов, создают угрозу возникновения в ближайшие 20 лет дефицита качественной древесины в регионах с развитыми лесоперерабатывающими производствами и транспортно доступными лесами. Необходимо продолжить начатые в 2010 году работы по созданию сети инновационных лесных селекционно-семеноводческих центров.

5. Органы местного самоуправления уклоняются от уборки и вывоза бытового мусора, отходов производства и потребления с территории земель лесного фонда, недостаточен уровень координации действий указанных органов и уполномоченных органов государственной власти субъектов РФ в области лесных отношений по пресечению правонарушений, связанных с санитарной безопасностью в лесах, в том числе с устройством несанкционированных свалок бытовых отходов местным населением на землях лесного фонда.

6. Низкий уровень правосознания и экологической ответственности граждан.

Заслушав и обсудив доклады и выступления, рассмотрев материалы, поступившие в Государственную Думу в рамках подготовки к «круглому столу», участники заседания считают необходимым рекомендовать:

 

I. Правительству Российской Федерации, Министерству природных ресурсов и экологии Российской Федерации, Федеральному агентству лесного хозяйства:

1. Закрепить функции государственного управления всеми ООПТ федерального значения за единым федеральным органом исполнительной власти.

2. Произвести межевание земель и определить площади и границы земель, входящих в состав ООПТ федерального значения, предусмотрев на эти цели необходимые бюджетные средства.

3. Увеличить базовые показатели федерального бюджетного финансирования ООПТ до уровня, обеспечивающего их полноценное функционирование.

4. Совершенствовать систему арендных и сервитутных отношений в национальных парках в целях привлечения дополнительных внебюджетных средств для развития инфраструктуры указанных ООПТ.

5. Произвести общую экономическую оценку эффективности функционирования различных видов ООПТ с целью определения их роли в системе социально-экономических отношений конкретного региона и в экономике страны в целом.

6. Рассмотреть вопрос выделения дополнительного финансирования на продолжение создания сети лесных селекционно-семеноводческих центров.

 

II. Правительству Российской Федерации, Федеральному Собранию Российской Федерации:

1. Обеспечить скорейшие доработку и окончательное принятие проекта федерального закона № 97705-5 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях» и отдельные законодательные акты Российской Федерации», в котором урегулировать вышеназванные проблемы развития системы особо охраняемых природных территорий.

2. Разработать координационные механизмы взаимодействия в сфере особо охраняемых природных территорий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации.

3. Уточнить порядок резервирования земельных участков для организации ООПТ.

4. Предусмотреть создание особо охраняемых природных территорий на участках морских пространств, береговой линии и прибрежных территорий. Формирование такой системы должно опережать разведку, разработку и добычу полезных ископаемых и иное хозяйственное развитие районов, где обитают (сезонно или постоянно) морские млекопитающие.

5. Устранить пробелы в правовом регулировании охраны особо охраняемых природных территорий регионального и местного значения, в том числе в части расширения полномочий инспекторов по охране ООПТ регионального и местного значения, наделения их правом  на ношение, хранение и применение специальных средств, служебного оружия, а также правом составления протоколов об административных правонарушениях, совершенных на территориях ООПТ и их охранных зон.

6. Ужесточить административную ответственность за нарушение режима ООПТ, в том числе за браконьерство, самозахват земель, нарушение плодородного слоя, несанкционированную разработку полезных ископаемых и другие правонарушения в этой сфере.

7. Привести нормы российского законодательства в соответствие с требованиями международных договоров в сфере охраняемых природных территорий (Конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия, Конвенции о водно-болотных угодьях, имеющих международное значение, двусторонних соглашений о сотрудничестве в сфере охраны окружающей среды, мероприятия которых направлены на создание трансграничных особо охраняемых территорий).

8. Внести в лесное законодательство изменения в части:

- возложения обязанностей по проведению санитарно-оздоровительных мероприятий на не переданных в аренду землях лесного фонда на специализированные государственные учреждения;

- пересмотра ограничений на проведение сплошных санитарных рубок в защитных лесах;

- расширения полномочий органов государственной власти субъектов Российской Федерации в части принятия решений об образовании лесных участков, согласования местоположения их границ;

- пересмотра ограничений применения химических токсичных препаратов в целях борьбы с болезнями и вредителями лесов в защитных лесах, в том числе в лесах, расположенных на землях особо охраняемых природных территорий;

- уточнения терминов «захламление лесов» и «уборка захламленности», уточнения полномочий органов местного самоуправления по уборке и вывозу бытового мусора с территорий лесов, примыкающих к населенным пунктам.

 

 

Председатель Комитета

Государственной Думы

по природным ресурсам,

природопользованию и экологии                                                          В.И. Кашин

Меню

Яндекс.Метрика